Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 175 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



А.ОЖИГАНОВА "РОЛЬ СЕМЬИ В НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЯХ" (на примере движения «Анастасия»/ «Звенящие кедры России»)- Москва, 2014

Печать

Анна ОжигановаАнна ОЖИГАНОВА

 

В последние десятилетия в рамках так называемой новой религиозности становятся заметными новые тенденции. Все громче заявляют о себе слабоструктурированные небольшие группы, объединенные довольно туманными идеями New Age, разнообразные эзотерические, неоязыческие, неошаманские общины.

Нередко исследователи новой религиозности вслед за лидерами этих общин говорят о «возрождении» языческого этнического самосознания, новой волне реассимиляции, формировании субкультуры «русского языческого мира». Отмечается, что новые религиозные общины представляют в совокупности широкое контркультурное движение, осуждающее современную цивилизацию как больную, аморальную, противоестественную. В рамках этой субкультуры вновь происходит восстание «природы человека» против  враждебной техногенной культуры, ассоциирующейся с христианством, которое, в свою очередь, воспринимается как религия, чуждая здоровому, «естественному»  сознанию[i].

Однако говорить о «возрождении» языческих религиозных традиций можно лишь очень условно. Новая среда, новые люди, новые установки, прежде всего, –  на универсальное религиозное сознание и индивидуализм, – позволяют провести границу, разделяющую религиозную традицию и различные инновационные явления.

Необходимо отметить, что неоязычество не воспроизводит какую-то конкретную этническую религиозную традицию. Фактически лидеры общин создают новую традицию, с одной стороны, – из этнографических и фольклорных  исследований, с другой, – из основных мифов New Age. Существуют группы так называемого «неоязыческого эклектизма», открыто использующие различные языческие традиции, однако, и в группах, декларирующих приверженность лишь одной из традиций, заметны черты интегрального восприятия, плюрализма и синкретизма.

Движение «Анастасия/ Звенящие кедры России», лидером которого является В. Мегре, – пример глобального, универсального неоязычества. Хотя героиня книг Мегре Анастасия объявляет себя «ведрусской», проект возвращения к земле и возрождения «родового» уклада жизни обращен ко всему человечеству. Показательно, что анастасийские общины возникают во всем мире: в США, Западной Европе, Болгарии, Турции.

Учение анастасийцев можно охарактеризовать как своеобразный русский New Age, в котором осуществляется синтез различных элементов: славянского неоязычества, внеконфессионального христианства, современных эзотерических учений, а целью является практическая реализация духовного идеала совершенного общества и совершенного человека «здесь и сейчас».

В отличие от других направлений эзотерической субкультуры, это движение имеет исключительно отечественное происхождение, оно основано на учении пророчицы Анастасии, изложенном писателем и предпринимателем В. Мегре (Пузаков, Мегре – фамилия жены, которую он сохранил после развода) в серии книг «Звенящие кедры России».

В начале 1990-х гг., будучи президентом Межрегиональной Ассоциации предпринимателей Сибири, В. Мегре организовывал торговые экспедиции по Оби, целью которых, по его словам, было «налаживание экономических связей с регионами Крайнего Севера». Как утверждает Мегре, во время одной из экспедиций он встретил в сибирской тайге таинственную женщину Анастасию, про которую впоследствии, в период с 1996 по 2010-е гг., написал 10 художественных книг, составивших серию «Звенящие кедры России»: 1. Анастасия, 2. Звенящие Кедры России, 3. Пространство Любви, 4. Сотворение, 5. Кто же мы? 6. Родовая Книга, 7. Энергия Жизни, 8. Новая цивилизация. Часть 1. 9. Новая цивилизация. Часть 2. Обряды любви, 10. Анаста.

Сочинения Мегре быстро стали бестселлерами, на личном сайте писателя представлена информация о том, что общий тираж книг В. Мегре,  переведенных на 20 языков, достиг 11миллионов экземпляров.

