Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 175 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗАЯВЛЕНИЕ СВЯЩЕННИКА ЕВГЕНИЯ ЛЕОНОВА О РАЗРЫВЕ С РПЦ МП - 2 января 2014

Печать

ОСНОВАНИЯ МОЕГО РАЗРЫВА С МП:

 

Вот уже 17 лет я сознательно являюсь членом Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). За эти годы я старался внимательно изучать Священное Писание и Православное Предание. К сожалению, я пришел к выводу, что вероучение РПЦ и ее отношение к каноническому праву не соответствует святоотеческому Православию. Также ее пастырская практика вышла уже далеко за рамки традиционного христианского благочестия.

1. Главной проблемой вероучительного характера является участие Московского Патриархата в экуменическом движении с 1959 г. Это участие предполагает не одни лишь богословские собеседования с еретиками (католиками, протестантами, монофизитами), но и совместные богослужения с ними, строго запрещенные канонами (Правила святых Апостолов 10, 45, 65 и 71). Однако, сами по себе эти канонические нарушения, не имеющие законных последствий в виде прещений на нарушивших, еще не говорят о догматических ошибках, принимаемых церковью, как официальное вероучение. О них свидетельствуют особые вероучительные документы, принятые на соборах, как РПЦ, так и других Поместных церквей, находящихся с ней в евхаристическом общении, а также на совместных экуменических мероприятиях с еретиками, которые фактически тоже можно назвать соборами, так как там участвовали епископы или официально уполномоченные лица конфессий.

а) Первым подобным документом, было решение «Всеправославного конгресса» в Константинополе в 1923 г. о переходе Православной церкви на новоюлианский календарь, который полностью совпадал с папским, григорианским календарем за исключением даты празднования Пасхи, которая оставалась прежней, в соответствии с Александрийской пасхалией. Календарь разрывал последовательность литургического года, рассчитанного на празднование всех дат по юлианскому календарю, и приводил к отмене, в частности, Апостольского поста в некоторые годы, из-за раннего празднования дня Свв. Апостолов (29 июня). Это постановление нарушало запрещение перехода на григорианский календарь Поместного Константинопольского собора 1583 г. Причиной запрета была не «священность» юлианского календаря, а то, что григорианский календарь создан еретиками-латинянами и соединение с ними по дате празднования может привезти к смешению вер и отпадению от Православия. А патриарх Мелетий и другие идеологи перехода на новый стиль сделали это именно для того, чтобы сблизиться с еретиками (в данном случае англиканами), с целью в дальнейшем объединиться с ними церковно. В следующем 1924 г. архиепископ Афинский Хризостом начал принуждать переходить на новый календарь всех в Элладской церкви. Это вызвало законный протест верующих, которые подвергались гонениям за верность святоотеческому Преданию и вынуждены были отделиться от заблудившихся епископов. К счастью часть епископата все же поддержала старый стиль, а через него и Православие. Большинство же осталось с новостильниками. Поэтому раскол продолжился до сего дня.

б) Следующим решающим шагом в сторону ереси экуменизма стало совместное снятие анафем 1054 г. патриархом Константинопольским Афинагором и папой Римским Павлом VI в 1965 г. Анафема не может быть «снята» по произвольному желанию иерархов. Единственным вариантом может быть только признание ее наложенной неправильно. Следовательно, с этого момента Вселенский патриархат перестал считать Рим-Католическую церковь еретической, что явно противоречит православному Преданию. Достаточно хотя бы привести «Послание Восточных патриархов» 1848 г., где, в частности, учение об исхождении Св. Духа в Св. Троице не только от Отца, но и от Сына, называется ересью. Никакой внятной реакции (прерывания общения) со стороны других Поместных церквей не последовало. Это говорит о том, что они, либо согласны с этим мнением, либо, будучи не согласны, слепо последовали за еретиками вопреки канонам ( правило 3, III Вселенского собора; правило 15, Двукратного собора). На практике исполнение этого решения, в последнюю четверть века, выражено в обязательном визите Константинопольского патриарха в Рим в день свв. Петра и Павла. И в ответном визите папы, или его представителя во Вселенский патриархат в день св. ап. Андрея для совместного служения, хоть и без причащения. В Русской Православной Церкви последствием этого стало принятие в 1968 г. Синодального постановления о возможности предсмертного напутствия римо-католиков православными священниками. До сих пор это постановление не отменено, но лишь приостановлено. Также практиковалось неформальное разрешение на причащение католиков в православных храмах, о чем мне свидетельствовали многие старшие клирики и миряне, заслуживающие доверия.

