Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 177 гостей и 6 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КРУГЛЫЙ СТОЛ "НОВОЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ"

Печать

Государственная Дума Россиской ФедерацииСтенограмма "круглого стола" Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций на тему: "Новое в законодательстве о религиозных организациях". Здание Государственной Думы.

Зал 1142.

28 января 2010 года. 11 часов.

 

Председательствует председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций С. А. Попов

 

 

 

 

Председательствующий. Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые владыки, святые отцы.

Мы сегодня в Государственной Думе проводим заседание "круглого стола", посвященное достаточно интересной проблеме, связанной с совершенствованием законодательства в сфере свободы совести и религиозных организаций. Так традиционно сложилось, что уже несколько лет мы проводим в январе этот "круглый стол" в рамках Рождественских чтений, в котором принимают участие представители правительства, Администрации Президента, Государственной Думы, представители конфессий, эксперты, ученые для того, чтобы можно было поговорить о тех направлениях предстоящей работы, которой, мы рассчитываем, достаточно активно будем заниматься в 2010 году.

За последнее время со стороны руководства нашей страны и Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, и Председателя Правительства Владимира Владимировича Путина сделано немало достаточно мощных, ярких, интересных предложений по совершенствованию нашего законодательства в этой сфере. Ряд предложений уже реализовано в ходе законотворческой деятельности и вышли уж в виде законов, ряд находится в разработке. Поэтому не случайно мы сегодня пригласили уважаемых руководителей целого ряда министерств - Министерства культуры, Министерства обороны, Министерства образования в лице статс-секретарей, то есть тех непосредственно руководителей данных министерств и ведомств, которые отвечают за законотворческую деятельность. Мы пригласили представителя Министерства юстиции в лице исполняющего обязанности начальника Департамента регистрации некоммерческих организаций. У нас присутствуют здесь представители Минэкономразвития. То есть достаточно широкий круг руководителей исполнительной власти, которые непосредственно занимаются этими вопросами.

И цель нашего "круглого стола" вместе,  одной стороны, услышать как бы из первых уст, информацию получить о той работе, которая сегодня ведется по этим направлениям. Достаточно назвать, что достаточно такие актуальные темы, которые сегодня звучат, связаны и с вопросом передачи собственности религиозным организациям, и вопросы, связанные с совершенствованием системы образования, в том числе наших религиозных организаций. Это вопросы введения института военных капелланов в армии, это вопросы, допустим, совершенствования непосредственно нашего законодательства, связанного с контролем, отчетностью религиозных организаций. И целый ряд других вопросов.

То есть если мы с вами посмотрим на законодательство, которое сегодня мы рассматриваем, помимо непосредственно пожеланий, предложений, которые напрямую связаны с законом о свободе совести, есть достаточно немало законодательных актов, где в той или иной мере, сфере фигурируют наши религиозные организации. Поэтому, безусловно, хотелось, чтобы мы сегодня имели возможность, с одной стороны, выслушать информацию, с другой стороны, дать возможность представителям наших конфессий, а мы сегодня пригласили представителей наших ведущих конфессий за этот стол, для того, чтобы они тоже могли задать свои вопросы и поучаствовать в обсуждении.

В нашем комитете сложилась достаточно хорошая традиция, когда мы по каждому конкретному законопроекту, который уже подготовлен к внесению в Государственную Думу, устраиваем специальное обсуждение, это как бы нулевое чтение с участием всех конфессий, юристов, специалистов. Поэтому сегодня как бы нет необходимости в деталях, может быть, обсуждать отдельные законопроекты, потому что мы их будем обсуждать, когда они будут уже подготовлены непосредственно к внесению. Тогда мы отдельно будем собираться по каждому такому законопроекту.

Но всё равно те пожелания, предложения, которые есть у представителей нашего гражданского общества, представителей конфессий, безусловно, хотелось бы сегодня тоже услышать. Хотел бы подчеркнуть, что у нас здесь присутствует и представитель Общественной палаты, потому что ряд представителей наших конфессий входит в состав Общественной палаты, соответственно, есть возможность достаточно широкий круг проблем поднять и обсудить. Это очень важно для нас - для профильного комитета, а мы сегодня пригласили представителей других комитетов. Мы очень рады, что здесь вместе с нами представители Комитета по культуре, Комитета по образованию, должны подойти ещё представители Комитета по обороне, то есть те коллеги, которые будут заниматься и уже занимаются теми или иными законами, которые непосредственно связаны с перечисленными темами.

