Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 88 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРИ ПРИМЕРА ПРОИЗВОЛА

Печать

Валерий ГАННЕНКО

 

40x40 duaБесы

«Вы проиграете все, это не ваша страна, вы бесы»

Иван Катанаев, активист "православного" движения "Сорок Сороков" (СС)

 

Торопясь с работы домой, легко не заметить появившийся во дворе огороженный участок земли. Заметив же, можно сделать вид, будто тебя это никак не касается.

На следующий день за заборчиком заснуют строители в оранжевых жилетах, через неделю появится котлован, через месяц будет готов фундамент – прорастут корни. У чего? А какая вам разница? Возмущаться поздно, скоро здесь вырастет то, что нужно кому-то кроме вас: парковка, храм, торговый центр, скоростное шоссе.

Но не все готовы закрывать глаза. Находятся люди, месяцами живущие в палатках, чтобы предотвратить застройку любимого сквера, вступающие в неравную схватку с ЧОПом, чтобы остановить проезд строительной техники.

«Открытая левая» расскажет о «горячих точках» на карте Москомархитектуры и о тех, кому не все равно, что происходит за окном.

 

Храм

С лета 2015 года о строительстве храма в московском парке Торфянка было сказано много слов, выкрикнуто много лозунгов. Не одна потасовка произошла между сторонниками храма и сторонниками парка, не одно заявление в полицию было написано за восемь месяцев противостояния. Вряд ли стоит повторяться, поэтому рассказ о «Торфянке» будет кратким.

Эта история уже давно должна была прийти к логическому завершению: в июле пятнадцатого Владимир Гундяев призвал стороны «отказаться от конфронтации», а осенью сторонники храма получили новый земельный участок под храм по адресу Анадырский проезд, владение 8. Казалось бы, тут-то всем и разойтись. Только ни сторонники, ни противники храма своих позиций сдавать не собирались и не собираются. И упорство в отстаивании интересов членами ДСC по-прежнему остается необъяснимым.

Можно восстановить хронологию противостояния:

30 апреля 2013 года мэр Москвы Сергей Собянин подписал постановление о строительстве храма в Торфянке (в рамках программы «200 храмов»).

Жители района подают в суд.

18 февраля 2015 отклонена жалоба о признании результатов слушаний по строительству храма недействительными.

26 апреля 2015 Мосгорсуд постановил рассмотреть жалобу повторно.

18 июня 2015 года после того как строителями был возведен забор вокруг места стройки местные жители организовали круглосуточное дежурство в парке.

8 октября 2015 на заседании Градостроительно-земельной комиссии было принято решение, что строительство на данном участке нецелесообразно. К первому ноября стройплощадка должна была исчезнуть.

Страсти по храму на время утихли, но зимой следующего года разгорелись с новой силой. Едва ли не каждые выходные в парке проводятся митинги, «стояния», читаются молебны, верещат свистки, пытающиеся их заглушить. Порой происходящее в парке напоминает военные действия.

13 февраля два КАМАЗа, груженых бревнами, проехали на территорию парка. На часах четыре часа ночи, ставка делалась на блицкриг. Молодые люди спортивного телосложения начали разгружать бревна, оказавшиеся срубом для временного храма. Но местные жители, дежурившие в палатке, вызвали сотрудников полиции, обзвонили других активистов, — и буквально через десять минут сторонники храма оказались в меньшинстве. В итоге полиция задержала нескольких активистов, доставила их в отделение, а рабочие от управы принялись загружать сруб обратно в грузовики. По информации активистов «Торфянки», водителям грузовиков «Сорок Сороков» так и не заплатили.

А 3 марта, опять же ночью, рабочие под прикрытием десятка сотрудников полиции демонтировали палатку, в которой активисты несли круглосуточное дежурство, погрузили ее в газель без номеров и скрылись, как и сами полицейские.