в) В 1990 и 1993 гг. уже всеми Поместными церквами, совместно с еретиками были приняты согласительные документы: Баламандский с католиками, и Шамбезийский с монофизитами-севирианами. По учению этих документов, препятствием к общению служат внешние человеческие причины, некое недопонимание богословских позиций; невозможность пока опознать «православие» друг друга. При этом официально признаются все таинства еретиков, а также налагается ограничения перехода из одной конфессии в другую: обе стороны отказываются от дальнейшего применения метода унии для обращения в свою веру. Антиохийский патриархат пошел еще дальше. Там уже действует общение в таинствах с монофизитской церковью и запрещен переход из одной церкви в другую.

г) РПЦ в 1994 г. отозвала свои подписи под данными решениями, но не прервала общения с еретичествующими церквами. В 2000 г. ее Архиерейский собор утвердил «Основные принципы отношения к инославным». В нем в частности говорится:

1.15. Православная Церковь устами святых отцов утверждает, что спасение может быть обретено лишь в Церкви Христовой. Но в то же время общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство.

1.16. Церковное положение отделившихся не поддается однозначному определению. В разделенном христианском мире есть некоторые признаки, его объединяющие: это Слово Божие, вера во Христа как Бога и Спасителя пришедшего во плоти (1 Ин. 1, 1–2; 4, 2, 9), и искреннее благочестие.

1.20. Вследствие нарушения заповеди о единстве, вызвавшего историческую трагедию схизмы, разделившиеся христиане, вместо того, чтобы быть примером единства в любви по образу Пресвятой Троицы, стали источником соблазна. Разделенность христиан явилась открытой и кровоточащей раной на Теле Христовом. Трагедия разделений стала серьезным видимым искажением христианского универсализма, препятствием в деле свидетельства миру о Христе. Ибо действенность этого свидетельства Церкви Христовой в немалой степени зависит от воплощения проповедуемых ею истин в жизни и практике христианских общин.

Ряд положений этого документа я не могу принять, так как они не соответствуют Православному вероучению:

- «общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах».

Это не так. Действительно, Благодать исчезает из еретического сообщества, может быть, и не сразу. Но догматическое заблуждение создает условия для ее лишения. Поэтому, ни в коем случае нельзя, считать таинства инославных равными Таинствам Церкви, достаточными для спасения. «Ереси же суть, например: манихейская, валентинианская, маркионитская, и сих самых пепузиан. Ибо здесь есть явная разность в самой вере в Бога. Почему, от начала бывшим отцам, угодно было крещение еретиков совсем отметати» (1-е правило свт. Василия Великого).

- «Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство».