Читатели книг серии «Звенящие кедры России» объединились в одноименное общественное движении, ключевой идеей которого стало самообеспечение человека посредством «родового поместья» –  участка земли, размером не менее одного гектара, выделенного семье поселенцев в вечное пользование и используемого в соответствии с учением Анастасии. В книге «Кто же мы?» Мегре заявляет главную цель движения: нужно, чтобы каждая семья получила гектар земли в пожизненное пользование и обустроила на нем своё родовое поместье, свой кусочек Родины.

В настоящее время в «родовых поместьях» постоянно проживает всего 1625 человек (721 семья), 5992 человека (3620 семей) находятся на разных этапах строительства своих будущих «поместий»[ii]. За прошедшие 10 лет (время появления первых поселений) число «помещиков» (так называют себя владельцы «родовых поместий») почти не увеличилось, большая часть родовых поселений – 57% – продолжает существовать лишь гипотетически. Это по преимуществу движение городских энтузиастов-мечтателей, предпочитающих свободное творчество тяготам сельской жизни.

В движении «Анастасия», как и в других неоязыческих группах, происходит кардинальная трансформация базовых понятий народной религии. Так, «традиция» начинает осмысляться скорее не в реставрационном, а в инновационном духе: она вечна и незавершенна. Неоязычники объявляют себя продолжателями традиционных культов, исчезнувших из культуры, но продолжающих свое существование на «тонком плане».

Другое ключевое понятие – «род» – осмысляется неоязычниками не  как сообщество кровных родственников, а в качестве «общины верных», доступ в которую открыт любому желающему. Таким образом, главным становится самосознание и самоопределение человека. В сочинениях В. Мегре центральное место занимает идея создания своего рода: надо вырастить линию потомков в «родовом поместье». Получается, что неоязыческий род – это общность, обращенная не в прошлое, а в будущее.

Возникает принципиально новая концепция  общины как объединения по общности мировоззрения, а не близости проживания, общность, в перспективе стремящаяся распространиться на весь мир, создать единое человечество. «Акцент делается уже не столько на восстановлении или возрождении некоей утраченной веры предков, сколько на определении истинного духовного пути, на творческом конструировании по сути новой религии»[iii].

Последователи Анастасии обладают выраженными контркультурными установками, клеймят окружающую социальную среду как греховную, и декларируют активное стремление к созданию нового «альтернативного» мира. Необходимо, впрочем, отметить, что в большинстве своем анастасийцы вовсе не являются маргиналами, они включены в общество и разделяют общее стремление к достижению счастья, понимаемого в базовых категориях современной культуры: материальное благополучие, здоровье и реализованная личная жизнь. Эти три составляющие счастья являются и целью, и маркером успешности жизни.

Современному обществу, урбанизированному, больному, бездуховному, несчастному противопоставляется позитивный образ счастливой, натуральной жизни за городом. Основные концепции движения «Анастасия»  - «Родовое поместье» и «Пространство Любви» - тесно связаны с образом семьи, ее функцией и ролью в создании нового мира.

«Пространство Любви» В. Мегре описывает как особое состояние среды обитания человека, точнее - семьи, живущей на своей земле и испытывающей любовь и уважение к земле и всему, что на ней находится. Идеалом такого пространства выступает поляна в сибирской тайге, описанная Мегре как «дом» Анастасии, где растения, животные и люди живут вместе, образуя уникальную экосистему – своего рода содружество. Все существа, находящиеся в «Пространстве Любви» мыслят и понимают язык друг друга. Анастасия, обладающая сверхъестественными способностями, с помощью своего «волшебного луча» оберегает заповедную природу от наступления цивилизации; растения – кедры, кустарники и травы – образуют целебный и комфортный для людей и животных микрокосм, белка приносит орехи, медведь согревает в холодные ночи, волчица, медведица, орел и другие звери ухаживают за детьми и участвуют в их воспитании.

Впрочем, Мегре не призывает своих читателей следовать примеру Анастасии и жить, как она, прямо на лесной поляне, он лишь акцентирует внимание на том, что дом – это не здание, а «пространство любви», и главная задача в жизни человека – создать такое пространство для своей семьи.

