Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 305 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



М.А. ЖЕРЕБЯТЬЕВ "СВЕТСКОСТЬ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ: ЗАБЫТЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП" (материалы Международной научной конференции "Свобода религии и демократии: старые и новые вызовы", Киев, август 2010)

Печать

НАН Украины, Киев, 5 августа 2010

  

(«Три цвета времени»)

Несмотря на закреплённый действующей Конституцией РФ 1993 г. светский характер государства [1], вопросы, касающиеся присутствия религии в публичной сфере, а именно, - отношения религиозных организаций с государством, обществом и друг с другом, - относятся к числу наименее разработанных норм права в современной России. Наглядное свидетельство тому, с одной стороны, появление разного рода православно-клерикальных концепций, подменяющих смысл существующих конституционно-правовых норм [2], повсеместное участие духовенства РПЦ МП в религиозных церемониях, проводимых где угодно и по любому поводу (освящение школ, «заводов, газет, пароходов» итд., появление молелен одной вероисповедной юрисдикции в стенах государственных и муниципальных учебных заведений, участие «первых лиц» разных уровней власти в восстановлении инфраструктуры МП и их многочисленные тематические заявления), с другой, - совершенно неразработанное законодательство, касающееся демонстрации религиозных символов [3], порядка доступа религиозных организаций к светским СМИ, строительства объектов, необходимых религиозным организациям для осуществления ими видов своей уставной деятельности [4]. Даже в тех случаях, когда властные структуры предпринимали попытки выстраивать отношения с религиозными организациями в соответствии с конституционным принципом светскости, как это было в случае разрешения обучения детей религии за пределами сетки учебного времени в помещениях общеобразовательных школ в соответствии с желаниями родителей [5], такие инициативы власти не получали своего логического развития.      

На данный же момент основным субъектом, определяющим параметры светскости в России, выступает уже не государство, а РПЦ. Так, недавно известный миссионер и спичрайтер Московского Патриархата протодиакон Андрей Кураев представил следующее определение светскости. Согласно ему, "светский – значит неконтролируемый и нефинансируемый церковной властью – и всё".[6]. В реальности, как было показано выше, похожее понимание светскости разделяется сегодняшней российским государством. Если же говорить о самом определении Кураева, то оно выводит светскость не только из правовой плоскости, но и вообще из сложившегося научного дискурса, что осложняет на обозримую перспективу ведение общественного диалога по данной проблематике. Парадокс: есть Конституция, но основные акторы политических и общественных процессов не готовы к ней аппелировать.

Таким образом, de-jure, согласно прописанной в Конституции норме, Россия остаётся светским государством, тогда как, de-facto, положение дел в постсоветской России напоминает ситуацию, имевшую место в период существования Временного правительства с лишённым части привилегий (подобающих государственной церкви) господствующим вероисповеданием при этом никак и в чём не ограниченном в своих публичных действиях и притязаниях с минимумом государственных, а, стало быть, и социальных обязательств. В этой связи будет нелишним отметить, что сложившаяся за последние 20 лет в РФ конструкция религиозно-общественных отношений не получила вообще никакого названия (она пока даже не стала предметом экспертной рефлексии), как и то, что государственно-конфессиональные взаимодействия в России не поддаются ни самонастраиванию, ни выстраиванию государством в соответствии со стандартами одной из двух известных современности моделей - кооперационной или сепарационной.  

Первый постсоветский этап: от конституционных деклараций к следованию за настроениями электорального большинства (1993-1999)

Все три выделяемых нами этапа постсоветской истории России, которые связаны с изменением фактических трактовок светскости российским государством, гражданами, общественными группами и религиозными объединениями, связаны с деятельностью трёх последовательно сменявших друг друга глав государств. Что, в целом, неудивительно, учитывая гиперпрезидентский характер Российской конституции образца 1993 г.

С именем первого президента России Бориса Ельцина связано принятие Конституции, в которой впервые в Российской истории провозглашался светский характер государства. Светское государство пришло на смену государству атеистическому.    

Как указывает американская исследовательница религиозного права Элизабет Сьюэлл, 14-я статья Российской Конституции «содержит четыре различных аспекта: светскость государства, отсутствие поддержки религии государством, отделение религиозных объединений от государства, равенство религиозных объединений перед законом» [7]. 

Под светским характером государства, продолжает автор, понимается: «запрет на утверждение государственной религии, обязательной религии или официального государственного предпочтения особой религии» [8]. 

РПЦ МП не оказала никакого влияния на принятие Российской Конституции. В немалой степени потому, что базовый набор религиозных свобод был уже заложен союзным и российским законами о свободе совести, которые были приняты в октябре 1990 г.. (После распада СССР союзный закон был упразднён). Правда, уже к лету 1993 г. руководство РПЦ сформулировало позицию в части изменения религиозного закона. МП одобрила законодательные меры парламентариев, направленные на ужесточение контроля за религиозной деятельностью, главным образом, за т.наз. иностранными миссиями и миссионерами. Оппозиционный президенту Ельцину парламент проголосовал за эти поправки. Однако, глава государства их отклонил. Параллельно, неудачей обернулась для руководства РПЦ МП  (и персонально для митрополита Кирилла (Гундяева) попытка примирить стороны в гражданском противостоянии в сентябре-октябре 1993 г..   

Ко времени принятия Конституции РФ в руководстве РПЦ стали оформляться представления о желаемом идеале существования церкви в условиях современного государства, невмешивающегося во внутрицерковные дела. Наиболее полно это представление было выражено в идеологеме «симфонии». Этим термином обозначается равенство и партнёрство церкви и государства, при этом и то, и другое, понимаются именно как власти (власть духовная и власть государственная/светская) при условии признания государством титульного статуса РПЦ МП, сохранения автономности внутреннего церковного устройства и возможности высказывать собственные взгляды по общественно-значимым проблемам.

По мере приближения сначала парламентских декабря 1995 года, а затем и президентских июня 1996 года выборов, религиозная тема стала частью ценностного противостояния коммунистическо-патриотического  и либерального политических лагерей.

В таких условиях и законотворческое, и практическое становление светского государства в близком к конституционному пониманию светскости происходить вряд ли могло. Напротив, формировавшаяся право-либеральная «партия власти» «Наш Дом Россия!» взяла на вооружение лозунги своих идеологических оппонентов, связанные с духовной составляющей и, по мнению многих экспертов, даже перещеголяла тех в антисветской риторике.

В сентябре 1997 г. Борис Ельцин подписал новую редакцию закона "О cвободе совести и о религиозных объединениях". "Компромиссный" документ, вышедший из недр президентской администрации, успокоил страсти в обеих палатах Федерального собрания и руководстве политических партий. Кроме того, новый закон подвёл итог, как минимум, четырёхлетнему политико-идеологическому и мировоззренческому противостоянию. На его продолжение в тот момент сил ни у кого не хватило. И на сей раз наиболее радикальные предложения чистки закона прошли в довольно смягчённом варианте при помощи отсылочных норм. Поэтому пик законотворчества в развитие конституционного принципа светскости приходится на переходные 1998-2000 гг., когда потребовалось делать много правовых уточнений, относящихся к принятому закону. Но с учётом специфики закона они носили локальный характер: несмотря на своё название 90 % норм, которые содержит закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», относятся к регулированию вопросов приобретения и утраты объединениями верующих статуса юридического лица.    

Российский религиозный закон образца 1997 г. продемонстрировал завидную живучесть на фоне тех изменений, которые коснулись других сфер российского законодательства в 2000-е гг..

Этап второй: «традиционные» выделены (2000-2007)

Однажды в своём интервью Владимир Путин заявил о выделенности в России «традиционных религий» согласно действующему российскому закону. Дело здесь, пожалуй, не в незнании конкретики (что вполне допустимо), а в понимании лидером государства существа социальных процессов, роли и значения отдельных партий и общественных групп. Если кратко: есть главные, так сказать, «цементирующие», а есть второстепенные, последние могут существовать, так сказать, не определяя общей «погоды».  В 2000-е постепенно при активном участии нового популярного среди широких общественных слоёв главы государства завершается поиск постсоветской национальной идеи, начатый в середине 1990-х с посыла непопулярного Бориса Ельцина. Для определения российской специфики стали использовать термины «управляемая демократия», а впоследствии «суверенная демократия».  В период президентства В.Путина сохраняется общая тенденция следования власти в формировании религиозной политики настроениям электорального большинства. Стабилизация режима напрямую связана с его сакрализацией в том числе и с участием в этом процессе крупнейшей деноминации. Однако, отец-основатель новой политической системы стремился не допустить усиления столь высокорейтинговой структуры как РПЦ. Это проявилось в стремлении не обсуждать проблему со ссылкой на принцип светскости (общественная дискуссия вокруг «письма академиков» показала серьёзную поддержку идей светскости в российском обществе), а оттягивать решения по просьбам МП о повсеместном введении в светских общеобразовательных школах ОПК, которые сопровождались подчас применением с церковной стороны нестандартных ходов, игры на патриотических чувствах чиновниках и использованием ведомственных противоречий.

