Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 127 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



АЛЛА АВИЛОВА И ЕЕ "МЕССИЯ"

Печать

 

...Само по себе явление это, по свидетельству писательницы, существует давно, завоевывая все большую популярность в разных странах нашей цивилизации, включая и ее родину – Россию. Обращение Аллы Кузьминичны Авиловой - филолога, интересы которого сосредоточены на стыке понятийности человеческого языка и духовного опыта к к теме индивидуальной религиозности не случайно. Судя по ее произведениям, осознание актуальности этого феномена было результатом не только наблюдений, но и ее собственного опыта.

Одним из таких литературных изложений совершенно нового для русскоязычной религиозной и просто обывательской аудитории представляется повесть «Очередной мессия и его сын». Повесть была издана на голландском языке в Амстердаме более 10 лет тому назад, и сегодня читатель впервые может ознакомиться с ее русским текстом в формате блога, с ежедневным обновлением.

Однако, прежде публикации текста произведения, вместо предложения аудитории РелигиоПолиса сторонних суждений о возникновении у автора интереса к индивидуальной религиозностик и об истории появления «Мессии», более разумной нам видится беседа с самой Аллой АВИЛОВОЙ.

 

Алла АвиловаМы привыкли к тому, что все, связанное с религией, обязательно подразумевает какое-то определенное вероисповедание – от иудаизма до шаманизма. Как и почему возникла у Вас идея написать книгу о столь нетрадиционном аспекте религиозности?

Мне давно интересен индивидуальный мистический опыт, особенно у неверующих. Часто думают, что для них он недоступен, но это не так. Неверие – вообще очень относительное понятие. Каждый человек сталкивается в своей жизни с явлениями и переживаниями, которые не может себе объяснить. Взять, к примеру, предчувствия и сны, которые сбываются, неожиданные исцеления безнадежных больных, воникновение ниоткуда гениальных идей, творческое вдохновение. Многие, кто с этим столкнулся, начинают допускать или, по меньшей мере, предполагать существование некой иной, высшей реальности. 

Каждой культуре присуща своя религия, которая дает толкования и образы этой реальности. В прежние времена было обязательно принимать их на веру, в наше время в силу гуманистической этики их можно от себя отбросить, если они ничего тебе не говорят. Можно жить со своими образами Бога или вообще без них, но в какой-то момент религиозное предание, с которым была и остается в диалоге твоя культура, может вступить в диалог с тобой, а ты с ним. И может случиться, что то, что ты прежде слышал или читал  об Иисусе Христе, о его заповеди любви к ближнему, незаметно для тебя жило в твоем сознании и вдруг стало очень актуальным. Это тот религиозный опыт, который и доводится обрести, как откровение,  главному герою моей повести.

 

Сегодня часто говорят об иллюзиях, которым оказываются подвержены многие люди. Понятие же «опыт» предполагает все же некую конкретную реальность. Насколько реально то, что Вы имеете в виду?

Для меня лично такой вопрос даже не стоит. «Реальное» в религии – не то же самое, что «реальное» в материальном мире. Я своими глазам видела как религиозный опыт радикально менял людей, убежденных, что он для них не возможен. Для некоторых из них он был, словно землетрясение. Человек думал, что «домик», который он построил для себя из своих убеждений, прочный и вечный, а он в миг упал и рассыпался. Об таком случае и рассказывает моя повесть.

 

Судя по написанному Вами, можно предположить, что сюжет повести как-то связан с Вашим личным опытом. Это так?

Не совсем. Такого религиозного опыта, как у главного героя, у меня не было. Но всякий автор, познавший творческое вдохновение и проживающий жизни своих героев может себе представить их, как себя. их переживания, как свои. Уже само выражение «творческое вдохновение» говорит за себя. Откуда оно приходит - такое вдохновение, понять невозможно.  Когда пишешь, то мысли, метафоры, повороты сюжета вспыхивают, как озарения. Будто возникают откуда-то из «иной реальности»...  

 

Хорошо. Но сам «религиозный опыт» - как бы Вы определили факт его наличия, если не обращаться к энциклопедиям?

