Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА О ВЛИЯНИИ ЦЕРКОВНОЙ АНАФЕМЫ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ от 16.01.2010

Печать

Заключение специалиста

 

Время производства заключения:

Начато 25 декабря 2009 г.

Окончено 16 января 2010 г.

 

Место производства заключения: г. Москва

 

Основание составления заключения: запрос 

Сведения о специалисте:

Волкова Елена Ивановна, родившаяся 05. 04. 1958 г., кандидат филологических наук, доктор культурологии, доцент, профессор кафедры сравнительного изучения национальных литератур и культур факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова (117192, г. Москва, Ломоносовский проспект 31/1, комн. 526, телефон: 8-495-734-00-70), стаж работы по профилю заключения – 15 лет.

          Объект и предмет исследования:

церковная анафема и ее влияние на общественное сознание.

Методологическая база исследования

Для изучения влияния церковной анафемы на общественное мнение важны два рода источников: церковные канонические тексты, раскрывающие смысл анафемы в истории Русской православной церкви и в ее современном функционировании, а также исследования религиозных аспектов современного массового сознания. В первую группу входят тексты Священного Писания (Библия), Апостольские правила, решения Вселенских  и Поместных соборов,  Устав Русской православной церкви 2000г., Основы социальной концепции Русской православной церкви 2000 г. Вторую группу представляют работы по социологии религии, такие как:

  1. Ворожейкина Т., Рашковский Е., Умнов А. Гражданское общество и религия // Диа-Логос. Религия и общество. М., 1997.
  2. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России,М.: Ин-т социологии РАН, 2006. 
  3.   Григоренко А.Ю. Религия, общество, государство в современной России // Религиозные организации и государство: перспективы взаимодействия. М., 1999, С.25-33.
  4. Двадцать лет религиозной свободы в России. М.: РОССПЭН, 2009.
  5.  Дубин Б. Религиозная вера в России 90-х годов // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. М., 1999. № 1 (39). С.31-39.
  6. Пределы светскости. Общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях реализации свободы совести, М.: Центр СОВА, 2004
  7. Религия и конфликт. М.: РОССПЭН, 2007.
  8. Религия и общество. Очерки религиозной жизни современной России» М.;СПб, :Летний сад, 2002.
  9. Рыклин М. Свастика, крест, звезда. М.: Логос, 2006.
  10. Современная религиозная жизнь в России. М.:Логос, 2004-2006.

В исследовании использован социологический рецептивный, количественный и качественные методы, позволяющие рассматривать место и роль религиозных отношений в системе социальных связей общества, отражение религиозной куртины мира в светском сознании, динамику и конфессиональные проявления религиозности в  современной России,  отличие религиозного сознания от нерелигиозного, роль языческой и христианской традиций в современной массовой культуре. История анафемы в России также помогает делать обобщения и прогнозировать возможное развитие событий в случае типовых конфликтов.

 

Терминологический аппарат

 

Анафема - соборно провозглашаемое отлучение от церкви лица (группы лиц), мысли и действия которого (которых) угрожают чистоте вероучения и единству Церкви.

Диффамация —  распространение (разглашение) сведений, порочащих честь конкретного лица или учреждения.

Культурный код – семиотический язык, при помощи которого создаются и прочитываются тексты культуры.

Массовое (обыденное) религиозное сознание - предстает в виде образов, представлений, стереотипов, настроений и чувств, привычек и традиций, которые являются непосредственными отражениями условия бытия людей. На это уровне доминирующую роль играют эмоции.  К устойчивым компонентам обыденного сознания относятся традиции, обычаи, стереотипы.

Отлучение – 1)лишение права приступать к Святым Тайнам;

2) запрещение вместе с тем молиться с верующими; 3)полная анафема – исключение из сообщества верующих.

Предрассудки - иррациональные компоненты общественного и индивидуального сознания — суеверия, связанные с религией.

Предубеждение —  неблагоприятная социальная установка по отношению к какому-либо явлению; не основанное на критически проверенном опыте, стереотипное и эмоционально окрашенное, весьма устойчиво и плохо поддаётся изменению под влиянием рациональной информации.

Проклятие - магическое действие, направленное на причинение  беды, болезни, нанесении физического или морального вреда. 

Регулятивная функция религии -  состоит в том, что с помощью определенных идей, ценностей, установок, мнений, традиций, обычаев осуществляется управление деятельностью и отношениями, сознанием и поведением индивидов, групп, общин.

 

 

Исследование проводилось в виде ответов на поставленные вопросы.

 

Что такое церковное проклятие (предание анафеме, анафематствование) в представлении светского общества?

Ответ 1.

Анафема прежде всего воспринимается в обществе как осуждение человека за серьезное преступление против Церкви, нравственности и русской культуры. Такой человек (или группа лиц) в глазах большинства становится кощунником, святотатцем, не имеющим ничего святого, безнравственным и попирающим высокие идеалы русской культуры и человечности.

Такое отношение к анафеме в первую очередь обусловлено широко распространенным восприятием Русской православной церкви как нравственного авторитета и  хранителя культурных традиций, как института, осуществляющего регулятивную функцию в обществе.  В современной России сложно отделить церковное религиозное сообщество от светского,  поскольку религиозная идентичность для большинства граждан России  тождественна культурной и гражданской идентичности.  Человек, позиционирующий себя как православного, может не верить в Бога, не ходить в церковь и не читать Священное Писание, поэтому фактически быть представителем светского общества, при этом уважительно относиться в Русской православной церкви и видеть в ней национальный символ, источник культурных, моральных, идеологических ценностей.

Как показывают социологические опросы и исследования (например, количественные результаты всероссийских репрезентативных опросов взрослого населения России, проведенных Аналитическим Центром Юрия Левады и ФОМ), к Русской православной  церкви с уважением относятся около 60% россиян,  и в то же время 60% населения никогда не читало книг Нового Завета. Крещеными являются более 70% населения,  при этом только около 10%  могут быть названы практикующими верующими.

Кроме того, значительное влияние оккультизма, магии на  современное массовое сознание и религиозное невежество большинства россиян приводит к отождествлению анафемы с магическим проклятием, опасным для окружающих людей, делающим человека проводником «темных энергий», источником несчастий.

Незначительная часть общества (около 10%), критически относящаяся к деятельности Русской православной церкви, воспринимает анафему как незаслуженное, несправедливое либо чрезмерное наказание человека, как отжившую форму остракизма, неприемлемую в цивилизованном обществе.

 

Что может представлять собой церковное предание анафеме  нецерковного, неверующего человека за исполнение им своего профессионального и гражданского долга?

Ответ 2.

Акт анафематствования нецерковного человека противоречит природе анафемы как отлучения от церкви, что предполагает изначальную принадлежность человека к церковному сообществу. Такая принадлежность утверждается таинствами крещения и миропомазания, а также участием человека в богослужении, таинствах исповеди и евхаристии. При этом современная размытость границ между религиозной и светской культурами не позволяет дать четкого определения  таким понятиям, как церковный и нецерковный человек. Очевидно, однако, что первых двух критериев (таинств крещения и миропомазания) недостаточно для того, чтобы считать человека церковным, поскольку он мог быть крещеным в детском возрасте или принять крещение как формальный акт, никак не связанный с его мировоззрением. Для статуса воцерковленного, или церковного, человека необходимо сознательное исповедание христианского учения и участие в жизни церкви (в богослужении, таинствах исповеди и евхаристии).

Патриарх Русской православной церкви Кирилл подтвердил верность современной Церкви каноническому представлению об анафеме, отвечая в 2000 г. на вопросы «Прямой линии» газеты «Комсомольская правда» (12.07.2000 г.), где определенно заявил, что РПЦ, например, не могла отлучить от Церкви Елену Блаватскую и Рерихов, поскольку они не были христианами и не принадлежали к Церкви, хотя и были крещеными людьми:

«На вопросы наших читателей отвечал председатель Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский КИРИЛЛ.

… Добрый день, Ваше Высокопреосвященство, меня зовут Георгий Юрьевич, я из Владикавказа звоню. На своем соборе в 1994 году архиереи нашей Православной церкви отлучили от Церкви Елену Петровну Блаватскую и семью Рерихов. Они наша гордость...

Митрополит Кирилл: Можно я сразу внесу поправку? Собор не отлучал их от Церкви. Но собор ясно заявил полное несогласие с учением Блаватской и Рерихов, потому что оно является антропософским учением, в основе которого лежат принципы...

- Антропософия восходит к Рудольфу Штейнеру, а они к Штейнеру никакого отношения не имеют. Антропософия - это не очень точный термин, это теософия.

Митрополит Кирилл:- Хорошо, давайте говорить о теософии. Так вот, теософические принципы не соответствуют Преданию христианской церкви вообще. Не только православному, но и христианскому Преданию. (…)

- Но я читал что-то об анафеме.

