Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 210 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О РЕЛИГИИ - "НА ПАЛЬЦАХ"

Печать

 

Высшая школа экономики, МоскваВ 2016 году в Вышке открывается новая магистерская программа «Философия и история религии». Ее академический руководитель Сергей ПОЛЬСКОЙ рассказал новостной службе ВШЭ, какое образование получат выпускники программы, каковы их карьерные перспективы и какую роль играет религия в современном обществе.

 

— Религиоведение, история и философия религии — дисциплины с непростой историей. В советское время все это скорее преподавалось как курсы научного атеизма или борьбы с религией. Как сегодня изучают и преподают эти предметы? Какой будет ваша программа?

— Сегодня проблема большинства религиоведческих программ в наших вузах состоит в том, что они, как правило, узконаправленные. Это либо изучение философии религии, то есть религии как некоего мировоззренческого явления, либо изучение истории религий. А в последнее время появляются кафедры, которые изучают только историю церкви, причем обычно одной церкви, православной. Мы хотели бы не только объединить в нашей программе историю и философию религии, но и Сергей Польскойпредложить современный академический междисциплинарный подход к изучению этой сферы.

Главная задача программы — понять место религии в современном обществе, посмотреть на изменения, которые произошли в его отношении к религии. Утверждение, что в современном обществе религии потеряли свое прежнее значение, не совсем точно отражает реальное положение дел. В последнее время исследователи все чаще говорят, что мы живем в эпоху десекуляризации, а наше общество — постсекулярное, где религиозные вопросы — одни из самых проблемных и они играют значительную роль как в жизни отдельных людей, так и целых стран.

Несмотря на такое классическое название — «Философия и история религий» — эта программа, обращенная к современности. Мы бы хотели, чтобы студенты, которые окончат программу, понимали, какую роль сегодня играет религия в политике, в социальных движениях, в международных конфликтах, каким образом действуют представители различных культур исходя из того религиозного опыта, который их сформировал, каково место религиозных идей в мировоззрении современного человека. А главное, чтобы студенты не просто разбирались в этих проблемах, но и представляли себе способы их решения.

 

— Вы проводили мониторинг похожих программ в России и за рубежом? На что вы ориентируетесь?

— В европейских и американских университетах существует два основных направления. С одной стороны, это многовековая традиция теологических факультетов, которые дают богословское образование. С другой — научные школы исследовательских, междисциплинарных программ, занимающихся вопросами, связанными с прошлым и настоящим религии как социального института.

Мы как раз ориентируемся на такой широкий подход, в рамках которого исследователи, представляющие разные школы и направления, изучают и исторический опыт религий, и одновременно пытаются понять, что такое религия сегодня, как она живет и функционирует в современном обществе. Что, как мне кажется, отличает нас от большинства действующих в российских университетах программ, которые по большей части узконаправленны.

 

— Кого вы ждете на программе?

— Конечно, прежде всего, мы ориентируемся на бакалавров гуманитариев:  философов, историков, культурологов, юристов, социологов, политологов. Но это не значит, что мы не возьмем человека с техническим образованием, интересующегося вопросами религии, ее местом и значением в современном обществе. Но важна не только начитанность человека, необходимо, чтобы он умел анализировать тексты, был способен выстраивать и аргументировать собственную позицию. Мы ждем людей думающих, которые видят цель в своей жизни, и эта цель связана с адекватным пониманием мира, в котором мы с вами живем.

 

— Кто будет преподавать на программе?

Мы собрали замечательный коллектив исследователей, которые занимаются различной научной проблематикой, это и собственно религиоведы, и философы, и историки, и социологи. Среди дисциплин, связанных с современными проблемами, стоит выделить курсы «Религия в современном мире: география, демография и основные тенденции», «Современная религиозная ситуация в России и Европе», «Религия, национализм и этнические конфликты».

Курс по политической теологии, который раскрывает связь религии и политики в разных странах, не читается ни в одном отечественном вузе, между тем в европейских и американских университетах, где изучается религия с разных точек зрения, это обязательный предмет.

Наряду с преподавателями ВШЭ мы будем задействовать силы Общецерковной аспирантуры и докторантуры (ОЦАД) РПЦ Московского патриархата. Преподаватели ОЦАД будут читать академические дисциплины, такие как «Политическая теология», «Обряды и ритуалы в истории религии», «Анализ священных текстов», причем не только христианских, но и исламских, буддийских, индуистских и др. Эти дисциплины позволяют лучше понять как историю религиозной мысли и практики, так и те явления, которые существуют в современных религиях. Светских специалистов по этим вопросам у нас в стране практически нет, поэтому мы делаем ставку на интеллектуальное сотрудничество с ОЦАД. Например, упомянутый мною курс по политической теологии, который раскрывает связь религии и политики в разных странах, не читается ни в одном отечественном вузе, между тем в европейских и американских университетах, где изучается религия с разных точек зрения, это обязательный предмет.