Позиция защитников храма – на удивление радикальная. Каждый, кто выступает против строительства – бес, нехристь, агент госдепа, член пятой колонны. Отчасти подобные радикальные взгляды объясняются прошлым сторонников храма – многие из них ранее состояли в радикальных фанатских группировках.

 

Футбольное поле

Футбольное поле с искусственным покрытием, спортивная площадка и автомобильная парковка. Все это собирались построить на месте футбольного поля с покрытием из настоящей травы, на котором играли местные ребята.

протесты против строительства в Парке ДружбыЕлена Матвеева, заместитель главы управы района Левобережный по работе с населением, в интервью каналу ТВЦ обещала, что местные жители смогут пользоваться спортивной площадкой и футбольным полем совершенно бесплатно, но сами местные жители ей не поверили. Жители уверены, что строится очередной закрытый спортивный объект, который пополнит чей-то карман.

Протесты в парке Дружбы начались приблизительно в одно время с событиями в парке Торфянка, но противниками местных жителей выступили не «православные активисты», которых защитники Торфянки уже знают в лицо и по именам, а безликие сотрудники «казачьего отряда быстрого реагирования» (КОБР), охранявшего стройку.

Двое активистов блокируют маленькую дорожку, огороженную цветочными клумбами. За их спинами – КАМАЗ со строительным мусором, который застройщик собирался вывалить на территорию футбольного поля. Видеокамера снимает приближающихся сотрудников КОБР: их около десяти, одеты в черные штаны, куртки, берцы, капюшоны, на некоторых – черные очки. Крепкие мужчины легко отталкивают защитника парка, неустанно матерясь. Мужчина лежит на земле, машина беспрепятственно проезжает. Не каждая встреча ЧОП и местных жителей заканчивалась так: часто грузовики и строительную технику удавалось задержать, иногда же активисты оказывались в больницах с черепно-мозговыми травмами. Особенно жестко КОБРовцы действовали по ночам, когда можно не скрывать лиц. Потоки мата, удары направо и налево, защитники парка говорят, что и кастетами.

А пока защитники своими телами останавливали грузовики, в кабинетах, пропахших казенным запахом, обитых дешевыми панелями «под дерево», на закрытых голосованиях решалась судьба парка.

Мне удалось поговорить с Полиной Гершберг, активисткой, защитницей парка Дружбы. Восьмого сентября 2015 года Полина с единомышленниками пыталась остановить бульдозер строителей и подверглась нападению со стороны сотрудников КОБР.

— Почему вы пошли защищать парк?

 Люди, вышедшие на защиту нашего парка — очень разные, не объединенные общими интересами. Так получилось, что этот парк и та поляна в бывшем карьере, которую сейчас застраивают, близки и дороги каждому по-своему: в нем гуляют и отдыхают от городского шума пенсионеры и мамы с детьми, там могли тренироваться и проводить соревнования спортсмены — регбисты, софтболсты, авиамоделисты; там проходили собачьи выставки и просто гуляли люди с собаками. Лично я там в детстве играла в футбол, каталась с горки, а в последние годы занималась бегом.

Благоустройством парка занимались, в том числе, местные жители, многие из которых до сих пор живут в нашем районе. Решение строить там спортивный комплекс было принято властями без диалога с жителями, с полным наплевательством на их желания, и у людей просто не оставалось другого варианта доносить свои протесты. Если бы этот вопрос можно было решить иначе, без полугодового стояния в парке, с нападениями непонятного казачьего ЧОПа и давления со стороны префектуры и полиции… Но увы.

— Были ли вы готовы к тому, что конфликт с застройщиком превратится в физическое противостояние?

На самом деле, этого, конечно, стоило опасаться, но еще раз повторюсь, когда ты обычный человек, спокойно живущий в своем районе, и внезапно попадаешь в ситуацию подобного противостояния, ты просто не знаешь, как оно бывает. Сейчас подобные вещи происходят по всей Москве, и люди, которые выходят защищать свои районы, наверное лучше ориентируются в происходящем. Когда начиналась наша борьба, мы знали мало и не были, конечно, морально готовы к такому развитию событий, хотя его как раз стоило ожидать. Для многих наших жителей было шоком то, как могут вести себя представители застройщика, представители власти.

