Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 173 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Ю.А.КОСТАНОВА НА ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ РАНЧЕНКОВА ПО ДЕЛУ PUSSY RIOT -

Печать

Заключение специалиста

 

Мне, эксперту Независимого экспертно-лравового совета Костанову Юрию Артемьевичу, имеющему ученую степень кандидата юридических наук и ученое звание доцента, классный чин государственного советника юстиции 2 класса, стаж работы по юридической специальности 49 лет 7 месяцев, в том числе в органах прокуратуры - 24 года 8 месяцев и в органах юстиции - 5 лет 8 месяцев, предложено ответить на следующие вопросы:

Соответствует ли содержание постановления следователя 2 отдела СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по городу Москве подполковника юстиции Ранченкова А. В. от 28 мая 2012 года о привлечении Толоконниковой Н, Д. в качестве обвиняемой по ч. 2 ст. 213 УК РФ, прежде всего, в части обоснования следствием деяния, требованиям уголовно-процессуального закона и правилам составления подобного рода процессуальных документов?

В чем выражаются расхождения, если они есть, и является ли их наличие существенным нарушением уголовно-процессуального закона?

Нарушает ли мотивировочная часть постановления конституционные нормы Российской Федерации, а также международно-правовые обязательства России?

Является ли мотивировочная часть постановления выражением идеологической позиции следователя, выходящей за рамки требований светского и деидеологизированного характера деятельности госорганов?

Какие ещё в постановлении содержатся нарушения законов?

Допустимо ли с правовой точки зрения выражение «лишили граждан общественного спокойствия?

Может ли быть криминализировано деяния, описываемое как «противопоставили себя православному миру»?

Является ли юридически существенным противоречие, когда совершенное деяния описывается как направленное против «христианства», а при формулировании состава вменения фигурирует уже и православие», в то время как российское законодательство их принципиально разделяет, в частности, называя в преамбуле Закона РФ «О свободе совести...)» именно «православие* как традиционную а России религию, и поэтому они никак не могут считаться синонимами.

Поводом для рассмотрения указанных вопросов является обращение Исполнительного директора Общероссийского общественного движения «За права человека* с просьбой «в рамках программы совместного изучения гарантий соблюдения прав человек в органах следствия, надзора и суда провести правовую экспертизу законности постановления о привлечении в качестве обвиняемой Толоконниковой Н.А. по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти)».

Для оценки и дачи заключения на исследование представлена копия (на электронном носителе) постановления следователя 2 отдела СЧ СУ УВД по ЦДО ГУ МВД России по городу Москве подполковника юстиции Ранченкова А. В. от 28 мая 2012 года о привлечении в качестве обвиняемой Толоконниковой Н.А.

В настоящем заключении не даётся оценка обоснованности постановления с точки зрения достоверности и достаточности имеющихся в деле доказательств, поскольку для этого требуется их непосредственное исследование.

Как следует из текста постановления следователя от 28 мая 2012 годэ, Толоконниковой Надежде Андреевне предьявлено обвинение в том, что она 21 февраля 2012 года «совершила хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам религиозной ненависти и вражды и по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы, группой лиц по предварительному сговору". Указанные действия квалифицированы следователем по части второй статьи 213 УК РФ.

Грубым нарушением общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, совершенным по мотивам религиозной ненависти и вражды и по мотивам ненависти «в отношении какой-либо социальной группы» в данном случае признано совершение Толоконниковой К. Д., совместно с привлечёнными к уголовной ответственности по этому же уголовному делу Самуцевич Е. С. и Алёхиной Н. В., следующих действий: "...находясь в предалтарной части Храма, вульгарно, вызывающе цинично перемещаясь по солее и амвону, вход на которые посетителям строго воспрещен, в течение примерно 1 минуты по мотивам религиозной ненависти и вражды, выкрикивали, скандируя бранные фразы и слова, оскорбляющие верующих, а также прыгали, )адирали ноги, имитируя танцы и нанесение ударов кулаками по воображаемым противниками (с. 4 постановления). Описанию этих действий Толоконниковой, Самуцевич и Алёхиной в постановлении предшествует изложение подготовки обвиняемых к совершению указанных действий - проникновение в Храм, переодевание е одежды, оставляющие открытыми руки и плечи (с. 3 постановления). Текст песни, (как следует из постановления, исполненной под фонограмму) и содержание бранных фраз в посгановлении не приводится (ни в виде отдельных цитат, ни полностью).