Участники движения стремятся буквально воссоздать на своем гектаре описанный Анастасией образ «родового поместья»: «И твой забор поющим будет, благоухающим, и взгляд твой никогда не утомит, днем каждым изменяя полутона своих картин. То весны цветом расцветет, то осени окраской запылает»[iv].

«Родовое поместье» по Анастасии должно быть устроено следующим образом: участок обносится живой изгородью, половина земли отводится под лес, в лесу устраивается загон для домашних животных, укрытие для кур, колоды для пчел. На второй половине участка предполагается разбить огород, выкопать пруд, выстроить дом, кроме того, там может быть беседка, летняя спальня, творческая мастерская и другие строения. Таким образом, предполагается создание вполне комфортных условий для семейного проживания.

Однако  необходимо помнить, что важнейшая задача передового отряда человечества, каковым, без сомнения, мыслят себя последователи Анастасии, - работать над увеличением «энергии мысли», чтобы достичь способности создавать новую действительность. Для достижения этой цели и требуется «Пространство Любви», поскольку энергия любви, как неустанно повторяет Анастасия – самая сильная энергия во Вселенной. Создать «Пространство Любви»  возможно только в «родовом поместье», где все члены семьи живут в любви друг к другу и в полном единении с природой. В соответствии с учением Анастасии, растения помогают сформировать для человека «Пространство Любви»: они  благодатно влияют на душу и исцеляют плоть, нужно только, чтобы было много разных растений, и человек общался с ними с любовью.

Всех женщин в движении называют богинями, повторяя слова Анастасии, «женщина – богиня, поскольку все ею сотворено»[v]. Но реализовать свою божественную сущность они могут, лишь создав «Пространство любви», а для этого необходимо вступить в брак и основать родовое поместье. Несмотря на то, что существует небольшое число «родовых поместий», основанных одиночками, как мужчинами, так и женщинами, эта ситуация считается неправильной и ожидается, что со временем они все-таки создадут семью. В движении возникла даже особая практика поиска брачного партнера – «Слеты половинок». Девизом этого своеобразного ритуального действия - «Приглашение в вечность», стали слова Анастасии: «Красивая мечта, когда два любящих сердца создают себе любви пространство на века».

Обсуждение впечатлений от «Слетов половинок» является одной из самых актуальных тем на форумах анастасийцев. Так, один из участников рассказывает: «И вот тогда стали приходить мысли, что рядом со мной моя настоящая половинка, от этого я и счастлив. Появилось ощущение, что мы знакомы очень давно, и уже через неделю, в дубовой роще, я произнес заветные слова, что нам Анастасия подсказала: “С тобой, прекрасная богиня, я смог бы сотворить Любви пространство на века”. На них я получил ответ, уверенное «да», все теми же словами: “Мой бог, тебе я помогать готова в сотворении великом”».[vi]

Нельзя не отметить, что отношения самого В. Мегре и Анастасии странным образом совершенно не соответствуют идеалу, к которому призывает автор своих читателей. Хотя Анастасия родила двоих детей – мальчика Владимира и девочку Анасту, – с Мегре – отцом детей – они не только не живут вместе, но и видятся очень редко. Анастасия самостоятельно создала «Пространство любви» на таежной поляне, растит детей с помощью животных и совершенно не нуждается в поддержке Мегре, отвергая и разоблачая все его попытки помочь как суетные и вредные.

Идеал семьи находится в далеком мифическом прошлом, описываемом Анастасией, – в древней Ведруссии: «Совсем недавно, всего пять тысяч лет тому назад, в реальном мире еще бодрствовал счастливо наш народ на территории от Средиземного и Черного морей до крайних северных широт…Мы - азиаты, европейцы, россияне и те, кто американцами себя назвал недавно, — на самом деле, люди-боги из одной цивилизации ведрусской»[vii].

Анастасия также рассказывает, что в мифической Ведруссии большое значение придавалось «обрядам любви», среди которых: Сватовство (суть которого трактуется Анастасией как «отказ от ложного образа»), Венчание, «Сотворение трех планов бытия» (в ходе которого происходит зачатие ребенка), родовые обряды, совершающиеся в «родовом поместье» и предполагающие активное участие отца.

