Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОД КОЛПАКОМ

Печать

Михаил РОМАШКО

 

Ж.Беккер. "Коронация императора Александра III и императрицы Александры Федоровны",1888 Государственный Эрмитаж Санкт-Петербург. В Московском царстве церковь всячески стремилась быть выше государства и диктовать государям не только стиль их жизни, но и принятие государственных решений. Постепенно монархам вмешательство церкви во все мирские дела стало сильно не нравиться, и роль церкви старательно, понемногу ими умалялась. А Петр I и вовсе подчинил ее государственному аппарату.

 

Отец Петра Великого, Алексей Михайлович по прозвищу Тишайший, с церковным мнением считался. Когда патриарх Никон швырял на пол неугодные новому церковному порядку «староверские» иконы, Алексей Михайлович губы кривил, но ни единого слова против так и не сказал. И когда патриарх лично выкалывал неугодным иконам глаза, тоже промолчал. Правда, в конце концов Никона удалось сместить, но сместил его не Алексей Михайлович, а возмущенное патриархом церковное руководство. Однако, не решаясь перечить в делах управления церковью, финансовые вопросы царь все же частично взял под контроль: согласно Соборному уложению 1649 года, доходами монастырей стал ведать специально созданный Монастырский приказ (который, впрочем, просуществовал только до 1677 года). Тогда же мирские суды стали рассматривать дела, касающиеся церкви.

 

К общему знаменателю

Петр Алексеевич Романов на вещи смотрел шире. В том государстве, которое он вынашивал в голове, не было места никакому своеволию. Церковь он рассматривал как отличный инструмент для воздействия на умы подданных, но в том лишь случае, если эта церковь честно выполняет государственный заказ.

Как известно, Петр I реформировал всю систему управления, сверху донизу. Приказы преобразовал в коллегии, создал совещательный орган - Сенат. Практически как на Западе, в Европе. А вот решить, что делать с управлением церковью, никак ему не удавалось. Ясно было, что все нужно подчинить на государственном уровне, но как? Церковь продолжала жить своей жизнью и подстраиваться под требования Петра никак не собиралась.

Вся церковная власть была сосредоточена в руках у патриарха, что энергичного царя никак не устраивало. Когда в 1700 году умер патриарх Адриан, Петр тут же поставил на его место уступчивого местоблюстителя - митрополита Стефана (Яворского), предварительно избавив того от всех административных и кадровых вопросов. Для решения этих вопросов он возродил Монастырский приказ.

Пока Петр бил шведов на Северной войне, времени заниматься церковью не было. Но в 1716 году он вернулся к наболевшей теме. Для сочинения «Духовного регламента» он пригласил Феофана (Прокоповича) - преподавателя Киево-Могилянской академии. В новой трактовке церковь считалась всего лишь религиозной проекцией государства. Несколько лет ушло на формирование новой идеологии, а также утверждение и учреждение нового государственного органа по делам церкви.

Наконец, в 1721 году создание этой бюрократической структуры признали все - и церковные иерархи в отечестве, и восточные патриархи. Новая коллегия получила название Святейшего правительствующего синода. Чтобы не терять полезный Монастырский приказ, его переименовали в Камер-контору. Во главе Синода был поставлен митрополит Стефан, который вообще-то рассчитывал на патриаршество. Но вместо этого для него придумали пост «президент Синода». Обиженный Стефан демонстративно отказывался принимать участие в работе заседаний Синода, не подписывал никаких документов и, скорее всего, рано или поздно попал бы под тяжелую руку Петра. Но в ноябре 1722 года он умер своей смертью.

Император считал созданный им Синод одной из коллегий. По проекту Петра, все государственные учреждения нужно было собрать в одном месте. В 1722 году началось строительство здания Двенадцати коллегий, где должны были располагаться и коллегии, и Синод с Сенатом. По задумке императора, Сенат должен был тесно сотрудничать с Синодом. Разумеется, понятно, что решения отечественных сенаторов должны были поддерживаться синодальными служащими.

