Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 147 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"НЕ ПОСРАМЛЕН ЧИНАМИ И ОРДЕНАМИ"

Печать

протоиерей Александр Кубелиус. Фото Евгений ДобрынинПротоиерей Александр КУБЕЛИУС, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы села Кренечи Обуховского района Киевской области УПЦ (Московский патриархат), бывший сотрудник Национального института проблем международной безопасности, Государственный советник VI ранга.

 

 

RELIGIOPOLIS: Что вы могли бы сказать с позиции священнослужителя о взаимоотношениях между УПЦ Московской патриархии и Киевским патриархатом? В частности, в свете последнего визита патриарха Кирилла на Украину?...

 

Прот. Александр КУБЕЛИУС: Начну с ответа на второй вопрос, так как с патриархом Кириллом я хорошо знаком. Он был ректором Ленинградской духовной академии, когда я был ее студентом. В ту пору с владыкой Кириллом у меня сложились очень хорошие отношения. В настоящее время Русская православная церковь имеет, на мой взгляд, уникального патриарха. И это не потому, что я к нему отношусь с большой симпатией и теплом, а потому что он -  действительно личность. Это высокообразованный богослов, глубоко верующий человек, патриот, хотя для церковнослужителя, священнослужителя, патриотизм  - понятие относительное.

В отношении его последнего визита могу сказать, что очень рад тому, что визит не был политическим. Я лично вообще против политизации церковной жизни. Но визит показал, что действительно здесь в Украине большинство православных поддерживают Московский патриархат.

Относительно отношений с Украинской православной церковью Киевского патриархата, будучи хорошо знаком с патриархом Филаретом, могу сказать, что  до тех пор, пока он будет возглавлять церковь, никакого диалога по сближению, а тем более по объединению наших конфессий не возможно.

Эта конфессия (Киевский патриархат - ред) - чисто политическая структура, которая поддерживается националистами радикального толка, что вообще-то православному христианину должно быть чуждо.

Почему он возглавляет эту церковь? Это его неудовлетворенные амбиции. Хотя личность он - несомненно, выдающаяся. Патриарх Филарет талантливый человек и очень опытный администратор. Но пока он у власти, никакого диалога не будет, а все, что говорят сейчас о создании подготовительной комиссии  и так далее, это все фикция.

 

Каким вы предполагаете развитие таких отношений?

 

Я думаю, что будущее будет следующим: помните, у апостола Павла был учитель Гамалиил? Когда Гамалиилу сказали, что появилась некая зловредная секта -  христиане, то от него ожидали ответа на вопрос, что с ними делать. Он же ответил, что ничего не надо. Потому что, если это от Бога, то борьба с ними бессмысленна. Если же они не от Бога, то исчезнут сами собой. Вот о таком принципе, я думаю, желательно не забывать, и взять его на вооружение нашим руководителям в Украине - не трогать их, и пусть оно идет так, как идет...

Но, если со стороны той или иной конфессии - с нашей стороны или со стороны Киевского патриархата, допустим, будут попытки захвата храмов и имущества, то таковые надлежит самым жестким образом пресекать, опираясь на нормы закона.

 

Как бы вы оценили высказывание дьякона Кураева, где он назвал патриарха Кирилла менеджером?

 

Крайне отрицательно и могу объяснить, почему. Я признаю способности и знания о. Андрея - это выдающийся человек. Но, во-первых, он, с моей точки зрения, конъюнктурщик. С другой же стороны, такие заявления в адрес патриарха, будем говорить откровенно, не совсем корректны...

 

Как вы относитесь к словам епископа Евстратия (Зори), который сказал, что если Киевский патриархат ожидает автокефалии, то это не означает духовного обособления, а касается чисто административного устройства?

 

У меня были очень хорошие студенты. Я - первый ректор киевской Духовной академии, которую сам и открывал в Киево-Печерской лавре. И когда  меня спрашивают иной раз на конференциях о том, что мол, вот говорят, что Киевский патриархат, это "раскол", "еретики" и прочее, я  предлагаю студентам задуматься над вопросом: а повреждения в апостольской вере у них есть? Молчат. Тогда я обычно спрашиваю: так,  чем мы спасаемся  - апостольской верой или системой административного управления? Это же и в самом деле - совершенно разные вещи: одно дело Тело Христово - и другое дело администрирование.

Теперь в отношении того же Зори - это попытка удержаться на плаву. Эта конфессия (Киевский патриархат - ред.) не признается никем в мире, но признается ими самими - это я понимаю. Ну, а если сейчас я буду бить себя в грудь и кричать, что я - патриарх Кренечанский, так как у меня приход в Креничах? Это же смешно! Все эти надувания щек, фальсификации в отношении количества верующих, принадлежащих к Киевскому патриархату. Четырнадцать миллионов это где? А нет их!