Важным этапом «Сотворения трех планов бытия» является выбор участка для своего поместья, создавать которое молодой семье помогает вся община: «свидетелями на ведрусском обряде венчания выступают не двое, как сейчас, друзей, а все родственники, вся округа, и ставят росписи не на клочке бумаги, а на земле живым твореньем».

После обряда венчания ведрусская семья получает «дом, с радостью построенный лучшими мастерами, сад с множеством растений, посаженных руками родственников, друзей, соседей по проекту молодых влюбленных… Фактически им остается истинное пространство Любви. Святое, истинно Божественное, живое гнездо, в котором впоследствии и произойдет зачатие ребенка» [viii].

В шестой книге цикла – «Родовой книге» – Анастасия объясняет, что ребенок рождается на трех планах бытия, слившихся в одном месте, а именно – в «родовом поместье»: «мысли двоих в любви в единое сольются... Вот точка первая, ее название — родительская мысль… Точка вторая, а вернее, план человеческий еще один родится, на небе новую зажжет звезду, когда в любви и с мыслями творения прекрасного два тела в единое сольются… И третья точка — новый план в том месте должен получиться. Там, где зачат ребенок был, там роды и должны случиться. И рядом должен быть отец. И над троими вознесет венец великий любящий всех нас Отец»[ix]. Так создается «Пространство Любви», и тогда дети, не искалеченные духовно нашей цивилизацией, смогут спасти весь мир, вернее, как говорит Анастасия, «обрести изначально данный нам Рай».

По представлениям Анастасии, ребенок являет собой идеал человека, «самое совершенное существо во Вселенной». Ребенок подобен  ангелу – он чист и непорочен, он важнее всех во вселенной: «каждый новый человек рождается как властелин, царь», и маленький мудрец: «Еще открытое темечко принимает огромный поток вселенской информации. Способности каждого новорожденного позволяют стать ему мудрейшим существом во Вселенной, подобным Богу». Анастасия объясняет, что в течение первых девяти лет жизни ребенок самостоятельно способен познать сущность мироздания и смысл человеческого существования, надо только не мешать ему. Важно, чтобы ребенка не окружали  искусственные предметы, не было никаких игрушек, ведь ребенка можно занять и увлечь другим, более интересным делом, чем «бессмысленное и даже вредное общение с рукотворными предметами», например, привлечь его к посадке растений.

В идеале рядом с ребенком не должно быть ничего «искусственного», только  «естественное», «природное», как у самой Анастасии.

Самое главное, это отношение родителей к ребенку, производимые вокруг ребенка мысли. Анастасия объясняет Мегре, что родить  Христа (Будду, Мухаммада) может мать, которая поверит, что у нее родится Христос (Будда, Мухаммад), и если отношение родителей к младенцу будет, как к Христу (Будде, Мухаммаду), тогда и младенец последует за их мыслью, заложенной в соответствующее отношение.

Так две основные идеи – создание совершенного общества и преображение человека, которые являются универсальными для всех эзотерических сообществ и служат той «структурирующей рамкой», которая лежит в основе воображаемой  эзотерической реальности, в учении движения «Анастасия/Звенящие кедры России», пересекаются и реализуются в идеале совершенной любящей семьи.


Автор: Анна Александровна ОЖИГАНОВА – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра прикладной этнологии Института социальной политики Академии труда и социальных отношений (г. Москва, Россия)



[i] Сморжевская О.А., Шиженский Р.В. Современное язычество в религиозно-культурной жизни: исторические очерки. Н.Новогород, 2010. С. 32/

[iii] Костелло А. Современные языческие религии Евразии: крайности глобализма и антиглобализма// Религии и глобализация на просторах Евразии. М., 2009. С. 302.

[iv] Мегре В. Сотворение. СПб., 1999. С. 136.

[v] Мегре В. Родовая книга. СПб., 2002.  С. 87.

[vii] Мегре В. Родовая книга. СПб., 2002. С.21.

[viii] Мегре В. Родовая книга. СПб., 2002. С. 34.

 Rambler's Top100