Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 214 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



sboriЖан Тощенко

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИТЯЗАНИЯ РЕЛИГИИ

В современную индустриальную эпоху религия стала служанкой чудовищного бизнеса.
Лафкадио Хёрн,
американский писатель


Страницы истории

На протяжении всей российской истории государство время от времени пыталось ограничить экономическую самостоятельность Русской православной церкви, ибо на ее основе у служителей культа постоянно формировались политические притязания. Основным инструментом для их сдерживания было частичное или полное изъятие церковных земель в собственность государства или, по крайней мере, ограничение права их использования.

В разное время ограничивали власть и собственность церкви великий князь Иван III, Иван Грозный, царь Алексей Михайлович. Петр I учредил государственный орган — Синод, главной обязанностью которого было управление всеми церковными делами, и отнял у монастырей право распоряжаться их вотчинными доходами.Было принято постановление не строить без разрешения царя и Синода новых монастырей, а старые сводить вместе.

Следующий шаг в огосударствлении церковных владений был сделан при Екатерине I. В 1726 г. при Синоде создали отдельную Экономическую коллегию, управлявшую церковным имуществом. Окончательно принадлежность церковных земель и находящегося на них имущества определена при Екатерине II. Указом от 5 марта 1764 г. вся церковная собственность была переведена в государственную.

После реформы 1861 г. признали права храмов на церковную землю, церкви получили возможность отдавать часть угодий в аренду. Но желание влиять на дела государства оставалось, при этом священнослужители сосредоточили внимание на местных органах власти. Так, по 29 губерниям в 1865—1867 гг. в уездных земских собраниях 6,5% гласных составляли священнослужители. Священники работали и в земских организациях. Зачастую они были инициаторами создания сельскохозяйственных обществ и избирались их председателями (в 1912 г. в 12% обществ). В 1912 г. на съездах мелких землевладельцев и настоятелей церквей в 46 губерниях европейской России избрано 6517 священников из 7990 уполномоченных1. В III Государственной думе из 442 депутатов 49 были лицами духовного звания, которые занимали разные позиции в отношении собственности.

Однако если подводить итоги дореволюционных взаимоотношений государства и церкви, стоит отметить, что, несмотря на противоречивость их отношений, у церкви вплоть до 1917 г. оставались обширные земельные угодья. Согласно данным по 50 губерниям, к 1905 г. церковь располагала 1,9 млн десятин земли, а еще 0,3 млн находилось в частной собственности духовных лиц. Церкви принадлежали промышленные предприятия и торговые заведения, доходные дома. Она владела значительным имуществом и денежными средствами. В конце XIX в. Синод ежегодно отпускал на содержание православного духовенства 7 млн руб., а государственное казначейство — 18 млн руб. Церковь получала доходы от церковных земель и имущества, проценты с капитала, а также пожертвования. Наконец, церковь была самым крупным вкладчиком в сберегательные кассы — 46 млн руб.

Экономическое положение церкви после 1917 г. изменилось коренным образом.

Согласно отчету Наркомата юстиции, к осени 1920 г. у церкви было изъято 7150 млн руб., 828 тыс десятин земли, 1112 доходных домов. До 1921 г. национализировано 722 монастырских комплекса — более половины из существовавших в то время2.

К 1939 г. православная церковь оказалась, по существу, разгромленной. В стране не осталось ни одного действующего монастыря. Функционировали лишь 8,3 тыс храмов. К началу Великой Отечественной войны на территории СССР число храмов составляло примерно 5% от уровня 1920 г. За церковью был установлен жесткий государственный контроль. Некоторая оттепель в отношении к православной церкви наступила лишь в период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. В это время церковь выполняла важную патриотическую роль. По подсчетам Московской патриархии, к лету 1945 г. верующими и церковью в помощь фронту было собрано более 300 млн руб., не считая драгоценностей, вещей и продуктов. К этому времени возобновили работу некоторые монастыри — их число достигло 75, хотя в основном они располагались в Западной Украине, Западной Белоруссии, Молдавии и Прибалтике.

...В 70—90-е годы ХХ в. начинается постепенное восстановление храмов и возвращение церкви ее прав. Уменьшается налоговый пресс. В августе 1990 г. был ликвидирован Совет по делам религии при Совете министров СССР и приняты Закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях» и Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий». Первостепенное значение стало уделяться собственности, что породило немало конфликтов, в том числе и с учреждениями культуры.

Хоз. деятельность современных религиозных организаций России

Согласно отчету Совета по делам религии, в 1989 г. только на территории РСФСР насчитывалось 9574 культовых здания, не использующихся по назначению; из них 3984 — пустовали и разрушались, 3656 приспособлены под различные хозяйственные цели, 1934 — под социально-культурные3. С конца 80-х годов многие объекты возвращены церкви.

Однако не все было так однозначно. Возникли вопросы. Все ли бывшие в собственности церкви храмы и подворья должны возвращаться? Нужно ли выгонять из прежних церковных владений музеи, реставрационные мастерские и другие учреждения, служившие атрибутами культуры, как это случилось в 2008 г., когда под давлением церковных иерархов в их собственность перешел Рязанский кремль, представляющий собой древнейший археологический памятник, историко-культурный комплекс памятников ХII—ХIХ вв., а также музейную экспозицию с 225 тыс единицами хранен