Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 295 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ГАВАНСКИЙ РАЗМЕН

Печать

Дмитрий САВВИН

 

vaticano politic1rpc politik15Встреча Патриарха РПЦ МП Кирилла и Папы Римского Франциска разочаровала большинство наблюдателей. Что было со всех сторон логично. Все-таки никогда в истории Патриарх Московский и Папа Римский очно не общались, событие уникальное, даже претендующее на встречу тысячелетия, а в итоге – никакой сенсации. Ни тебе экуменического прорыва, ни жесткого размежевания, ни чего еще, и вовсе никем и ничем не предусмотренного, но таинственного и волнующего. Такого, чтоб можно было сказать: после этого наша жизнь никогда не будет прежней.

Впрочем, ничего эдакого произойти и не могло. Действительно, встреча двух религиозных лидеров, один из которых де юре и де факто является главой Римско-Католической Церкви, а второй, несмотря на свое пятое место в диптихах, не без оснований претендует на фактическое главенство в Церкви православной – такая встреча не могла не быть и эпохальной, и сенсационной. Но только вот с чего мы, собственно, взяли, что это была встреча именно двух ведущих религиозных лидеров? Что, если предположить, что религиозный лидер там был только один – а именно, Папа Франциск? А второй участник был просто высокоранговым, но неофициальным диппредставителем политического режима РФ?

Если принять эту версию в качестве рабочей, то все сразу же встанет на свои места. В конце концов, ни для кого ведь не секрет, что Московская патриархия осуждала экуменическое движение ровно до того момента, пока советский Кремль видел в нем инструмент вражеского влияния. И стала заниматься экуменизмом ровно тогда, когда Политбюро посчитало Всемирный совет Церквей (ВСЦ) перспективным каналом для неформальной дипломатии. И потому рассматривать действия Патриарха Кирилла – заслуженнейшего ветерана патриархийного экуменизма – в этом контексте вполне логично.

 

Божие – Риму…

Если исходить из того, что в Гаване документы подписывали не Папа Римский с Патриархом, а Папа Римский с московским аналогом Киссинджера (только классом пониже и в рясе), то взаимные уступки сторон выглядят абсолютно естественно.

Франциска, по всем признакам, интересовала именно богословская часть. И тут ему отдали на откуп все, что только можно, не создавая для Чистого переулка слишком высоких рисков внутри его «канонической территории». Богословское содержание совместного заявления Папы и Патриарха выдержано в духе Второго Ватикана вообще и Баламандского соглашения в частности. Та же идея Церквей-сестер (вполне ложащаяся в контекст доктрины единой – римской – Церкви и церковных сообществ, не находящихся с ней в полном общении, но в которых возможно спасение). Тот же тезис о едином Предании первого тысячелетия. И, конечно же, декларация о намерении соединиться в отдаленном светлом будущем и об отказе от прозелитизма. По сути, отношения между Ватиканом и Московской патриархией обрисованы примерно так же, как отношения между РПЦ МП и РПЦЗ (митрополита Лавра) по состоянию на 2006 год: две ветви единой Церкви, временно не находящиеся в евхаристическом общении.

Ничего нового? Это как сказать. С одной стороны, да, ничего нового – то же Баламандское соглашение было подписано еще в 1993 году. Но тут как раз важно было не добавить что-то новое, но закрепить старое. Если Римско-Католическая Церковь всегда довольно точно исполняла все свои экуменические обязательства (и, действительно, мирянин РПЦ МП, если он того возжелает, вполне может причаститься в любом латинском храме на территории РФ, да и по всему миру), то руководство Московской патриархии давным-давно было замечено в досадном мухлеже. То есть ее официальные представители много чего наподписывали и назаявляли (включая сюда, кстати, и нынешнего Патриарха Кирилла), но на внутреннюю аудиторию все эти заявления предпочитали не транслировать. Причина этого весьма проста: основная масса духовенства и мирян РПЦ МП к сближению с римо-католиками всегда была настроена резко негативно. Назвать это фундаментализмом или консерватизмом, по крайней мере в чистом виде, довольно трудно, ибо этот «антикатолицизм» слагается из очень своеобразных ингредиентов. Но он, тем не менее, имеет место. И с «ревнителями» внутри РПЦ МП приходится считаться.

