Регистрация / Вход



ТЕНДЕНЦИИ "В ТРЕНДЕ"

Печать

 

 

 Платон ПРОХОРОВ

 

...Пресс-службы различных религиозных организаций предназначены для того, чтобы давать комментарии и пояснения светским исследователям и СМИ о различных внутрирелигиозных событиях и явлениях. Существует такого рода служба и в Московском патриархате (РПЦ) под названием Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ (ОВЦО и СМИ). Одновременно, в РПЦ существует и Отдел внешних церковных связей (ОВЦС), задачами которого, согласно Уставу этой религиозной организации, «является реализация внешней деятельности Московского Патриархата по следующим основным направлениям: осуществление связей Русской Православной Церкви с Поместными Православными Церквами, инославными Церквами и христианскими объединениями, контактов с нехристианскими религиозными общинами и межрелигиозными организациями, межправительственными и общественными международными организациями; работа с соотечественниками за рубежом, помощь им в установлении и развитии регулярных контактов между соотечественниками в рассеянии и Церковью в Отечестве».

Таким образом, на ОВЦС в религиозной организации возложено выполнение не столько информационных, сколько политических функций РПЦ, что вполне конкретно характеризует его роль и деятельность. Как правило, публично представляют этот церковный департамент его руководство или отдельные сотрудники, по заявлениям которых можно судить о направлениях политики руководства РПЦ в той или иной сфере общественной и политической жизни страны.

Нынешний председатель ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) хорошо российским телезрителям как постоянный участник клерикальной программы «»Церковь и мир», которая транслируется телеканалом «Россия-24». Разного рода заявления церковного функционера, как правило, отличаются категоричностью, что может объясняться их полным соответствием политике руководства РПЦ. Поэтому возникающие вследствие таких заявлений вопросы было бы несправедливо адресовать лишь митрополиту Илариону, так как он и сам может не знать на них ответов.

Так, например, как сообщает Интерфакс-религия, в одной из последних программ Иларион сказал буквально следующее: «Мы хорошо знаем, где находятся самые быстрорастущие Церкви, и вот одна из таковых - это Русская православная церковь. У нас 30 лет назад было шесть тысяч приходов - сейчас у нас 40 тысяч приходов, у нас было 20 монастырей - сейчас у нас без малого тысяча монастырей». При этом добавил, что «Наша Церковь растет исключительными темпами, и это связано с запросом населения, потому что нигде никто не строит храмы и не открывает монастыри по какой-то разнарядке, спущенной сверху - везде храмы и монастыри возникают там, где туда приходят люди, где складываются приходские и монашеские общины».

Нетрудно предположить, что не соответствующие волне общественных протестов против массового «храмостроя» такого рода заявления - без какого-либо упоминания о громадном количестве находящихся на грани разрушения, но не нужных РПЦ уникальных храмов, - должны соответствовать политике данной организации. О количестве прихожан уже существующих храмов, которое неуклонно сокращается, можно судить по официальным сводкам о посещаемости богослужений на Пасху и в Рождество, которая в разных регионах составляет от 1,5 до 3% населения. Поэтому энергичное увеличение организацией количества культовых объектов с использованием государственных, в том числе материальных преференций, могло бы свидетельствовать об успехах церковно-государственного сотрудничества, но никак не о «росте Церкви».

По всей вероятности церковно-политическими целями объясняется и непонятно откуда взятая митрополитом «сотня» приходов во Франции, которыми «приросла» РПЦ в связи с присоединением к ней лишенного канонических полномочий бывшего главы Русской архиепископии Иоанна (Ренето). К нему присоединилось условно чуть более десятка таковых, тогда как и в них еще не проведены предполагающиеся Уставами приходов общие собрания, и решений о присоединении пока нет.

Понятно, что «титульная» церковь в России в процессе заметного снижения своего авторитета у населения стремится заявлять о своей актуальности. Однако, как известно по истории Церкви, это удается лишь благодаря духовному подъему, который осуществляется посредством роста интереса к религии – в данном случае, к православному христианству, ценности которого вызывали бы особый спрос у находящихся в религиозном поиске людей. Такой период наблюдался и в недавней отечественной истории, когда православие становилось духовной опорой в условиях большевистской оккупации страны. При этом немалую роль играл высокий нравственный и интеллектуальный авторитет религиозных лидеров, отвечающих ожиданиям соотечественников и вызывающих доверие.

Чему-то подобному вряд ли отвечала еще одна декларация «телевизионного» митрополита, заявившего в телепрограмма «Церковь и мир», что допустимое в исламе многоженство «нарушает Божественный закон».

«Мы, православные христиане, настаиваем на единственности брачного союза, на том, что брачный союз - это союз между одним мужчиной и одной женщиной, союз, созданный по любви с целью рождения и воспитания детей», - цитирует слова Илариона Интерфакс-религия.

Разумеется, для живущих в традиции моногамии православных христиан, стремление к увеличению количества своих жен выглядело бы противоестественно. Но «уличение» последователей ислама в нарушении закона Всевышнего – не лучший способ доказательства духовной, да и разумной состоятельности для представителей крупной религиозной корпорации.

При условии, что самим православным никто полигамии не навязывает, столь категорическое вмешательство в семейную этику одной из мировых религий выглядит не только странно, но и скандально. Отсутствие же осознания этого особенно заметно по довольно сумбурным заявлениям церковного функционера, что «страна в целом к этому не готова - ни население наше не готово, ни власти не готовы», что пожелание религиозных лидеров ислама «не будет поддержано нашим обществом», и «если у нас отдельные регионы начнут принимать законы, которые будут приходить в противоречие с законами страны, тогда мы постепенно превратимся из Российской Федерации в Соединенные Штаты России».

К сожалению, эти и подобные признаки позволяют подозревать, что лучшие годы проводимой данной религиозной организацией политики остались в советском прошлом, где ее верхушка выполняла строго ограниченные функции в атеистическом государстве, а верующие могли просто молиться.  

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал