Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 327 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОПЫТЫ: Вас не смущает репутация шарлатана?

Печать

 

m12Вас не смущает репутация шарлатана?

 

Фомин вынул из кармана губную гармошку, продул ее, после чего спросил небрежно:

"А вы, надо думать, ее понимаете – эту "суть спасения"?"

"Я слышу Голос".

"Помню-помню, вы мне говорили".

Фомин усмехнулся воспоминанию о нашем первом разговоре  и спросил меня:

" Вас не смущает репутация шарлатана?"

"Она была у всех мессий. Я просто еще один".

"Такое утверждение не может не вызывать споров. Их у вас уже было немало, верно?"

"Да, люди спорят со мной".

"Люди спорят со мной", - повторил он мои слова с гримасой и спросил:

"А что же – вы?"

"Я споров не веду."

"Интересно, как это понять? И потом, почему вы их не ведете? В споре рождается истина."

"Истина не рождается  и не умирает. Каждый узнает ее в той мере, в какой участвует в синергии".

"О! – воскликнул Фомин, вглядываясь в меня внимательнее. – Вы тоже, значит, читали теологическую литературу?" – спросил он меня, одновременно убирая свою губную гармошку.

Как оказалось, он сделал такое заключение, потому что "синергия" – важное понятие в исихазме. Его основоположник, Григорий Палама, называл "синергией" взаимодействие Бога и человека в сотворении мира. Этого я не знал. Я  взял "синергию" в свой лексикон из научного, где это слово означает соединение импульсов, сил и энергий в целостном действии. И получалось  то же самое: сотворение мира.

"И получилось то же самое", - повторил за мной Фомин. Его взгляд пролетел через меня в даль и остался в ней.

"Я увлекался в прошлом исихазмом, - продолжил мой гость. – Тоже догматизм, конечно, но с другой тональностью, без монотонности нашего официального православия в исполнении среднестатистического батюшки. Я ведь тоже вместе со всеми после перестройки  подался в церковь... У всех нас тогда был духовный голод.  Я был готов на все – ходить на службы,  причащаться,  исповедоваться,  каяться,  смиряться. Но этот среднестатистичский батюшка меня, маловерного, добил. Он сделал меня неверующим. Я помню, что вы говорили о "ностальгии по религии". У меня другая ностальгия: по личной свободе. Да и у других – тоже. Всем сейчас хочется только свободы. Какое там к черту "десятое чувство"! Не оно правит бал, а желания. Свободные люди следуют своим желаниям, и ничему другому. Разве это не так?"

"Среди правителей много диктаторов".

"Вы о чем?"

"О желаниях, которые "правят".

"Не придирайтесь к словам!" – разозлился он и пробормотал в оправдание:

"Терпеть этого не могу ".

Я и сам был раньше такой.

"А у вас, надо понимать, желаний нет, у вас только – миссия, верно?" – по своему обыкновению перескочил Фомин на меня.

" Желания – часть мозговой активности".

"Но вы им, надо понимать, не следуете? Вы ведь это имеете на виду?" - спрашивал он обличающе.

"Я следую желаниям, которые говорят".

"Что – говорят?" - не понял Фомин.

"Одни желания кричат, другие говорят", - сказал я.

"А что вы делаете с теми, что кричат?"

"Жду, когда откричатся".

"Вы знаете, а у нас, простых смертных, все по-другому. Главная разница для нас, чьим желаниям следуешь: своим или чужим".

"Свое", "чужое" – это плохо видно.

"Ах, бросьте! – отмахнулся Фомин. 

 

У палатки близнецов Завьяловых появился Свят. Он разговаривал с Ваней и наблюдал оттуда за мной. Теперь я мог оставить костер на сына и  отправиться к людям, которые ждали меня на откосе. Я предложил Фомину:

"Останьтесь на ужин, поешьте нашей ухи, посидите  с нами у костра. Может быть, это вам что-то напомнит.

"Что-то напомнит"? – переспросил он. – Что вы имеете в виду?"

"И обязательно искупайтесь", - добавил я.

Фомин насторожился.

"Уж не намекаете ли вы на другую реку – ту, что впадает в Мертвое море?"

"Боже упаси. Зачем думать о другой реке, если есть эта?"

Он усмехнулся и сказал:

"Оставаться мне здесь незачем. Я домой хочу – отключиться от всего, расслабиться, книжки почитать. Что-что, а уж библиотеку я собрал, все друзья завидуют.  Я пришел только, чтобы проститься. Скажите мне что-нибудь на посошок. Ну, напутствие там какое-то".

"Раздайте свои книги", - сказал я. 

Он сощурился, но не улыбнулся по своему обыкновению.

"Ну, раздам, а дальше что?" – спросил он.

"Блаженны неимущие, ибо им будет свобода".

В глазах Фомина мелькнул огонь. Он взял стоявшее у костра ведро с  водой и демонстративно залил пламя, после чего вынул из кармана свою губную гармошку и, заиграв на ней, ушел.

 

 

А.Авилова. «Очередной мессия и его сын» 

 

 

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100