 

— Каковы карьерные перспективы выпускников программы? 

— Здесь как минимум несколько направлений для профессионального развития. С одной стороны, это академическая сфера — научные исследования и преподавание, как в университетах, так и в школе, а также исследовательская работа в музеях и архивах. Научной подготовке, работе над магистерскими диссертациями на программе будет уделяться большое внимание, со студентами в рамках научно-исследовательского семинара будут работать семь преподавателей по двум блокам: анализ современной религиозной ситуации в России и анализ религиозных ритуалов и текстов. У наших студентов будет возможность посмотреть, как развивается современное образование в области изучения религий и как строятся исследовательские проекты в данном направлении в Европе, Америке, Китае. Мы будем сотрудничать с несколькими зарубежными университетами, в частности, есть договоренности о совместной работе с рядом католических университетов, с Сорбонной (Paris IV), с университетом Неймегена в Нидерландах и с Шанхайским университетом.

Второе направление связано с практической деятельностью в различных общественных и государственных организациях, поскольку дела религии так или иначе касаются и государственной политики, и общественной жизни. Существует много фондов, учреждений исполнительной и законодательной власти, которые нуждаются в экспертах, профессионально разбирающихся в религиозных вопросах. Как я уже говорил, мы живем в постсекулярном мире, в котором религия играет существенную роль, религиозная проблематика  все чаще становится объектом общественного обсуждения, а религиозная политика — важной сферой  деятельности государственных учреждений.

 

— Какой диплом они получат?

— Окончившие эту программу магистры могут получить не только диплом НИУ ВШЭ, но и диплом нашего партнера — общецерковной аспирантуры и докторантуры РПЦ Московского патриархата по философии и истории религии (это диплом государственного образца).

 

— Давайте немного поговорим о десекуляризации современного мира. Почему, несмотря на достижения науки и просвещения, мы превращаемся в постсекулярное общество?

— Мне кажется, что проблема как раз в том, что человечество начиная с эпохи Просвещения переоценило свои возможности. На протяжении XIX-XX веков на человека смотрели как на существо исключительно рациональное, игнорируя его потребность в вере. Не случайно XX столетие стало эпохой идеологий. А что такое идеология, как ни светская религия? Фактически на место религиозных учений пришли идеологические учения, основанные на желании человека верить, иметь определенные ценности и жизненные цели, образ будущего, поскольку без этого человеку сложно существовать. Но как оказалось, «новые религии» не были способны ответить на вопросы, которые им задают,  решить проблемы, которые стоят перед современными людьми.

В истории человечества почти всегда за  религиозными движениями стоят существенные общественные проблемы, то же самое мы видим и сейчас.

В то же время традиционные религии переживают существенные изменения в обществе постмодерна, трансформируются их функции и практики. Поэтому состояние постсекулярного общества, с одной стороны, можно сравнить со Средними веками, когда мышление человека скорее было религиозным, чем светским. А с другой, после доминирования светских идеологий на протяжении нескольких поколений современный человек смотрит на религию иначе и ищет в религии новые ответы, чем, скажем, человек XIV или XIX века.

Политические события последних десятилетий показывает, что во всем мире религиозные учения все чаще используются в политических целях.  Особенно это заметно в исламском мире, где религиозные столкновения часто продиктованы межэтническими и конфессиональными конфликтами, хотя и христианском мире таких примеров достаточно. В истории человечества почти всегда за  религиозными движениями стоят существенные общественные проблемы, то же самое мы видим и сейчас. Просто проблемы иные, чем два-три столетия назад.

Например, как и почему в светском обществе появляются религиозные фанатики? Что толкает вполне благополучных европейцев или американцев принимать ислам и ехать воевать на Ближний Восток? Мне кажется, во многом это связано с мировоззренческим кризисом, с потерей духовных ориентиров в рамках современной цивилизации. И чаще всего выход из него люди видят в простых ответах, которые как раз и предлагают крайние организации. Чем радикальнее точка зрения, чем она ярче и проще, тем заманчивее для человека, который живет в сером повторяющемся ритме предсказуемых будней. И внешнее экономическое благополучие не всегда является почвой для удовлетворения духовных потребностей человека.

