Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 86 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



А.Погасий. Заключение религиоведческо-правовой экспертизы от 02092009

Печать

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

независимой религиоведческо-правовой экспертизы

Начало проведения экспертизы: 26 августа 2009 г.

Окончание: 02 сентября 2009 г.

Место проведения: г. Казань.

Экспертизу проводил: Погасий Анатолий Кириллович, стаж научно-педагогической работы – 20 лет; образование высшее (1980 г. юр. факультет Дальневосточного государственного университета, 1990 г. – ист. факультет Казанского государственного университета); кандидат исторических наук, доктор философии, ст. научный сотрудник Института религии и права, преподаватель религиоведческо-правовых дисциплин Теологического института Евангелическо-лютеранской Церкви Ингрии на территории России (СПб) и Казанского экономико-юридического колледжа.

По религиоведческо-правовой тематике опубликовано более 25 научных работ, включая учебное пособие «Религия и право» и «Справочник по действующему законодательству в области свободы совести и вероисповеданий».

На экспертизу представлены следующие документы:

1. Компьютерная распечатка с сайта: http://www.russian-orthodox-church.org.ru Устава Русской Православной Церкви со ссылкой на «Службу коммуникацию ОВЦС МП».

2. Устав местной православной религиозной организации прихода Ново-Мученика Митрополита Казанского Кирилла г. Казани РТ Казанской епархии Русской Православной Церкви.

Цель экспертизы: проверить указанные документы на соответствие их Конституции Российской Федерации, Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» и другим нормативно-правовым актам Российской Федерации.

В процессе проведение настоящей экспертизы установлено следующее.

1. В соответствии со ст.54 ГК РФ наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму. В представленном уставе наименование («Устав Русской Православной Церкви») такого указания не имеет. В данном случае оно, согласно п. 2 ст. 6 и п. 4 ст. 8 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», должно быть выражено словосочетанием: «централизованная религиозная организация».

2. В ст. 9 гл. I. Устава РПЦ сказано: «Должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики миряне не могут обращаться в органы государственной власти в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутренней жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность».

Представляется, что такой запрет нарушает основные права и свободы граждан, гарантированные Конституцией РФ, частности, статьями 45-46 последней: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» и «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

Возможная ссылка на п.1 ст. 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», говорящий о том, что религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, неосновательна, поскольку п. 2 той же статьи гласит, что «государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской федерации». Следовательно, в случае незаконного ущемления прав граждан в указанных в Уставе РПЦ сферах деятельности, последние вправе обратиться за их защитой в соответствующий государственный орган или суд.

Таким образом, ст. 9 гл. I Устава РПЦ в подобной формулировке неконституционна.

3. Пункт «п» ст.25, гл. V Устава относит к обязанностям Священного Синода «принятие гражданских уставов Русской Православной Церкви и ее канонических подразделений, а также внесение в них изменений и дополнений».

По смыслу п. 1 ст. 10 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», устав религиозной организации принимается ее учредителями (имиже вносятся изменения и дополнения), и лишь может утверждаться централизованной организацией, как и отмечено в п. «е» ст. 18, гл. Х Устава РПЦ, относящей эту обязанность к епархиальному архиерею.

Разработка типовых уставов канонических подразделений нее есть их принятие. Принимать (т.е. утверждать) может только высший орган религиозной организации, напр., общее собрание для приходов. Священный Синод может принимать уставы только религиозных организаций, созданных им самим, т.е. руководящие либо координирующие органы или учреждения, а также учреждения профессионального религиозного образования. Этот список исчерпывающий (п. 6. ст. 8 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Поскольку «приход» (местная религиозная организация) также отнесен к «каноническим подразделениям» (ст. 2 гл.I Устава РПЦ), вышеуказанный пункт «п» ст. 25, гл. V Устава не может на него распространяться, а сам этот пункт сформулирован, в лучшем случае, некорректно.

4. Глава Х, ст. 18 Устава РПЦ. Пункт «н»: Епархиальный архиерей «частично или полностью изменяет состав Приходского собрания при отступлении членов Приходского собрания от канонических правил и установлений Русской Православной Церкви». 

Пункт «р»: Епархиальный архиерей «выводит из состава Приходских советов членов Приходских советов, нарушающих канонические норм и уставы приходов».

