РПЦ ОЦЕНИТ ЭКОНОМИКУ

Печать

 

 

Сергей ДИАНОВ   Олег ТЕПЛОУХОВ

 

rpc ocenkaПатриарх Кирилл впервые даст оценку экономике России

Неожиданные последствия изменения Конституции

 

Русская православная церковь (РПЦ) делает заявку на новую роль в политической жизни страны. Деятельность Церкви больше не ограничивается выработкой морально-нравственных норм и расширяется на социально-экономическую сферу — личный доклад по развитию этого направления готовит Патриарх Кирилл. Собеседники URA.RU в политической среде считают, что в своем новом статусе РПЦ может добиться поддержки среди населения, но вызвать недовольство в правительстве.

Патриарх Кирилл осенью выступит с личным докладом о стратегии развития России до 2050 года, рассказал православный бизнесмен Константин Малофеев в недавнем интервью URA.RU. Работу над концепцией с 2019 года ведет Всемирный русский народный собор (ВРНС), в котором Малофеев занимает должность замруководителя. В числе авторов документа — бывший советник президента России Сергей Глазьев. По словам Малофеева, у документа есть явное преимущество над работами остальных экономистов.

«Либералы готовили в разное время стратегии развития. Греф в Центре стратегических разработок готовил стратегию 2010, которая не удалась. Потом была стратегия 2020 Владимира Мау, которая тоже была не выполнена. Потом был Центр разработок Алексея Кудрина, который готовил стратегию 2030. Но у них у всех только экономические стратегии. Мы считаем, что экономическая стратегия — без социальной, без культурной, без нашего позиционирования в международной жизни, без пространственного развития, касающегося регионов — не работает, — заявил агентству православный бизнесмен. В частности, новая стратегия предполагает равномерное распределение населения по стране. — Экономика связана с пространственным развитием, социальная сфера с демографией, демография с культурой. Если стратегия не является комплексной, то она не будет работать».

Данная стратегия — не первый проект, которым РПЦ демонстрирует свою погруженность в социально-экономические процессы. В ноябре 2019 года по благословению патриарха Кирилла Собор обнародовал стратегию народосбережения в России до 2050 года. Документ составлял авторский коллектив во главе с бывшим министром по вопросам развития Дальнего Востока Александром Галушкой. Его цель — достижение численности населения страны более 160 млн человек. К некоторым предложениям власть действительно прислушалась, Так, идеи, касающиеся демографии, впоследствии были прописаны в поправках в Конституцию (определение брака как союза мужчины и женщины) или попали в речь президента Владимира Путина во время послания Федеральному Собранию (льготная ипотека для семей).

Однако сам патриарх Кирилл в столь глубокие экономические тонкости в своих выступлениях еще не погружался. К примеру, в апреле, говоря о проблемах в стране, вызванных пандемией, глава РПЦ делал акцент на вере, а не на мерах поддержки населения: «Мы живем во время кризиса, значит, живем во время перемены. Возникает вопрос — что это за перемена? Очень многие исполнены страха за свою жизнь и здоровье — и есть основание — всемирно распространяется страшная инфекция, — сказал патриарх Кирилл. — Мы, в конце концов, должны осознать истину, которая неочевидна для людей неверующих — настал их час задуматься. Истина в том, что Бог — творец мира, от него зависит человеческая судьба».

Церковь раньше не проявляла такой активности в социально-экономической сфере, считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Церковь стремилась действовать только в сфере морально-нравственных норм. Церковь старалась не поднимать текущие вопросы социально-политической сферы. Есть социальная концепция РПЦ, которой уже 20 лет, но это концептуальный документ, который не предусматривает отношений с конкретным правительством, выдвижение конкретных инициатив и так далее», — сказал URA.RU Макаркин.

Источник URA.RU в политсреде считает, что после появления в Конституции поправки, упоминающей Бога, Церковь ощутила себя по-новому в структуре государственного управления. Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин видит в готовящемся докладе патриарха заявку РПЦ «на новую роль в политической жизни страны».

С тем, что РПЦ может стать «значительной политической силой» согласен и политолог Сергей Марков: «Несырьевой бизнес и работники реального сектора экономики представлены [в политике] очень слабо и они ищут своего представительства. Такое представительство они нашли в РПЦ. Малофеев как раз связан с этим сектором экономики. В условиях, когда социал-демократической партии, которая занималась бы таким электоратом, не существует, РПЦ начинает играть ее роль и роль христианско-демократической партии одновременно. Эта ниша пустая в России. РПЦ оказывается политической силой, которая защищает самых незащищенных».

Правда, действия Церкви могут вызвать недовольство в правительстве страны, отметил Сергей Марков.

«Если их [ВРНС] программа победит, то власть нынешнего экономического блока правительства значительно уменьшится, — считает политолог. — Для патриарха это рискованная ситуация. Это приведет к массированному медийному удару по нему. Для него это опасно, но он идет на это».

Также противостоять проекту православных будут либералы, в том числе, среди высшего руководства страны, полагает Лункин: «Либеральная часть общества может сказать — посмотрите, какая Церковь дремучая и программа у них такая же — антидемократическая».

Журналист URA.RU отправил запрос в пресс-службу РПЦ, ответ пока не поступил.

 

Источник

 

Комментарий RP:  если информация о новой «специализации» главы РПЦ не является немотивированной выдумкой или чьим-то осознанным «фейком», то предполагаемая политологами новая функция «титульной» клерикальной структуры может быть объяснена выстраиваемыми перспективами дальнейшей радикализации существующего политического режима. На данный момент нечто подобное вполне укладывалось бы в конспирологическую теорию о намерении сформировать «православный талибан» по подобию политического режима в Иране, где именно это государство воспринималось бы важным стратегическим союзником.  Правда, реализация этих фантазий представляется малоосуществимой,  так как предыдущий эксперимент с клерикализацией страны уже доказал, чем могут заканчиваться такого рода кампании и для реноме церкви, и опекающей ее номенклатуры.

С другой стороны, на вероятность смещения акцентов в деятельности клерикальной структуры с духовно-нравственных на политические было недавно декларировано кампанией со строительством и освящением «главного храма ВС» при игнорировании ценностей христианства. Такая тенденция, конечно, вполне импонировала бы в ряду стран стилю современной политики, и обретение «титульной» конфессией, по существу, статуса политической партии в условиях современной России при падении авторитета, например, ЕР выглядело бы возможным.

С еще одной, вполне обоснованной юридически точки зрения, будучи "хозяйствующим субъектом" РПЦ имеет полное право на формулирование своего мнения по поводу состояния экономики страны, как любой другой хозяйствующий субъект в Российской Федерации.

 

Еще од