Нет. Данная практика связана с церковной икономией. Желанием создать удобные условия для перехода еретиков в Православие. Это объяснено в том же тексте свт. Василия. Сначала он пишет о том, что мы можем признать наличие Таинства Крещения лишь у раскольников, которых следует миропомазывать, а в самочинных сборищах, из которых следует принимать через покаяние и прочие Таинства. Но далее он уточняет, что Церковь может менять чиноприем, исходя из конкретной ситуации в данном сообществе: «Однако угодно было древним, как то Киприану и нашему Фирмилиану, единому определению подчинити всех сих: кафаров, енкратитов, идропарастатов, и апотактитов. Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от отцев, и чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них к церкви, яко крещенных мирянами, древние повелевали вновь очищати истинным церковным крещением. Но поелику некоторым в Асии решительно угодно было, ради назидания многих, прияти крещение их: то да будет оно приемлемо. Подобает же нам усмотрети злоухищрение енкратитов. Они, да соделают себя неудобоприемлемыми для церкви, умыслили предускоряя совершати собственное крещение, чрез что и собственный свой обычай изменили. И так, поелику о них ничего ясно не изречено, мню, яко прилично нам отвергати их крещение: и аще бы кто приял от них оное, таковаго приходящаго к церкви, крестити. Но аще сие имеет быти препятствием общему благосозиданию: то паки подобает держатися обычая, и следовати отцам благоусмотрительно устроившим дела наши. Ибо я опасаюся, чтобы нам тогда, как хощем удержати их от поспешнаго крещения, не воспятити спасаемых строгостию отлагательства. Аще же они сохраняют наше крещение, сие да не устыждает нас: ибо мы обязаны не воздавати им за то благодарность, но покорятися правилам с точностию. Всемерно же да будет установлено, чтобы, после их крещения, приходящие к церкви были помазуемы от верных, и тако приступали к таинствам. Впрочем ведаю, яко братий Зоина и Саторнина, бывших в их обществе, мы прияли на кафедру епископскую: почему соединенных с их обществом уже не можем строгим судом отчуждати от церкви, постановив, принятием епископов, как бы некое правило общения с ними.». Понятия «неполное общение» в православной канонической литературе не встречается. Наоборот, в канонах часто употребляется всеобъемлющее определение не иметь с еретиками «никакого общения».

- «Церковное положение отделившихся не поддается однозначному определению».

В том же тексте святой Василий дает эти однозначные определения. Другой вопрос, что сам чиноприем может быть пересмотрен по икономии, но не статус отделившихся. Они, как были еретиками, так ими и остаются, несмотря на послабления чиноприема. В документе же утверждается, что можно произвольно менять этот статус. Сначала якобы можно считать кого-то еретиком, как католиков в XIX в., а потом начать считать их кем-то еще, как в ситуации с вышеприведенными документами.

- «Вследствие нарушения заповеди о единстве, вызвавшего историческую трагедию схизмы, разделившиеся христиане, вместо того, чтобы быть примером единства в любви по образу Пресвятой Троицы, стали источником соблазна. Разделенность христиан явилась открытой и кровоточащей раной на Теле Христовом».

На самом деле доброе разделение для Православия всегда было лучше злого единства. Об этом свидетельствует 15-е правило Двукратного собора: «Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений». А также жития множества святых отделявшихся от еретичествующих иерерхов, ради священной борьбы за Православие – свв. Афанасия Великого, Максима Исповедника, Феодора Студита, Фотия Константинопольского, Григория Паламы, Марка Ефесского. Еретики и униаты, которые требовали вступить в общение с ними у этих святых, как раз и обвиняли их во внесении соблазна в Церковь.

д) Таким образом, этим документом Московский Патриархат полностью поддержал экуменическое исповедание других Поместных церквей и считает, что не только Православная церковь является Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью, но и совокупность неких общин вне общения с ней, которые имеют подлинные Таинства и «объединяющие признаки», имеющих с ней «неполное общение». Тогда, как по учению Вселенских Соборов Церковь Христова является Единой и не допускает каких-либо частей и разделений на вероучительной почве.