Для того, чтоб обосновать квалификацию действия Толоконниковой и её соучастниц как совершённых по мотивам религиозной ненависти, следователь характеризует эти действия следующим образом:

- готовясь к выступлению в соборе, обвиняемые решили «...облачиться в вышеуказанное одеяние для того, чтобы открыто выразить своё неуважение к христианскому миру и церковным канонам....» - (с. 1 постановления);

- упоминая использование Толоконниковой, Смуцевич и Алёхиной масок с прорезями для глаз и носа (балаклав) следователь утверждает, что они «прибегли к средствам, препятствующим их идентификации, и, как следствие, затрудняющим привлечение к предусмотренной законом уголовной ответственности, что увеличивает опасность совершенного деяния и придаёт ему вид злонамеренно осознанной и спланированной акции по унижению чувств и верований многочисленных приверженцев православного христианского вероисповедания и умалении духовной основы государства» • (с. 2 постановления);

- по мнению следователя, действия обвиняемых характеризуются «злостным умыслом» размещение обвиняемыми в сети Интернет информации о своей акции следователь называет "злостным совместным умыслом», направленным на «осквернение святынь» (с. 2 постановления);

- "...Причинение столь весомого страдания всем лицам, нашедшим своё духовное начало в служении православным идеям, предполагало спровоцировать волнения среди верующих, затронуть их самые сокровенные представления о справедливости, добре и зле; неосознанно «ставить их искать возможность каких-либо ответных действий; создать предпосылки для активизации недружелюбных действий общественных групп, отдавших внутреннее предпочтение другим религиозным направлениям...» - (с. 2 постановления)

- ....нанося значимый урон священным ценностям христианского служения и посягая на сакраментальность церковного таинства....» • (с. 3 постановления)

- ...незаконно проникли в огороженную часть Храма, предназначенную для совершения священных религиозных обрядов, чем кощунственно унизили вековые устои и основополагающие руководства Русской Православной Церкви. Не ограничившись проделанным осквернением, желая нанести ещё* более глубокие раны православным христианам     остались в крайне непристойной для такого места одежде, непозволительно открывающей различные части тела (руки, плечи)..." - (с. 3 постановления)

- ... находясь в основополагающем и наиболее священном месте, расположенном в главном церковном сооружении страны...» - (с. 3 постановления)

- ...включила фонограмму с заранее подготовленной песней оскорбительного и богохульного содержания для православных верующих граждан и священноначалия...» - (с. 3 постановления)

- ...находясь в предалтарной част Храма, вульгарно, вызывающе цинично перемещаясь по солее и амвону, вход на когорые посетителям строго воспрещен, в течение примерно 1 минуты по мотивам религиозной ненависти и вражды, выкрикивали, скандируя бранные фразы и слова, оскорбляющие верующих, а также прыгали, задирали ноги, имитируя танцы и нанесение ударов кулаками по воображаемым противникам.


Своими действиями Толоконникова Н. Д., совместно с Самуцевич Е. С, Алёхиной М, В. и неустановленными лицами, грубым образом нарушили общественный порядок, лишили граждан общественного спокойствия, прервали нормальное функционирование Кафедрального Собора Храма Христа Спасителя, предусмогренное регламентом нахождения посетителей в Храме; проявили явное неуважение к верующим посетителям и служителям Храма, ставшими невольными свидетелями и очевидцами вышеуказанных незаконных действий; глубоко оскорбили и унизили чувства и религиозные ориентиры верующих православных граждан. В целом реализованной акцией в явной неуважительной и непочтительной форме, лишённой всяких основ нравственности и морали, противопоставили себя православному миру; демонстративно и показательно попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы; выставили себя в свете, принижающем внутренние убеждения граждан, духовно связывающих себя с Богом; явным и недвусмысленным образом выразили свою религиозную ненависть и вражду к одной из существующих в настоящее время религий -христианству, посягнув на его равноправие, самобытность и высокую значимость для большого количества наций и народов...» - (с. 4 постановления).

