Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 368 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПОКАЗАНИЙ ОБВИНЯЕМОГО А.А.КОПТЕВА – "Дело 16-ти" по обвинению последователей Свидетелей Иеговы, Таганрогский городской суд, 3 июня 2014, Таганрог.

Печать

 

Репортаж из зала суда.

 

3 июня 2014 года в судебном процессе по делу 16 местных Свидетелей Иеговы свои показания дал самый старший из подсудимых, 70-летний Алексей КОПТЕВ.


А.А.Коптев, обвиняемый в экстремизме последователь Свидетелей Иеговы, Таганрог, Россия, 2014Выдержки из показаний Алексея Алексеевича Коптева*    

 

(...) Мне предъявлено обвинение по статьям 282.2 части 1 и 150 части 4 Уголовного Кодекса РФ. Хотя суть этих статей мне ясна, мне до настоящего времени так и непонятно – какие конкретно мои действия государственный обвинитель считает преступными. Ничего преступного я не совершал, поэтому виновным себя не считаю.

В обвинительном заключении указано, что я, зная о Решении Ростовского областного суда № 3-1/09 от 11.09.2009 г., запретившего деятельность МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог», предпринял активные действия на возобновление и продолжение деятельности запрещённой Организации. Поскольку в обвинительном заключении не конкретизируется, что именно следователь понимает под активными действиями, то я могу пояснить только следующее. После запрета деятельности Местной религиозной организации, данная организация не функционировала, а я никакие меры по возобновлению и продолжению её деятельности не принимал.

Считаю, что следствие не разобралось в том, какие действия можно было бы считать продолжением деятельности запрещённого МРО, а какие действия являются правами гражданина, гарантированными Конституцией Российской Федерации.

Согласно ст.7 Закона №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», религиозные объединения могут функционировать как в форме религиозных организаций (юридических лиц), так и в форме религиозных групп. У Свидетелей Иеговы такие религиозные группы называются собраниями. Для деятельности религиозных групп не требуется государственная регистрация. При этом закон допускает одновременное функционирование разных форм религиозных объединений в одном городе.

В городе Таганроге до 1998 года действовало несколько религиозных групп. Одна из них называлась собрание «Восточное», другая «Приморское», название остальных не помню. А с 1998 по 11.09.2009 год параллельно с ними в Таганроге действовала ещё и местная религиозная организация Свидетелей Иеговы «Таганрог» (далее МРО).

Как правило, верующие люди разных конфессий посещают религиозные здания своей религии (церкви, мечети, синагоги и т.п.). Но у Свидетелей Иеговы в девяностые годы в г. Таганроге не было своего здания для проведения богослужений. В связи с этим религиозным группам приходилось проводить свои богослужения либо в домах соверующих, либо в иных небольших и не всегда удобных помещениях, которые снимались в аренду. Верующие мечтали о своём удобном Зале Царства, какие есть, например, у их единоверцев в большинстве европейских государств. Но Закон № 125-ФЗ, принятый в 1997 году гласил, что здания религиозного назначения, могут иметь в собственности только религиозные объединения в форме религиозных организаций. Поэтому в 1998 году 18 соверующих, среди которых был и я, приняли Устав для образования и регистрации Местной религиозной организации в г. Таганроге.

Получив государственную регистрацию, МРО не заменила ранее существовавшие группы и не подчиняла их себе. Она действовала параллельно с религиозными группами и независимо от них. Чтобы это было понятно, я хочу пояснить чем отличалась деятельность МРО от деятельности религиозных групп.

В судебном заседании свидетели и подсудимые уже неоднократно рассказывали какие богослужения проводят религиозные группы. Это 5 еженедельных богослужений внутри своей группы: библейская речь, изучение Библии в собрании, школа теократического сужения, служебная встреча и обсуждение статьи для изучения. Они проводятся собраниями Свидетелей Иеговы по всему миру по единой программе. К этим встречам, а также к программе их проведения Местные религиозные организации никакого отношения не имеют.

В отличие от религиозных групп Местные религиозные организации никогда не проводят регулярные еженедельные богослужения, состоящие из 5 вышеперечисленных встреч, которые проводили религиозные группы (собрания). С момента образования МРО, я был её членом и принимал участие в её деятельности вплоть до момента её ликвидации в 2009 году. В этот период времени, а именно с 1998 года и до 08.12.2009 г. (вступления в силу решения Ростовского областного суда), мы с другими членами МРО один или два раза в год (в зависимости от потребности) собирались вместе для обсуждения необходимых вопросов, касающихся деятельности юридического лица. Из-за давности лет я не могу вспомнить все обсуждаемые вопросы, но это были вопросы хозяйственного, юридического и теократического характера. По итогам каждой такой встречи принималось конкретное решение о проведении каких-либо мероприятий, о чём оформлялся протокол. Таким образом, МРО проводила только те мероприятия, которые были указаны в протоколах заседания Комитета или Совета МРО. Из протоколов таких заседаний, имеющихся в материалах уголовного дела, видно, что Местная религиозная организация в период своего существования действительно осуществляла религиозную деятельность, но эта деятельность отличалась от деятельности религиозных групп (собраний), в частности тех, которые мы просматривали в суде на DVD дисках. При этом МРО осуществляла не все виды деятельности, предусмотренные уставом. Например, Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы «Таганрог» никогда не осуществляла экспорт, импорт и хранение религиозной литературы, печатных, аудио и видеоматериалов и иных предметов религиозного назначения, а также некоторую иную деятельность, разрешённую как Уставом, так и законом. Копии протоколов МРО своевременно предоставлялись в министерство Юстиции РФ. Также МРО в период с 1998 по 2009 год представляла в Министерство Юстиции РФ, Налоговую службу и иные государственные органы всю отчётность, предусмотренную законом. В этот же период времени МРО приобрела в собственность богослужебное здание, называемое у Свидетелей Иеговы Залом Царства. Однако, после вступления в силу решения Ростовского суда от 11.09.2009 г. никакие подобные действия в г. Таганроге не проводились и не проводятся по настоящее время. Соответственно прекратилось моё членство в МРО и моя деятельность как члена МРО. В материалах уголовного дела не представлено доказательств обратного. Не представлено их и в судебном заседании.

В обвинительном заключении ошибочно указано, что я с другими подсудимыми объединился и организовал преступную группу с целью продолжить деятельность запрещённой МРО. А также, что деятельность нашей так называемой «преступной» группы выразилась в возбуждении религиозной розни, разрушении семей, побуждению граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей, побуждению членов МРО к отказу от медицинской помощи. Это утверждение не соответствует действительности.

Во-первых, всех подсудимых я знаю в первую очередь как законопослушных и добропорядочных людей. И нас объединяет не желание совершать преступления, а любовь к Богу. Для того, чтобы любить Бога и развивать с ним отношения нам не было необходимости организовывать преступную группу.

Во-вторых, для совершения преступления всегда нужен мотив. Для того, чтобы создать преступную группу тоже нужен мотив. Однако, у меня и у других подсудимых не было такого мотива. По действующему законодательству верующим людям для осуществления их религиозной жизни не требуется существование МРО. Поэтому после ликвидации МРО ни мне, ни другим подсудимым не было необходимости возобновлять её деятельность.