Но действовал Синод от имени императора и фактически выполнял то, что император приказал. Патриаршество было отменено. Церковные иерархи больше не занимались ни общецерковными вопросами, ни связями с зарубежными церквями, ни созывом соборов, то есть больше ничего не решали. В ведении Синода находились только административные и кадровые вопросы, а также церковные судебные тяжбы, бракоразводные процессы, лишение сана, цензура богословской литературы, установление церковных праздников, духовно-просветительская работа. Само собой - канонизация святых и предание богохульников анафеме. Но все решения Синода должны были скрепляться подписью императора.

 

Галерея обер-прокуроров

В первые же десятилетия своего существования Синод превратился в неповоротливую бюрократическую машину. В него по сути запихали все существовавшие в стране учреждения, ведавшие церковными делами: патриаршие приказы (духовный, дворцовый, казенный), ту самую Камер-контору, канцелярию, ведавшую раскольными делами, типографскую контору, синодальную контору... Структура оказалась настолько нежизнеспособной, что пришлось со всеми перечисленными учреждениями проститься, оставили лишь синодальную контору. Название «Правительствующий синод» плохо приживалось, так что Екатерина II, которую это словосочетание сильно смущало, попробовала переназвать Синод Духовным, а не Правительствующим. Но после ее смерти старое название вернули.

Во главе Синода стоял не церковный иерарх, а вполне светский чиновник, который считался представителем императора. Недаром в документе петровских времен он называется «оком царевым». Официально же он теперь назывался не президентом, а обер-прокурором. «Око» зорко следило за исполнением императорских распоряжений, но ни на церковных иерархов, ни на членов Синода большого влияния не имело.

Только при Александре I, когда пошли преобразования государственных учреждений в министерства, статус обер-прокурора значительно повысился. Теперь только он один из всего Синода мог напрямую входить в контакт с императором.

А в середине XIX века обер-прокурор уже обязан был посещать заседания Комитета министров и Государственного совета. В начале XX столетия эту должность и вовсе приравняли к статусу министра. Все высочайшие указы, касавшиеся церкви, проходили через его руки.

Среди обер-прокуроров Синода попадались весьма нетривиальные личности. Иван Иванович Мелиссино в 1767 году, например, собирался реформировать церковь в протестантском духе и разрешить четвертый брак. Понятно, что должность он вскоре вынужденно оставил.

Его преемник Петр Петрович Чебышев открыто называл себя атеистом и оказался к тому же казнокрадом. В начале XX века в обер-прокуроры попал врач-эпидемиолог Сергей Михайлович Лукьянов. Разумеется, в Синоде делать ему было нечего, но он тем не менее занимал должность больше двух лет! А Николай Павлович Раев, оказавшийся на этом посту в 1916 году и продержавшийся всего шесть месяцев, был огромным почитателем Распутина, чем в историю и вошел.

Самым знаменитым обер-прокурором считается Константин Петрович Победоносцев. Тот самый, что, по словам поэта Александра Блока, «простер совиные крыла» над Россией. Несмотря на ненависть прогрессивной общественности, он заведовал Синодом четверть века.

 

Ветры революции

В 1835 году Синод переехал на Сенатскую площадь, поселившись с Сенатом под одной крышей. Здание находилось в непосредственной близости от Зимнего дворца, чтобы между правительственными учреждениями и императором была налажена прямая связь. Но в новом доме Синод пребывал меньше века. В России случилась революция.

Революцию, между прочим, Синод принял вполне доброжелательно. Через несколько дней после отречения императора Николая II, а затем и его брата Михаила, Синод отменил упоминание в богослужениях императорской семьи. Вскоре пришел конец и существованию самого Синода.

Сначала на Поместном соборе церковь приняла решение вернуть институт патриаршества. Правительствующий Синод после этого превратился в Священный Синод из 12 архиереев, который работал совместно с Высшим церковным советом. Теперь Синод располагался в патриаршей резиденции на Троицком подворье в Москве.

В 1922 году он оказался на нелегальном положении. Официально был восстановлен во время Второй мировой войны, но в урезанном виде. В 1988 году Синод состоял из пяти иерархов, в 2013 году их число увеличилось еще на два человека. Сегодня Синод считается церковным органом при патриархе.

 

Илл: Ж.Беккер. "Коронация императора Александра III и императрицы Александры Федоровны",1888 Государственный Эрмитаж Санкт-Петербург.

 

Источник: Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100