Поскольку без анализа текста песни исполненной Тояоконниковой, Смуцевич и Алёхиной в Храме Христа Спасителя вывод о наличии в их действиях мотивов религиозной ненависти и вражды и по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы был бы неполным, мной был извлечён из сети Интернет текст этой песни.

В тексте песни, исполнявшейся Толоконннковой и её соучастницами 21 февраля 2012 года в помещении Храма Христа Спасителя, речь идёг о неприязни к конкретным лицам — Президенту (на тот момент председателю Правительства) Российской Федерации В. В. Путину и патриарху Московскому и всея Руси Кириллу (которого они именуют только мирской фамилией - Гундяев), содержится обращение к Богородице с просьбой убрать их, сравнение их с фекалиями.

В результате анализа обоих текстов - постановления следователя и песни - прихожу к следующим выводам.


1. По первому и второму вопросам:

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ и п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны способ совершения, форма вины и мотивы преступления, характер и размеры причинённого вреда.

Ввиду необходимости обеспечить право обвиняемого, предусмотренное п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, а также ст. 6 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, знать, в чём он обвиняется (причем под знанием обвинения понимается не просто ознакомление с текстом соответствующего постановления, но возможность понимать существо обвинения) постановление о привлечении в качестве обвиняемого не должно содержать термины и выражения, допускающие различное их истолкование. Кроме того, поскольку речь в законе идёт об указании способа совершения именно преступления, а не любых совершённых обвиняемым действий, в постановлении не должно содержаться описания действий, находящихся за пределами состава вменённого преступления.

При этом описание способа совершения, форма вины и мотивы преступления должно корреспондировать соответствующим нормам Уголовного кодекса РФ, смысл использованных следователем слов и выражений не должен расходиться с общепринятым.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемой Толоконниковой Н. А. этим требованиям не соответствует.

Обвиняя Толоконникову в совершении совместно с Самуцееич и Алёхиной инкриминированных им действий по мотивам религиозной ненависти и вражды, следователь не привёл в подтверждение этого никаких доводов. Судя по тексту исполненной ими песни, неприязнь (а возможно и ненависть) к В. В. Путину и В. М. Гундяеву не носит религиозного характера. Религиозная ненависть в смысле статьи 213 УК РФ - это ненависть к сторонникам той или иной религии именно из-за их религиозных пристрастий, активное неприятие религиозных идеалов или из-за отстаивания своей религии, или из-за атеистических воззрений. Эпатажный способ выражения своих взглядов сам по себе не является проявлением ненависти к христианской (равно как и любой другой) религии. В своём «панк-мояебнея Толоконникова, Самуцевич и Алёхина не высказывают ненависти к христианской религии и её святыням, они выступают против негативных сторон деятельности В. В. Путине и В. М. Гундяееа, фактически обвиняя их в измене религиозным идеалам, позиционируя себя как борцов за религиозные идеалы («...на протестах с нами Приснодева Мария...»), обращаются к Богородице с просьбой избавить их от Пугина - т. е. с просьбой о помощи. Между тем, в соответствии с действующей конструкцией статьи 213 УК РФ уголовно-наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, которое совершено либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (о чём в настоящем деле речь не идёт), либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. В данном случае мотив религиозной ненависти и вражды, указанный в постановлении,— обязательный признак состава преступления, отсутствие которого исключает возможность квалификации действий, инкриминированных Толоконниковой, Самуцевич и Алёхиной, как уголовно-наказуемого хулиганства.

Не подтверждено ссылкой на конкретные действия Толоконниковой неоднократное приписывание ее действиям желания выразить неуважение «.к христианскому миру и церковным канонам....», унизить чувства и верования «многочисленных приверженцев православного христианского вероисповедания», добиться «умаления духовной основы государства в, причинить страдания «всем лицам, нашедшим своё духовное начало в служении православным идеям», нанести «значимый урон священным ценностям христианского служения» и посягнуть на "сакраментальность церковного таинства...". Только очень развитое воображение может из описания совершённого обвиняемыми панк-молебна сделать вывод об их глобальном намерении подорвать устои христианской церкви и, тем более, духовные основы государства.