Этап третий: рейтинг РПЦ на службу тандему (2009-2010)  

По завершении первого года правления президент Дмитрий Медведев в отличие от своего предшественника, который постоянно оттягивал решение вопросов об организации капелланской службы в армии и введения ОПК в школах, пошёл на достаточно радикальные шаги. Формально глава государства продиктовал условия двух экспериментов, с которыми согласились в РПЦ МП. Оба, надо заметить, весьма слабо согласуются с принципом светскости. Появление капелланов и религиозно-ориентированного предмета мотивируется не удовлетворением религиозных потребностей военнослужащих или учащихся из верующих семей, а прежде всего воспитательными потребностями.

Неожиданно, но как бы в ответ на религиозные начинания президента Д.Медведева, Владимир Путин в качестве главы правительства выступает инициатором фактической реституции государственного имущества религиозного назначения, основным получателем которой в России со всей очевидностью, станет РПЦ МП. Из недр правительства выходит крайне спорный законопроект, касающийся общенациональных музейных ценностей. По первоначальной концепции документа от участия в судьбе передаваемых «на хранение» из музеев в храмы и монастыри реликвий отстранялись представители влиятельного профессионального искусствоведческого сообщества. На очереди закон о социальном партнёрстве государства с религиозными организациями. Однако, в этом случае, руководство РПЦ МП не проявляет большой заинтересованности и рассмотрение документа проходит крайне медленно [ 9].

Выводы:

- Становление законодательной базы постсоветской  России в качестве светского государства остановилось на рубеже 1990-х-2000-х, даже решения ЕСПЧ, оборачивающиеся выплатами пострадавшим немалых бюджетных средств, не приводят к изменениям;

- В настоящее время в российских условиях значение и общественный вес институтов определяется их рейтингами, как следствие, и светскость государства оказалась заложником рейтингов: главы государства, главы правительства, правящей партии, РПЦ;

- Изменений ситуации и возврат к проблематике построения светского государства сопряжён с деформацией сегодняшней конструкции высоких рейтингов.   

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]  Конституция РФ

Статья 14

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 19

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Статья 28

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

[2] Это и реанимация средневековая византийской теории «симфонии» духовной и светской властей, и постоянное упоминание о «государство-и-культурообразующей роли» православия и государственной церкви-предшественницы РПЦ МП в истории России, и повсеместное использование терминов «традиционные» или «нетрадиционные» религии/конфессии, и адресованное другим деноминациям требование соблюдать сугубо внутреннюю норму православного церковного права о церковной «канонической территории», и требования исходить в правовой практике из приоритета корпоративных и групповых прав над индивидуальными (гражданскими).

[3] Весьма показательна жалоба, поданная в ЕСПЧ семьёй протестантов Перовых из Воронежской области. Суды, сначала районный, а затем и областной, отказали в удовлетворении их иска о возмещении морального вреда в связи с проведением религиозной церемонии священником РПЦ МП в классе общеобразовательной школе. Невольным участником обряда стал их сын-первоклассник. Российские суды признали правомерным проведение религиозных обрядов в светском муниципальном образовательном учреждении, поскольку те проводились за несколько минут до начала занятий, т.е. во внеучебное время.

Как оказалось, хотя проведение религиозных обрядов в российских школах запрещено, в российском законодательстве не предусмотрены меры административного или уголовного воздействия в отношении нарушителей запретов.

 [4] Юридически урегулированным посредством многочисленных судебных разъяснений можно назвать совокупность вопросов, связанных с проведением уличных религиозных. На практике, однако, эти нормы довольно часто в отношении протестантских религиозных организаций, не соблюдаются.

[5 ] имеется в виду письма Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации № 14-52-876ин/16 от 22.10.2002 и № 01-51-013ин от 13.02.2003

[ 6 ] см.: Михаил Жеребятьев. Профессорский гамбит. В Чистом переулке не знают наверняка, чью сторону примет российская власть, давшая старт эксперименту с ОПК. Комментарий дня / http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=75705&type=view

[ 7] Сьюэлл Э. Сравнительная характеристика светских государств и равенство религиозных организаций // Пределы светскости: общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях реализации свободы совести . – М.: Центр «Сова», 2003. С. 46

[  8 ] Там же с. 47

[ 9 ] Митрополит Иларион (Алфеев) глава ОВЦС пожаловался на нестабильный доход, который не даёт РПЦ возможности  участвовать в социальных программах.

http://vera.vesti.ru/videos?vid=67492

 

Автор: ЖЕРЕБЯТЬЕВ Михаил Алексеевич - кандидат философских наук, доцент Воронежского филиала Современной гуманитарной академии, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

 Rambler's Top100