 

Нет? То есть, это подложные цифры?

 

Конечно!

 

А сколько верующих в Киевском патриархате?

 

Вы знаете, у них, по-моему, около 2000 активных приходов...

 

А сколько в среднем человек в таком приходе?

 

О, это очень относительно. Вот у меня маленький приход, так как село маленькое и старики уже вымерли все. То есть, я - ссыльный священник. У меня нелады с церковным руководством.

 

Но, как же так, если вы дружите с патриархом Кириллом?

 

Нет, я не дружу с Кириллом - мы хорошие знакомые...

 

Но  этого, наверное, тоже немало?

 

В прошлый приезд мне говорили, что он хотел встретиться со мной, чтобы поговорить приватно. Но меня не было в Киеве и это не удалось. Понимаете, мне чины не нужны. И когда я умру, то хочу  чтобы на моей могиле было начертано - "не посрамлен чинами и орденами". У меня маленький приход, и конечно мне было очень обидно, когда меня туда сослали...

 

Но, за что же вас сослали?

 

Будем говорить так: за жесткую позицию в отношении церковного руководства. Я никогда ни перед кем не прогибался, никогда не лукавил, не был подхалимом. И никогда не прощал оскорблений в отношении себя. Не буду рассказывать, как это происходило подробно, но я оказался одинаково неприемлемым и нынешнему патриарху Филарету, и нынешнему главе УПЦ Московского патриархата митрополиту Владимиру.

Мне было очень обидно, когда я - человек со средним специальным и высшим светским образованиями, а тем более, закончивший институт с «красным» дипломом (то есть с отличием – ред.), - был отправлен в село. Семинарию я закончил по первому разряду за 1 год и был патриаршим стипендиатом. Таких стипендиатов среди советских граждан во времена СССР было всего четыре, вот я - один их тех. Владею иностранными языками, хотя практики мало и многое подзабыл, перевожу с французского и немецкого. И вдруг меня ссылают в глухой приход  - это на полдороги между Киевом и Обуховым. Конечно, было обидно. Тем более,  что когда-то Кирилл предлагал мне остаться в Питере, заниматься международными делами. Но, Кирилл молодец! Хотя у нас с ним и были споры чисто богословского плана, но, несмотря на это, он  предложил мне остаться в Питере. А когда я сказал ему, что у меня старенькая мама, он предложил привезти и маму, говорил, что академия поможет с жильем.

А у меня в то время была идея о возрождении духовного просвещения в Украине, и я вернулся сюда, думая, что мои знания пригодятся здесь. Разработал соответствующую концепцию, которая оказалась абсолютно неприемлемой, так как никому это не было нужно. Вот, надувание щек, красивое пение, махание кадилом - это святое, а работать с душой человека, это очень сложно, поэтому никому не нужно. Это Ему (Богу - ред.) нужно, а здесь не нужно. Есть много священников, которые в этом со мной согласны, но никогда вслух об этом не скажут и гласно поддержку не окажут, конечно...

Кроме того, знаете ли, прошло время. И я оценил одну мудрость: часто бывает так тяжело, что кажется - хуже быть не может - чуть ли не конец жизни, но проходит какое-то время, и ты понимаешь:  то, что с тобой происходило -  лучшее из того, что могло произойти. Поэтому, сейчас я очень рад своему приходу. Личность я довольно известная не только в Киеве и в Украине, но и в СНГ. В прихожанах у меня есть и народные депутаты, посещали храм несколько кандидатов в президенты Украины - богатые люди! Причем, богатые "не бандиты", а честно заработавшие свои деньги, которые декларируют свои доходы, платят налоги. С бандитами я вообще дела не имею.

Так, вот - у нас сложился не просто приход, а настоящая община...

 

То есть, присутствует та соборность, которую имел в виду Хомяков?

 

Ну, да - что-то вроде того. Вот представьте себе, у нас есть киевляне с учеными степенями, богатые люди, занимающие особые места в политической иерархии, а есть и простые сельчане. И они между собой дружат. Нет никакого противопоставления города селу.

Вот, бабушка, например, говорит богатой прихожанке: "Ты заезжай ко мне, я тебе приготовила мешочек картошки". Та заезжает и берет... Я потом спрашиваю: "Почему так? Вы же можете и сами купить...".  А та говорит: «Купить-то я могу, но это - от души». И сама тоже привозит бабушке подарки... Но в основном местные жители уже вымерли, и сейчас община у нас в большинстве состоит из киевлян.

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100