Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 320 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О.В. САДОВНИКОВА, В.М. СТОРЧАК. "СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО ГОСУДАРСТВА И РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ В РОССИИ" - Москва, 1 марта 2011

Печать

 * – доклад, сделанный на Международной научно-практической конференции "Социальные функции религии в условиях модернизации общества XXI век", Москва, 1 марта 2011

 

На протяжении своего развития  общество так или иначе сталкивается с проблемой отношения к тем его членам, которые не могут самостоятельно обеспечить свое полноценное существование, малоимущим и нуждающимся гражданам. Социально-экономические и политические преобразования российского общества, осуществленные в постсоветский период, актуализировали проблему социальной защиты населения, обусловили поиск новых подходов и средств к социально незащищенным гражданам, обеспечения им социальных гарантий. Сегодня этот поиск ведется пока неэффективно. Современная система социальной защиты представляет собой некий синтез из компонентов советского прошлого, плохо адаптированных элементов западных образцов и недостаточно продуманных собственных нововведений. Поэтому, основной характеристикой общественных отношений стала социальная напряженность, сопровождающаяся усилением негативных социальных тенденций, что сопровождается ростом недовольства, негативной психической направленностью, дестабилизацией социальных связей и коллизиями в различных сферах жизнедеятельности людей. Наличие большой массы  нуждающихся, уязвимых и незащищенных граждан в современной России делает чрезвычайно актуальной проблему организации помощи им по различным каналам.

Реальные условия формирования современной конкурентоспособной экономики все настойчивее обращают внимание на роль человеческого капитала в постиндустриальном развитии. Это означает, что социальная сфера должна обеспечивать дополнительный потенциал экономического роста. Добиться этого можно лишь вместе с обществом и при условии контроля с его стороны, прежде всего за социальной политикой государства. Один из путей выхода из создавшейся ситуации – налаживание социального диалога и социального партнерства государства и общества, в частности, государства и религиозных объединений.

Новыми чертами социальной жизни российского общества последних десятилетий 20 – начала 21 вв. стали рост престижа религиозных объединений, их статуса, расширение участия  в таких сферах социальной жизни как образование, помощь малообеспеченным и неимущим, работа с трудными подростками, детьми, оставшимися без попечения родителей, людьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Религиозные объединения по праву стали реальным элементом социальной структуры современного российского общества, субъектом-участником  решения социальных проблем.

Благотворительность является преобладающим направлением социального служения религиозных объединений. Социальное служение, осуществляемое этими объединениями, не претендует на замену реализуемой  государством социальной защиты населения, но способна в той или иной мере смягчить остроту социальных проблем, выступив партнером государства в решении социальных вопросов.

Сегодня социальная деятельность религиозных объединений имеет широкий диапазон направлений. Основными ее видами являются: работа с заключенными в пеницитарных учреждениях; помощь престарелым и инвалидам; программа по созданию рабочих мест; оказание консультативной и материальной помощи беженцам и вынужденным переселенцам, соотечественникам из стран ближнего зарубежья;  распределение гуманитарной помощи среди нуждающихся; оказание помощи жертвам стихийных бедствий, чрезвычайных ситуаций и пострадавшим на Чернобыльской АЭС; антиалкогольные и антинаркотические программы по лечению и профилактике наркомании; медицинские программы;  детские программы по созданию приютов, детских домов, реабилитации детей-инвалидов, работа с трудными подростками и т.д.

Благотворительная деятельность религиозных объединений показала, что ими проводится большая работа, причем не только на бумаге, как это видно и отражено в социальных концепциях различных Церквей, но и конкретным делом милосердия и благотворительности.

В настоящее время социальная деятельность Русской православной церкви (РПЦ) имеет широкий диапазон направлений. Руководит этой деятельностью специальный Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата. Работа осуществляется через группы активистов в храмах, больницах, обществах инвалидов, детских домах и центрах, в тюрьмах. Помимо приходов и монастырей благотворительную работу ведут различные православные братства и сестричества. Для взаимодействия Церкви с государством и обществом был создан специальный Общественный совет, в состав которого вошли руководители научных центров, известные политические и культурные деятели.