— Что известно о КОБРах?

В ответах прокуратуры по этому поводу — нечто невнятное. То это ЧОП «КОБР», то некий «Казачий отряд быстрого реагирования», нанятые застройщиками; то казачье общество Вешняки-Кусково, почему-то очень специфическим образом охранявшее общественный порядок в Левобережном районе… Документов их мы не видели, настоящий статус, на основании которого они находились в парке и применяли силу к людям, неизвестен. Также до сих пор неизвестен статус открытых по поводу их действий уголовных дел: опять-таки, если опираться на ответы из прокуратуры, то они противоречат друг другу: то ли дело открыто, то ли дела вообще не было.

Вообще же, нападавших в лицо узнали: многих из них видели на аналогичных силовых акциях, на которых нужно было устранять сопротивление жителей, например, при сносе гаражей.

— Расскажите о событиях восьмого сентября, как все было?

8 сентября 2015 – между 4 и 5 часами утра 20-30 мужчин в форме с надписью «КОБР» жестко вытеснили защитников парка, требовавших оснований для завоза строительной техники в ночное время и пытавшихся дождаться полицию. Людей бросали о забор, на землю, заталкивали на территорию стройплощадки. Пострадало около десятка местных жителей, в том числе пенсионеры и женщины. Двое (в том числе я) госпитализированы с ЧМТ, сотрясением мозга и ушибами, остальные также получили травмы и ушибы. Утром и днем продолжались нападения на людей, в том числе зафиксированные в прямом эфире корреспондентами телеканала «Дождь».

Полиция, включая начальника ОВД Левобережное Степанова, присутствующего на месте конфликта, в происходящее не вмешивалась как утром, так и днем, позже. Первый вызов о подозрительных людях в парке на 112 был сделан жителями в 4:15 утра, вызовы о нападении на людей – начиная с 4:45, прибыли сотрудники полиции более чем через час после первых вызовов (около 5:30). Полицией были задержаны двое защитников парка, хотя видеоматериалы никак не подтверждают, что они не повиновались требованиям полицейских, их невиновность подтвердилась позже на суде. Ни один сотрудник КОБР задержан не был

— Что сейчас происходит на стройке? Удалось ли отстоять «Дружбу»?

В декабре, после принятия пресловутых поправок в градостроительный кодекс, по-видимому, пришло указание полиции действовать с жителями жестко. Это можно видеть по недавним событиям в Раменках и Теплом стане; в парке Дружбы 16 декабря были задержаны жители — вызвали полицию, жалуясь на шум от ночных работ и обратили внимание приехавшему наряду на отсутствие документов на работы у застройщика. Семь человек продержали 12 часов в отделении без составления протокола.

Сейчас жители продолжают писать письма в инстанции с жалобами, на которые приходят отписки; недавно остановили работы по прокладке кабеля, которые вели прямо через высаженный осенью в память о режиссере Коршунове вишневый сад. По-прежнему, единственным способом достучаться до чиновников остается выход на улицу, что очень печально.

 

Дорога

У жителей района Раменки большой опыт конфронтации с застройщиками. Еще четыре года назад стало известно о планах ООО «Монарх-центр» приступить к строительству трех жилых домов на территории парка 50-летия Октября. Одновременно с «Монархом» территорией парка заинтересовалась ФГОУ ВПО «Академия ФСБ РФ», решившая построить на территории учебный корпус. Документов на стройку «Монарх», как водится, не предоставил, да и не могло быть у ООО никаких документов, так как территории эта является природоохранной. Жители района вышли на протест, «оседлать» который сразу же попытались члены партии «Справедливая Россия». Должность генерального директора ООО «Монарх» в то время занимала Марина Евгеньевна Гребнева, ныне проректор МГУ. Строительство жилых домов затормозилось, но вновь всплыло в 2015 году, когда стали известны планы по застройке территории МГУ. Входит в эту территорию и часть парка. Но на застройке парка проблемы местных жителей не закончились.

