Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 268 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАЩИТА ЧУВСТВ ВЕРУЮЩИХ В РОССИИ: ОТ "PUSSYRIOT" ДО "ТАНГЕЙЗЕРА" - доклад К.Сергазиной, к.с. "Светскость государства и реализация прав верующих", 20.04.2015, СПб.

Печать

 

  • Защита чувств верующих в России: от «PussyRiot» до «Тангейзера»

 

Все вы хорошо помните, что новый этап государственно-конфессиональных отношений начался в 2012 году с дела «Pussy Riot». Чуть больше трех лет прошло с того времени, как феминистки из панк-группы «Pussy Riot» спели в Храме Христа Спасителя антиклерикальную песню (21 февраля), и почти три года с момента вынесения приговора (напомню, 17 августа 2012 года Хамовнический суд Москвы признал их виновными по ч. 2 ст. 213 УК РФ в хулиганстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору по мотиву религиозной ненависти, а также ненависти к социальной группе православных верующих, все трое были приговорены к двум годам лишения свободы в колонии общего режима). При этом доказательств вины по ст. 213 в обвинительном заключении практически не было, особенно в том, что касается мотива религиозной ненависти. Тексты обвинительного заключения и приговор изобиловали церковными терминами, отсутствующими в уголовном праве, и даже ссылками на правила церковных соборов и в целом производили впечатление обвинения в богохульстве, а не в хулиганстве.

Именно после дела «PussyRiot» 11 июня 2013 года был принят Государственной Думой (подписан президентом 30 июня) закон  «О защите религиозных чувств» (его полное название - «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний»), вводящий новую редакцию ст. 148 УК («Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания»)[i]. Поправки в Кодекс об административных правонарушениях также предусматривают усиление санкций по ранее действовавшей ст. 5.26 КоАП («Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях») и расширение ее состава[ii].

Закон был сформулирован крайне неряшливо, неясно было, что должно пониматься под «осквернением» и о каких «мировоззрениях» идет речь, непонятно было, что нового в введенном составе преступления по сравнению с такими уже существующими, как хулиганство по мотиву религиозной вражды и унижение достоинства человека в зависимости от его отношения к религии. Казалось, что нормы закона оставляют большой простор для свободного толкования и злоупотреблений.

Однако этот закон, вызвавший в обществе много споров, ни в 2013, ни в 2014 году ни разу не применялся на практике. Единственный, кто действительно понес наказание за оскорбление религиозных чувств как за таковое, – это новосибирский художник и общественный активист Артем Лоскутов. В феврале 2013 года он был оштрафован (на 1000 рублей по ст. 5.26 КоАП) за распространение стилизованного под икону изображения участниц группы «Pussy Riot». В сентябре это изображение было признано оскорбляющим религиозные чувства и запрещено к распространению как экстремистское.

В 2015 году закон «О чувствах верующих» попытались было применить в деле о «Тангейзере», но в результате ситуация разрешилась странный образом – прямым вмешательством министра культуры.

И в этом особенность российского отношения к верующим и  их чувствам: ответ на запрос о защите чувств во многом определяется позицией федеральных или региональных чиновников.  

Приведу несколько примеров:

1) в 2013 году мэрия Омска по просьбе православного митрополита аннулировала согласование организованного общиной родноверов праздника «Проводы зимы», поскольку он пришелся на период Великого поста.

2) В том же году администрация Павловского района Краснодарского края отменила празднование 1 Мая, поскольку праздник приходится на Страстную неделю Великого поста. Отменены были не только народные гуляния и демонстрация, но и ярмарка.

3) По инициативе Союза православных братств в Калуге и Туле были отменены концерты тверской группы «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля». Православные активисты убедили власти регионов в том, что группа – «антицерковная», а ее название – кощунственное.

4) После протестов православных организаторы петербургской выставки Марата Гельмана «Иконы» – Фонд поддержки современного искусства «Рицорди» – изменил время и место проведения выставки. Напомним, годом ранее после аналогичных протестов выставка в Петербурге была отменена.

5) В Ростове-на-Дону под давлением казаков был отменен показ детской исламской моды. Казаков особенно возмутила новость о том, что исламскую одежду будут демонстрировать девочки-немусульманки.

6) Депутат Законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов лично – вместе с группой активистов – прервал празднование Хэллоуина в парке Интернационалистов во Фрунзенском районе города. Депутат счел недопустимым проведение «шабаша» рядом с православным храмом.

В 2014 году:

7) компания «Свечение» в преддверии премьеры третьей части фильма «Хоббит» отказалась от установки инсталляции «Око Саурона» над одним из зданий «Москва-Сити» сразу же после радиовыступления протоиерея Всеволода Чаплина, предположившего, что водружение над Москвой «демонического символа» приведет к негативным последствиям.

8) В Томской области был отменен ежегодный фестиваль «Солнечное сплетение» у села Тахтамышево. Среди других причин (беспокойство для местных жителей и возможный ущерб природе) один из чиновников упомянул нежелание нарушать традиции местного «мусульманского населения».

 В нескольких российских городах конфликты на почве защиты религиозных чувств были связаны с гастролями зарубежных рок-групп. (Под давлением православных были отменены концерты группы «Cannibal Corpse» в Москве, Новосибирске и Санкт-Петербурге, группы «Cradle оf Filth» и Мэрилина Мэнсона – в Новосибирске, группы «Behemoth» – в Новосибирске и Владивостоке. Словенская рок-группа «Laibach» сама отменила запланированные гастроли в Москве и Петербурге. На своей странице в Facebook музыканты объяснили поклонникам, что выступления отменены в связи с «высоким политическим риском тревожной реакции со стороны местных “православных” активистов»). Учитывая специфику этих групп – все они играют тяжелый рок, – сложно говорить об их массовой известности в православной среде. В данном случае речь, безусловно, идет об акциях, хорошо спланированных группами «православных активистов».

