Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 265 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РИСКИ БЕСПРОИГРЫШНОЙ ИГРЫ

Печать

Роман ЛУНКИН

 

...Политика Папы и Патриарха: опасности беспроигрышной игры

 

Довольно сложно стремиться стать деятелем мирового масштаба и, при этом, избегать политики. Патриарх Кирилл, безусловно, желает стать религиозным лидером глобального масштаба. Не только по причине личных амбиций, но и для того, чтобы быть главой Церкви в достаточной мере независимой от российского государства, либо равной ему. Хотя глава РПЦ на протяжении последних 7 лет патриарх постоянно ставит РПЦ в зависимость от власти, получая от нее все больше и больше, он выстраивает Церковь как автономную систему. И кто бы что не говорил, столь сильный патриарх, который на равных говорит с папой, Путину не нужен.

Для значительной части общества встреча папы Франциска и патриарха Кирилла 12 февраля 2016 года в Гаване (Куба) осталась лишь ярким удивительным событие, кратковременным шоу, у которого не будет практических последствий. Но как противоречива деятельность патриарха внутри России, также противоречивы и результаты Гаванской декларации, как стали называть совместное заявление лидеров Церквей.

В православной среде эта встреча вызвала крайне острую реакцию: либерально настроенные круги отмечали открытый и братский характер встречи, лояльные руководству РПЦ патриоты говорили, что Ватикану эта встреча была нужна, больше, чем РПЦ, и патриарх поддержал консервативные позиции Святого Престола в Европе. Но появились и отклики православных фундаменталистов о том, что патриарх предал православную веру, и надо выбирать между истиной и «патриархом-еретиком». В более мягком виде критика заявления папы и патриарха за фактическое признание единства православия с католицизмом была выражена в статьях диакона Владимира Василика и священника Георгия Максимова, отнюдь не маргиналов, а преподавателей духовных академий. Отец Всеволод Чаплин и отец Андрей Кураев также отметили этот опасный момент сближения с католиками до степени признания идентичности двух христианских вероучений.

Патриарх Алексий II боялся стать в глазах консервативного большинства активистов в общинах, верных духовных чад, - предателем веры. Причем, самое страшное предательство, на основании уроков Ледового побоища и Смутного времени, для православно иерарха – это пойти на сговор с католиками. Над патриархом Кириллом теперь всегда будет висеть этот дамоклов меч «предательства веры». То, что это сделано ради спасения человечества, и чтобы избежать глобальной войны, паству в российской глубинке совсем не интересует. Для смягчения восприятия православно-католической встречи, как экуменической, была организована трансляция и обсуждение встречи на телеканалах «Спас» и «Царьград». Это обсуждение транслировалось во время встречи папы с патриархом на официальном сайте РПЦ. Оно было чрезвычайно антикатолическим – католикам припомнили все крестовые походы, попытки экспансии в России, участие чуть ли не в заговоре против России на стороне западных стран, подчеркивалось, что именно папу диалог с РПЦ спасает от окончательного поражения католицизма под влиянием европейского либерального лобби, говорилось о том, что стремление патриарха вступиться за христиан на Ближнем Востоке прямо связана с необходимостью военной операции России в Сирии (достаточно сказать, что выступали священник с Донбасса Андрей Ткаченко, Наталья Нарочницкая, предприниматель, основатель Фонда св. Василия Великого Константин Малофеев и другие).

По информации от экспертов с обеих сторон, готовивших встречу в течение двух лет, патриарх Кирилл еще в 2012 году через Андрея Риккарди, основателя движения св. Эгидия запрашивал о возможности встречи с папой, тогда Бенедиктом XVI. Таким образом, еще до Украины и Сирии у главы РПЦ были свои политические глобальные амбиции - лидера, который откроет будет играть на Западе свою роль, представляя Россию, и сделает московский престол центром мирового православия.

В совместном заявлении папы и патриарха отражены как глобальные амбиции, так и сиюминутные политические интересы Московского патриархата. Глобальные цели – вместе выступать против мировой войны и любых конфликтов (п.11), в том числе межрелигиозных (п.13), защищать христиан по всему миру, в том числе на Ближнем Востоке и в Африке (п.10), сопротивляться дискриминации христианства в секуляризованной Европе (п.15), помогать беженцам и мигрантам (п.17).

