Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 89 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ЗАПИСКА ДЛЯ УЧАСТНИКОВ СЕМИНАРА В РАМКАХ ФЕСТИВАЛЯ "ИНТЕРМУЗЕЙ-2010"

Печать

ИНФОРМАЦИЯ

Для участников семинара и круглых столов 4-го июня 2010 года к обсуждению темы "Музей и религиозные организации – диалог во благо общества"

 

I. Основные проблемы.

  • Появление проекта «Закона о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», подготовленного МЭРТ'ом, который не счел необходимым привлечь к этой работе ученых, экспертов Министерства культуры, вызвало серьезную обеспокоенность всего музейного сообщества России и бурные дискуссии в средствах массовой информации, стало предметом специального слушания в Общественной палате, которое прошло 17 мая сего года. Авторы законопроекта с полной определенностью противопоставляют религию культуре, провозглашая приоритет роли религиозных организаций над организациями, чьей задачей является сохранение исторической памяти народа и формирование его самосознания – музеями, библиотеками, архивами. Вставшая перед всеми нами проблема заставила с особой остротой осознать сколь значительна и ответственна миссия музеев не только в культурной, но и в политической жизни России. Быть может, никогда ранее столь отчетливо не была обозначена их роль как институции, формирующей и скрепляющей единое культурное пространство страны. Острота обсуждения нового законопроекта вызвана именно тем, что в нынешнем своем виде он несет угрозу разрушения этого пространства.
  • Мотивация разработки Закона определяется тем, в годы советской власти права конфессий были попраны, имущество огромного числа общин верующих было неправосудно у них изъято. Сегодня отчетливо обозначилась тенденция внушать обществу, не обладающему достоверной информацией по данному вопросу, мысль, что виноваты в этих преступлениях музеи, а не атеистическое государство, они должны нести ответственность за религиозные преследования и нанесение ущерба общинам верующих. У людей формируют впечатление, что справедливость может быть восстановлена только путем возвращения храмам и приходам имущества, якобы отнятого у них музеями. При этом предпочитают не говорить о том, что музеи являются, по сути, единственными истинными хранителями общего достояния народа. Люди не понимают того, что в них хранятся предметы из тысяч уничтоженных храмов, и это только частицы их былого убранства, которые были спасены от гибели и попали в музеи, благодаря самоотверженности, мужеству и заботам их сотрудников. В музеях они были отреставрированы, обрели лица и имена, были введены в историю отечественной культуры и искусства. Вместе с тем, несоизмеримо большая часть предметов богослужебного обихода - икон, рукописей, книг была сожжена, разграблена или продана заграницу, а то, что оставались в разоренных и закрытых храмах, разрушались, превращаясь в прах. Получить представление об облике тысяч шедевров отечественной и мировой художественной культуры нам уже не суждено. 

