Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 342 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОПЫТЫ: К чему оно, это многообразие?

Печать

 

m07К чему оно, это многообразие?

На следующий день, после того как братья Симины вернулись с рыбалки, мы опять сидели на пляже вчетвером и говорили о жизни. Андрей спросил:

"А вообще, что такое – жизнь? Борьба за существование? Борьба противоположностей? Игра? Иллюзия? Скачок космической энергии?"

Такой набор вопросов был замечателен сам по себе. Измени вопросительную интонацию на повествовательную – и вот тебе неплохой ответ.

"Ведь что открылось сейчас, в нашем всероссийском бардаке: жизнь – не то, что о ней думали все нормальные люди. И тех законов у нее нет, которые мы выучили, - продолжал Симин-младший. - Да есть ли у нее в действительности вообще какие-то законы? Что ни возьми, все глупость или обман".

"Один закон есть уж точно, - сказал я. - Закон многообразия".

Тут мы увидели еще одну лодку, где сидели двое ребят. Как Петр и Андрей Симины, те двое тоже были братья. Звали их Яша и Ваня Завьяловы, братья-близнецы. Их одинаковость была не видна на расстоянии. Мы обнаружили ее, когда они подплыли к косе.

"Вот тебе и многобразие!" – смеясь воскликнул Петр и указал рукой на близнецов.

"Да, промашка у вас получилась!" - поддержал его Андрей.

Однако на самом деле промашки не было.

"В этих двоих, - сказал я, - закон многообразия воплотился дважды. Большинство людей появляется на свет в единственном экземпляре, они же родились близнецами, – это раз. Но, родившись близнецами,  они стремятся быть непохожими друг на друга и  способствуют утверждению многообразия еще и таким способом."

У близнецов были одинаковы только черты лица и физические пропорции. Одежда, прическа,  манера двигаться, взгляд - все это находилось в контрасте. Ваня - шатен с короткой бородкой, одетый в пестрый спортивный костюм, размеренно греб, не обращая на нас внимания. Яша же - крашеный блондин, стриженный бобриком, весь в черном, бездельничал у неработавшего мотора и зло поглядывал на нас. Не слыша нашей дискуссии, он, тем не менее, принимал ее на свой счет и кипел.

Близнецы причалили к другому краю Рыбацкого пляжа и стали выгружать свои вещи из лодки, громко переговариваясь друг с другом. Они вели себя так, словно на косе, кроме них, никого больше не было.

"Похоже, мы обидели их," - сказал я и отправился к новоприбывшим. Другие последовали за мной.

Этим ребятам было лет двадцать. Они не знали, что от нас ждать, и  петушились, особенно блондин Яша, родившийся первым и державшийся старшим. Он решил, что будет драка, и ждал ее в напряжении.

"Хочешь знать, что я сказал о вас? - спросил я его. – Ты и твой брат  хорошо взаимодействуете с главным законом жизни".

Близнецы посмотрели на меня сосредоточенно, как рыбаки смотрят на внезапно двинувшийся поплавок.

"Жизнь – это воплощение многообразия, ни больше ни меньше. Мы вкладываем в нее массу других значений, но это желаемое, а не действительное," - сказал я.

Яша ухмыльнулся и побольше взъерошил пальцами свой бобрик. А Ваня, в отличие от брата мало занимавшийся своей внешностью, спросил:

"К чему оно, это многообразие?" 

"Чтобы могла быть вечность".

Мой ответ позабавил близнецов. И на их лицах одновременно появилась добрая улыбка. Андрей предложил им оставшуюся уху, как это сделал вчера при знакомстве с нами. И как и мы, братья Завьяловы не отказались.

Наша четверка вернулась к костру, и скоро к нам присоединились Яша с Ваней. У одного в руке были две миски, у другого - бутылка водки и два стакана.

"Сначала надо будет отметить наше знакомство, - сказал Яша. – Вам куда налить?"

Братья Симины вдруг стали хмурыми.

"Мы с Андреем не пьем", - сказал Петр.

Яша перевел взгляд на меня и спросил:

"Вы-то хоть нормальный?"

"Не открывай свою бутылку, - сказал я ему. - Угощаем – мы".

Я дал Святу знак, и он принес к костру ведерко с питьевой водой, стоявшее в стороне. Вода светилась. Я взял ведро и стал тихонько качать его у огня. В воде заиграли блики.  Их игра трогает меня, и я могу долго на нее смотреть.

 Когда я поставил ведро обратно на землю и перевел взгляд на своих друзей, то увидел на их лицах недоумение. Они пытались схватить смысл моих действий, но он им не давался, как не дается рыбаку пескарь при ловле голыми руками. Чтобы добиться своего, рыбак мутит воду, семантику же нужна прозрачность, а ее на семантических глубинах не бывает.

"Важно не что  пить, а пить вместе!  Верно, Яша?" – спросил я.

Яша пожал плечами.

"Вот именно, в хорошей компании и вода хороша!" - поддержал меня Петр, а Андрей и Ваня молча уставились в землю.

"Что еще важно – это намерение, – добавил я. – Для чего ты взял с собой водку, Яша?"

"Для чего для чего… - занервничал тот. - Ясно для чего: чтоб расслабиться. Чего тут спрашивать?!"

Многие из напивающихся до самозабвения, того не зная, поднимают бунт против инстинкта самосохранения. Ведь чем так хорошо опьянение? Тем, что выходишь из своих берегов и, как минимум, сливаешься со своей  компанией. Однако не менее, чем марево, ум привлекает прозрачность. Покой  и удивление – его главные потребности, и первое он находит там, где стирание линий, расплывчатость, смутность, аморфность, расслабление, а второе - там, где четкость, острота, блеск, чистота, свежесть. Водка и вода – все равно что два поезда у одной платформы, которые касаются друг друга задними вагонами.

А.Авилова. «Очередной мессия и его сын» 

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100