В экономической части заявления говорится: «Растущее неравенство в распределении земных благ увеличивает чувство несправедливости насаждаемой системы международных отношений» (п.17). Вместе с тем, папа и патриарх по-разному воспринимают ценности демократии и рыночной экономики. Католическая Церковь постепенно признала демократические нормы и в целесообразность рыночной экономики. Идеология РПЦ антидемократична и основана на принципах корпоративного общества с большой ролью национально и религиозно ориентированного государства.

Не совсем понятен пункт 14 – в нем говорится о «высокой ценности религиозной свободы», но отмечается возрождение веры в России и на постсоветском пространстве, то есть по сути воздается благодарение самой РПЦ за это возрождение. Наряду с этим, на канонической территории Католической Церкви констатируется сложная ситуация и отмечается: «Европа нуждается в верности своим христианским корням» (п.16).

Одна из ключевых тем в проповедях и выступлениях как патриарха Кирилла, так и папы Франциска – это семья. Темам молодежи, воспитания детей, традиционной семьи, противодействию абортам и эвтаназии посвящены пункты 19-23.

Осуждение недопустимого прозелитизма в заявлении папы и патриарха (п.24) вылилось в отрицание «униатизма» как метода миссионерства, переманивания православных в католицизм в прошлые века (п.25). При этом, главы Церквей заявил: «призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта» (п.26). В пункте 27 Московский патриархат напрямую обязывает Католическую Церковь поддерживать канонические устои УПЦ МП в Украине: «Выражаем надежду на то, что раскол среди православных верующих Украины будет преодолен на основе существующих канонических норм, что все православные христиане Украины будут жить в мире и согласии, а католические общины страны будут этому способствовать, чтобы наше христианское братство было еще более очевидно». Конечно, Ватикан и так всегда признавал бы каноничность только УПЦ МП и никогда не встал бы на сторону Киевского патриархата, но столь прямая поддержка Москвы в условиях российско-украинского кризиса, проблем Донбасса и Крыма, выглядит ярко.

Как отметил нунций Святого Престола в Украине архиепископ Клаудио Гуджеротти, не все слова надо трактовать прямо, и ради единства с братьями надо было пойти на уступки. Униженной оказалась Греко-католическая церковь – ее глава архиепископ Святослав назвал заявление папы и патриарха предательством на фоне войны и поддержки Россией и духовенством УПЦ МП сепаратистов на Донбассе. Ради того, чтобы посеять вражду между католиками и греко-католиками, между Ватиканом и киевскими властями, затруднить диалог Киевского патриархата с греко-католиками и другими православными церквями, поставить католиков в положение друзей Москвы – стоило встречаться с папой и делать такие заявления.

После того, как договоренности с папой достигнуты, патриарх Кирилл намерен налаживать отношения России и Запада, прежде всего, с США, так как российская элита этого сделать не способна. Если кто-то сомневается, то можно об этом услышать в интервью главы РПЦ телеканалу «Russia Today», которое он дал после встречи с папой на Кубе. Патриарх выступает как геополитик, возможно, более дальновидный, чем кремлевские: «Нужно сделать все для того, чтобы радикально изменить отношения между Россией и Соединенными Штатами к лучшему. … Ни в коем случае нельзя допустить большой войны, и это была тема нашего разговора с папой Франциском». Самое примечательное, что Кирилл приводит в пример церковную дипломатию в эпоху СССР, хотя очевидно, какими органами эта дипломатия тогда направлялась и руководилась: «даже в годы "холодной войны" христиане Советского Союза и США находили возможность встречаться и работать вместе для лучшего будущего. У нас были очень интенсивные отношения с христианской общиной Соединенных Штатов. Были обмены делегациями, совместные различного рода конференции. Мы вырабатывали общий подход, христианский подход к тем проблемам, которые разделяли Советский Союз и Соединенные Штаты», подчеркнул патриарх. Теперь же сама Церковь выстраивает внешнюю политику.

Остался ли папа в политическом проигрыше? Совсем нет. Папа Франциск реализовал свою идею «новой евангелизации» и диалога со всеми силами общества, с представителями самых разных церквей. Ради чего? Ради глобальной миссии, проповеди Христа и открытия любых границ для миллиарда католиков земного шара. Ради этого можно и пожертвовать некоторыми политическими интересами и своей репутацией.

 

Источник: Религия и право

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100