В-третьих, ни у меня, ни у других подсудимых не было умысла на совершение какого-либо преступления. Ни с кем из подсудимых я даже не обсуждал этот вопрос. Никто из свидетелей, допрошенных в суде, также не показал, что мы с подсудимыми высказывались о таком намерении или строили планы возобновить деятельность запрещённого МРО. Не представлено стороной обвинения никаких протоколов МРО и других документов за инкриминируемый мне период, свидетельствующих именно о возобновлении и продолжении деятельности запрещённого юридического лица.

В-четвёртых, ни я, никто другой из подсудимых не совершали никаких действий, направленных на возбуждение религиозной розни, разрушение семей, побуждение граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей, побуждение членов МРО к отказу от медицинской помощи и иных преступных действий. В материалах дела не представлены тому доказательства.

Обвинительное заключение составлено настолько абстрактно, что из него следует, что следователь считает преступной всю мою религиозную жизнь после вынесения Ростовским областным судом решения от 11.09.2009 г. Чтобы я ни делал в этот период времени – читал ли Библию с соверующими, делился ли с кем-то своими убеждениями, обсуждал ли библейские мысли, выступая с речью – я сразу становился в глазах следователя преступником.

Данные обвинения считаю необоснованными по следующей причине:

Во-первых, о самом факте вынесения решения Ростовским областным судом я узнал в сентябре 2009 года от кого-то из соверующих вскоре после вынесения судом этого решения. Как бывший член МРО я понимал, что деятельность юридического лица была прекращена и, поэтому с этого момента я её не осуществлял. При этом после вынесения решения Ростовским областным судом, никто из правоохранительных органов никогда не разъяснял мне - какие юридические последствия данное решение налагает на меня, как на физическое лицо. Я перестал был членом МРО, но как физическое лицо, я оставался верующим человеком и мне никто никогда не разъяснял – имею ли я право после 2009 года изучать Библию совместно с моими друзьями? имею ли я право вместе с ними обращаться к Богу в молитве в присутствии соверующих? имею ли я право вместе с соверующими петь песни, восхваляющие Бога? имею ли право посещать конгрессы и другие богослужения, а также делиться своими религиозными убеждениями с другими людьми, проживающими в г. Таганроге? Я всегда считал, что данные права гарантированы Конституцией РФ и не зависят от существования МРО, поэтому на них не наложен запрет решением Ростовского областного суда 2009 г.

Во-вторых, не может быть законным утверждение, содержащееся в обвинительном заключении, о том, что конкретная моя преступная деятельность выразилась в посещении мною богослужений Свидетелей Иеговы в конкретные даты, указанные в обвинительном заключении.

Как я уже пояснил, я посещал богослужения Свидетелей Иеговы с 1994 года, т.е. задолго до создания МРО. Эти богослужения проводили религиозные группы, в том числе и собрание «Восточное». Образование в 1998 году Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог» никак не повлияло на деятельность религиозных групп, поэтому я продолжал посещать богослужения религиозной группы и после создания МРО. Моя религиозная деятельность в виде совместного обсуждения Библии, проповеднического служения и всего остального, что мне ставится в вину, не была связана с Местной религиозной организацией. Для посещения богослужения Свидетелей Иеговы в г. Таганроге мне по закону не требовалось существование МРО. Поэтому посещение богослужений после 2009 года я считал законными действиями и никогда не связывал их с возобновлением деятельности запрещённой МРО.

Поскольку в ходе судебного заседания представители государственного обвинения настойчиво задавали свидетелям и подсудимым вопросы, касающиеся мест проведения богослужений, организации уборки помещений, где проводятся богослужения и финансирования деятельности религиозных групп, то я сразу хочу пояснить как всё происходило.

Религиозные группы Свидетелей Иеговы в г. Таганроге последние десятилетия проводили свои богослужения либо в домах верующих, либо в разных арендованных помещениях. Примерно в 2006 году МРО приобрела в собственность Зал Царства на ул. Бакинской. С этого момента и вплоть до конфискации Зала Царства он был открыт для пользования всем гражданам г.Таганрога. Любой верующий мог прийти в Зал Царства в удобное для него время для того, чтобы почитать Библию, побыть наедине с Богом или встретиться со своими соверующими. Религиозные группы (собрания) самостоятельно проводили в Зале Царства свои богослужения в удобное для них время. Для этого верующие договорились между собой о том, какой религиозной группе в какое время будет удобно проводить богослужение. В результате был составлен график посещения. МРО не принимала участие в обсуждении этого вопроса и в составлении графика, поскольку для неё было неважно в какой день и какие верующие будут посещать свои богослужения. Кто конкретно из соверующих изготовил график я не знаю. Уборкой Зала Царства также занимались религиозные группы. Каждая группа убирала Зал в тот день, когда проводила свои богослужения. Местная религиозная организация также не составляла графики уборки Зала и не контролировала этот вопрос, поскольку в этом не было необходимости. Все Свидетели Иеговы любят и ценят место поклонения Богу, поэтому с удовольствием следят за чистотой и для этого никакой контроль не требуется. Но после 01.03.2010 года, в связи с тем, что Зал был конфискован, все жители г. Таганрога, исповедующие вероучение Свидетелей Иеговы, стали самостоятельно искать другое место для проведения своих богослужений. Вскоре помещение было найдено по ул. Седова дом 4 – 1. Кем не помню, но знаю, что богослужения Свидетелей Иеговы стали проходить там. Хочу ещё раз подчеркнуть, что это были не богослужения запрещённой МРО, а богослужения религиозных групп – собраний, также как это было до запрета деятельности МРО и также как это было ещё до образования МРО. После 01 марта 2010 года верующие сами нашли помещение и сообщили другим верующим по телефону или в при личной встрече о том, где будут проводить свои богослужения. Местная религиозная организация не подыскивала место для проведения богослужений религиозными группами.

Что же произошло 01 марта 2010 года? В этот день во время проведения богослужения религиозной группы собрания «Восточное» в Зал Царства на ул. Бакинская пришли судебные приставы. Поскольку я находился на этом богослужении и оказался в тот момент ближе всех к выходу, я подошёл к судебным приставам узнать цель их визита. Они сообщили мне, что их цель – конфисковать Зал Царства, поскольку Решением Ростовского суда запрещена деятельность МРО и помещение, принадлежащее МРО, подлежит конфискации. При этом судебные приставы текст решения Ростовского суда никому из присутствующих не зачитывали и не вручали. Я пояснил им, что МРО уже не действует и что в зале в настоящее время проводят своё богослужение верующие люди, и что это не является нарушением закона. Судебные приставы не возражали против этого, поэтому не стали вмешиваться в ход богослужения. Вскоре программа богослужения подошла к концу, поэтому верующие спокойно разошлись по домам. Судебные приставы долго обсуждали между собой – забрать Зал Царства сразу или передать его на ответственное хранение Местной религиозной организации, но я пояснил, что МРО уже не существует, поэтому Зал мы принять на хранение не можем. Тогда приставы вызвали меня, как бывшего члена Комитета МРО, к ним в кабинет на следующий день, т.е. на 2 марта 2010 г. Прибыв к ним по вызову 02 марта 2010 г., я подписал Акты о совершении исполнительных действий. Мои слова, сказанные судебным приставам в Зале Царства, были зафиксированы ими на видеокамеру и мы могли увидеть эту запись в суде. Эта видеозапись подтверждает тот факт, что 01 марта 2010 года в зале Царства богослужение проводила не МРО, а религиозная группа.