В 2014 году Москомархитектура утвердила план земельного участка для проектируемого проезда 3538 от Мичуринского проспекта до Никулинского суда. По плану Москомархитектуры проектируемый многополосный проезд будет проходить вплотную к заборам школ и детских садов, в пятнадцати метрах от подъездов жилых домов, в результате дома и школы окажутся по разные стороны проезда. Дорога-убийца, как окрестили ее местные жители, не предусматривает возле учебных заведений ни лежачих полицейских, ни наземных пешеходных переходов, лишь подземный (да и то, на расстоянии от школы), что лишний раз говорит о планах строительства многополосного проезда. Ради дороги Москомархитектура планирует снести детскую площадку для детей с особенностями развития, уничтожить мемориал и аллею, посвященные юбилею победы в ВОВ, а также поделить надвое Общеобразовательный комплекс 1434. Множество вопросов у местных жителей и к целесообразности проекта вообще (Мичуринский разгрузится, как только завершится строительство двух станций метро), эстетической и экологической сторонам проекта.

Но все вышеперечисленное – не самое страшное в этой истории. Методы работы подрядчика гораздо хуже самого проекта.

протест в РаменкахРобкие попытки рабочих приступить к началу стройки срывались активистами. Поэтому для «обеспечения безопасности на строящемся объекте» были привлечены господа в военизированной одежде.

На этот раз местным противостоял ЧОП «Амон-защита», позже смененный ЧОПом «Старк». Но жители говорят, что это одни и те же люди.

К обороне от ЧОПа жители Раменок подготовились основательно – подъезд к стройке был перекрыт бетонными блоками, противотанковыми (!) ежами, засыпан снегом. Но третьего февраля при помощи экскаватора снег был раскидан, и рабочим освободили проход. ЧОП принялся раскидывать людей, пытавшихся помешать проезду строительной техники. Именно эта техника и сыграла решающую роль в столкновении: в ход был пущен ковш строительного экскаватора. Раскидавший кордон из снега, экскаватор с легкостью раскидал и активистов. Поначалу полиция в происходящее не вмешивалась, лишь теснила жителей от техники, но потом все-таки вмешалась… Задержав четверых местных жителей и доставив их в ОВД. Наталья Чернова, кандидат экономических наук, после удара ковша была госпитализирована.

В связи со строительством дороги вновь всплыла фамилия «Гребнева». Жители Раменок говорят, что к рабочим приезжал человек, похожий на мужа Марины Гребневой, который приказал им «плевать на местных жителей» и продолжать работу. Но Гребневы – не главные заинтересованные лица. Стройку связывают с еще одним именем, с именем предполагаемой дочери президента, Катерины Тихоновой. Муниципальный депутат Марина Ивлева предполагает, что дорога будет вести к «научно-технологической долине МГУ», проекту, одним из кураторов которого является госпожа Тихонова. Поэтому, по мнению депутата, власти «так нагло и с применением силы пытаются пропихнуть этот проект».

 

***

Таких горячих точек в Москве не одна и не две. Они есть практически в каждом районе города. Полина Гершберг рассказала мне, что жители протестуют в парке у Головинских прудов, на Ходынке, в Дубках, в Березовой роще, в Коптево, в Савеловском и Даниловском районах. И с каждым годом таких мест будет становиться все больше и больше. Возможно, в скором времени жителям придется бороться против застройки территорий, недавно расчищенных от «самостроя» мэром Москвы. Бесы проникают через самые слабозащищенные места и обосновываются там надолго. Изгнать бесов трудно, они не гнушаются ни шантажа, ни применения физической силы. Иногда же приходят они в овечьей шкуре, прикрываясь заботой о жителях района и религиозной символикой, но очень быстро проявляют свою настоящую волчью сущность.

 

Источник: Открытая левая

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100