Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 238 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАБЫТЫЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Печать

 

набатХристианский демократ Георгий Федотов о послесоветском

устройстве России

 

Русский философ Георгий Федотов в 1930-40-е написал о будущей постсоветской России. Он предложил методы, как изжить язвы и русского традиционализма, и большевизма. Защитой демократии от перерождения в царизм он видел местное самоуправление, но главной задачей Федотов считал формирование новой интеллигенции и церкви, и соборности по принципу Новгородской республики.

Георгий Петрович Федотов (1886-1951) – выдающийся русский политический мыслитель, историк, философ, родился в октябре 1886 года в Саратове в небогатой дворянской семье. Будучи учеником гимназии, увлёкся учением Маркса. В 1904-1910 годах участвовал в социал-демократическом движении (состоял в рабочей дружине во время революции 1905 года, и бил жандармов и казаков), подвергался арестам, ссылке. В 1912 году окончил историко-филологический факультет Петербургского университета.

Впоследствии Федотов отходит от революционной деятельности и окончательно определяет круг своих интересов средневековой историей. В 1917-1924 годах он преподаёт средневековую историю в Саратовском университете. В 1925 году покидает Россию и едет сперва в Берлин, а затем в Париж. С 1931 по 1939 г. Федотов – редактор журнала «Новый Град». Именно в этот период и оформился его политический проект постбольшевистского устройства России.

Федотов – редкий тип русского мыслителя, который под старость лет склонился к христианской демократии европейского образца. Сам он называл это «третьим путём», т.е. без либерализма и большевизма, фашизма и коммунизма. Его критики, впрочем, называли политическое течение «солидаризмом» (его позднее, в 1950-е начал исповедовать Народно-трудовой союз в Германии).

Будущую Россию Федотова ещё называют «Новоградской утопией». Кратко основные её положения выглядят так.

 

Не отбрасывать лучшее из большевизма

Внимательно наблюдая за происходящим в СССР, Федотов до определённого момента надеялся разглядеть предпосылки к политическому возрождению России. Федотов видел в большевизме не только террор, истребление интеллигенции и унижение личности. Некоторые черты политического строя Советской России виделись ему полезными: «В Советах рабочих и крестьянских депутатов большевизм создал удобнейшую для России форму примитивной демократии». Большим благом, хотя давшимся дорогой ценой, он признавал создание мощной промышленности в результате индустриализации.

 

Осторожная приватизация

Федотов считал, что после падения коммунизма нельзя будет предаваться слепой антисоциалистической реакции. Он не подвергает сомнению необходимость денационализации промышленности, но делать это советовал крайне осторожно, «ибо бездумное раздаривание национального достояния подорвет хозяйственную мощь Русского государства». «Денационализация не может вылиться в продажу с публичного торга», – пишет он. Задача постбольшевистской власти – обеспечить контроль компетентных хозяйственников над промышленностью. Осуществить экономическое освобождение нужно, не допустив безработицы и нищеты. Личное начало в хозяйстве должно присутствовать, так как предпринимательство есть дело «личное и творческое», но оно должно быть ограничено.

 

Социальная защита рабочих

Большое значение имеет и рабочий вопрос: пролетариат не должен страдать из-за ошибок большевиков, на фабриках необходимо предотвратить новое крепостничество. Для этого Федотов и в новой России предлагает сохранить большевистский трудовой кодекс.

 

Выбор земельной собственности – за крестьянином

На схожих программных предпосылках строится и видение Федотовым сельского хозяйства новой России: невозможность реставрации помещичьей собственности и необходимость прочного закрепления земли за крестьянами; в районах колхозного хозяйства – новый передел земли; формы земельного владения – общинные и индивидуальные – должны быть предоставлены свободному выбору крестьян; должна быть обеспечена свобода мобилизации земли; за государством должно быть сохранено право вмешательства в земельные отношения – возможность установления максимальных норм землевладения, организация переселения; но сохранит ли государство за собой титул верховной собственности на землю, значения не имеет.

Вопрос о сельском хозяйстве должен быть в первую очередь экономическим, а не политическим. На первый план должна быть выдвинута проблема производства, а не распределения.

