Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 206 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОПЫТЫ: Высвечивание значений

Печать

 

m06Высвечивание значений

 

Когда начало темнеть, рыбаки вернулись на берег, а мы со Святом поднялись на откос. Там, на краю леса, мы увидели стоявший в стороне от других деревьев ясень. Устроившись под ним, мы вместе молча смотрели на первые звезды.

"Отец, зачем ты рассказываешь свои сны людям, которым на тебя наплевать?" – вдруг разрезал пространство надвое голос моего сына. Мы с ним снова оказались в той его части, где клубятся мысли и чувства, где время ломается на куски, где раздробленность, разобщение, разброд и постоянен лишь плач о любви.

"Тебе было стыдно за меня?" – спросил я.

"При чем тут стыдно?" – пробормотал Свят. "Это просто бессмысленно", - добавил он и замкнулся.

Прежде, в  Москве я был для окружающих величиной,  сегодня же стал  проходимцем.  В таком унижении Свят меня еще не видел.

Прошло какое-то время, и тишину перерезал я.

"Сын, унижение – это то же, что и снижение. Это  приземление.…"

"Глупая шутка, отец. И пошлая”, - перебил меня Свят. Ему было шестнадцать лет, и он не выносил позора. -  “У тебя вообще плохо с чувством юмора".

Отругав меня, сын успокоился и скоро уснул.

 

Ночью пошел дождь, и мы с сыном промокли. Утром было решено сделать шалаш. Когда он был готов, мы опять отправились к реке. 

Начинался вечер. На песчаном берегу находились те же двое рыбаков, которых мы видели вчера. Это были братья Симины, Петр и Андрей. Я поздоровался с ними, и Петр спросил, как все:

"Кто вы?"

Я назвал себя и своего сына, но недоверчивому рыболову надо было знать, чем мы занимаемся и что мы здесь делаем.  У меня в голове звякнуло слово, брошенное Фоминым, и я сказал Петру:

"Мы семантики".

О семантиках он слышал впервые. Я объяснил ему, что сема – по-гречески знак, а семантика –  наука о значениях.  Братья Симины напряглись, как напрягаются люди, встретив явного жулика.

"В сущности, наши с вами занятия очень похожи, - сказал я. – Вы – ловите рыбу, мы – ловим значения".

Это сравнение братья приняли за шутку, и их настороженность ослабла. Андрей похвалил нас за уборку Рыбацкого пляжа, но усомнился в ее пользе.

"Вот объявятся здесь другие рыбаки, и будет то же самое", - сказал он.

"Тогда я опять уберу", - пообещал я. 

 

Братья  собирались ужинать. Они предложили нам своей ухи, и мы не отказались. Потом мы вчетвером смотрели на реку. Каждый из нас думал о своем, пока Андрей не завел разговор о рыбалке.

"Я по натуре нетерпелив, неспокоен, можно сказать – суетлив, а вот сидеть в лодке и смотреть на поплавок могу часами, и нескучно. Интересно, почему такое?"

"Я знаю, почему на рыбалке нескучно, - сказал я, - но коротко это не объяснить".

"Неужели это так сложно?!" – спросил Андрей, колко глядя на меня. Он воспринял мой ответ как издевку.

"Да, это сложно", - подтвердил я.

"И сколько же времени вам требуется для объяснения?"

"Два часа".

Солнце между тем уже коснулось горизонта. Петр поднялся и позвал брата спать.

"Успеем, - сказал тот, забавляясь моим предложением. – Давай послушаем человека!"

"Два часа?!"

"А что? Коль надоест, уйдем раньше".

Андрей перевел взгляд на меня и спросил:

"Если нас сморит, вы ведь не станете нас удерживать, правда?"

"Не стану, - подтвердил я. – Но и не стану начинать, раз вы не уверены, что дослушаете до конца".

Братья теперь смотрели на меня озадаченно, не умея разобраться во мне: шизофреник – не шизофреник, трепач – не трепач, ученый – не ученый – кто я?!

Я пояснил:

"В семантике рыбалки свернута длинная цепь значений, и потому  ее высвечивание не может не быть продолжительным. Начинать его надо, как минимум, с душевной тоски рыбака. И если уж браться за эту работу, то надо довести ее до конца. Иначе усилия окажутся бессмысленными, а тогда уж лучше отдыхать".

“Высвечивание...”, - протяжно повторил за мной Андрей и усмехнулся.

"Вот-вот, и я так думаю: сейчас надо идти отдыхать, - сказал Петр, обрадовавшись возможности избавиться от не интересного для него разговора. – Ты, Андрюха, не забыл, что мы встаем завтра в пять?"

"Да ладно тебе! – отмахнулся от него Андрей. - Дай послушать человека. Если хочешь спать, иди. Я приду потом".

Но Петр спать не пошел, потому что у него была причина не оставлять брата одного с людьми, которых он не знал. Он опять сел на землю.

"Да, кропотливое это дело – семантика, - сказал Андрей, и глаза его заблестели. –  Интересно, а как же так получилось, что вы ею увлеклись?"

Я рассказал братьям Симиным о Голосе. Они многого не поняли и задавали вопрос за вопросом, совершенно забыв, что говорить мы должны были о рыбалке. Спустя час, а может быть и больше, я им об этом напомнил.

"Нельзя ли перенести "высвечивание значений" рыбалки на завтра?" – спросил Андрей.

Я согласился. Петр поинтересовался, сколько мы думаем пробыть на Рыбацком пляже.

"Наперед не скажешь, - ответил я. - Я  гость и завишу от гостеприимства".

Была уже  ночь. Петр с Андреем отправились в свою палатку, а мы с сыном -  в свой шалаш.

 

 

А.Авилова. «Очередной мессия и его сын» 

 

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100