Исходя из того, что местная религиозная организация (приход) создается исключительно группой учредителей (физических лиц) (п.1 ст.8 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»), ими же избираются правомочные органы управления, именно этим органам принадлежит право исключения из своего состава или избрание новых членов.

То, что согласно пп. «м», «п», «т» ст.18, гл. Х Устава РПЦ епархиальный архиерей утверждает состав Приходских собраний и председателей Приходских советов, не дает ему право единолично выводить из их состава членов или, тем более, полностью изменять состав Приходских собраний. Он может лишь ставить вопрос перед соответствующими органами (Приходским собранием) об отступлении конкретных лиц «от канонических правил и установлений РПЦ» и предлагать вывести их из состава этого органа.

То же касается и членов Приходских советов, которых избирает и исключает Приходское собрание, но никак не епархиальный архиерей (ст. 45, 47, гл. XI Устава РПЦ) .

В самом п. «т» ст.18, гл. Х Устава РПЦ содержится юридическое противоречие: епархиальный архиерей «утверждает избранных Приходскими собраниями председателей Приходских советов», но в случае необходимости «отстраняет от должности», т.е. выходит за рамки своих полномочий. Он может отменить свое утверждение, но не отстранить, а поставить этот вопрос перед Приходским собранием.

Исходя из сказанного, пункты «н», «р», «т» (в части отстранения от должности), ст.18, гл. Х «Епархия», а также ст. 35, 45, 47 гл. XI «Приходы» Устава РПЦ противоречат ст.ст. 8, 9, 10 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»), ст. 3 ФЗ «О некоммерческих организациях».

Если МП, в лице, например, епархиального архиерея, посчитает, что приход в своей деятельности нарушает каноны, устав и т.д., он не вправе самостоятельно заменить орган власти и управления прихода или ликвидировать приход (это может сделать лишь высший орган управления приходом – Приходское собрание или суд (п. 1 ст. 14 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» ); он может лишь исключить приход из состава епархии с последствиями, указанными в ст. 8, гл. XI Устава РПЦ.

5. В гл. XI Устава, посвященной статусу приходов, абсолютно правильно определено их положение: канонически приход подчиняется епархиальному архиерею (ст. 1), правовой же статус – юридическое лицо, т.е. организация, имеющая в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, имеет самостоятельный баланс и т.д. Приход является самостоятельной хозяйствующей единицей, которая не поглощена вышестоящей организацией (епархией, Московским патриархатом), а находится с ней в неких установленных отношениях на основании согласованного документа. Этот документ (Устав РПЦ) определяет как канонические (духовно-административные), так и имущественные отношения между приходом, епархией и Московским патриархатом в целом.

Если приход добровольно согласился войти в состав канонических подразделений РПЦ и это определено уставами РПЦ и самого прихода, это является законным гражданско-правовым состоянием.

Однако здесь нужно определиться с термином «канон», «каноническое положение». Религиоведческий словарь [1] говорит, что «канон» есть моральная и этическая норма, правило христианской жизни, дисциплинарное постановление (апостольские, соборные и святоотеческие правила). В любом случае, термин «канон» относится только к внутрицерковным отношениям. Исходя из этого, формулировка ст. 4, гл. говорит, что «канон» есть моральная и этическая норма, правило христианской жизни, дисциплинарное постановление (апостольские, соборные и святоотеческие правила). В любом случае, термин «канон» относится только к внутрицерковным отношениям. Исходя из этого, формулировка XI Устава, гласящей: «Приход в своей гражданско-правовой деятельности обязан соблюдать канонические правила, внутренние установления Русской Православной Церкви и законодательство страны нахождения» является юридически недопустимой и некорректной, поскольку словосочетание «гражданско-правовая деятельность»в данном случае относится исключительно к светскому законодательству, а не к каноническим правилам. 

Из приведенных разночтений в понятиях вытекает противоречие гражданскому законодательству некоторых положений Устава, касающихся права собственности.