Отдавая должное социальной деятельности церкви, необходимо сказать следующее: в самих Основах социальной концепции РПЦ нет ни одного раздела, который был бы посвящен социальному служению Церкви[1]. Это тем более странно, поскольку данный документ, как сказано в Определении Архиерейского собора, служит руководством для Синодальных учреждений, епархий, монастырей, приходов и других канонических церковных организаций.

Справедливости ради надо сказать, что в последнее время РПЦ более активно занимается документами, связанными с социальным служением. Так, 16 декабря 2010 г. президиум Межсоборного присутствия РПЦ постановил принять в первом чтении проект документа «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви», направив  его на отзыв в епархии РПЦ, по итогам которой документ пойдет на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия. В этом документе четко определены христианские мотивы социального служения, структура и функции социального работника в благочинии на разных епархиальных уровнях и т.д.

Основными направлениями благотворительности протестантских конфессий являются попечительства над домами престарелых, больницами, детскими домами, школами-интернатами, пеницитарными учреждениями, а также организация благотворительных столовых, раздача гуманитарной помощи и т.д. Специфика социального служения протестантизма состоит в том, что с самого своего начала он перенес центр внимания с внешних форм проявления милосердия на внутреннее содержание. Главное в этом служении состоит не в том, чтобы дать нуждающемуся милостыню, а нравственно и психологически обновить его, мобилизовать его внутренние силы на преодоление неблагоприятных проблем и обстоятельств. Протестантизм в религиозной форме впервые поставил проблему социально-реабилитационной и психотерапевтической функции благотворительности и социального служения.

Протестантские конфессии выпустили совместный документ – Социальная позиция протестантских церквей России[2]. В отличие от «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» в нем есть раздел, посвященный социальному служению Церквей. Однако анализ этого раздела говорит о том, что он страдает определенными недостатками. В нем, к примеру, можно увидеть абстрактные рассуждения о необходимости установления социальной справедливости или же рассуждения о духовных причинах социальных проблем и т.д. Вместе с тем, в документе отсутствуют глубокие разработки основных направлений социальной деятельности; конкретных предложений по формам взаимодействия с государством в указанном роде деятельности; видения церквями необходимых законодательных инициатив в области социального служения; указания непосредственных органов, отвечающих за эту политику и т.д. «Последовательность тем, рассматриваемых в документе, отражает приоритеты Церквей: человек, семья, церковь, общество, государство, мировое сообщество» - говорится в предисловии «Социальной позиции,,,»[3]. Социальное же служение Церквей в этой иерархии приоритетных ценностей стоит в документе на предпоследнем, четырнадцатом месте, сразу после раздела  «Проблемы экологии».

Не лучшим образом составлен раздел «Социальной деятельности» в Основах социальной концепции РОСХВЕ, который, за исключением четырех направлений работы Церкви, весьма схож с общей Социальной позицией протестантских церквей[4]. Два других документа – Евангельских христиан баптистов и Христиан веры евангельской пятидесятников – отличает более углубленное и проработанное содержание их концепций[5].

Наиболее же полная и содержательная проработка социального служения отражена в концепции Церкви Адвентистов седьмого дня (АСД)[6]. В этом документе всесторонне и скрупулезно прописано вероучительное обоснование социальной деятельности Церкви; основополагающие принципы, на которые опирается это служение; цели, задачи и формы социального сотрудничества и партнерства с государством. В нем также указаны направления работы и благотворительные организации, ведущие эту работу. Весьма ценно также положение «Основ…», которое отрицает благотворительную деятельность в целях прозелитизма Церкви. «Однако мы считаем абсолютно недопустимым использование чужого горя и несчастья для создания своего положительного имиджа. Благотворительность не является также способом привлечения людей в Церковь, своего рода “приманкой” для их последующего обращения. Церковь полностью отвергает такие методы как унизительные и недостойные человека»[7]. Такого рода принципиальная позиция, в частности, и сам раздел «Социального служения» Церкви АСД не может не вызывать уважения и самых добрых слов у специалистов в области государственно-конфессиональных отношений в России.