 

Особая демократия для России

В качестве государственной формы будущей России Федотов видел демократическую республику. Но его видение республики существенно отличалось от европейских демократий того времени. «Отсутствие идей, отсутствие воли, отсутствие людей – такова формула кризиса современной демократии, вскрывающая не порочность утверждений, а нечто худшее: одряхление демократической культуры», – считал он. Упадок старой демократии есть упадок политики «национальных деловых интересов», преодолеть который смогут даже не политические полумеры, а новые идеалы, возрождающие политическую культуру мира.

Партии, на которых зиждется либеральная демократическая система, жестоко искажают волю избирателей, по-настоящему выражая лишь интересы немногочисленных партийцев. Простым гражданам остается разделять ряд программных пунктов конкретной партии, за которую они голосуют. Пропорциональная система не в силах обеспечить построения общей народной воли, жертвуя ей в угоду собственным политическим амбициям. Политики настолько озабочены сохранением своих постов и сопутствующими интригами, что у них не оказывается ни времени, ни сил ни для одной по-настоящему широкой и ответственной реформы. Поэтому такие жизненно важные вопросы, как социальный, демократия оказывается не в силах решить.

Не менее существенным недостатком оказывается неспособность демократии защитить себя перед лицом вызовов и угроз. Опасность войны, экономический кризис, усиление радикальных настроений – всё это застигает демократию врасплох, поскольку она, как и в свободное время, слишком занята формированием правящего большинства. «Разве фасции и секира не символы старейшей демократии – римской? Разве она не создала институт легальной диктатуры?», – пишет Федотов. Тип политика измельчал. Порядочные, честные и культурные люди предпочитают держаться подальше от политической сферы, оставляя её ораторам и сомнительным дельцам. Народ не узнает себя в своих представителях. Трудно представить, что в случае опасности он охотно согласится защищать их ценой своих жертв.

«Наш долг – христианских свободолюбцев – очистить нашу свободу от сомнительных примесей, размежеваться с буржуазной свободой собственности. Но та же задача стоит перед нами и в отношении демократии», – утверждал Федотов.

 

Русская соборная демократия

Идеал православного строя (священства) – соборность. Она не предполагает общего природного равенства, являясь скорее природной благодатной иерархией. Но эта иерархия не может быть насильственной, она должна находить себя и устанавливаться свободно. Начало соборности означает органическое равновесие личности и общества. Оно само по себе уже обеспечивает личность от поглощения коллективом, которое угрожает ей в чистой, языческой демократии. В православной истории Руси существовали христианские демократии Новгорода, Пскова и Вятки. Федотов отмечает, что «их сакральная порфира была не менее пышной, чем у московских царей. Не разрывать эту порфиру должна демократия, но надеть на свои плечи».

Федотов признаёт, что голосование, независимо от конкретного способа и формы, составляет основу демократической техники власти. Но суть не в ней, а в народном самоуправлении. Народ мыслится живой личностью, более глубокой и мудрой, чем все составляющие его личности – «сыны народа». В христианской демократии народ не слагает с себя заботы об «общем деле» – res publica, – но весь, в полном составе своих граждан, несёт государственное служение и государственную ответственность.

 

Защита демократии от перерождения в царизм – местное самоуправление

Ещё важнее, что самоуправление народа, проведенное последовательно, принимает формы не только государственного, но и местного, профессионально-хозяйственного управления. Лишь на основе частных самоуправлений может строиться политическая власть народа. Без этой основы демократия оказывается беззащитной от перерождения в цезаризм. Для демократии существенно, чтобы каждый гражданин в той или иной форме свободно и активно участвовал в организации и творчестве «народной воли».

 

Новая «органическая демократия» будет синдикальной

Федотов полагал, что новая «органическая демократия» будет синдикальной или корпоративной. Современный ему человек из всех социальных связей сохранил и развивает преимущественно связи профессионально-корпоративные, поэтому они могут составить наиболее прочный фундамент для построения истинной демократии. Профессиональная культура является единственным наследником, которому умирающая партийная демократия может передать свое наследство. Уравновесить опасность перерождения корпоративного строя в фашистский можно с помощью дуального представительства – введением второй палаты парламента, построенной на территориальном представительстве.