Таким образом, не может быть законным утверждение, содержащееся в обвинительном заключении, о том, что конкретно мои преступные действия выразились в том, что я «приискал помещение» по ул. Седова 4-1 с целью продолжить деятельность запрещённой Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог». Как я уже сказал помещение на ул. Седова 4-1 было найдено, во-первых, не мною, а во-вторых, не для деятельности МРО, а для религиозных групп. В этом помещении проводились богослужения не с целью продолжения деятельности запрещённой МРО, а с целью реализации прав верующих на свободу вероисповедания.

В отношении финансирования хочу пояснить, что согласно ст. 4 Закона №125-ФЗ все религиозные объединения отделены от государства, поэтому насколько мне известно, все они существуют на добровольные пожертвования. Поскольку религиозные группы и местные религиозные организации являются самостоятельными формами религиозных объединений, то их финансовая деятельность тоже велась независимо друг от друга.

Так, в период с 1998 г. по 2009 год финансовая деятельность Местной религиозной организации велась в соответствии с действующим законодательством. При этом МРО имела свой расчётный счёт в Русславбанке, куда поступали денежные средства в качестве пожертвований от всех желающих. Комитет МРО принимал решения каким образом распорядиться поступившими пожертвованиями. Эти денежные средства расходовались на уплату коммунальных платежей и содержание Зала Царства, и никогда не направлялись на экстремистскую или иную неуставную деятельность. Коммунальные платежи осуществлялись безналичным расчётом через банк. Этим занимался я, как член МРО, поэтому на меня как на члена МРО был оформлен пропуск в Русславбанк. В период действия МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог» налоговая инспекция ежегодно проверяла финансовую деятельность МРО и было установлено, что МРО уплачивала все подлежащие уплате налоги. После вступления в силу решения Ростовского областного суда 2009 г. МРО не осуществляла никакую финансовую деятельность.

В отличие от МРО религиозные группы не имели своих расчётных счётов в банке. В каждом помещении, где религиозные группы проводили свои богослужения, они устанавливали небольшие ящики для пожертвований. Эти ящики, а также опускаемые в них денежные средства не принадлежали МРО. Поэтому МРО никогда не контролировала содержимое этих ящиков и расход денежных средств, в них находящихся. Верующие религиозных групп без согласования с МРО вынимали эти пожертвования и записывали сумму пожертвований в квитанцию. Если внимательно посмотреть на бланк такой квитанции, то можно увидеть, что к МРО она отношения не имеет. Денежные средства из ящика мог достать и пересчитать любой христианин, имеющий хорошую репутацию. Кто это делал в собрании «Восточное» во вменяемый мне период я не помню, поскольку никогда это не фиксировал в памяти и не записывал. Периодически на богослужениях со сцены объявлялось о количестве поступивших денежных средств и верующие путём голосования принимали решение о том, на что потратить эти средства. Объявление мог сделать любой брат, находящийся на сцене. Кто делал такие объявления в инкриминируемый мне период, я не помню.

Таким образом, проведение богослужений, организация уборки помещений и приём денежных средств в качестве добровольных пожертвований никак не свидетельствуют о возобновлении деятельности МРО, поскольку такие действия осуществлялись в религиозных группах всегда, в том числе ещё задолго до образования МРО и не имеют отношения к МРО.

Факт того, что я знал о решении Ростовского областного суда также не свидетельствует о моей виновности, т.к. никаких конкретных преступных действий я не совершал.

Ни я, никто из других подсудимых, не считали, что Решение Ростовского областного суда 2009 г. полностью запрещает нам в г. Таганроге с 2009 года пользоваться нашим правом на свободу вероисповедания. Мы даже не подозревали, что спустя несколько лет нас будут обвинять в том, что мы проводили мирные богослужения, не имеющие отношения к деятельности запрещённой МРО.

Исследовав в суде текст решения Ростовского областного суда от 11.09.2009 года, мы смогли убедиться в ошибочности утверждений стороны обвинения. Данным решением была запрещена деятельность конкретного юридического лица – местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог». Из него следует, что вопрос о моих правах и обязанностях как конкретного верующего человека, а также иных физических лиц не разрешался данным судебным решением. В Решении суда не указано, что гражданам города Таганрога запрещено исповедовать религиозные убеждения Свидетелей Иеговы и действовать в соответствии с ними. Значит, мне не было запрещено вместе с другими верующими совместно обсуждать Библию и вопросы, основанные на ней, а также вести иную религиозную жизнь. Единственное, что было запрещено – продолжать деятельность МРО. Я так и поступал. После вынесения Ростовским судом решения деятельность МРО была полностью прекращена и больше не возобновлялась.

Отсутствие у меня умысла на совершение преступления доказывается также следующими обстоятельствами:

Как гражданин РФ я стал интересоваться христианством ещё в 1992 году. Как миллионы других людей на земле я стал читать Библию и узнал, что Бог это реальная личность, что у него есть имя Иегова, и что он любит каждого из нас и поэтому запланировал для нас прекрасное будущее без насилия, преступности и болезней. Из Библии я также узнал, что его сын Иисус Христос, подражая своему отцу, на деле проявлял к людям любовь и доброту, а также рассказывал людям правду о Боге. Я тоже захотел стать христианином, поэтому в 1994 году я крестился как Свидетель Иеговы. Основной закон РФ, Конституция, разрешает мне не только иметь свои религиозные взгляды, но и делиться ими с другими людьми (ст. 29 Конституции РФ). Помимо этого, ст. 29 Конституции РФ разрешила мне исповедовать мою религию не в одиночку, а совместно с другими верующими. Поэтому с 1994 года я стал регулярно посещать богослужения Свидетелей Иеговы. В то время Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог» не существовало. Но верующие собирались вместе на богослужения, пели песни, в молитвах обращались к Богу, обсуждали библейские тексты и слушали библейские речи. В богослужениях разных религиозных групп в г. Таганроге я участвовал и в 1994 году, и 1995 году, и 1996 и в 1997 и в 1998 и в 1999 году и во все последующие годы. При этом мне не требовалось принадлежать к какой-либо зарегистрированной местной религиозной организации. Миллионы людей, считая себя католиками, баптистами, православными верующими, участвуют в богослужениях церквей своих религий. Большинство из них не являются членами зарегистрированных юридических лиц, т.е. Местных религиозных организаций своих конфессий. Однако это не мешает им приходить в храмы, ставить свечи, разговаривать со священниками, участвовать в религиозных обрядах, т.е. заниматься той религиозной деятельностью, которую они считают для себя приемлемой. С 1994 года я тоже стал заниматься религиозной деятельностью как Свидетель Иеговы. А именно, я участвую в богослужениях, выступаю с библейскими речами, обсуждаю с соверующими статьи из религиозных публикаций, пою песни восхваления Бога Иеговы, участвую в проповеднической деятельности.

Более 15 лет государство расценивало мои действия в городе Таганроге как законные. И вдруг за эти же самые действия в 2011 году меня назвали «обвиняемым» и сейчас пытаются привлечь к уголовной ответственности. У меня возникает вопрос – а что за эти 15 лет в России изменилась Конституция? Нет. Или может быть изменился закон «О свободе совести и религиозных объединениях»? Тоже нет. Тогда за что меня пытаются объявить преступником и кому это нужно?