Поэтому коротко хотел бы сказать о порядке нашей работы. Мы предполагаем "круглый стол" провести где-то в течение двух с половиной часов. Для основных базовых выступлений мы просим дать возможность до десяти минут нашим статс-секретарям. И выступления в прениях где-то пять-семь минут, чтобы как можно больше имели бы возможность выступить и рассказать. Договорились о таком порядке? Без перерыва, я думаю, с вами так поработаем. Если наши предложения принимаются, то я бы с удовольствием хотел бы предоставить слово Екатерине Эдуардовне Чуковской - статс-секретарю заместителю министра культуры. Сейчас даём микрофон.

Чуковская Е.Э. Скажите, пожалуйста, а отдельно будет выступать представитель Минэкономики, потому что вот этот вот закон..., о чём мне рассказывать, о чём нет.

Председательствующий. Вы первая, поэтому вы можете...

Чуковская Е.Э. Спасибо. Значит, сегодня Министерство культуры в том, что касается совершенствования законодательства, касающегося религиозных организаций, участвует в разработке трёх законопроектов.

Первый уже представлен в правительство и вот-вот будет внесён в Государственную Думу, это установление новой памятной даты - Дня крещения Руси, все ведомства его согласовали. И хотя остаются сомнения по поводу исторической достоверности этой даты, но в любом случае законопроект подготовлен, внесён в правительство, и скоро окажется в Государственной Думе. Этот законопроект вызывает наименьшие споры среди именно исполнительной власти.

Два других законопроекта, которые подготовлены, в том числе и по решению Правительственной комиссии по делам религиозных организаций, уже довольно давно разрабатываются, потому что здесь возникает больше вопросов, чем ответов. Непосредственно Министерство культуры предполагает внести изменения в Закон "Об объектах культурного наследия", касающиеся полномочий органов власти всех уровней: и федеральных органов, и органов субъектов, и муниципальных образований, по финансированию мероприятий по сохранению памятников истории культуры, переданных религиозным организациям. Эта идея была поддержана на правительственной комиссии, формы её реализации в законе были нескольких вариантов. Наконец решили, что это может быть дополнение статьи 13 Закона "Об объектах культурного наследия" о том, что это является даже не столько правом, сколько обязанностью органов власти - предусматривать при разработке бюджета средства, которые пойдут именно на финансирование объектов, уже не находящихся в собственности соответствующих уровней, то есть не в федеральной собственности, не в собственности субъектов, не в муниципальной.

У нас была долгая борьба с формулировками. В конце концов, очередной вариант законопроекта, я могу вам его оставить, Сергей Александрович, если Вам интересно, принял некоторый вид. Тут, в общем, речь идёт о том, что в чьей бы собственности памятник ни находился, обязанность государства - участвовать в его сохранении и создавать для этого соответствующие условия. Поэтому этот законопроект тоже в высокой степени готовности и тоже скоро будет внесён в Государственную Думу.

Самый крупный законопроект в рабочей группе, в выработке которого участвует Министерство культуры, это закон

"О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности".

Здесь Министерство культуры не является основным исполнителем, основную функцию выполняет Министерство экономического развития. Задача Министерства культуры, как мы её видим, чтобы при этой передаче не изменился режим сохранения того имущества, которое является либо памятниками недвижимыми, либо памятниками движимыми и являются частью Музейного фонда, Архивного фонда и теперь уже (по новым веяниям) и Библиотечного фонда, потому что в прошлом году был принят закон, вводящий понятие "книжные памятники". Они тоже могут оказаться религиозного назначения.

И сегодня в правительстве работает рабочая группа, и очередной вариант, подготовленный буквально 26 января (позавчера), очередной вариант закона - этот закон будет самостоятельный, а не внесение изменений в действующие законы, он состоит всего из 12 статей.

И я так понимаю, что основная проблема не в поддержке концепции о том, что необходимо передавать имущество религиозным организациям, тем более, что уже начиная с 1992 года такая норма существует в законе о свободе совести, здесь речь идёт только, в основном, точнее, об определении состава этого имущества, потому что ни для кого не секрет, что иногда это имущество входит в единый комплекс и там может оказаться и имущество религиозного назначения, и имущество нерелигиозного назначения или, во всяком случае, изначально создаваемое не для этих целей.