1.3.Поименование В. В. Путина и В. М. Гундяееа не вполне пристойным словом не может быть расценено как выступление против церкви в целом, либо против верующих как социальной группы. Даже их особый статус в государственной (Путин) и церковной (Гундяев) иерархии не даёт оснований отождествлять как каждого и» них в отдельности, так и обоих вместе с социальной группой, н которой каждый из них может принадлежать. То обстоятельство, что, по крайней мере, часть (возможно и не малая - для уяснения этого обстоятельства необходимы специальные социологические опросы) верующих восприняла высгупление обвиняемых негативно и сочла себя оскорблённой, не даёт оснований утверждать, что Толоконникова и её соучастницы действовали с целью выразить ненависть к этим массам верующих.

Постановление скорее содержит выражение оценок содеянного следователем, чем описание способа совершения преступления. Сами по себе пляски на солее (Толоконникова, Смуцевич и Алёхина вряд ли сознавали недопустимость нахождения на солее рядовых прихожан - это опять же вопрос о прямом умысле, требующем заведомости этого) ещё не свидетельствуют о выражении неуважения к пастве из религиозной ненависти.

Использование обвиняемыми масок, даже если это и затрудняет (что сомнительно) привлечение к предусмотренной законом уголовной ответственности, само по себе не "увеличивает опасность совершенного деяния» и не придаёт ему вид «злонамеренно осознанной и спланированной акции по унижению чувств и верований многочисленных приверженцев православного христианского вероисповедания и умалении духовной основы государства»;

Обвинение Толоконниковой в совершении преступления «по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы» незаконно, поскольку не названа та социальная группа, ненавистью к которой якобы были мотивированы действия обвиняемой. В законе (ст. 213 УК РФ) выражение «по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы» использовано в связи с тем, что невозможно перечислить все социальные группы, ненавистью к которым могут быть мотивированы действия виновного. Это не исключает, однако, обязанности следователя в постановлении указать, о какой именно социальной группе идёт речь.


2. По третьему и четвёртому вопросам

2.1. В соответствии со ст. 14 Конституции РФ, Российская Федерация - светское государство, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Российская православная церковь (РПЦ) наравне с другими религиозными объединениями также отделена от государства и никакими привилегиями перед другими религиозными объединениями пользоваться не должна.

Очевидно, что указанные в постановлении о привлечении Толоконниковой Н. Д.: 

- противопоставление себя православному миру", пренебрежение религиозными правилами

поведения»,

- унижение религиозных ориентиров верующих православных граждан",

- "неуважение к обществу" через "противопоставление себя в православном храме обществу",

- "нанесение значимого урона священным ценностям христианского служения",

- "посягновение на сакраментальность церковного таинства",

- унижение "кощунственным образом вековых устоев и основополагающих руководств РПЦ"

- в качестве самостоятельного обвинения предъявлены быть не могут. Им использование в постановлении о привлечении Толоконниковой Н. Д. в качестве обвиняемой чрезмерно идеологизируют этот документ.


Вообще для исследуемого документа характерно неточное употребление отдельных слов и выражений, что приводит к необоснованному вменению отдельных обстоятельств («основополагающее и наиболее священное место, расположенное в главном церковном сооружении страны», что, как минимум, неточно, ибо солея бесспорно не является наиболее священным местом храма; на "сакраментальность церковного таинства....» • судя по описанию содеянного обвиняемые не посягали). Неоднократно используются повторы - по-видимому, с целью нагнетания негативных оценок («вульгарно, вызывающе, цинично перемещаясь по солее и амвону», «неуважительная и непочтительная форма, лишенная всяких основ нравственности и морали», "демонстративно и показательно попытались обесценить»). И вовсе непонятное выражение "выставили себя в свете, принижающем внутренние убеждения граждан» - очевидно, что выставив себя в каком-то нехорошем свете можно принизить себя же, а не внутренние убеждения кого-то другого.