В соответствии со ст. 213 ГК РФ, в собственности юридических лиц (религиозных организаций) может быть любое имущество (за исключением указанного в законе). В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежит полный объем прав на это имущество. Например, приход соглашается с требованием ст. 5, гл. XI Устава РПЦ в части отчисления средств на общецерковные нужды. С точки зрения права собственности и договорного права данная статья не противоречит законодательству. Она лишь лишний раз подтверждает, что между двумя хозяйствующими субъектами существуют именно договорные отношения, а не хозяйственная подчиненность; в противном случае все полученные приходом средства должны были бы поступать в распоряжение Московского патриархата (МП), а затем он бы выделял какую-то фиксированную часть на нужды прихода (как это имеет место на государственных предприятиях).

Другим таким подтверждением может служить ст. 39 «Имущество и средства прихода» Устава местной православной религиозной организации прихода Ново-Мученика Митрополита Казанского Кирилла г. Казани РТ Казанской епархии Русской Православной Церкви, имеющегося в распоряжении эксперта. В данной статье указано: «Приход не отвечает по обязательствам епархии и епархия не отвечает по обязательствам Прихода». При полной финансово-хозяйственной подчиненности вышестоящая организация отвечает по обязательствам нижестоящей.

А вот ст. 8, гл. XI прямо противоречит ст. 209 и 213 ГК РФ и самому содержанию права собственности. Она гласит: «В случае принятия Приходским собранием решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви, приход лишается подтверждения о принадлежности к Русской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности прихода как религиозной организации Русской Православной Церкви и лишает его права на имущество, которое принадлежало приходу на правах собственности, пользования или на ином законном основании, а также права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви»

В случае выхода прихода из состава РПЦ, он действительно лишается прав, перечисленных в ст. 8. Но он не может лишиться права собственности на свое имущество, переданное ему учредителями в момент создания, приобретенного или произведенного им самим и за свой счет, полученного иным путем, не связанным с РПЦ, например, построенного самостоятельно храма или приобретенного за свой счет, либо переданного государством без участия РПЦ земельного участка.[2]

6. Ст.ст. 5, 26, гл. XVУстава РПЦ «Имущество и средства». Данная статья перечисляет имущество, принадлежащее РПЦ и устанавливает его статус. В перечень этого имущества входит «имущество, принадлежащее каноническим подразделениям Русской Православной Церкви на правах собственности», в т.ч. «приобретенного или созданного ими за счет собственных средств». Если иметь в виду, что приходы также относятся к каноническим подразделениям РПЦ (ст. 2, гл. I Устава РПЦ), то их имущество (за исключением переданного им РПЦ) не может входить в состав собственного имущества РПЦ по перечисленным выше основаниям.

Исходя из вышеизложенного, прихожу к выводу, что следующие положения Устава РПЦ противоречат законодательству РФ:

Ст. 9 гл. I; Пункт «п» ст. 25, гл. V; Пункты «н», «р», «т», ст. 18, гл. Х; Ст.ст. 35, 45, 47 гл. XI; Ст. 4, гл. XI; ст. 8, гл. XI; Ст.ст. 5, 26, гл. XV.

Противоречие вышеперечисленных положений Устава РПЦ действующему законодательству порождает аналогичные противоречия положений уставов ее «канонических подразделений», поскольку они являются типовыми и разработаны на основе Устава РПЦ. Исходя из этого, не основанными на законе являются следующие положения Устава местной православной религиозной организации прихода Ново-Мученика Митрополита Казанского Кирилла г. Казани РТ Казанской епархии Русской Православной Церкви:

- ст. 19 в части того, что учредительное собрание проводится по распоряжению епархиального архиерея;

- ст. 24 в части права епархиального архиерея полностью или частично единолично изменять состав Приходского собрания;

- ст. 28 в части единоличного назначения председателя Приходского совета епархиальным архиереем;

- ст. 30 в части выведения членов из состава Приходского совета единоличным распоряжением епархиального архиерея;

- ст. 35 в части единоличного изменения состава Приходского совета или председателя Приходского совета епархиальным архиереем;

- ст. 45 в части принадлежности собственного имущества прихода РПЦ.

Эксперт                                   А.К. Погасий

Подпись А.К. Погасий.

 

 

[1] Религиоведение. Энциклопедический словарь / Под ред . А.П.Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян. – М.: Академический проект, 2006. – С. 483-484.

[2] Такие случаи нередки в судебной практике, когда приход, имеющий в собственности имущество, переходит из юрисдикции одной церкви в другую.

 

Публикация Института религии и права

 Rambler's Top100