В 2014 году к защите религиозных чувств  стали привлекать сотрудников правоохранительных органов. Если раньше редкие жалобы оскорбленных верующих прокуратура оставляла без удовлетворения, то теперь борцы с «сатанистскими» рок-группами стали обращаться в правоохранительные органы в массовом порядке, и силовики сразу нескольких регионов встали на сторону защитников религиозных чувств.

Прокуратура Карасунского округа Краснодара обязала группу «Cannibal Corpse» исполнять только те композиции, что прошли лингвистическую экспертизу и не содержат признаков экстремизма.

Аналогичное предостережение организаторам концерта «Cannibal Corpse» в Челябинске объявила прокуратура Челябинской области и потребовала исключить из программы несколько песен и не допускать на концерт несовершеннолетних.

Прокуратура Октябрьского района Уфы и вовсе потребовала запретить на территории РФ распространение текстов группы «Cannibal Corpse» и их переводов как «причиняющих вред здоровью и развитию несовершеннолетних».

Своими силами «православные активисты» пытались сорвать спектакли «Идеальный муж» и «Братья Карамазовы» во МХТе (в ноябре 2013 года), премьеру документального фильма Аскольда Курова «Дети 404», посвященного преследованиям российских ЛГБТ-подростков (в апреле 2014 года), выставку Марата Гельмана «Цензура-шлю-ха-ха» (в ноябре 2014 года). Протесты вызвал показ фильма «Левиафан» и оперы «Тангейзер» в Новосибирске.

На наш взгляд, Тангейзер мог бы стать таким же переломным моментом в деле защиты чувств верующих, как и «PussyRiot», если бы ситуация не была перенесена из правового поля в корпоративное.

Здесь мы вновь имеем «знаковое дело», которое начинается целиком и полностью с подачи церковных властей и однозначно осуждается интеллигенцией – в том числе церковной.

 Власти светские, государственные, сначала выступают в этом процессе как нейтральная сторона, но потом - охваченные волной церковного напора – включаются в процесс – не на стороне защиты, увы, а на стороне обвинения.

При этом позиция церковных властей – в первую очередь, патриарха Кирилла, в этом скандале однозначная, хоть и проговоренная не прямо: в опубликованном на официальном сайте Московской патриархии РПЦ документе «Об опасности осквернения священных символов» речь идет как раз об опасности творчества, чрезмерном увлечении либеральными идеями («ультралиберальными идеями»)и потере нравственных ориентиров – словом, о перегибах, которые приводят к кощунству. В документе названы и те, кто идут по «пути погибели»: это художники, журналисты, режиссеры, литераторы.

Обращает на себя внимание в первую очередь риторика указанного документа, ненавязчиво отсылающая читателя, во-первых, к делу «PussyRiot» (противопоставление творчества и кощунства), а, во-вторых, к волне крестоповалов, последовавших за судебным преследованием членов этой группы. Ставя в один ряд поджоги церквей и поклонных крестов, осквернение мощей и появление креста в качестве театральной декорации, авторы документа не оставляют государственной власти (к которой они обращаются) ни малейшей возможности игнорировать новосибирский скандал.

Эта риторика ведет нас проторенным путем, хорошо известным по делу «PussyRiot»: современное искусство, обращаясь к религиозным сюжетам, вступая в сакральное пространство (в церкви или в театре) не только задевает чувства верующих, но и создает угрозу общественной безопасности.  Отсюда и особый посыл цитируемого документа: к тексте гораздо больше говорится о разжигании розни и угрозах «гражданскому миру», чем собственно о чувствах верующих.

Любопытно и предостережение патриарха, высказанное им в Вербное воскресенье: Церкви не страшен отход от нее верующих и осуждение со стороны, которое, конечно, следует за делом «Тангейзера».  

 

Доклад основан на информации, собранной в ходе мониторинга Центра «Сова». Собранная информация представлена на сайте Центра в разделе «Религия в светском обществе» (www.sova-center.ru/religion), включая ссылки на источники в СМИ и в интернете.

 

 

Автор: Ксения СЕРГАЗИНА - эксперт информационно-аналитического центра «СОВА», доцент Учебно-научного центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета.



[i] Было введено наказание за оскорбление религиозных чувств – штраф до 300 тысяч рублей, обязательные работы на срок до 240 часов, либо лишение свободы на срок до одного года. Если действия, направленные на оскорбление религиозных чувств, совершены в местах религиозного почитания или во время проведения религиозных обрядов, штраф может составить до 500 тысяч рублей, срок привлечения к обязательным работам – до 480 часов, срок лишения свободы – до трех лет с возможным ограничением свободы на срок до одного года.

[ii] Штрафы для физических лиц увеличились в десять раз (до 10–30 тысяч рублей), для должностных лиц – до 50–100 тысяч рублей. Ст. 5.26 была расширена – за умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков и эмблем мировоззренческой символики и их порчу или уничтожение установлен штраф для физических лиц – от 30 до 50 тысяч рублей, для должностных лиц – от 100 до 200 тысяч рублей.

 Rambler's Top100