Действительность говорит о том, что все конфессии в России должны сегодня активно включаться в решение социальных проблем в обществе. Их решение будет способствовать не только повышению благосостояния малоимущих и нуждающихся граждан России, но и ряду других, насущных для современной России задач в области решения социально-политических проблем и нравственного воспитания общества, складыванию институтов гражданского общества в России.

Для большего раскрытия потенциала религиозных объединений, повышения эффективности их социальной деятельности сегодня необходимо  новое осмысление государственно-конфессиональных отношений в области социальной политики. Отношения между государственными органами и религиозными структурами должны строиться на принципах социального партнерства, что предполагает не только объединение усилий в решении социальных проблем, но и взаимную ответственность в деле обеспечения социальной защиты граждан.

В настоящее время отсутствует адекватная оценка состояния и значимости социального служения как со стороны реализующих его субъектов – религиозных объединений, так и со стороны  государства, а также других субъектов гражданского общества.  Это не позволяет:

- выявить в полной мере возникающие проблемы взаимодействия органов государственной власти, учреждений социального обеспечения и социальной защиты, с одной стороны,  и руководителей конфессий, религиозных лидеров, с другой;

-  разрабатывать и реализовывать новые управленческие решения, соответствующие изменяющейся реальности.

Сегодня настала насущная проблема более тесного взаимодействия государства и религиозных объединений в сфере социальной деятельности. Государством и религиозными объединениями должны быть выработаны совместные социальные программы, в которых были бы отражены основные направления их сотрудничества и конкретные пути их реализации[8]. А для этого необходимо дальнейшее совершенствование законодательства Российской Федерации в области сотрудничества государства и религиозных объединений в решении социальных проблем общества.  «На современном этапе от государства и религиозных организаций требуются совместные шаги по дальнейшему совершенствованию законодательства, регулирующего государственно-церковные отношений», - отмечалось еще в 2004 г. в Рекомендации участников одного из парламентских слушаний, посвященных вопросам государственно-конфессиональных отношений, в частности, вопросу социальной работы[9]. Но пока кроме декларативных заявлений дело с мертвой точки не сдвигается. Недостаточная проработанность со стороны органов государственной власти его нормативной базы приводит к возникновению трудностей при государственном регулировании социальной деятельности религиозных объединений, определении «границ допустимого влияния» при их участии в решении социальных проблем.

С другой стороны, религиозные организации должны быть более инициативны в предложении государству своих проектов в данной сфере социальной деятельности. Наиболее приоритетными направлениями в области сотрудничества государства и религиозных общностей сегодня могли бы стать решение проблем беспризорности, лиц без определенного места жительства, реабилитации наркоманов и алкоголиков, строительство домов призрения, сбора гуманитарной помощи малообеспеченным гражданам страны и т.д.

Для координации и более эффективного государственно-конфессионального сотрудничества в области решения социальных проблем необходимо создание государственного органа, который бы руководил этой деятельностью. Актуальность создания данного органа подтверждают сегодня и компетентные организации, ведающими вопросами государственного управления. Так, к примеру, Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования предлагает в целях реализации предлагаемого ими Федерального Закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями» создание Коллегии по социальному партнерству с централизованными религиозными организациями при Правительстве Российской Федерации[10]. Создание такого рода структуры будет способствовать более эффективному развитию государственно-конфессиональных отношений в деле решения социальных проблем общества.