И постольку-поскольку сегодня в законодательстве у нас определён либо имущественный комплекс в Гражданском кодексе, либо комплексы памятников, это в Законе "Об объектах культурного наследия", то сегодня Министерство культуры при поддержке наших подведомственных организаций, научных институтов, в первую очередь, занимается выработкой терминологии, что есть комплекс, скажем, храмовый или комплекс культовый и какое имущество может туда входить, хотя само по себе оно в отрыве от этого комплекса и религиозного назначения не является.

Второе. Это на что направлены усилия Министерства культуры. В том, чтобы этот закон, он не остался таким торчащим среди поля, а он мог быть подкреплён соответствующими нормами в нашем специальном законе, так скажем, "культурный" в кавычках, это закон о Музейном фонде и музеях, закон об архивном деле и библиотечный закон.

И, соответственно, когда примет уже более или менее завершённый вид проект этого федерального закона, мы будем разрабатывать целый комплекс норм, такой, в общем, единый, может быть, закон о внесении изменений в другие законы, связанные с вступлением в силу этого закона федерального.

Ещё раз повторю, что Министерство культуры здесь не основной разработчик, мы здесь стараемся следить за тем, чтобы не разрушилась этим законом система нашего музейного законодательства и нашего архивного законодательства.

Если есть какие-то вопросы, я готова ответить, но, в общем, собственно... День крещения Руси. Эти три закона основные.

Из зала. Но он уже внесён?

Чуковская Е.Э. Он внесён в правительство, да, и он будет вот-вот внесён в Думу, потому что уже на Комиссии по законопроектной деятельности он обсуждался.

Председательствующий. Это 28 июля - дата крещения Руси.

Чуковская Е.Э. Будет. Да?

Председательствующий. Была.

Чуковская Е.Э. Была и будет.

Председательствующий. Но есть такое предложение: что мы сейчас послушаем сразу и второго статс-секретаря - Сентюрина и потом определимся по вопросам о порядке, как будем задавать и как будем обмениваться мнениями.

Тогда у меня есть сразу предложение. Да, Юрий Петрович, чтобы вы тоже рассказали о новых моментах, которые в сфере образования, тем более один законопроект уже внесён в Государственную Думу по учреждениям, там тоже есть у нас религиозные структуры, поэтому хотелось бы, чтобы вы несколько слов прокомментировали, как работает министерство.

Сентюрин Ю.П. Спасибо большое, Сергей Александрович.

Сергей Александрович, уважаемые коллеги! В 2010 году, если брать за основу своего рассказа план законопроектной деятельности министерства, мы планируем разработать и внести установленным порядком 29 законопроектных позиции, они касаются различных сфер, за которые сегодня несёт ответственность министерство: это образование, наука, защита прав и интересов детей. Собственно, то, что касается вопросов образования, это восемь позиций из названного плана. Можно было бы, наверное, говорить о каждой из них, потому что в той или иной степени каждый может найти в них мотивы, совпадающие с его сегодня профессиональной деятельностью. Но мне думается, что всё это сегодня может быть сконцентрировано в теле одного законопроекта, к разработке которого, к непосредственной разработке которого мы приступили.

      Речь идёт об интегрированном нормативно-правовом акте (так мы его называем) об образовании в Российской Федерации. Это название этого интегрированного правового акта. Откуда название это вот или слова, предшествующие закавыченному названию этого законопроекта, "интегрированный правовой акт"? Интегрированный - это форма подачи правового материала, близкая к кодификации и одновременно интегрирующая различные уровни образования. Так что здесь два смысла. Важно здесь знать о том, как эта работа будет протекать в хронологическом смысле, во временном измерении.

            Во-первых, это не родившаяся только что идея разработать такой сводный нормативно-правовой акт. Эта работа фактически была начата ещё в декабре 2004 года, когда правительство одобрило комплекс мероприятий по реализации приоритетных направлений модернизации образовательной системы Российской Федерации. В рамках этого комплекса мероприятий и было запланировано создание, разработка такого нормативно-правового документа. Непосредственно к реализации этого замысла мы приступили в прошедшем 2009 году. К тому моменту оформились основные правовые институты, которые были привнесены за годы, прошедшие с 2004-го, 2005 года, в законодательное поле, касающееся вопросов образования в Российской Федерации.