Митрополит Кирилл: Нет, никто их анафеме не предавал. Да их и невозможно анафематствовать, потому что они вне Церкви, так как не были христианами. Так же нельзя анафематствовать атеиста, так же нельзя анафематствовать теософа - они все вне Церкви.

- Это сходно с тем, что к Льву Толстому?

 Митрополит Кирилл: Нет, это совершенно разные вещи. Лев Толстой был православным христианином, который допустил то, чего не мог допустить православный христианин. А Рерих и Блаватская к Православной церкви не принадлежали.

- Но они же были крещены.

Митрополит Кирилл: Да, они были крещены, но сами никогда себя с Церковью не связывали.

- Имеется в виду, что они не посещали храм?

Митрополит Кирилл: Не посещали храм, не принимали Таинств и сами не считали себя православными христианами, то есть добровольно поставили себя вне Церкви.

- Спасибо Вам большое…»

 

Если  Церковь подвергла анафеме  нецерковного неверующего человека за исполнение им своего профессионального и гражданского долга, то это, безусловно, акт  клеветы (диффамации), поскольку анафематствование  говорит о тяжелых грехах, совершенных человеком против учения Церкви. Если же человек не принадлежит к Церкви, то церковь анафематствованием предъявляет к нему необоснованные требования и наказывает за несовершенные проступки или преступления.

Анафема может быть следствием церковной ошибки, поскольку в современных условиях Церковь не ведет письменного учета своих членов и может по неведению принять нецерковного человека за практикующего верующего.

Анафема нецерковного неверующего человека в некоторых случаях может  быть  использованием церковных методов осуждения и наказания в нецерковных -  личных, экономических или политических - целях.

Кроме того, анафематствование неверующего человека за исполнение им своего профессионального и гражданского долга может быть следствием конфликта, возникшего в результате различных представлений о нравственном, профессиональном и гражданском долге у этого человека и у представителей церкви.

 

Может ли такое анафематствование нецерковного неверующего человека нанести ему моральный ущерб?

Ответ 3.

Анафематствование может нанести любому человеку как моральный, так и физический ущерб, поскольку это публичный акт осуждения и наказания. Тот факт, что анафеме подвергается неверующий нецерковный человек, не ограждает его от  общественного презрения и остракизма со стороны как практикующих, так и формально верующих (которые составляют в современной России большинство населения). Широко распространенные в современном массовом сознании  религиозные предрассудки и суеверия могут вызвать серьезное предубеждение против такого человека как проклятого Богом, одержимого темными силами и т.п. Это может привести к разрыву социальных связей, к профессиональной и социальной изоляции человека, оскорблениям и даже физическому насилию по отношению к нему.

Анафема, воспринятая через идеологический культурный код, сложившийся в России в советское время, становится в общественном сознании аналогом приговорам, выносимым  в прошлом «врагам народа» (в современной идеологической ситуации – «врагам церкви»), что вызывает гнев против осужденного у людей, разделяющих православную идеологию, и критику в адрес Церкви – у оппонентов идеологического использования религии.

Образованные и практикующие верующие знают, что всякий, входящий в общение с отлученным от Церкви, может, согласно Апостольским правилам,  сам быть  подвергнут прещениям и полной анафеме, а потому станут избегать общения и предупреждать других людей об опасности иметь дело с человеком, подвергнутым анафеме.  Люди с неустойчивой психикой, религиозные фанатики,  могут взять на себя «миссию возмездия» и прибегнуть как к угрозам, так и к физической расправе с «врагом церкви». Так, например, в случае с судом над выставкой «Осторожно, религия!» художник Анна Альчук (Михальчук) сначала получала от «защитников православия» письма с угрозами, а затем погибла таинственным образом.

Русская православная церковь может сама прибегать к помощи светских институтов для создания в обществе атмосферы нетерпимости вокруг человека, подвергнутого церковным прещениям.  Показательна история снятия сана с священника Глеба Якунина  и последующего отлучения его от Церкви. Патриарх Алексий II в 1994 г. послал в Государственную Думу письмо на имя спикера Ивана Рыбкина, в котором утверждал, что о.Глеб Якунин не имеет право носить священнические одежды и совершать священнодействия. Письмо было зачитано членам Думы и спровоцировало нападение Жириновского и Лысенко на  отца Глеба. Эти кадры были показаны по всем каналам телевидения, напечатаны во многих газетах. К моменту отлучения в 1997 г. о.Глеб Якунин не состоял в юрисдикции РПЦ, а был клириком Украинской Православной Церкви Киевского патриархата, и в этом смысле был нецерковным

 

Источник: Архив СПЦ

 Rambler's Top100