Сразу вспоминаются гонения Свидетелей Иеговы в недавнем прошлом. В Германии Гитлер, придя к власти, стал преследовать Свидетелей Иеговы. Последовали аресты, издевательства, концлагеря и казни. За что? За то, что Свидетели Иеговы отказывались кричать: «Хайль Гитлер» (что значит – «слава Гитлеру») и отказывались брать в руки оружие, чтобы убивать людей. В СССР во времена Сталинского режима Свидетели Иеговы также подвергались преследованиям за свою позицию нейтралитета. В то время власти США в своей стране называли Свидетелей Иеговы агентами КГБ, а власти СССР называли Свидетелей Иеговы, проживавших в СССР, агентами ЦРУ. Но они не были ни теми, ни другими. Они были Свидетелями Бога и их «вина» была только в том, что они жили по принципам, записанным в Библии. За это в нашей стране они были подвергнуты жесточайшим репрессиям. Многих приговорили к длительным срокам тюремного заключения, других выслали в Сибирь, самым безжалостным образом разлучали мужей с жёнами, родителей с детьми. Десятки тысяч мирных граждан России были насильно лишены своего имущества, потеряли здоровье, а кто-то и жизнь. Позднее правительство России принесло свои извинения Свидетелям Иеговы, признав их жертвами политических репрессий. И мне не понятно, почему в настоящее время власти России вновь преследует Свидетелей Иеговы, в частности меня. Складывается впечатление, что кому-то в нашем государстве просто не нравится религия Свидетелей Иеговы и её хотят запретить, хитро манипулируя законом.

Всю свою жизнь я честно трудился. В моей трудовой книжке имеется одна единственная запись о месте моей работы. Это завод «Красный котельщик» в г. Таганроге. Почти 40 лет я проработал на этом предприятии. За добросовестный труд мне объявляли благодарности, награждали почётными грамотами, присваивали звания и вручали премии. Также я был удостоен государственной награды – награждён орденом Трудовой славы 3 степени. И вдруг 25 августа 2011года в 6 часов утра нас с женой разбудил стук в дверь. Оказалось, что группа представителей власти из 5 человек, среди которых были полицейские и военные, приехала для того, чтобы провести у нас в доме обыск. Мы с женой были шокированы. Обыск продолжался более 8-ми часов. В силу этого мы не могли ни приготовить пищу, ни покушать. А ведь мы уже пенсионного возраста. Что именно хотели найти у меня сотрудники полиции? Оказалось, что обыск был инициирован оперуполномоченным подполковником Барковым, который в своём рапорте указал, что в моём доме может находиться «запрещённая «иеговистская» литература». Это возмутительно, т.к. во-первых, это та же самая формулировка, которая использовалась против Свидетелей Иеговы в годы репрессий в Советском Союзе. А во-вторых, во время обыска в моём доме представители власти не утруждали себя выяснением того, какая литература, находящаяся у меня дома, является запрещённой, а какая нет. Они забирали всю без разбора литературу, основанную на Библии. Изъяли также сами Библии, художественные видеофильмы, не имеющие отношения к религии и другие личные вещи. После обыска я надеялся, что хотя бы следователь разберётся и вернёт мне изъятое у меня имущество. Поэтому спустя три месяца после обыска я обратился к следователю с ходатайством о возврате мне литературы и моих личных вещей. Однако прошло уже почти три года, а мне ничего не возвращено. Более того, нет многого из изъятого имущества и среди вещественных доказательств, поступивших в суд. То обстоятельство, что среди изъятых у меня при обыске вещей, были публикации, включённые в Список экстремистских материалов, не может свидетельствовать о моей якобы преступной деятельности и не может оправдывать сам факт проведения обыска. Эти публикации хранились в моей личной библиотеке и не предназначались для распространения. Действующим законодательством не предусмотрено ни уголовной, ни административной ответственности за хранение литературы, признанной экстремистской, без цели распространения. А значит, закон я не нарушал. Литература была приобретена мною задолго до признания некоторых публикаций экстремистскими, а также задолго до вменяемого мне периода. После признания некоторых публикаций экстремистскими, закон не обязывает меня уничтожить их. Поскольку они дороги для меня, то они хранились дома, но для богослужебной деятельности они мною не использовались.

Хочу также сказать несколько слов об остальных вещах, изъятых у меня дома при обыске и приобщённых к материалам данного уголовного дела. Изъятые у меня конспекты речей на библейские темы, денежные квитанции, визитки и различные бланки не имеют никакого отношения к МРО, а значит, не могут расцениваться как доказательства возобновления деятельности запрещённой МРО. Бланков МРО с датами инкриминируемого мне периода у меня обнаружено не было. Изъятые документы свидетельствуют об обычной для Свидетелей Иеговы религиозной деятельности религиозных групп, но не МРО.

В судебном заседании, которое проходило 19.05.2014г. государственный обвинитель пытался выяснить у подсудимого Моисеенко о происхождении доверенности, которую я выдал ему в 2010 году. Чтобы у государственного обвинителя не было желания интерпретировать существование этой доверенности как доказательство преступной деятельности, хочу пояснить следующее. У нас с женой двое взрослых замечательных детей, которые нас очень любят. Дочь живёт со своей семьёй в Москве, а сын проживает со своей семьёй в Канаде. Они периодически присылают нам то бандероли, то ценные письма с фотографиями. Для получения этой почтовой корреспонденции нужно либо личное присутствие, либо доверенность. Практически каждый год мы с женой выезжаем в гости к родственникам. На время нашего отсутствия я просил несколько раз Моисеенко Владимира пожить у нас дома, чтобы присмотреть за домом и кормить собаку. Мы с женой переживали, что если в период нашего отсутствия к нам придёт почтовая корреспонденция от наших родственников или друзей, то её могут отправить обратно в связи с тем, что срок её хранения истечёт. Поэтому мы с женой решили оформить доверенность на Владимира Моисеенко, чтобы тот мог вовремя получить почту. В каком месяце и каком году это было не помню, но очевидно, что текст доверенности абсурдно расценивать как продолжение деятельности запрещённой МРО, поскольку её оформление было связано с моей личной жизнью, а не с МРО.

В течение 10-ти месяцев судебного разбирательства я пытался анализировать показания свидетелей обвинения, а также видеоматериалы и документы, которые представляла сторона обвинения, чтобы понять – какие конкретно мои действия государственный обвинитель считает виновными? И я пришёл к выводу, что таких действий нет. Меня судят не за действия, а за мои религиозные убеждения.

В качестве доказательства моей вины к материалам дела были приобщены DVD диски. В судебном заседании некоторые фрагменты из них мы могли видеть. Я не знаю соответствуют ли даты, вменяемые мне в вину тем событиям, которые отображены на этих дисках, т.к. никогда не вёл хронологию богослужений, в которых мне приходилось участвовать. Но в любом случае на них изображены обычные богослужения Свидетелей Иеговы, которые они аналогично проводят по всему миру. Но разве это преступление? Является ли преступлением проведение своих богослужений верующими Свидетелями Иеговы в городе Ростове? Нет. А в городе Кургане? Нет. А в остальных городах России? Нет. А почему те же самые богослужения в городе Таганроге следователь считает преступлением? Получается, что правоохранительным органам недостаточно того, что Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы в г. Таганроге ликвидирована и прекратила свое существование. Их цель – чтобы в Таганроге не было верующих людей, исповедующих религию Свидетелей Иеговы. Поэтому и было возбуждено это уголовное дело.

