Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 199 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕЗНАНИЕ КАК ЗНАК СОГЛАСИЯ

Печать

 

prozektorВ среду 9 марта 2016 года Конституционный суд (КС) РФ опубликовал свое определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы близких московской студентки, скончавшейся в больнице после автокатастрофы. Мать погибшей узнала, что в больнице в целях трансплантации у ее дочери были изъяты сердце, почки, часть аорты, вены, надпочечники и часть легкого. В КС рассудили, что такой же вопрос рассматривался в 2003 году, когда судьи отметили, что «трансплантация органов или тканей человека является средством спасения жизни и восстановления здоровья людей». Поэтому на сей раз суд заявил, что Конституция вполне допускает после смерти человека изъятие органов для трансплантации без согласования этого вопроса с его родственниками, которые будучи против таких действий обязаны сами заранее уведомлять медицинские учреждения.

Согласно решению Конституционного суда, «как видно из текста жалобы, существо требований заявителей фактически сводится к необходимости перехода от существующей в России модели презумпции согласия на изъятие органов человека после его смерти к системе испрошенного согласия». Таким образом, суд сформулировал заведомое согласие родственников погибших на изъятие органов для трансплантации, если они до того не сообщили или не успели сообщить о том, что против. По мнению суда такая модель «презумпции согласия», как и система испрошенного согласия на изъятие органов, не противоречат Основному закону РФ и основаны на принципах и нормах международного права.

В то же время, в Конституционном суде упомянули, что в правительство РФ уже внесен разработанный проект ФЗ «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации», в котором процедура выражения гражданами своего отношения к изъятию органов с целью трансплантации рассматривается более детально. Но в данный момент вмешиваться в этот вопрос суду видится преждевременным.

Проблема, в связи с которой возникают казусы, подобные случаю с жалобой родственников погибшей студентки в Конституционный суд, разумеется, сугубо правовая. Вероятнее всего, абсолютное большинство родственников погибших, которых не извещают о намерении по изъятию у трупов органов для трансплантации, о таком изъятии не подозревает. Таким образом, возникает ситуация, при которой они заведомо не могут рассматривать вопрос о согласии или несогласии на соответствующие манипуляции с телами умерших близких. Тогда ситуация приобретает форму, смахивающую на шельмование, где незнание граждан трактуется их согласием.

Единственное, на что конкретно указывает в этом отношении Закон – положение в соответствии со ст.8.  ФЗ N 4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (Презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей). Статья гласит, что «Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту». В результате, защиты интересов граждан, являющихся родственниками умерших, закон просто не предусматривает, тогда как «вольные толкования» суда о «законности» изъятия органов медицинскими учреждениями без полученного на то согласия на основании того, что трансплантация призвана сохранять жизнь и здоровье, остаются «вольными толкованиями», не основанными на нормах действующего законодательства.

Однако, недостатки и упущения законодательства для России вещь настолько же обыкновенная, как его избирательное использование, к чему население привыкло. Другой вопрос, что существует сфера, в которой различные манипуляции с останками умерших могут рассматриваться не только с позиции светской этики и морали, но и в религиозном ключе. Поэтому живая реакция на прецедент с изъятием у трупа погибшей студентки органов для трансплантации со стороны представителей религиозных организаций вполне объяснима.

Так, член экспертного совета комитета ГД по взаимодействию с общественными объединениями и религиозными организациями, епископ РОСХВ (пятидесятников) Константин Бендас поддержал решение Конституционного суда России, согласно которому изъятие органов из тел умерших для трансплантации без уведомления об этом родственников признано законным.

«Я скорее поддерживаю это решение, потому что речь идет о спасении людей, — цитирует его слова РИА Новости. - Для нас, протестантов, нет богословских преград для донорства. Напротив, Священное Писание говорит, что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Заметив, что «дарение своих тканей или органов после смерти может стать особым знаком проявления любви к ближнему», Бендас сообщих: «Для себя я решил, и моя семья об этом знает, что после моего отшествия я отдаю все органы, которые будут пригодны для трансплантации».