II. Предмет спора и суть основных противоречий.

  • Обсуждаемый Законопроект вводит в сферу права, относящуюся к деятельности музеев России, понятие «имущество религиозного назначения», которого нет в статье 3 «Закона о Музейном фонде и музеях в РФ» (ФЗ 54  в редакции 2007 г. Там существует другое понятие –  «предметы религиозного и светского характера». Кроме того, в статье 5 того же Закона музейные предметы и музейные коллекции, находящиеся в государственной части Музейного фонда РФ, именуются «частью культурного достояния народов РФ» и говорится о том, что эта часть является «неотъемлемой», а в статье 15 провозглашается, что они «не подлежат отчуждению». Это значит, что суверенным собственником культурного достояния, находящегося во владении и  оперативном управлении государственных музеев, является весь народ, и объекты культурного достояния не могут быть «имуществом» какого-то иного субъекта правовых отношений.
  • Тем не менее, авторы обсуждаемого Законопроекта в обход статей Закона о музейном фонде, не допускающего отчуждение входящих в него предметов и коллекций, предлагают использовать такой механизм как передача их в бессрочное и безвозмездное использование. Таким образом, в действительности памятники могут переходить во владение религиозных организаций и неограниченное  время находится у них во владении, формально продолжая числиться в составе музейного фонда. Однако, они не учитывают следующие обстоятельства: а) сама по себе выдача музейного предмета в бессрочное пользование организации, чьи функции не соответствуют уставным задачам музея, означает его отчуждение из музейного фонда; б) одновременно происходит и разрушение музейной коллекции, поскольку, как говорится в статье 3 ФЗ 54, «культурные ценности приобретают свойства музейного предмета, только будучи соединенными вместе».
  • Законопроект предоставляет широкие возможности для передачи религиозным организациям недвижимых объектов культурного наследия, находящихся в оперативном управлении музеев, не определяя того кто будет осуществлять функции их хранения. В комментариях, сопровождающих обсуждение Законопроекта, его авторы демонстрируют полное непонимание того, чем различаются понятия «охранение» и «сохранение».
  • Законопроект не вводит системы учета и контроля за памятниками, переданными религиозным организациям и не предусматривает возможности ограничения их функционального использования, а действующее законодательство в сфере охраны недвижимых объектов культурного наследия (ФЗ 73), Конституция РФ и Закон о свободе совести не позволяют музеям и государственным органам охраны культурного наследия вторгаться в сферу внутренней деятельности религиозных организаций. В то же время, сами религиозные организации, действующие на территории РФ, не имеют собственных служб учета и хранения, которые могли бы обеспечить надежное содержание памятников – их охрану, постоянное наблюдение за их сохранностью и возможными передвижениями (последнее касается только движимых памятников), квалифицированную реставрацию. В результате принятия подготовленного Законопроекта возникнет сфера деятельности, не регулируемая никакими законами вообще.
  • Не вводит Законопроект и критериев, позволяющих определять необходимость и возможность передачи того или иного памятника культурного наследия в собственность или в бессрочное пользование религиозным организациям. В то же время статья 29 Закона о музейном фонде и музеях в РФ гласит, что недвижимое имущество, находящееся в оперативном управлении музеев, может быть изъято только в тех случаях, если оно используется не по назначению (т.е. в целях, не соответствующих уставной деятельности музея), либо в случае ликвидации музея.
  • Сегодняшняя практика, подтверждаемая теперь и законодательными инициативами, ведет к тому, что передача объектов недвижимости будет автоматически приводить и уже приводит к закрытию музеев.
  • Не предусматривает Законопроект и компенсационные механизмы, связанные с утратой обществом важных для него институций, формирующих такие условия передачи, которые гарантировали бы и сохранность памятников, и доступность их для осмотра и изучения, не смотря на изменение характера функционирования.