 

На переходный этап – демократическая диктатура

По мнению Федотова, демократия должна быть сильной. Она не имеет права, основываясь на отвлеченных и бескрылых доктринах, смиренно наблюдать за тем, как через демократические институты или революцию к власти приходят тоталитарные силы. В связи с этим Федотов говорит о «демократической диктатуре», которая станет неизбежным этапом и возрождения России.

Подобный опыт СССР, где тоже существовала «демократия», позволяет ему сделать вывод о неэффективности западной парламентарной демократии в постбольшевистской России. Поэтому крайне важно, чтобы коммунистическая диктатура не сменилась, например, фашистской. Для этого диктатура должна быть честной и наполненной «демократическим содержанием», то есть ставила своей целью привести народ к демократии. Федотов был убежден, что «лучше не устраивать выборы, чем подтасовывать их, лучше не иметь парламента, чем иметь подкупленный парламент».

 

Новая интеллигенция

Советская культура сделала достоянием широкой общественности то, что раньше являлось достоянием образованного меньшинства. Это полезно для рождения личности в бывших угнетённых сословиях, но таит в себе и внутреннюю опасность «измельчания духовности». Сделанная общим достоянием, культура перестаёт быть культурой. Старая интеллигенция разгромлена, а просвещенных классов дворянства и буржуазии для её пополнения нет. Советское образование, делая человека образованным, не делает его культурным.

Для «великих строек» нужны квалифицированные специалисты – инженеры, биологи, физики, химики. Но в государстве рабочих и крестьян не слишком полезны историки, философы, искусствоведы, не говоря уже о богословах. Поэтому «новая интеллигенция», производимая советской образовательной системой, при относительной технической грамотности по культурному уровню не может сравниться с интеллигенцией дореволюционной.

Федотов верил, что при соединении технического романтизма новой интеллигенции со стихийной экономической энергией появится «ток высокого напряжения, та атмосфера, в которой сложится новый тип национального предпринимателя», что удастся преодолеть духовные препятствия – имморализм рабства, гражданской войны, диктатуры, евангелия коммунизма, невежество новых хозяев жизни, заражение марксизмом всех новых социальных слоёв и поколений. Организация новой культуры связывалась им с «выпрямлением духовного вывиха целой нации» и «воссозданием культурного слоя».

 

Новая церковь

Новая Россия, вернувшаяся к христианским корням, несомненно, потребует восстановления статуса православной церкви. Однако Федотов считал в корне неправильным возрождать церковь в ранге одного из бюрократических институтов государства. Церковь должна быть независимой, а при государственном субсидировании такое положение будет крайне трудно отстоять. Церковь – не политическая организация, но её влияние распространяется на все сферы жизни, так как христианство предполагает целостное мировоззрение. Политика здесь не является исключением.

Но речь идёт не о том, что церковь будет разрабатывать законы, утверждать государственный бюджет или объявлять войну. Церковь должна давать моральную оценку всему, что связано с обществом, и даже для правителей её мнение будет иметь большой вес.

При этом христианская демократия Федотова не имеет ничего общего с религиозным фундаментализмом, так как для носителя этих идей моральные ориентиры значат намного больше, чем конфессиональная принадлежность.

Главная революция, по Федотову, происходит в общественном сознании. Он не стремится предлагать конкретную политическую программу или план борьбы за власть, но формулирует новое мировоззрение. Ключ к решению всех проблем – преодоление социального раскола на основе принципов христианского миросозерцания, что способно положить конец конфликту между западниками и славянофилами, монархистами и республиканцами, социалистами и националистами и т.д., если все смогут отказаться от максимализма, так как «всякий максималист есть убийца».

(Цитаты: Алексей Исмаилов, «Христианско-демократический проект устройства постреволюционной России Г.П. Федотова», журнал «Вестник МГИМО», №5, 2012)

 

 

Источник: Толкователь

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100