            У нас создана решением Правительственной комиссии по законопроектной деятельности специальная рабочая группа, создана по новой схеме. В её состав вошли представители всех ведомств, двух (обеих) палат Федерального Собрания - и Государственной  Думы, и Совета Федерации. Вошли представители Общественной палаты, Союза ректоров России и отдельные ректоры, то есть педагогическая и административная общественность. Вошли представители (назову так тех людей, которые непосредственно работают сегодня в поле), видные общественные референтные лица в сфере образования. И, по нашему мнению, состав группы получился достаточно многочисленным, около 40 человек. В этом есть минус с точки зрения организации работы, но плюс с точки зрения представительства различных взглядов и подходов к формированию этого важнейшего, на наш взгляд, нормативного правового документа. 

            На сегодняшний день у нас прошло несколько заседаний. Названы рабочие группы, в ходе которых совместно согласована, была утверждена структура этого документа. Она будет из себя представлять 21 главу и более 180 статей. И работа продолжается. По замыслу к концу апреля мы должны полностью определиться с текстом. На сегодняшний день рабочая группа солидарно рассмотрела и пришла к согласованному решению по двум первым главам этого документа. Это главы, которые касаются общих положений, терминологии и системы образования в целом. Основные подходы в этих двух главах изложены. Поэтому те вопросы, которые сегодня буду обозначать я, они ещё существуют в виде проектов и не прописанного до конца текста.

            Что касается учёта мнений (а таковой безусловно нам хотелось бы получить), различных мнений широкой общественности. У нас запланировано специальное мероприятие, которое мы называем "широкое общественное обсуждение" названного документа. Хотели бы мы приступить к этому процессу параллельно с процессом согласования законопроекта в ведомствах. А начало такового мы планируем - май, июнь, июль текущего года. Срок внесения материала в Правительство Российской Федерации - осень, сентябрь 2010 года. Вот такие замыслы по разработке этого законопроекта.

            Несколько слов о том, что помимо административных решений стало основой начала этой работы. 1992 год здесь необходимо вспомнить, когда в Российской Федерации был принят Закон Российской Федерации "Об образовании". На сегодняшний день это общее мнение. Данный закон зарекомендовал себя или показал свою положительную и конструктивную роль в виде позитивного влияния на процессы, протекающие в сфере правоотношений в образовании. Закон заложил правовые основы. Однако нужно сказать, что прошедшие годы с 1992 года, они были отмечены динамичными процессами видоизменений и модернизации образовательной системы. В результате на сегодняшний день, по общему мнению, сформировался законодательный материал, который не позволяет утверждать о том, что в этой сфере всё упорядочено и всё систематизировано. Потому что помимо названного закона активно в этой сфере используется второй закон - "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", огромный массив подзаконных актов, которые вытекают из двух названных принципиальных законов. Отраслевые законы продолжают действовать в части, не противоречащей, нормативные правовые акты Советского Союза.  

В итоге всё это привело к многочисленным поправкам и дополнениям в названные законы. Только за период с 2005 по 2009 годы были внесены 200 таких поправок, и было принято более 45 федеральных законов, как раз оформляющих эти поправки.

Понятно, что такая ситуация, она должна была завершиться каким-то системным подходом, вот она и завершилась как раз тем подходом, о котором я сказал в самом начале.

Принципиальные цели, которые ставим перед собой, мы, работающие над этим законопроектом, я их хочу просто назвать в назывном порядке. Это четыре главные направления работы. Мы хотим упорядочить подходы правовые к понятию уровней образования, к образовательным организациям, к образовательным программам и к правам участников образовательного процесса, в первую очередь тем, которые обучаются и воспитываются в образовательных учреждениях.

Коротко раскрою эти направления. Что касается уровней образования, то мы планируем их привести в строгое соответствие с Конституцией. При этом важный момент - он был предметом широкого обсуждения, сейчас найдено полное согласие по этому поводу, это может сопровождаться (пока ещё может, потому что это не закреплено окончательным текстом) исключением начального профессионального образования как самостоятельного уровня образования. При этом мы в обязательном порядке, в соответствии с Конституцией (как я уже сказал), хотим закрепить общедоступность и бесплатность среднего профессионального образования.