Более осторожно отнесся к опыту прецедента представитель иудаизма. Согласно сообщению информагентства, «Главный раввин России Берл Лазар  выразил обеспокоенность в связи с решением Конституционного суда России о законности извлечения органов из тел умерших для трансплантации без уведомления об этом родственников и  призвал к изменению существующей в России модели презумпции согласия на изъятие органов».

По мнению раввина, забирать органы «у человека, помимо воли его родственников и близких – немыслимо», так как «Тело человека, так же, как его душа – дар Божий, поэтому в нем тоже есть отпечаток Божественной святости. Мы не имеем права использовать наше тело неправильно, вразрез с Божественным законом – ни при жизни, ни после смерти. (...)Человек, возвращаясь к Богу, обязан вернуть это тело таким же полноценным, каким он его получил».

Ссылаясь на особое отношение в религии к останкам людей, Берл Лазар соответствующие органы, которые распоряжаются телом человека после смерти «в каждом конкретном случае проконсультироваться с представителями традиционных конфессий» и выразил надежду, что и в РФ «государство, в конечном счете, проявит в этом вопросе необходимую гибкость и уважение к правам верующих».

Мнение представителя РПЦ МП - председателя Миссионерской комиссии при Епархиальном совете Москвы и эксперта комитета по вопросам семьи, женщин и детей ГД иеромонаха Димитрия Першина относительно истории с решением Конституционного суда и проблемой в целом, выглядит в правовом плане наиболее конструктивным. По отзыву Першина, слова которого цитирует РИА-Новости, «Правильно было бы, на мой взгляд, не меняя действующее законодательство, постепенно переходить на презумпцию несогласия на изъятие органов. создать правовую форму, чтобы в паспорте можно было указывать не только прописку, но и решение человека о том, согласен ли он стать донором органов в случае смерти. Аналогичная практика уже есть в США: так называемая карточка донора находится в водительских правах граждан».

По его мнению, своего рода «презумпция согласия» человека на изъятие органов после смерти является чем-то, вроде пережитка советских времен, и за ней стоит идеология вульгарного материализма, где «реальность мироздания исчерпывается материей», которую человек способен воспринимать доступными ему средствами. Кроме того, если органы изымаются у умершего без его документированного согласия или согласия родственников, то у религиозного населения могут возникать опасения, что врачи «забирают органы у еще живых доноров», что дает основания полагать о присутствии здесь морального насилия.

«Презумпция несогласия», существующая в большинстве цивилизованных стран, требует непременного от человека письменного согласия на посмертное использование его органов, так как исходит из того, что жизнь человека не обрывается с его смертью. Притом, тело умершего остается как бы «пространством его личности» после смерти, что позволяет человеку заранее распорядиться его дальнейшей судьбой.

«Эта концепция предполагает мощную социальную рекламу, в рамках которой людям рассказывается о значимости предоставления органов для трансплантации в случае неожиданной смерти. А также оформление для желающих "карточки донора", позволяющей реаниматологам на месте сразу же определить, был ли человек согласен на изъятие его органов. Благодаря такому гуманному подходу удается совершать в тысячи раз больше трансплантаций, потому что люди настроены жертвовать свои органы», — цитирует слова иеромонаха информагентство.

Объясняя правовую сомнительность трактовок «презумпции согласия» судом, священнослужитель объясняет это тем, что «количество органов сейчас сокращается, а число больных, нуждающихся в трансплантации, увеличивается». Добавляя, что «в христианской традиции нет препятствий для этого. Мы воскреснем вне зависимости от того, заберут у нас органы после смерти или нет. И я готов одним из первых оформить такую карточку, чтобы развеять ненужные страхи и, Бог даст, спасти чьи-либо жизни, если что».

Вопрос о том, насколько такой взгляд может соответствовать религиозным представлениям всех православных, остается здесь не освещенным. Однако, с позиции светской этики и правового регулирования существующей сегодня в России проблемы произвольных манипуляций с умершими без заблаговременного извещения о таком намерении родственников, позиция Першина выглядит не только «по-христиански», но и по-человечески.

 

RP по материалам СМИ

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100