И последнее. Для повышения общественного престижа благотворительности необходимо более частое и целенаправленное ее освещение в СМИ. Такого рода освещение должно быть одним из приоритетных направлений в информационных программах как на телевидении и радио, так и в изданиях периодической печати. Некоторые примеры такой информации сегодня можно встретить в печатных изданиях различных этнических и конфессиональных общностей[11], но этого уже недостаточно. Сегодня как никогда важно использование в религиозной благотворительной деятельности социальной рекламы.

Социальная реклама сегодня - важная составляющая мировоззрения и нравственного здоровья общества. В современном мире социальная реклама становится не только популярным, но и важным элементом общественной жизни. Как некоммерческая форма коммуникации она призвана выражать общественные и государственные интересы и содействовать достижению благотворительных целей. Исходя из этого, социальная реклама оказывается в близком «родстве» с теми социальными коммуникациями, которые располагаются в поле практики public relations (PR).

PR-значимость социальной рекламы для государства и общества очевидна. С ее помощью государство может создать не только образ социальной проблемы, но более того - образ государственного участия в данной проблеме. Таким образом, социальная реклама может быть эффективным инструментом социальной политики и давать зримые и важные для общества практические результаты. Именно в этой роли она ценна и ничем иным не заменима, поскольку социальная реклама - это способ мобилизации и координации добровольной активности членов общества с целью решения актуальных, общезначимых социальных проблем, которые невозможно удовлетворительно решать с помощью стандартного набора государственных административно-правовых средств.

За рубежом социальная реклама является устоявшейся формой коммуникации, осуществляемой между общественными и религиозными организациями, государством, крупными бизнес-компаниями и обществом. Она охватывает широкий спектр проблем от экологии до вопросов детского воспитания[12]. Например, в США, которые считаются одним из родоначальников этого вида рекламы, понятие «социальной рекламы» не закреплено законодательно, и все вопросы, связанные с юридическим и финансовым регулированием данного элемента, решает негосударственная организация - Совет по рекламе. Совет по рекламе - это внепартийная, неполитическая, добровольная организация, члены которой совместно осуществляют планирование, разработку и распределение общественных рекламных программ в общенациональном масштабе. Эта организация имеет шестидесятилетнюю историю и объединяет уважаемых и авторитетных американских общественных деятелей.

В экономически развитых странах также существует мощная индустрия социальной рекламы, которая заказывается органами государственного и муниципального управления, либо коммерческими структурами при поддержке и поощрении со стороны государства. Социальная реклама - это сфера, на которую в развитых странах выделяются колоссальные средства, поскольку она выступает важнейшим элементом регуляции современного общества.

У социальной рекламы в России есть огромный потенциал развития. Она является мощным инструментом формирования общественного мнения. А это весьма необходимо российскому обществу в настоящее время, поскольку социальная реклама способствует социальной поддержке населения, восстановлению гуманистических отношений между людьми и на этой основе, как подчеркивают специалисты, - развитию новых экономических связей и построению гражданского общества[13].

Одним из основных рекламодателей в этой сфере должны сегодня стать некоммерческие институты: религиозные объединения, хосписы, реабилитационные центры, различные благотворительные фонды. Характер их деятельности - помощь нуждающимся людям. Общепринятой практикой за рубежом является создание реестров некоммерческих организаций (НКО) - заказчиков социальной рекламы.

Тема социальной рекламы в СМИ не раз поднималась на заседаниях Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ. Руководством государства и религиозными лидерами признается тот факт, что социальная реклама является важным элементом в социальной сфере общества. «Реклама в СМИ может быть не только для коммерческого продвижения товаров, она может быть и социальной, направленной на приближение национально значимых задач, воспитания верности библейским заповедям», - отмечал митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин)[14].

Одним из каналов распространения социально значимой информации могут и должны стать не только радио и телевидение, но и наружная реклама. Охват ее потенциальной аудитории в России вполне сопоставим с объемом федеральных телевизионных каналов. Отечественные операторы наружной рекламы понимают ответственность бизнеса перед обществом и готовы размещать социально значимую информацию. По мнению участников этого рынка необходимым является обеспечение ее прозрачности и строгого отбора для освещения по-настоящему острых и важных для общества проблем. Здесь важна позиция государства в регулировании социальной рекламы.