По поводу организаций, второго нашего главного целевого подхода. Мы взяли за основу принцип расширения круга организаций, которые имеют право вести образовательную деятельность. Наделив такими правами не только образовательные, научные организации (как это сейчас в действующем законодательстве), но и иные организации, которые получают возможность реализовывать программы профессиональной подготовки или дополнительного образования.

Также мы планируем пересмотреть подходы к видам образовательных программ и типологии образовательных организаций. Мы выделяем в законопроекте два вида основных образовательных программ - это общеобразовательная и профессиональная.

Кроме того, в качестве самостоятельных выделяются такие виды программы, как дополнительные программы для детей и взрослых и дополнительные специализированные, профессиональные программы. При этом (это важно отметить, об этом много говорилось) мы предусматриваем сохранение программы профподготовки и программы подготовки научных кадров, то есть докторантура.

В целях регламентации и удовлетворения потребности на практики мы закрепляем ряд новых возможностей, которые связаны с одновременным параллельным освоением программ среднего общего образования и профессиональной подготовки. Обучение по интегрированным программам. Обучение по интегрированным программам общего образования всех ступеней: и среднего профобразования, и одновременная реализация образовательных программ двумя и более образовательными организациями.

Ну и отдельное специальное внимание в законопроекте планируется уделить четкой регламентации прав и обязанностей участников образовательного процесса. Прежде всего, если будет разрешено употребить такое слово, потребителей образовательных услуг - обучающихся и родителей или законных представителей обучающихся и воспитанников на всех уровнях образовательной системы.

Что предлагается закрепить в теле названного законопроекта в контексте сегодняшнего разговора? Прежде всего, предусматривается отдельная статья, которая регулирует образовательные отношения в целях учета особенностей реализации образовательных программ учреждениями профессионального религиозного образования, духовными образовательными учреждениями. Так, как это сегодня в действующем законодательстве. Я хотел бы подчеркнуть, что мы опираемся на то, что в целом деятельность религиозных организаций (в том числе и образовательных), она регламентирована базовым, принципиальным законом о свободе совести. Мы, соответственно, этим вопросом не занимаемся. А что касается образовательной специфики, также как и в действующем законе сегодня, предполагается в виде отдельной статьи подтвердить зарекомендовавшие себя на практике правовые институты.

Вот у меня структура этого законопроекта есть, мы её согласовали, как я уже сказал вам, глава 18 "Особенности реализации некоторых видов образовательных программ и получение образования  отдельными категориями обучающихся", и, соответственно, отдельная статья "Реализация образовательных программ учреждениями профессионального  религиозного образования духовными образовательными учреждениями". Здесь я хочу с самого начала подчеркнуть это  обстоятельство, не предполагается менять действующую систему правовых норм, которая закреплена в законодательстве после внесения в него последних дополнений и изменений в 2008-ом, в 2009 году.

При этом хотелось бы подчеркнуть, что на законодательном уровне будет специально подтверждено право духовных образовательных учреждений реализовывать светские  образовательные программы. Сегодня  это прописано через процедуру лицензирования и государственной аккредитации, как бы в косвенном таком режиме. Мы хотим это право закрепить, что называется, в прямой постановке этого вопроса. А процедуру лицензирования и аккредитации и соответствующие следствия, вплоть до выдачи документов об образовании, подтвердить названной мною статьёй.

Что касается вопросов государственной аккредитации программ, то подчеркну, что в рамках этой процедуры государственный статус учреждения профессионального религиозного образования, как и сегодня это предусмотрено законом, устанавливаться не будет. Так что каких-то принципиальных изменений в этом смысле по нашему сегодняшнему замыслу  рабочей группы таких изменений быть не должно. Главные слова, и я привлекаю внимание собравшейся аудитории, это подтверждение и сохранение тех правовых институтов, которые, по нашему мнению, прошли длительную процедуру согласования, были закреплены  в связи с принятием соответствующих федеральных законов в рамках корректуры действующего законодательного поля, вот мы и хотим сохранить и подтвердить в этом законопроекте.