Но я был верующим человеком и им остаюсь. Во время предварительного следствия я спрашивал у следователя: «Скажите конкретно - за что вы преследуете меня и моих соверующих?» Ответ был таким: «А вы не ходите, не проповедуйте, и никто вас трогать не будет».

Я считаю незаконным со стороны государства под страхом уголовного наказания заставлять меня отказаться от моей религии. Я – христианин, Свидетель Иеговы. Для меня, как для любого Свидетеля Иеговы, быть верующим человеком – это не просто называть себя верующим. Это означает поступать так, как учит Библия: любить Бога, любить всех людей, не зависимо от их цвета кожи и религиозных взглядов, не делать никому зла, делать всем добро. Этому учит меня мой Бог Иегова, создатель всей Вселенной и нашей чудной планеты Земля.

Считаю, что необъективность и неопределённость текста обвинительного заключения сторона обвинения пытается восполнить в суде с помощью выяснения вопросов, не относящихся к предъявленному обвинению. В ходе всего судебного разбирательства сторона обвинения неоднократно пыталась выяснить у свидетелей и подсудимых вопросы, связанные с их поездкой на конгресс, приездом районного надзирателя, личными отчётами верующих о проповеднической деятельности.

По этому поводу считаю необходимым пояснить следующее. Во-первых, по данному уголовному делу ни мне, ни другим подсудимым не вменяется как факт совершения преступления, посещение конгресса в определённую дату и в определённом месте. Подсудимым также не предъявлено обвинение в том, что мы совершили какие-то конкретные действия совместно с районным надзирателем, или в том, что мы давали какие-то преступные поручения районному надзирателю в установленное следствием время. Не вменяется в вину подсудимым и сбор информации от соверующих о их проповеднической деятельности. Считаю, что выяснение всех этих вопросов свидетельствует не о желании стороны обвинения объективно разобраться в существе предъявленного обвинения, а, напротив, демонстрирует стремление найти за рамками обвинительного заключения то, что можно интерпретировать как противоправное.

Во-вторых, поездка на конгресс и приезд в г. Таганрог районного надзирателя никогда у Свидетелей Иеговы не имели отношения к МРО и не являются продолжением деятельности запрещённой Местной религиозной организации. Конгрессы проводились и до существования МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог». Районные надзиратели также стали приезжать к своим соверующим в Таганрог задолго до образования МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог». Тоже самое относится и к отчётам верующих о времени, которое они посвящают проповеднической деятельности. Это не отчёты перед МРО или старейшинами, служебными помощниками, пионерами или возвещателями. Это сведения, которые любой верующий в любой стране мира по своему желанию вправе сообщить для дальнейшего его размещения в книге Свидетелей Иеговы под названием «Ежегодник». «Ежегодник» не имеет никакого отношения к Местной религиозной организации свидетелей Иеговы «Таганрог», И к отдельным собраниям. Возвещатели не отчитываются ни перед МРО, ни перед собранием. Возвещатели не доводят до сведения собраний сведения о своей деятельности в качестве возвещателей, как ошибочно выражался государственный обвинитель. Сведения о проповеди верующие люди передают для «Ежегодника» по почте или через интернет, лично или, попросив об этом другого, а не отчитываются перед кем-либо о проделанной работе. Сведения о проповеди верующие люди передавали для «Ежегодника» ещё тогда, когда МРО в г. Таганроге даже не существовало.

Таким образом, ни посещение конгрессов, ни приезд районного надзирателя, ни предоставление сведений о проповеднической деятельности не имели отношения к МРО, поэтому такие события нельзя рассматривать как деятельность запрещённой Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог». Ни я, никто другой из подсудимых не рассматривал эту деятельность как совершение преступления.

В судебном заседании сторона обвинения также настойчиво выясняет у каждого вопрос о том, осуществлял ли кто-либо из подсудимых в инкриминируемый период проповедническую деятельность, приглашал ли граждан на богослужения, использовал ли в проповеднической деятельности религиозную литературу. Более того, в обвинительном заключении нашу проповедническую деятельность следователь назвал «вербовкой».

По этому поводу хочу пояснить следующее. Для меня быть христианином означает следовать по стопам Иисуса Христа. Когда он жил на земле, то щедро делился с другими людьми знаниями о своем отце – Боге Иегове. Он рассказывал им о Божьих путях, его законах и обещаниях. Своим ученикам он сказал: «Идите и во всех народах подготавливайте учеников, крестя их во имя Отца, Сына и святого духа и уча их соблюдать всё, что я вам повелел» (Матфея 28: 19,20). Это повеление Иисуса относится ко всем христианам, в том числе и ко мне. Ранние христиане в 1 веке н.э. так и делали. Например, апостол Пётр сказал: «Он [Иисус] велел нам проповедовать и основательно свидетельствовать» (Деяния апостолов, глава 10, стих 42). А вот что пишет апостол Павел: «На меня возложена необходимость. И горе мне, если не возвещаю благую весть!» (Первое письмо апостола Павла Коринфянам, глава 9, стих 16). Этому призыву Христа следовали не только Пётр и Павел, но и все христиане первого века. Они были известны, прежде всего, своей проповеднической деятельностью.

Как последователь Иисуса Христа, я тоже хочу говорить людям правду о Боге и его намерениях.Поэтому, как только я стал Свидетелем Иеговы, в 1994 году, то сразу стал проповедовать, и для этого не требовалось существование Местной религиозной организации. Я начал проповедовать до образования МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог» и продолжаю это делать до настоящего времени. И закон мне это позволяет. И делаю я это не с целью продолжения деятельности запрещённой МРО, а в силу ст. 28 и 29 Конституции РФ. При этом я никого «не вербую». Считаю, что обвинение специально использует эту унизительную формулировку, чтобы придать моей законной деятельности вид преступной. Я никого не подкупаю и не шантажирую. Если Бог Иегова предоставил каждому человеку свободу выбора, то тем более я уважаю выбор других людей. Я лишь предлагаю людям узнать точку зрения Библии, чтобы они сами смогли сделать свой осознанный выбор. Если человек желает меня слушать, то я с ним беседую и приглашаю его на богослужения. Если же человек отказывается разговаривать со мной, то я с ним вежливо прощаюсь. Если следствие считает, что я кого-то «завербовал» для каких-то преступных целей, то мне должно было быть предъявлено обвинение – когда это было, кого я «завербовал», каким способом и для каких преступных целей. Но такое обвинение мне предъявлено не было.

В инкриминируемый мне период в своей проповеднической деятельности, а также на богослужениях я использовал только ту литературу, которая не была включена в список экстремистских материалов. Название публикаций я не записывал, поэтому сейчас названия не помню. Использование библейской литературы в моей проповеднической деятельности началось также задолго до образования МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог» и не имело отношение к МРО в период его существования, поэтому не может быть истолковано как возобновление деятельности запрещённой МРО.

