Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 234 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОПЫТЫ: Опыт метафизики

Печать

 

 

...Опыт метафизики

 

Всякое состояние может повторяться, если настроиться на его отпечатки в памяти. Возвращение к воображаемому кристаллу стало моим первым опытом метафизики. С тех пор, как я испытал энергию свежести, я перестал пить водку. Здесь, у реки, с водой в ведерке, я вознамерился увлечь моих друзей метафизической трезвостью.

Я омочил свое лицо водой из ведерка. Это было начало ритуала, который сложился сам собой. Главное в любом деле - сжать внимание, как луч, и направить его на что-то одно. Ритуалы в этом помогают. Что они в себя включают, не важно, важно – сформировать поток внимания. То, на что его направляешь, входит в тебя и действует в тебе. 

Я взял ведерко двумя руками, поднес его ко рту и сделал двенадцать глотков – каждый со своим значением. Затем я закрыл глаза и ушел в себя. Сын и наши друзья терпеливо ждали моего “возвращения”. Когда я открыл глаза, то заметил сходное движение, одновременно проделанное всеми пятерыми: голова каждого из них качнулась назад, а веки чуть сжались. Это была реакция на блеск в моих глазах – он появлялся всегда при переключении внимания на "сверкающий кристалл".

Как я и рассчитывал, мои друзья тоже захотели это испробовать.  Ведерко с водой пошло по кругу. Последним, кто приложился к нему, был Петр, и именно он, самый скептичный из всех нас, испытал от "блеска кристалла"  настоящий экстаз. После того, как  ведро вернулось ко мне, я отнес его обратно к лодке братьев Симиных, где было ему место.

Когда я снова присоединился к компании, то заметил, что мои друзья растеряны, а Петр – в слезах.

"Это был гипноз?" - спросил он меня.

Я не гипнотизер, и это единственное, что я мог сказать по этому поводу. Эффект, вызываемый фиксированием всего внимания на одном явлении, названия не имеет.

"Вечная драма семантика – поймать какое-то значение и не суметь назвать его, - признался я. - В нашем языке вообще не хватает слов. Вот например, я говорю "десятое чувство", но разве это название? Этому чувству в нашем языке имени нет. Если бы религию не смешивали с культами, то можно было бы называть его религиозным".

"Почему вы вдруг заговорили о религии?" – насторожился Яша.

"Я все время говорю о религии ", - сказал я, и он засмеялся, не поняв, что это было всерьез.

"А какое чувство девятое?" – поинтересовался Ваня.

"Девятого чувства, собственно говоря, нет. Как и восьмого и седьмого. Есть пять органов чувств - пять дверей в сознание. Кое-кто считает, что есть шестое чувство – интуиция, но я имею в виду не ее. Шестое чувство может быть лифтом к десятому".

"Тогда оно не десятое, а седьмое", - сказал Ваня.

"Нет, какое угодно, но не седьмое, - сказал я. – Это чувство другого порядка. Потому и счет ему другой."

Петр встал и пошел к реке. Андрей окликнул его, но Петр не отозвался.

"Что это он задумал?!" - обеспокоился Симин-младший и пошел за братом.

Петр разделся и, не обращая внимания на Андрея, стал заходить в воду.

"Топиться будет", - прошептал Ваня, и его лицо стало детским.

"Чего ты несешь?!" – одернул брата Яша, но было похоже, что и он подумал то же самое.

"Эй, Петр, вода холодная?" – крикнул Свят. Если другие терялись, он подавал  голос.

"Теплая!" – крикнул в ответ, не оборачиваясь, Петр и бухнулся в воду. Нырнув, он стал общительнее.

"Чего вы там сидите? – крикнул он нам. – Идите окунитесь! Вода как парное молоко!"

Андрей уже снимал брюки. Братья Завьяловы и Свят принялись раздеваться прямо у костра, после чего побежали с гиками и криками к реке.

"Вода-то – ледяная!" – услышал я Ванин голос.

Пошел плавать и я. Это стало потом для нашей компании традицией – есть вместе уху, вести разговор у костра, а потом смывать его в реке.

Братья Симины и близнецы Завьяловы решили остаться на Рыбацком пляже. Всех их, кроме Петра, никто нигде не ждал: Андрей, бывший школьный инспектор, и Ваня с Яшей, бросившие учебу в институте, не имели ни семьи, ни работы. Деятельный и семейный Петр, владелец двух гаражей в районном центре Крыжов,  тоже вознамерился проводить большую часть времени на Рыбацком пляже. Он считал, что его младшему  брату, недавно бросившему пить,  требовался  надзор.  Петр не верил, что Андрею теперь  всегда будет нужна только свежесть. И здесь он был прав: ничто не бывает “всегда”.

Яша и Ваня поставили свои палатки у подножия откоса, а  Петр с Андреем уплыли обратно в Крыжов  и вернулись оттуда с буксиром. Это был не годный для плавания катер. Братья Симины  втащили его на берег и врыли в песок. Катер превратился в домик.

"Летом мы с братом будем пользоваться им сами, а осенью он перейдет вам со Святом. К зиме я поставлю в нем для вас печку," - сказал мне Петр. Меня тронула его уверенность, что мы с сыном останемся зимовать на Рыбацком пляже.

 

А.Авилова. «Очередной мессия и его сын» 

 

 

 

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100