III. Пути решения возникшего противоречия.

  • В тех музеях, где находятся обширные собрания памятников религиозного характера, а тем более - особо почитаемые святыни, должны быть предусмотрены условия для совершения перед ними обрядов молитвенного поклонения в особые дни  и часы, в дни установленных религиозных празднеств. По примеру Гос. Третьяковской галереи при музеях могут быть устроены специальные молитвенные помещения и даже храмы, куда святыни могут переноситься на время.
  • Передача музейных движимых предметов религиозным организациям, в соответствии с Инструкцией №…от…,  может осуществляться только на определенный срок – не более 1 года – на основе заключения двусторонних договоров, согласованных с уполномоченными федеральными или региональными органами. После истечения этого срока памятники должны возвращаться в музей, либо, в случае обоюдного согласия, договоры могут продлеваться, но на срок не более 1 года. Должна быть предусмотрена система страховой оценки памятников, передаваемых на временное хранение, как это происходит в случаях передачи их на выставки в другие музеи.
  • Важнейшим условием передачи памятника во временное пользование является наличие у принимающей стороны необходимых условий для его хранения и охраны –оптимальный температурно-влажностный режим, система безопасности, регулярный контроль со стороны хранителя и реставраторов. Кроме того, община верующих обязана обеспечить в свободное от богослужений время доступ к памятнику для всех людей, желающих его видеть и изучать. По сути, должны быть созданы условия, приближающиеся к музейным. Понимание этого религиозными организациями и создание ими необходимой инфраструктуры, привлечение ими к решению возникающих проблем подготовленных специалистов позволило бы во многом снизить остроту происходящей полемики.
  • В случае с недвижимыми памятниками «религиозного назначения», находящимися в оперативном управлении государственных и муниципальных музеев, условия их передачи в собственность или в бессрочное и безвозмездное пользование должны быть увязаны с состоянием сохранности памятника и характером его функционирования – является ли он: а) объектом  «музейного экспонирования» или используется только как б) -.помещение для обеспечения нормальной работы музея, полноценного выполнения им задач, определенных его уставом.
  • К числу «памятников экспонатов» относятся, в первую очередь, храмы и здания, украшенные стенными росписями, монументальной резьбой, сохранившие в интерьерах уникальные ансамбли движимых предметов – иконостасы, картины, осветительные приборы, другие подлинные древние части утвари и убранства. В качестве примеров можно привести собор Мирожского монастыря в Пскове с росписью начала 1140-х гг., церковь Спаса на Ильине в Новгороде с фрагментами росписи Феофана Грека 1378 г., собора Рождества Богоматери Ферапонтова монастыря с росписью, созданной Дионисием в 1502 г., украшенные фресками храмы Ростовского Кремля XVII в., Благовещенский собор в Сольвычегодске XVI в. с ансамблем росписей 1601 г. и уникальным собранием икон «строгановского письма» XVI–XVII вв., расположенных в многоярусном резном иконостасе, на столпах, а также в витринах, и т.д. Такого рода памятники, составляющие основу культурного достояния страны, его духовного и материального богатства, безусловно, должны оставаться в исключительно музейном использовании. В зависимости от состояния сохранности их материальной структуры здесь, по согласованию с музеем, могут проводиться единичные богослужения на условиях, оговоренных специальными двусторонними договорами. Прекрасными примерами могут служить взаимоотношения, установившиеся между Музеями Московского Кремля и Московской Патриархией, Между музеем «Исаакиевский собор» в С.-Петербурге и местной епархией.
  • Определенную границу следует провести между такими «экспонируемыми памятниками» и недвижимыми памятниками культурного наследия, не являющимися объектами экскурсионного показа, но охраняемые музеями и, одновременно, используемыми ими, как помещения, обеспечивающие их деятельность: экспозиционные залы, фондохранилища, лектории, библиотеки, служебные кабинеты, реставрационные мастерские и т.д. а) В ряде случае, когда государственные и муниципальные музеи вынужденно занимают здания храмов и монастырей, они должны возвращать их общинам верующих при условии предоставления им помещений, как минимум равных по площадям и не ухудшающих условия хранения и работы сотрудников. Таковы, например, церковь Ильи Пророка на ул. Воронцово поле в Москве, где располагается фондохранилище Гос. музея искусства Востока, церковь Воскресения в Кадашах в Москве, долгое время принадлежавшая Реставрационному центру им. И.Э. Грабаря, Гос. литературный музей, занимавший палаты Высокопетровского монастыря.
  • Наиболее сложными являются проблемы, связанные с использованием комплексов памятников, образующих единый архитектурно-художественный и историко-культурный ансамбль, на территории которого располагаются государственный музей и зарегистрированная община верующих. Законодательство России (ФЗ 73, Закон об основах законодательства о культуре в РФ, Закон о свободе совести, Закон о музейном фонде и музеях в РФ, Гражданское законодательство), требующие обеспечивать свободный доступ к объектам национального культурного достояния всем гражданам Российской Федерации, независимо от форм владения объектами культурного наследия обязывает чтобы в любом случае, на таких территориях присутствовали государственные музейные структуры, обеспечивающие сохранность, учет и доступность памятников. Оптимальным является сосуществование музея и религиозной организации, обеспеченное заключенным между ними двусторонним договором, который регулирует все отношения на данной территории. Это может быть территория, находящаяся в оперативном управлении государственного музея, который предоставляет на правах бессрочного и безвозмездного пользования храмы и здания общине верующих для осуществления всех необходимых для ее полноценного существования функций. В свою очередь, музей помимо выполнения вмененных ему государством функций, должен обеспечивать такой режим экспонирования памятников, который гарантировал бы их доступность для верующих и проведение по договоренности с общиной богослужений. Таков, например, режим функционирования церкви Покрова Богоматери в Филях, находящейся в оперативном управлении ЦМиАР, нижний (теплый) храм передан общине верующих, а верхний (летний) - является объектом музейного хранения и экспозиционного показа. Таков ансамбль царской Александровой слободы, где на одной территории располагаются государственный музей федерального подчинения и Успенский женский монастырь, таков ансамбль Государственного музея-заповедника «Коломенское», на территории которого располагаются четыре храма, действующих в разных режимах – приходская церковь Казанской Богоматери, церковь Иоанна Предтечи в селе Дьяково, церковь Вознесения Христова и церковь Св. Георгия. Появляются и примеры того, когда на территориях ансамблей переданных в пользование религиозной общине, функционируют музеи. Таков музей, ныне функционирующий на территории Ипатьевского монастыря в Костроме, созданный на основе фондов государственного музея, которые продолжают оставаться  в государственно части единого музейного фонда РФ.