Меня обвиняют в том, что якобы с другими подсудимыми я проповедую экстремизм. Это ложное обвинение, основанное на предвзятом отношении к Свидетелям Иеговы. На самом деле я проповедую только о том, что написано в Библии. В Библии записана образцовая молитва, которую многие люди знают как: «Отче Наш». Она записана в Евангелии от Матфея, главе 6, стихах 9-13. В ней Иисус говорил: «Пусть святится твоё имя. Пусть придет твоё царство». Именно об этом небесном правительстве, возглавляемом его Сыном, Иисусом Христом я и рассказываю людям. Я говорю им о том, что сделает это Царство: Освятит имя Иеговы; исчезнут войны; не будет несправедливости и лжи; будет обилие пищи; не будет болезней и немощей; у всех будет своё жильё; приятная работа; личная безопасность; справедливость во всем; конец Сатане Дьяволу – организатору всех проблем на земном шаре; люди будут оберегаться от стихийных бедствий; воскреснут умершие; будет покончено со смертью навсегда; все люди будут любить друг друга; Земля превратиться в Рай, и все будет так, как было до того, как согрешили Адам и Ева.

Об этом же Свидетели Иеговы говорят и на своих богослужениях. На продемонстрированных в суде видеоматериалах было видно, что ни к какому экстремизму ни я, никто другой из подсудимых не призывал.

Пытаясь конкретизировать мою, так называемую преступную, деятельность, в обвинительном заключении указывается, что якобы я 30.04.2011, 07.05.2011 г., 23.07.2011 г., 25.07.2011 г., 30.07.2011 г., 01.08.2011 г., 06.08.2011 г., 08.08.2011 г., 13.08.2011 г. 15.08.2011 г. организовывал проведение собрания «Восточное» МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог». В доказательство этому сторона обвинения предоставила видеоматериалы. Однако, это утверждение не соответствует действительности.

Во-первых, в самой формулировке обвинения содержится противоречие, не соответствующее закону и не соответствующее действительности, т.к. собрание «Восточное» не является ни частью МРО, ни его продолжением. Собрания Свидетелей Иеговы – это религиозные группы, а МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог» - эта другая форма религиозного объединения, а именно юридическое лицо. Собрание «Восточное» существовало с 1995 года, т.е. задолго до образования МРО в Таганроге. Как я уже объяснял, МРО и религиозные группы существуют независимо друг от друга. Существование или отсутствие МРО не влияет на проведение богослужений религиозными группами.

Во-вторых, на видеоматериалах видно проведение таких богослужений Свидетелей Иеговы, как библейская речь, обсуждение статьи из брошюры, школа теократического служения, изучение Библии и служебная встреча. Поскольку МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог» никогда не проводила подобных богослужений за всё время своего существования, то их проведение после ликвидации МРО невозможно расценивать как продолжение деятельности МРО.

В-третьих, обвинение не представило никаких доказательств того, что именно я организовывал богослужения в указанные дни. Я никогда не фиксирую даты посещаемых богослужений. Кроме того, по состоянию своего здоровья я в инкриминируемый мне период не всегда мог посещать богослужения. Более того, в обвинительном заключении не указано, какие конкретно действия, по мнению следователя, я совершал в каждую из указанных дат. В силу этих причин в настоящее время я не могу точно определить – присутствовал ли я на богослужениях во все вменяемые мне даты, или в какие-то из этих дней я отсутствовал. Но уверяю суд в том, что все богослужения Свидетелей Иеговы проводятся в Таганроге не зависимо от моего желания и участия. Поэтому я не мог быть их организатором. В собраниях Свидетелей Иеговы нет лидера или организатора среди людей. По всему миру у Свидетелей Иеговы один руководитель и организатор. Это Иисус Христос – сын Бога. Именно он с помощью святого духа Бога организует проведение собраний Свидетелей Иеговы по всей земле. Поэтому даже если бы я не проживал в Таганроге, и даже если бы я вообще не родился, то богослужения Свидетелей Иеговы в Таганроге всё рано проводились бы.

Кроме того, в обвинительном заключении указывается, что якобы я 30.04.2011, 07.05.2011 г., 23.07.2011 г., 25.07.2011 г., 30.07.2011 г., 01.08.2011 г., 06.08.2011 г., 08.08.2011 г., 13.08.2011 г. 15.08.2011 г. выступал сам и поручал другим подсудимым выступать на богослужениях, используя литературу, признанную экстремистской. Это утверждение также не соответствует действительности.

Во-первых, на богослужениях я не использовал ни одной из 52 публикаций, которые перечислены в обвинительном заключении. Я также и не поручал никому другому их использовать. В судебном заседании были продемонстрированы видеофайлы, оглашены письменные документы, а также исследованы публикации, признанные вещественными доказательствами, из которых наглядно видно, что ни одна из публикаций, указанных в обвинении, не использовалась в богослужениях.

Во-вторых, как я уже отметил, я мог не присутствовать на всех богослужениях в указанные даты. Знакомясь с материалами уголовного дела, я смог восстановить в памяти только то, что во вменяемые мне даты я участвовал в богослужениях только 30.04.2011, 23.07.2011 г. и 08.08.2011 г. Был ли на богослужениях в остальные даты – не помню. Также я не следил и не записывал информацию о том, кто из моих соверующих в какие даты присутствовал на богослужениях, поэтому о других подсудимых сказать ничего не могу.

В-третьих, я мог присутствовать на каких-то из богослужений, но не выступать. Если обвинение считает, что я присутствовал на всех указанных богослужениях, то в обвинительном заключении должно быть указано – какие конкретно преступные действия я совершал в каждый из указанных дней (сидел, стоял, молчал, выступал со сцены, давал комментарий с места и т.д.). Но в постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемого такие данные отсутствуют.

В-четвёртых, я не скрываю, что принимал участие в богослужениях в некоторые из перечисленных в обвинительном заключении дат. При этом я убеждён, что действовал законно и считаю, что привлекать меня за это к уголовной ответственности незаконно, иначе нужно было бы изменить Конституцию РФ, прямо записав в ней, что положения статей 28 и 29 Конституции РФ не распространяются на жителей города Таганрога. На проводимых богослужениях мы с соверующими изучали Библию. Данные богослужения никак не были связаны с деятельностью ликвидированной Местной религиозной организацией «Таганрог».

Например, 23.07.2011 года я во время богослужения пел песни вместе с моими соверующими и обращался к Богу в молитве. Также я выступил перед своими соверующими с библейской речью. Целью любого богослужения Свидетелей Иеговы является изучение Библии. Поэтому в своей речи я тоже обсуждал только то, что записано в Библии. В частности, пророчество Даниила о том, что Царство Бога в своё время устранит те пороки человечества, с которыми люди сейчас справиться не могут. Мы обсуждали, что Царство Бога установит мир на всей земле. Больше не будет убийств, насилия, ограблений и других преступлений. И никто не будет страдать от чужих злых поступков. Каждый день у людей будет наполнен чистыми мыслями и поступками. Правление Царства Бога также покончит с болезнями, старостью. Это будет большим счастьем для нас, и мы не будем мучиться от болезней и от старости. Умершие будут оживать, чтобы соединиться со своими семьями, близкими. Больше не будет никаких похорон, погребальных речей, крематориев, кладбищ и тому подобное. Всё это обещает Библия. А я лишь хотел поделиться этими обещаниями со своими соверующими.