2. К сожалению, церковное устройство Русской Православной Церкви является неканоничным. Поместный Собор 1917-1918 гг. постановил, что формой высшего церковного управления в Российской церкви является Высший Церковный Совет под председательством патриарха Московского. 20 ноября 1920 г. этот Совет утвердил патриарший указ №362, где говорилось о том, что, в случае разрыва связи с ВЦС на местах, епископы должны организовать свое временное высшее церковное управление. В случае, если изолирован будет один епископ, его управление должно стать автокефальным до установления связи с другими епархиями. В соответствии этим указом было создано несколько ВВЦУ. Единственным из них, существовавшим долгое время был – Синод епископов Русской Православной церкви за границей. До 1925 г. управление осуществлялось помимо него ВЦС святейшего патриарха Тихона. После его кончины коммунистическая власть не позволила созвать собор для избрания его преемника. Предвидя это, святитель Тихон дал распоряжение, что временное возглавление церковного управления будет поручено местоблюстителю патриаршего престола. А если и он не сможет его исполнять – заместителю патриаршего местоблюстителя. Подобное распоряжение не имело никакой канонической силы. Назначение епископом каких-либо преемников запрещено. Поэтому никто не мог требовать подчинения ни местоблюстителю, ни его заместителю. Они могли лишь организовывать некие совещания, чтобы координировать действия епархий, епископы которых добровольно согласились участвовать в этих совещаниях. В таком положении церковная жизнь должна была находиться до собора. К 1927 г. данные полномочия были даны митрополиту Нижегородскому Сергию (Страгородскому), который был заместителем местоблюстителя митрополита Крутицкого Петра (Полянского). В июле этого года он выпустил якобы от лица всех верующих Российской церкви декларацию о лояльности советской власти. Этот документ вызвал множество споров и протестов среди других епископов, в основном находившихся в заключении. Тем не менее, митрополит Сергий стал требовать от всех епископов подчинения его указам, с целью дальнейшего создания синода на основе данной декларации. Это и было сделано в 1931 г., несмотря на протесты, т.е. скорее вопреки мнению Российской церкви, чем от ее лица. Так как создание синода не было утверждено Поместным собором, требование подчинения ему, было неканоничным. Поэтому все прещения, наложенные на клириков и мирян, не считавших себя подчиненными этому синоду (в т.ч. синода Русской зарубежной церкви) также неканоничны. Следовательно, и все последующие соборы РПЦ, начиная с учредительного собора сентября 1943 г., также не выражали мнение всего русского Православия и поэтому не могут быть признаны святыми и законными. Напротив, синод Русской Православной церкви за границей еще долго оставался верен каноническим нормам. После же 1959 г., когда началось участие Московского Патриархата в еретическом экуменическом движении, подчинение его соборам стало опасно не только для здорового канонического сознания, но и для сохранения верности Православной вере. РПЦЗ же, напротив, при первоиерархе митрополите Филарете (Вознесенском), отмежевалась от экуменических церквей и вошла в евхаристическое общение с греческими ревнителями Православия. К сожалению, это единство было недолгим, по причине внутренних споров внутри Зарубежной церкви, которые в последствие привели ее в общение с экуменистами.

3. Вызывает печаль и пастырская практика РПЦ МП, которая сложилась на сегодняшний день. Главной проблемой является отождествление людей неверующих, просто формально крещеных в детстве с настоящими христианами. Им разрешается быть восприемниками при Святом Крещении и приступать к Евхаристию, без изменения языческих обычаев своей жизни, которое предполагается осуществлять в период многолетних отлучений, которые каноническое право предполагает налагать на христиан, которые совершают серьезные грехи. Современным священникам, как правило, нельзя применять эти нормы, не желая навлечь гнев начальства. Также я был многократным свидетелем того, что клирики, совершившие большие грехи, были отстраняемы от служения на короткое время, хотя по канонам должны были бы вообще его оставить. Переходили в другие епархии, «подальше от любопытных глаз» и часто продолжали поступать так же. Ужасает состояние монашества. Иноки, которые должны быть светом для нас, живущих в миру, являют образ строго противоположный тому, что предполагают обеты. Тем не менее, наша церковь продолжает «играть в монашество», именуя все эти сомнительные учреждения святыми обителями, а их жильцов – монахами.

Увы, и само именования себя Православной для Русской Православной церкви оказалось лишь воображаемым, а не действительным. Я более не могу оставаться ее клириком, и находится в евхаристическом общении с ней.

 

священник Евгений Леонов

 

Источник: https://www.facebook.com/eugen.priest/posts/1445618565651719

 

 

 Rambler's Top100