Поэтому с давних пор была выработана простая, но эффективная схема: то, что подписано в Шамбези и Баламанде, остается в Шамбези и Баламанде. А для «простого» народа на «канонической территории» все подписанное милосердно покрывали завесой молчания. Баламандская уния? Какая уния, что вы такое говорите! Официальный представитель подписал? Да мало ли, что он там подписал… Ездит, знаете ли, подписывает, то там, то сям. Чего только не подписал, бумага все терпит! Но общецерковного значения это не имеет. Представитель был официальный, направлен священноначалием? Ну, это еще ничего не значит. Это такая дипломатия. Хитрый трюк в тылу врага! Патриарх-то ведь с Папой не встречался, и ничего такого не говорил!

Смех смехом, но схема работала (как Минск-2). И потому-то для Ватикана было принципиально важно выдавить из Москвы максимально публичное и громкое, на самом высоком уровне, признание ранее достигнутых экуменических соглашений. После того, как баламандская программа была озвучена совместно Франциском и Кириллом, последнему будет намного труднее прятаться за сказками про «частное мнение» и отсутствие «обязательного значения».

Для патриархийных «ревнителей» это, конечно, большое огорчение. Но за последние годы Кремль и Чистый переулок на пару выдрессировали их так, что они почти наверняка проглотят предложенный им продукт. Чай, не девяносто первый год…

 

…А кесарево – Москве!

За столь серьезную сдачу позиций в сфере богословия (а это, действительно, весьма существенная уступка!), патриархии полагались хорошие отступные. И то, что получила она их не в церковной, а в политической, сфере, подтверждает нашу версию о том, что в Гаване присутствовал не православный Патриарх, а кремлевский дипломат.

Политическая картина мира, краткими, но емкими тезисами обрисованная в гаванском заявлении, выглядит так, будто она прошла редакцию в путинском МИДе (впрочем, так почти наверняка и было). В некоторых странах – прямо их не называют, но всем и так понятно, что речь про ЕС и США – идет упадок нравов, разрушение семьи и вообще – секуляризация. С чем надо бороться. Кстати, в России сейчас, оказывается, имеет место «беспрецедентное возрождение христианской веры». А вот в Сирии и Украине война, это плохо, всем надо мириться. И вместе бороться против абортов и за традиционные ценности.

В общем, встающая с колен тихая гавань РФ, оплот веры и нравственности, переживающая безпрецедентное возрождение христианской веры, противостоит разлагающейся безбожной «Гейропе». И под этим всем – подпись римского понтифика.

Такое заявление, в текущих условиях, для Кремля дорогого стоит.

Во-первых, это очевидный прорыв той дипломатической блокады, в которую сейчас загоняют и уже почти загнали Путина США, Великобритания и отчасти Евросоюз. Да, прорыв на неформальном, церковном направлении – но прорыв.