2.2. В то же время это не означает, что права и интересы православных верующих вообще не должны защищаться государством и его органами. В соответствии со ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности запрещены. Статьёй 28 Конституции РФ за каждым закреплено право на свободу вероисповедания, Эти конституционные права, наравне с другими конституционными правами, в силу ст. 18 Конституции РФ, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность исполнительной власти и обеспечиваются правосудием. В качестве защищаемых ценностей религиозные устои как таковые выступать не могут, но чувства и традиции верующих - безусловно такими являются. Посягательства на свободу отправления религиозных обрядов - в том числе путем нарушения правил поведения, установленных в храмах, мечетях, синагогах и т. п. заведениях, в которых верующие совершают религиозные обряды, -может повлечь применение соответствующих мер ответственности, в том числе и уголовной. Однако в любом случае применение мер ответственности должно быть основано на соответствующих нормах права. В-частности привлечение к уголовной ответственности должно наступать только за деяния, ответственность за которое предусмотрена соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодексе РФ. В соответствии с частью второй статьи 54 Конституции РФ никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Действия, инкриминированные Толоконниковой, Самуцевич и Алёхиной, хотя и безусловно упречны, но, как указано выше, состава уголовно-наказуемого хулиганства не содержат. До декабря 2011 года эти действия возможно и могли бы квалифицироваться как оскорбление В. В. Путина и В. М. Гундяева, однако после декабря прошлого года это стало невозможным • в декабре 2011 года оскорбление было денриминализировано: в соответствии с федеральным законом от 7 декабря 2011 года N9 420-ФЗ статья 131 (Оскорбление) Уголовного кодекса утратила силу.


3. По пятому вопросу

Отмеченные в п.п. 1 и 2 настоящего заключения нарушения процессуального законодательства достаточны для признания постановления о привлечении Толоконниковой Н. А. в качестве обвиняемой незаконным. Кроме того, следователем, в нарушение конституционного принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) некоторые действия вменены Толоконниковой Н. А. на основе собственных предположений, в частности, только предположением следователя является содержащееся в постановлении (страница 2) следующее утверждение: «...Причинение столь весомого страдания всем лицам, нашедшим своё духовное начало в служении православным идеям, предполагало спровоцировать волнения среди верующих, затронуть их самые сокровенные представления о справедливости, добре и зле; неосознанно заставить их искать возможность каких-либо ответных действий; создать

предпосылки для активизации недружелюбных действий общественных групп, отдавших внутреннее предпочтение другим религиозным направлениям..».

Собственно говоря, обвинение Толоконниковой Н. А. в совершении инкриминированных ей действий по мотивам религиозной ненависти и вражды также основано на предположении, ибо никаких обстоятельств содеянного в подтверждение такого мотива не приведено.


4. По шестому вопросу

Выражение «лишили граждан общественного спокойствия» по делам о хулиганстве в принципе допустимо. В юридической теории и практике является общепризнанным, что грубое нарушение порядка может выражаться, в том числе, и в длительном нарушении общественного спокойствия («Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, М. Юрайт, 2004, п. 4 комментария к ст. 213, с,617; А. В. Наумов, Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации -комментарии судебной практики и доктринальное толкование, М., Волтер Клувер, 2005, п. 1 комментария к ст. 213, с. S46).


5 По седьмому вопросу

Уголовная ответственность за «противопоставление себя православному миру» действующим российским законодательством не предусмотрена. Криминализация либо декриминализация тех или иных деяний составляет исключительную компетенцию законодателя, который, однако, не может принимать законы исходя из произвольного усмотрения и за рамками конституционных норм. Установление уголовной ответственности за такие действия противоречило бы ст. ст. 19 и 28 Конституции Российской Федерации - как ввиду нарушений принципа равенства перед законом и судом, так и ввиду направленности на принуждение к православному вероисповеданию под страхом уголовной ответственности.


б. По восьмому вопросу

Использование термина «православие» в качестве синонима термина «христианство» может быть в каких-то случаях некорректным, поскольку православие - лишь одна из ветвей христианства. С правовой точки зрения такое употребление этих терминов может быть признано допустимым, если это не сопровождается умалением других христианских конфессий (католицизма, протестантства в его разновидностях, англиканской церкви).

 

Ю. А. Костанов


Источник: Эхо-Москвы

 Rambler's Top100