Во все времена люди видят в глобальных процессах и провялениях Бытия поражающую их упорядоченность, и задаются вопросами о ее присхождении. Одни видят во всем этом недоступную их пониманию мистерию и на том успокаиваются. Другие -  Высший разум, Абсолют или  нечто подобное, третьи - Бога. Нопроисходят в жизни какие-то события или просто бывают отдельные моменты, когда у людей возникает чувство, что скрывающееся в такой мистерии - будь то высший разум, Бог, либо что-то или кто-то еще, влияет и на их личную жизнь. Такое чувство может испытать любой человек, как верующий, так и неверующий. Это и есть религиозный, или мистический, или, как его определяют, трансцендентный опыт. Разница же в определении названия такого опыта связана с отношением к религии тех, кто его испытывает.

Как правило у человека,испытавшего подобное, возникает потребность привести его в гармонию, соединить со своими мыслями и чувствами, осмыслить его и найти для него место в своем внутреннем мире. Иными словами, не всегда это сознавая, человек испытывает религиозную потребность. Причем, вовсе не обязательно в традиционной религии, как определенного вероучения, которому предлагается следовать, а в религии, поддерживающей его духовный опыт, его собственные трансценденции, его личные «встречи с Богом».

 

То есть, по-Вашему религиозность как таковая и нужда в ней столь же органичны, как, например, потребность нашего организма в воде или пище?

Потребность в религии существует во все времена. Вопрос только в том, в какой именно религии в каждый данный момент. Меняется дух времени, меняется избирательность человеческого сознания, меняются и религиозные предпочтения. В одни эпохи возрастает потребность в единой национальной религии, которая консервативна и направлена на консолидацию масс людей. В другие – актуализируются процессы религиозного поиска..

Я думаю, в наше время не только общественный, но и объективный запрос на религиозное обновление несравнимо мощнее, чем желание придти к какой-то общей вероисповедной форме. Личные чувства и способности, собственные религиозные переживания в наше время значат для многих гораздо больше, чем традиционные предписания какой-либо «правильной веры». Я убеждена, что наступает время «индивидуалов» и «индивидуальной религиозности». В этой связи, думаю, «очередной мессия» моей повести олицетворяет дух нашего времени. 

 

Кстати, а почему именно «мессия», да еще и очередной?

Это общеизвестно, что наша культура полна ожиданий обновления жизни и обретения ее смысла, которое осуществит некая незаурядная личность. Но, начну немного «издалека»...

По моему впечатлению, религиозные понятия очень по-своему усваиваются живым языком, который не признает каких-либо правил их употребления и сопротивляется наложенным на них запретам. О многом говорит уже одно лишь отношение к слову «Бог» - к названию Бога именем. Христианство, как и религия древних евреев, из которого оно произошло, всю свою историю пыталось препятствовать употреблению этого слова ненадлежащем контексте, «всуе». Но слово «Бог», как известно, вошло даже в пословицы и поговорки, где употребляется отнюдь не в богословском значении. Та же свобода наблюдается в употреблении слова «мессия» в светской культуре, которой как и религии с ее идеей мессианства, свойственны ожиданий некой гениальной личности, способной дать миру  новую философии жизни.

Главный герой моей повести – мессия именно в этот смысле. Он видит свое призвание в спасении религии  от груза мертвых слов, не дающих Духу дышать. Он мессия тех, кто ищет новые смыслы происходящего и задумывается о современном значении религии вообще и христианства, в частности. Ну, а «очередной» он лишь потому, что таких мессий было и будет еще много. Потому что религию от удушающей ее рутины вот так, одним рывком не избавить, не спасти. 

 

Вопросов к Вам, конечно, было бы намного больше. Уверенность в том, что по прочтении повести они появятся у многих читателей – причем, и интересующихся, и возмущенных, можно сказать, стопроцентная. Тем не менее, последний вопрос: но, почему герой Вашей повести безработный математик? Почему не мятущийся студент из непризнанных талантов, не абстрактный «Мастер», как у Булгакова или не «альтист»?

Потому что человек с таким складом ума способен не терять трезвости рассудка, когда сталкивается с явлениями, которые не может себе объяснить, или не видит в них никаких признаков причинно-следственных связей...

 

 

 

RP

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100