Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 195 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОПЫТЫ: И здесь братья не замечают сестер!

Печать

 

m20И здесь братья не замечают сестер! 

 

Однажды, еще в то время, когда с нами была Ольга,  у нашего костра появилась пожилая женщина. Она пришла с внучкой, девочкой лет пяти. Женщина назвалась Людмилой. Высокая, статная, она могла бы выглядеть намного моложе, если бы этого хотела. Но она не скрывала седину и не красила губы. В простом платье, с пучком на затылке, она напомнила мне учительницу из какого-то советского фильма. Это сравнение лопнуло от взгляда, который Людмила бросила на меня – такого выражения глаз у советских учительниц я не видел. Это был взгляд мыслящей волчицы.

В тот вечер много говорил Андрей. Обращаясь к присутствовавшим, он называл их "братьями" - такая у него появилась привычка. Ни Ольга, обычно сидевшая с нами, ни другие женщины, появлявшиеся на сходах, не обращали на это внимание. Слово "братья" имело для Андрея чувственное значение, и он произносил его на сентиментальной волне. На Рыбацком пляже такое не поощралось, но в его случае Кобщество было благосклонно. Благосклонной была какое-то время и Людмила, а потом сказала:

"И здесь братья не замечают сестер! Так вы проглядите мессию!"

Никто не ожидал такого выпада от непримечательной женщины, просидевшей до этого молча, в обнимку с внучкой. Андрей сбился с мысли и, переведя взгляд на меня, застыл. Притихли и другие, а Ольга, наша преданная сестра, еще больше сжалась. С губ Людмилы спорхнула улыбка. Она тоже перевела взгляд на меня и произнесла:

"Если Господь еще раз захочет спасти этот мир, то Он пошлет Дочь".

Он пошлет и дочерей, сказал бы я. Он будет посылать многих, чтобы спасти этот мир. Единого мессии больше не будет.  Разобщение рассыпало народы на новые племена, где родство определяют не хромосомы, а семантика. Разница понятий стала большей, чем разница языков, и мессия не может быть общим. 

 

"Кто ты?" - спросил я Людмилу, как это всегда спрашивали меня.

"Какая разница? Я лучше расскажу о своей Праматери, – ответила она. -   Многим из сидящих здесь рассказ о ней будет намного интереснее моей биографии, потому что он имеет к ним прямое отношение. Дело в том, что у Адама была не одна, а две подруги. Библия умалчивает, что Ева была сотворена не второй, а третьей. Когда  Господь сотворил Адама, то  оказалось, что первый человек слишком плотен и тяжел, из-за чего его все время одолевали то лень, то сон. Тогда Господь опять взял глину, добавил к ней больше огня, воды и воздуха, и сотворил праматерь Софию – легкую, быструю и остроумную. Он надеялся, что София будет приводить Адама в движение, но неуклюжий Адам возненавидел свою подругу, поскольку она во всем его превосходила, а это было для него  невыносимо. Тогда Господь сотворил для Адама из его ребра Еву, а Софию переместил на другой край Эдема. Однажды ночью луна стала золотистой, с нее посыпались искры, и София стала танцевать в этом золотом дожде. Скоро после этого она родила трех дочерей и трех сыновей. Адам и Ева, как известно, были изгнаны из Эдема, а София и ее дети там остались. Так на земле возникло племя адамитов, а  в Эдеме - племя софиитов. Софииты потом тоже оказалось на земле, но уже добровольно. Их привело сюда любопытство. Они не стремились где-то закрепиться и утвердиться – их притягивало неизвестное. Они не захватывали себе территорию, не группировались, не стремились к власти, и потому не воспринимались как другое племя. Потомков Софии было меньше, чем потомков Адама, и так это осталось навсегда.  Рассыпанные среди адамитов, софииты начали и сами видеть себя их глазами – пустоцветами или гениями, в зависимости от своих удач или неудач. Я рассказываю это вам, потому что многие здесь – софииты. Потому вы и собрались здесь у костра. Потому вас и тянет к тому, что искрится: к огню,  разговорам по душам, друг к другу".

Людмила повернулась ко мне и добавила:

"Вот ты спросил, кто я. Получается, что ваша сестра".

"Ну а так-то ты кто: работаешь где или пенсионерка?" - поинтересовался кто-то.

"Я устраиваю у себя дома вечера сестер-софииток".

"И много к тебе их приходит – этих твоих сестер? Да и кто они такие?"

" Это мои три дочери, четыре внучки, их и мои подруги".

"А чего же вы братьев не зовете?" – продолжался расспрос.

"Наши вечера открыты для всех, также и для братьев. Но они обходят нас стороной, потому что и наши братья отвыкли быть с сестрами на равных".

 

Кобщество, где всегда преобладали мужчины, не интересовал второстепенный в России "женский вопрос". Однако и у нашего костра всегда находились острословы, которые были не прочь попасовать его друг другу, как футбольный мяч. "Женский вопрос" для размашистых русских умов, сфокусированных на вселенную, - аттракцион: комната смеха, карусель, тир, бег наперегонки с мешками на ногах. Над феминизмом в России посмеиваются даже женщины, а в глубинке он воспринимается вообще как полная дурь.

"Нет, никакая я не феминистка, - решительно отказалась Людмила, когда ее так назвал Петр. – Для меня все женщины – сестры, а мужчины – братья".

"Младшие братья, наверное?" – съехидничал он.

"Это верно, - согласилась Людмила. – Младшие или ровесники. Я еще не знаю никого, в ком бы могла признать старшего брата. Мужчинам вообще труднее, чем женщинам, достичь зрелости".

Я слушал перепалку, прерывавшуюся смехом, и наблюдал за Людмилой. Кобщество не давало ей высказаться, как ей хотелось, но она относилась к этому спокойно: если кто-то что-то от этого терял, то это была не она, а ее собеседники. Я не вмешивался в происходящее. Я слушал Людмилу, рассказывавшую о своих ожиданиях Дочери, и старался понять, зачем она ей? Эта женщина знала сама все то, что надеялась услышать от другой женщины, но словно не хотела признать свою самодостаточность. 

"Сестрам нужны свои святыни, которые давали бы им силу, особенно в поражениях, - говорила Людмила. – Женщина чаще мужчины сталкивается с насилием и чаще испытывает поражения. Вот вы, семантики, можете объяснить мне, почему стойкость называют мужеством и тогда, когда ее проявляет женщина?"

Последовавшие объяснения ее не удовлетворили, и она дала тогда свое:

"У нас под женственностью понимают привлекательность. Что такое настоящая женственность, не знают и сами женщины. Это изменится, когда придет Дочь".

 

А.Авилова. «Очередной мессия и его сын»

 

 

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100