В связи с изменением нашего мира и места религий в нем появилось множество таких вопросов, на которые нет однозначного ответа, и именно поэтому их необходимо изучать профессионально, используя современные исследовательские подходы.

 

Источник: НИУ Высшая школа экономики

 

Комментарий RP: программа «Философия и история религии» предполагает преподавание религиоведческих дисциплин, что делает несколько непонятным выбор ее руководителя. То, что он не является религиоведом, а кандидатом исторических наук, окончившим Самарский университет, отчасти напоминает о былых советских временах, а отчасти соответствует стилю организации государственных министерств и ведомств, когда руководить культурой или СМИ назначаются строители и геодезисты. Вероятно поэтому Сергей Польской и демонстрирует отсутствие знаний в сфере, о которой рассуждает.

К его замечаниям, например, об «узконаправленности» религиоведения, следует пояснить, что на всех 38 кафедрах религиоведения в России читаются все религиоведческие дисциплины - история религий, социология религии, философия религии, феноменология религии, психология религии, антропология религии, библеистика  и еще масса других курсов, включая и « практические» - т.е. государственно-религиозные отношения, свобода совести и др. То, что прежде чем беседовать с журналистами С.Польской не счел нужным ознакомиться с учебными планами хотя бы кафедр философии религии и религиоведения в МГУ им. М.В.Ломоносова и СПбГУ, оказалось в результате непростительной небрежностью, из-за которой интервью началось со столь яркого «ляпа».

Но это далеко не единственное, что бросается в глаза и формирует представление о декларации руководителя ВУЗовской программы, как либо несерьезном конъюнктурном «трепе», либо банальном рекламном очковтирательстве.

Так, например, сообщая о некоей «уникальности» так называемой «политической теологии», что само по себе уже странно для преподавания в светском ВУЗе, он сообщает, что для ее преподавания в ВШЭ будут "задействованы силы Общецерковной аспирантуры и докторантуры" РПЦ МП. Но в развитых цивилизованных странах, как известно, «политическая теология» представляет собой одну из из многих теологий «родительного падежа», включающих в себя, например, «черную теологию», феминисткую теологию и т.д. - то есть, преподавание политических методик по отстаиванию прав афроамериканцев или женщин (в зависимости от типа теологии) с апеллированием к Божественному авторитету. Поэтому, что имеет в виду Польской под «политической теологией», которую поднимет РПЦ МП, совершенно непонятно: согласно ее собственным декларациям, как и в соответствии с нормами закона, церковь не занимается политикой, дистанцируется от нее. Кроме того, богословие заведомо не может обосновывать какие-либо политические приоритеты или убеждения, включая даже идеологические. Хотя, конечно, спекуляции в этой сфере в России известны, и повторения старых нелепостей здесь никогда нельзя исключать. Было же в советское время «богословие революции», когда делались попытки доказать, что коммунизм и есть Царство Божье на земле, а в церквях молились за советскую власть.

Однако, и «уникальная» по словам Польского «политическая теология» никак не раскрывает связей религии и политики, представляя лишь отдельный конфессиональный взгляд на некий комплекс явлений. Правда, вместо нее эти связи давно раскрывают и изучают на религиоведческом спецкурсе «Религия и политика», который носит сугубо научный объективистский характер, в отличие от субъективности религиозных взглядов.

В контексте же исследования «не только христианских, но и исламских, буддийских, индуистских и др источников, замечание руководителя программы о том, что «светских специалистов по этим вопросам у нас в стране практически нет» и помочь могут только православные богословы, такой перл может восприниматься как «черный юмор», издевательство или диффамация, но ни в коем случае не серьезно. Поэтому непонятно, то ли молодой администратор просто не знает о существовании высококвалифицированных специалистов в сфере источниковедения в России, то ли проповедует «научность» специфического конфессионального подхода к источникам, как «универсального», где представители РПЦ преподавали бы изучение Библии как Боговдохновенного текста, тогда как религиоведы - как историко-культурного памятника. Вопрос о том, какой подход может считаться научным, не возникает. Но чтение откровенно церковных курсов в светском ВУЗе – как минимум, ненужное излишество.

Судя по интервью, новый ВУЗовский чиновник весьма слабо видит разницу между богословием и наукой, не обнаруживая адекватных представлений как о религиоведении, так и теологии. Но в свете происходящего сегодня в в российской сфере образования и науки, нетрудно допустить, что подобные явления оказываются результатом вынужденности все большего числа ВУЗов просто бороться за свое выживание...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100