Моё выступление на богослужении не означает, что я являюсь организатором или учителем. У всех Свидетелей Иеговы один учитель – Иисус Христос. В Библии записаны следующие слова Иисуса Христа: «Вы же не позволяйте называть себя учителями, потому что у вас один Учитель, а вы все – братья. И своим отцом не называйте никого на земле, потому что у вас один Отец – небесный. И вождями не позволяйте себя называть, потому что у вас один Вождь – Христос»(Матфея 23 глава стихи с 8 по 10). Поэтому выступить с библейской речью в собраниях Свидетелей Иеговы может любой способный брат. Библейская речь – это составная часть богослужений Свидетелей Иеговы во всём мире. Она никак не связана с деятельностью какой-либо Местной религиозной организации. Поэтому моё выступление с библейской речью в Таганроге не может считаться преступлением и продолжением деятельности запрещённой МРО. Кроме того, в своей речи я не использовал публикации, которые перечислены в обвинительном заключении, и использование которых вменяется мне в вину. Я никого не призывал и не побуждал к геноциду, насилию, репрессиям. Я не преследовал цели возбудить ненависть или вражду, а также унизить человека по признаку его отношения к религии или по иным основаниям. Напротив, если бы я имел такие намерения, то не был бы Свидетелем Иеговы. Как Свидетель Иеговы я боюсь Бога, поэтому никогда не ставлю перед собой цель – причинить кому-то боль. В своей речи я также никого не призывал к разрушению семей, отказу от исполнения гражданских обязанностей, отказу от оказания медицинской помощи и иным действиям, в которых меня огульно обвиняют.

На богослужении от 08.08.2011 г. я обсуждал с соверующими пункт программы на тему «Пусть святится Божье имя». Эту тему обсуждали в этот период времени Свидетели Иеговы во всех странах мира, поэтому нелогично связывать данное богослужение с деятельностью ликвидированной в Таганроге МРО. Это было обычное богослужение верующих, право на которое гарантировано Конституцией РФ. Иисус Христос учил своих последователей молиться. Его образцовая молитва начинается словами: «Отец наш на небесах. Пусть святится твоё имя»(Мтф.6:9). Поэтому людям, которые называют себя христианами, важно понять о каком имени Бога говорил Иисус, а также важно понять - каким образом нужно освящать имя Бога. Из продемонстрированных в суде видеоматериалов и иных документов уголовного дела ясно видно, что при проведении этого богослужения я не использовал публикации, которые перечислены в обвинительном заключении, и использование которых вменяется мне в вину. Я никого не призывал и не побуждал к геноциду, насилию, репрессиям. Я не преследовал цели возбудить ненависть или вражду, а также унизить человека по признаку его отношения к религии или по иным основаниям. Я также никого не призывал к разрушению семей, отказу от исполнения гражданских обязанностей, отказу от оказания медицинской помощи и иным действиям, в которых меня огульно обвиняют.

Также я участвовал в проведении богослужения 30.04.2011 г. Во время этого богослужения я также пел песню, молился, а затем вместе с моими соверующими обсуждал статью под названием «Ненавидите ли вы беззаконие?». Эти мои действия также не являются преступными. Во-первых, обсуждаемая публикация не признана экстремистской и не упоминается в моём обвинительном заключении. Во-вторых, обсуждение этой статьи в тот период времени проводилось во всех собраниях мира, где есть Свидетели Иеговы. Поэтому обсуждение данной статьи никак не свидетельствует о продолжении деятельности ликвидированной местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог». В-третьих, моё присутствие на сцене никак не свидетельствует о том, что я являюсь каким-то организатором. Практика обсуждения библейских статей у Свидетелей Иеговы одинакова по всему миру. Один из мужчин собрания зачитывает со сцены текст, а второй задаёт напечатанные в статье вопросы. Это могут делать любые способные мужчины. У Свидетелей Иеговы нет главных и подчинённых. Любой присутствующий на богослужении может дать свой комментарий на поставленный вопрос. Каждый желающий дома предварительно самостоятельно изучает статью для обсуждения, а затем на богослужении делится с другими своими мыслями. При этом брат, задающий вопросы со сцены, не оценивает эти комментарии с позиций – правильные или неправильные. Каждый вправе высказывать свою точку зрения по обсуждаемому вопросу, поскольку каждый Свидетель Иеговы – это исследователь Библии. Благодаря этому все присутствующие могут более глубоко поразмышлять над библейскими вопросами.

При обсуждении данной статьи я никого не призывал и не побуждал к геноциду, насилию, репрессиям. Я не преследовал цели возбудить ненависть или вражду, а также унизить человека по признаку его отношения к религии или по иным основаниям. Я также никого не призывал к разрушению семей, отказу от исполнения гражданских обязанностей, отказу от оказания медицинской помощи и иным действиям, в которых меня огульно обвиняют. Напротив, при воспроизведении видеофайлов можно было убедиться в том, что направленность статьи абсолютно иная. Вот например цитата: «Иисус Христос сказал ученикам: «Я даю вам новую заповедь: любите друг друга. Как я люблю вас, так и вы любите друг друга. Все узнают, что вы мои ученики, если между вами будет любовь». Иисус повелел своим последователям проявлять друг к другу самоотверженную любовь. Такая любовь должна была стать их отличительным признаком. Иисус также призвал их: «Не переставайте любить своих врагов и молиться за тех, кто вас преследует». Также из видеофайлов наглядно видно как соверующие обсуждают эту статью. Вот ещё одна цитата, услышанная мною в суде при воспроизведении видеофайлов: «Мы должны помнить хороший пример из Библии, когда Иаков осудил не своих сыновей, а их дела. И то же самое, мы должны ненавидеть те дела, которые сделал человек, а не самого человека».

Да. Я участвовал в этих богослужениях. Но разве это преступление? Я участвовал в аналогичных богослужениях задолго до образования МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог», поэтому нельзя назвать продолжением деятельности запрещённого МРО моё участие в богослужениях в период времени, который мне вменяется. Богослужения, которые я посещал, проводились открыто. Вход и выход бесплатный. Мне до сих пор непонятно зачем правоохранительным органам нужно было тайно за нами следить, устанавливать прослушку, подсылать к нам своих агентов?

Обвинительное заключение в отношении меня составляет 940 страниц печатного текста, а в чём конкретно моя вина непонятно. Старший следователь по особо важным делам следственной части Главного управления МВД России по ЮФО Бондаренко И.Н. составил текст обвинительного заключения таким образом, что меня называют преступником - в общем. Не за какие-то конкретные действия, а в общем. В суде я тоже не услышал никаких конкретных обвинений в свой адрес. Поэтому я до настоящего времени не могу понять: если я разрушил семью, то чью? Если я кого-то побуждал совершить противоправные действия, то кого именно, когда и какие? Если я кого-то унижал, то кого именно и какими действиями?

Я и мои соверующие в обвинительном заключении названы организованной экстремистской устойчивой преступной группой. Следователь написал, что мы заранее объединились специально для того, чтобы совершать преступления. Прямо «банда» какая-то из 16-т человек! Но при этом следователь не написал в обвинительном заключении – какие конкретно преступления совершил каждый участник нашей «банды». Вместо этого, следователь дал следующую характеристику нашей так называемой преступной группе: «имела чётко построенную, жесткую иерархическую структуру, основанную на принципах строгой подчинённости». Далее следователь Бондаренко разделил всех 16 обвиняемых на две преступные группы. Одних назвал организаторами (4 человека), а остальных участниками (12 человек). Меня следователь Бондаренко определил в группу организаторов только потому, что я являюсь старейшиной. А далее следователь в обвинительном заключении утверждает, что я, как организатор преступной группы, распределил всем остальным «преступникам» свои «преступные роли». Одним - преступную роль «служебного помощника», другим - преступную роль «пионера», остальным – преступную роль «возвещателя».