А во-вторых, совместное заявление Патриарха Кирилла и Папы Франциска дает существенный медийно-пропагандистский бонус всем пропутинским силам как в Евросоюзе, так и в Латинской Америке. В первую очередь, конечно, оно работает на раскол в стане сегодняшних европейских правых. Здесь оговоримся сразу: речь идет именно о правых, а не об ультраправых и нацистах – хотя бы потому, что среди последних Римский Папа авторитетом не пользуется. А вот, скажем, для значительной части электората Народной партии Испании позиция Папы – это определенный императив. Не абсолютный, конечно, но значимый. И появляется он в то время, когда правая среда в Европе и так оказалась расколота из-за отношения к последним событиям в Украине. Ибо если в Восточной Европе она стала еще более антипутинской, то на западе ЕС, наоборот, правые часто выражают свои симпатии к Путину как к сильному и «консервативному» лидеру. Если поляки, эстонцы или латыши имеют мощную историческую прививку от большевизма и необольшевизма (которая не всегда срабатывает, но которая все-таки есть), то для жителей западноевропейских стран что советская, что путинская экспансия – понятия сугубо теоретические. И представления о РФ и Украине у них также часто очень далеки от реальности и, более того, подчас формируются картинкой «Russia Today”. Кроме того, путинские агенты влияния сознательно работают на то, чтобы создать иллюзию формирования, под началом Кремля, «консервативного Интернационала». В действительности его, разумеется, никто создавать не планирует, необольшевцкий режим Кремля лишь имитирует подобную работу, да и то не особо активно – но многие в ЕС на это ведутся. Неудивительно поэтому, что в сегодняшнем Евросоюзе «путинский вопрос» стал довольно серьезным камнем преткновения для правой политической среды, четко поделившим ее на жестко антикремлевский Восток и не чуждый симпатий к Путину Запад.

Не стоит забывать и о том, что сейчас в Латинской Америке начали терять свою власть левые силы, по обыкновению ориентировавшиеся на союз с РФ и КНР. На смену им идут правые (в широком смысле), равняющиеся на США и ЕС. Понятно, что христианские консерваторы находятся, по обычаю, в правом лагере. Но кроме сторонников консервативного направления, в латиноамериканских странах всегда было много приверженцев «теологии освобождения» – и это уже левый лагерь, который, в свою очередь, тесно связан с пропутинскими силами в Латине. Объективно, своими дифирамбами РФ аргентинец Франциск подыграл именно им. И если в скором времени левая оппозиция в Аргентине и правящая левая диктатура в Венесуэле начнут апеллировать к гаванскому заявлению Папы и Патриарха – это не будет удивительно. Мол, вставай, проклятьем заклейменный, борись против безбожного империализма вместе с христианской РФ!

С учетом того, что в наши дни Римские Папы больше не объявляют крестовых походов и более не отлучают целые страны от Церкви, тот политический дивиденд, который Кирилл выжал из Франциска в Гаване, можно считать максимумом возможного. И Путину есть за что теперь благодарить своего (во всех отношениях своего) Патриарха.

 

Кто выиграл?

Кто же, в конечном счете, обошел на повороте своего визави? Кто получил больше, чем отдал?

Воистину в Гаване, на встрече Папы Франциска и Патриарха Кирилла, победила дружба. Каждый взял то, что хотел, и не тронул чужого. И оказалось это возможным именно потому, что было это не встречей Папы и Патриарха, а свиданием Папы и кремлевского дипломатического посланника. Это не был диалог Римской Церкви и Русской Церкви. Это был диалог Ватикана и Кремля.

Но в исторической перспективе выиграл, конечно, Рим. Тактические успехи в политической сфере забудутся лет через пятьдесят, а скорее всего – намного раньше. Кому сейчас интересны личные (и, прямо скажем, не особо христианские) мотивы православных епископов, в XVI веке согласившихся на унию с Римом? Никому, кроме историков. Все их выгоды и привилегии давно уже исчезли и забыты. А Украинская Греко-Католическая Церковь – имеется. И имеется не как-нибудь, а под омофором Папы.

Путин не вечен и не так, так эдак, но этот мир покинет. Изменится и расклад политических сил, возможно, что исчезнут одни государства и появятся новые… А совместная богословская декларация останется. И будет тем камнем, опираясь на который, теоретически, можно будет очень много сделать спустя и сто, и двести лет. Так что Папа Франциск, как глава Римско-Католической Церкви, не продешевил.

Как не продешевил и Путин, высящийся над просторами РФ, яко кедр ливанский. И те, кто оный кедр обслуживают, могут надеяться получить от него пирожок. А что там будет после пирожка – это уже не их компетенция и, похоже, не их сфера интересов.

Так что и говорить об этом нечего.

 

 

Источник: Портал-Credo

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100