В настоящее время понятие этого вида рекламы в России определяется  11 статьей Федерального Закона «О рекламе», где прописана следующая норма: социальной рекламой признается «...информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на достижение благотворительных и иных общественно и иных общественно полезных целей, а также обеспечение интересов государства». Слишком общая характеристика и размытость определения социальной рекламы привела к тому, что в отрасли сложилась ситуация, когда на протяжении многих лет к социальной рекламе относят и городскую информацию, и социально значимую, и собственно социальную рекламу. Операторы в обязательном порядке должны размещать ее в пределах определенной квоты, а монтаж и обслуживание на весь период размещения осуществляется за свой счет. Собственно социальная реклама, которая встречается на улицах, содержит, в основном, предупреждения о последствиях наркотической и алкогольной зависимости, а также вреде табакокурения.

Летом 2010 г. Правительство РФ внесло в Государственную думу поправки в Федеральный закон «О рекламе». В этом документе предусматриваются меры по предотвращению неправомерного использования статуса социальной рекламы в коммерческих целях. Кроме того, действующий закон дополняется положением, предусматривающим возможность упоминания в рекламе социально ориентированных некоммерческих организаций (НКО), оказывающих благотворительную помощь лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Упоминание социально ориентированных НКО предлагается допустить в случае, если содержание рекламы непосредственно связано с описанием социальной деятельности таких организаций, направленной на достижение благотворительных и других общественно-полезных целей.

В практике социальной рекламы много проблем. Этот рынок в России еще формируется. Он открыт, его ресурсы огромны и пока еще не освоены, а реальная прибыль от их использования, как показывает практика, в частности, зарубежная, - гораздо больше, чем деньги.


ReligioPolis



[1]Социальная деятельность Церкви лишь мимоходом упоминается в некоторых разделах «Основ…», причем в основном в декларативной форме. См.: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2001. С. 51-52, 56, 67, 85.

[2] Социальная позиция протестантских церквей России. М., 2003.

[3] Там же. С. 5.

[4] Основы социальной концепции РОСХВЕ. М., 2002. С. 7-8.

[5] См.: Евангельские Христиане-Баптисты. М., 1997. С. 19-24.

[6] См.: Основы социального учения Церкви АСД. М., 2003. С. 194-207.

[7] Там же. С. 199-200.

[8]Этот вопрос поднимается в середине 1990-х гг. различными религиозными объединениями, но затем постепенно сходит на нет. См.: Социальное служение религиозных объединений и его общественная государственная поддержка. Круглый стол в Российском общественно-политическом центре. 22 июня 1995. // Религия, церковь в России и за рубежом. Информационный бюллетень  М., 1995. № 6. С. 4-8.

[9]Совершенствование законодательства о свободе совести и о религиозных организациях: практика применения, проблемы и пути решения: Материалы парламентских слушаний. 27 мая 2004. М., 2005. С. 109.

[10]См.: Проект законодательной инициативы по проблеме социального партнерства  государства и религиозных организаций. М., 2009. С. 11-12.

[11] См.: Красин Г.В. Да не оскудеет рука дающего… // Шофар Поволжья. 2003. № 1 (42). С. 4; Ахатова Е. Служа ближнему своему… // Лиахона. 2003.  № 10. С. 11-12.

[12]См.: Крупнов Р.В. История социальной рекламы в России и за рубежом // Ломоносовские чтения. Сборник статей аспирантов. М., 2004. Т. 3. С. 28-29.

[13] См.: Николайшвили Г. Социальная реклама: теория и практика. М., 2009.

[14] http://www.patriarchia.ru/db/text/20708.html

 

 Rambler's Top100