Хочу пояснить по этой части обвинения, что это полнейший абсурд. Никакой жесткой иерархии и строгой подчинённости у Свидетелей Иеговы нет и быть не может. То обстоятельство, что я являюсь старейшиной, никак не свидетельствует о продолжении деятельности запрещённой МРО Свидетелей Иеговы «Таганрог». Я не был старейшиной в Местной религиозной организации. Я был старейшиной во всемирной теократической (а не юридической) организации Бога. Это не военная организация, где раздаются и выполняются приказы, а также повышают в должности. Всемирная организация Свидетелей Иеговы также не трудовой коллектив, где есть руководитель и подчинённые, и где есть материальная или иная зависимость между начальником и подчинённым. Свидетели Иеговы – это верующие люди, которые объединены отношениями с Богом. Они дорожат этими отношениями, поэтому для служения Богу им не нужны ни начальники, ни приставники, ни деньги. У каждого из них свои личные отношения с Богом. Возможно, следователю это было трудно понять. Апостол Павел как-то сказал: «Физический человек не принимает того, что от духа Бога, потому что для него это глупость и познать он это не способен, потому что об этом следует судить духовно» (1 Кор.2:14). Но даже если властям что-то непонятно в деятельности Свидетелей Иеговы, то это не повод объявлять их преступниками.

Если бы у следователя было желание объективно разобраться в ситуации, то ему необходимо было допросить настоящих учёных – религиоведов. Допрошенная в суде профессор Элбакян Е.С. пояснила, что старейшины, служебные помощники, пионеры и возвещатели – это не преступная иерархия, а отношения с Богом каждого из верующих. Да, я являюсь старейшиной, а кто-то служебным помощником, кто-то пионером, и все мы являемся возвещателями. Но у каждого из нас свои личные отношения с Богом и мы не руководим друг другом в собрании, а стараемся заботиться друг о друге. Для того, чтобы петь песни, изучать Библию, проводить богослужения и проповедовать не обязательно участие старейшин, служебных помощников или пионеров. Для того, чтобы быть старейшиной, служебным помощником или пионером также не обязательно возобновлять деятельность ликвидированной МРО. Свидетели Иеговы, даже находясь в гитлеровских и сталинских концлагерях, сохраняли свои отношения с Богом, тайно читали Библию, молились и проводили свои богослужения. И им для этого не требовалось возобновление деятельности ликвидированной Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог».

Песни, молитва, библейская речь, обсуждение библейских мыслей, участие в проповедническом служении у Свидетелей Иеговы – всё это включается в общее понятие – поклонение Богу. Почему Свидетели Иеговы ценят эту деятельность? Потому что любят Бога Иегову. А любовь к Богу – это не то, что можно запретить.

Кроме статьи 282.2 УК РФ меня ещё обвиняют по ч. 4 ст. 150 УК РФ – вовлечение двух несовершеннолетних в совершение преступления. Наказание, которое мне грозит – от 5 до 8 лет лишения свободы. Меня удивляет то обстоятельство, что следователь ставит мне в вину присутствие на богослужениях Свидетелей Иеговы несовершеннолетних детей. Во-первых, подростки, о которых идёт речь в обвинительном заключении, посещали богослужения с разрешения родителей и вместе с ними. При этом они не согласовывали этот вопрос со мной. Этого не требовалось, т.к. родители сами несут ответственность за своих детей. Во-вторых, ст. 63 Семейного Кодекса РФ не просто разрешает, но даже обязывает родителей заботиться о духовном воспитании своих детей. В-третьих, Свидетели Иеговы, у которых есть дети, понимают свою ответственность перед Богом и государством в том, чтобы привить им высокие нравственные нормы, воспитать их честными и добрыми людьми, полезными членами общества. Если дети, присутствуя на богослужениях Свидетелей Иеговы, учатся на примере Иисуса Христа любить людей, относиться ко всем с уважением, быть добрым, отзывчивым, уметь прощать и сторониться насилия, лжи, нечестности, порнографии, наркотиков, то разве это преступление? В - четвёртых, в любой православной, католической и иной Церкви можно увидеть детей во время богослужения, и я уважаю право любого родителя на воспитание его детей. Но мне непонятно, почему в этом праве должно быть отказано Свидетелям Иеговы? Я не вовлекал никаких несовершеннолетних в преступную деятельность ни путём обещаний и обмана, ни иными способами. Я также не поручал им никакие выступления по публикациям, признанным экстремистскими и перечисленным в обвинительном заключении.

Подводя итог сказанному, хочу сказать: я не возобновлял деятельность запрещённой Местной религиозной Организации Свидетелей Иеговы «Таганрог». Я просто оставался Свидетелем Иеговы в городе Таганроге после того как Ростовский областной суд в 2009 году ликвидировал здесь МРО. И в этом следователь усмотрел преступление. Следователь говорил нам, обвиняемым, по этому делу – «Если бы вы были Свидетелем Иеговы в другом городе, то претензий к вам не было бы, но в Таганроге Свидетели Иеговы запрещены». Получается, передо мной ставят условие – либо уезжай из Таганрога, либо меняй религию, а иначе привлечём к уголовной ответственности. Но разве это законно?

Я люблю свой город и не хочу никуда уезжать. Тем более я не буду менять свою религию. Я был, есть и буду Свидетелем Иеговы, не смотря на попытки уголовного преследования. Мне уже 70 лет и у меня неважное здоровье. Я перенёс обширный инфаркт миокарда и в результате – бессрочная инвалидность. Возможно, мне не долго осталось жить. Но пока я жив, я буду изучать Библию. Пока я жив, я буду посещать богослужения Свидетелей Иеговы. Пока я жив, я буду делиться знаниями о Боге с другими людьми, и никакие уголовные преследования не смогут заставить меня отказаться от моей веры в Бога.

Я не совершал никакого преступления. У меня не было умысла возобновлять деятельность запрещённой организации и вовлекать в экстремистскую деятельность кого-либо. Поэтому прошу меня оправдать.

Спасибо.

 

Таганрогский городской суд, Таганрог, Ростовская область РФ,

3 июня 2014 

 

* Алексей КОПТЕВ родился в 1944 году в Харькове. Его родители работали на тракторном заводе. Когда умер его отец, мать с тремя малолетними детьми переехала в Таганрог, где жила бабушка Алексея. С 1964 по 1967 год он служил в Вооруженных силах СССР. В 1968 году он женился, и в 2014 году они с супругой, Любовью, отмечают 46-летие совместной жизни. Дети и внуки Коптевых проживают в Москве и Канаде. На протяжении 38 лет Алексей работал котельщиком-сборщиком, главным образом на заводе «Красный котельщик». С 2000 года находится на пенсии. В 1994 году Алексей и его жена крестились как последователи религии Свидетелей Иеговы. Алексей является христианским старейшиной в собрании Свидетелей Иеговы.

 

Источник: архив RP

 Rambler's Top100