К сожалению, позитивных примеров такого совместного использования ансамблей памятников пока музеями и общинами верующих очень мало.

IV. Реставрация

Особо следует выделить проблему  благолепных «реставраций», повсеместно производимых в действующих храмах. Они не имеют ничего общего с настоящей научной реставрацией и ведутся, чаще всего, людьми малоквалифицированными, либо готовыми потакать любому желанию заказчика. Это обстоятельство также является серьезной препоной, мешающей развитию конструктивного диалога между музеями и религиозными организациями. В условиях, когда уже несколько лет не работает государственная комиссия по аттестации реставраторов и утратил многие из прежних функций научно-методический совет по охране и реставрации памятников при Министерстве культуры РФ, эта проблема только усугубляется.

Сегодня мы имеем дело с валом псевдо-реставраций, фактически разрушающих памятники. Системы эффективного контроля создать не удалось. В таких условиях, передача общинам верующих музейных объектов в бессрочное пользование, тем более в собственность является преступлением перед национальной культурой. Должен быть создан смешанный совет из представителей экспертного сообщества и религиозных организаций для разработки политики в этом вопросе и рассмотрения всех проблем, касающихся сохранения особо ценных памятников, переданных общинам верующих.

V .Неправовые действия оппонентов музейного сообщества

Учащаются случаи, когда некоторые общины и представители духовенства намеренно распространяют лживую информацию о музеях (о том, что директора превращают их в коммерческие заведения, занимаются торговлей, завлекают посетителей непотребными игрищами и представлениями).

Серьезную тревогу вызывают готовящиеся акции, которые во всем подобны рейдерским захватам. Так появился безымянный, но весьма обстоятельный проект превращения Владимиро-Суздальского музея заповедника в туристско-паломнический центр; усиленно распространяются слухи о готовящемся превращении ансамбля Ростовский Кремль в "Крещально-венчальный центр".

Подобные действия требуют немедленного противодействия со стороны государственных органов.

VI Первоочередные задачи музейного сообщества.

 Одной из первостепенных задач, стоящих перед Министерством культуры, региональными органами управления организациями культуры, самими музеями является донесение до общества информации об истинном положении вещей.

Истории музеев и музейных собраний необходимо посвятить циклы передач  на ТВ и радиоканалах, публикации в прессе. Целью таких публикаций и передач должно стать  донесение до сознания общества истинной роли музеев , как спасителей и хранителей культурного достояния народа. С той же целью желательна подготовка серии выставок на тему спасения культурных ценностей музеями. Людям должно стать понятно, по каким причинам предметы, являющиеся объектами богослужебного обихода, поклонения верующих оказались в музеях, и что является основанием для их нахождения там сегодня.

Это относится как к недвижимым, так и движимым памятникам.

В контексте обозначенной задачи особенно важно раскрыть следующее положение: вся история развития человеческой цивилизации за последние пятьсот лет говорит о том, что не существует никаких иных институций, которые могли бы взять на себя функции музеев. В 54 ФЗ "Щ Музейном Фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации", (ст. 27) целям создания музеев в Российской Федерации дано четкое определение: 1 хранение музейных предметов и коллекций; 2- выявление и собирание музейных предметов и музейных коллекций; 3 – изучение музейных предметов и музейных коллекций; 4 – публикации музейных предметов и музейных коллекций и осуществление просветительской и образовательной деятельности.

Создание музеев в Российской Федерации для иных целей не допускается.

Как показывает европейский опыт, по мере роста самосознания общества, оно само санкционирует выведение тех или иных памятников культуры, приобретающих в его глазах особую ценность из прямого функционального использования, ведущего к их разрушению.

 

Архив ReligioPolis

 

 Rambler's Top100