Что мне остаётся добавить? Пригласить к активному участию в общественном обсуждении. Мнения будут в обязательной степени учтены. А также, если есть  какие-то принципиальные суждения, важные заявления, прописанные тексты, предложить их  в рабочую группу через тех участников, которые закреплены соответствующим распоряжением  правительственной комиссии по законопроектной деятельности.  Состав очень широкий, состав известен. Подчеркну ещё раз, и депутаты, и Общественная палата, и общественные деятели, педагогическая административная  образовательная общественность, представители всех ведомств, где есть образовательные учреждения. Так что возможности для этого представляются самые широкие.

Много задают вопросов, я тоже об этом хотел упомянуть, напрямую не связанных  с совершенствованием образовательного законодательства. Речь идёт  о том, что в этом году  начинается  принципиально новый этап, это апробация в общеобразовательной школе нового комплексного курса.

Речь идёт об основах религиозных культур и светской этике.  Как раз два года, 2009-й, прошедший, 2010-2011 главным образом, начинается апробация этого материала. Подчеркну это слово - "апробация", это будет означать, что по итогам этой работы, по ходу этой работы, в случае появления необходимости результаты этого анализа могут быть оформлены в виде законопроектных инициатив, и дополнить наши усилия по совершенствованию законодательства в сфере образования.

Председательствующий.  Спасибо. То есть это тот самый эксперимент, который у нас идёт в 19 субъектах.

Сентюрин Ю.П. Да, в 19 субъектах, точно.

Председательствующий. И ещё один момент, чтобы сразу нашим коллегам пояснить, что помимо специальной статьи, о которой вы сказали, 18-й, там, где у нас упоминается "государственные и иные требования", вот иных это же будет касаться.

Сентюрин Ю.П. Да, точно так.

Председательствующий.  Поэтому не только 18 статья на самом деле, а по всему телу закона, там, где у нас  идёт в отношении иных, это значит, религиозных образовательных учреждений и организаций. Спасибо большое, Юрий Петрович.

Яблоков И.Н.. Профессор, заведующий кафедрой  МГУ.

Спасибо. Прежде всего, хотел поблагодарить Юрия Петровича за интересное сообщение, и много мне это дало информации.

Может быть, я только что-то тут не понял, но у меня такой вопрос возник, соответственно, с тем восприятием этого вопроса, которое появилось у меня. Каким необразовательным организациям предполагается предоставить право ведения образовательной деятельности? Или, может быть, я неправильно понял что-то?

Сентюрин Ю.П. Поняли совершенно правильно, назову. Что речь идёт о разного рода корпоративных структурах, которые сегодня по существу участвуют в образовательной программе, реализуя дополнительные профессиональные программы, поскольку появляются такие вещи, но нужно и право.

Председательствующий. Но это очевидно, конечно.

Спасибо большое, Юрий Петрович.

Есть тогда предложение: сейчас предоставить слово отцу Всеволоду (Чаплину) - руководителю очень важного отдела Московской патриархией по связям с общественностью.

У него сегодня большое мероприятие - вместе с Его Святейшеством они принимают нашу олимпийскую делегацию, поэтому он попросил дать ему раньше возможность поделиться своими соображениями, и мы его тогда отпустим. Пожалуйста.

Отец Всеволод (Чаплин). Спасибо большое, Сергей Александрович.

Я буду достаточно краток, потому что действительно уже через несколько минут придётся, к сожалению, покинуть этот зал. К сожалению, потому что дискуссия идёт очень интересная и содержательная.

И я хотел бы поблагодарить и Государственную Думу, в первую очередь, Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций, и Аппарат Правительства Российской Федерации, и все ведомства, с которыми мы вместе обсуждаем законопроекты, о которых сегодня идёт речь за активную готовность к взаимодействию, за то, что несмотря на имеющиеся сложные вопросы, о которых я может быть немножко чуть позже кратко скажу, мы имеем всегда дух конструктивного диалога, дух взаимного доброжелательства и находим в очень непростых ситуациях те формулировки, которые позволяют учитывать в максимальной степени интересы всех сил, которые заинтересованы в определённых особенностях законопроектов, которые мы обсуждаем.

Я считаю, что благоприятно развивается законодательство о некоммерческих организациях, которое затрагивает религиозные организации, как мы очень хорошо знаем. И приняты те поправки, которые облегчают отчётность о религиозных организациях в целом ряде случаев. Сейчас развивается законодательство о некоммерческих организациях социально-ориентированных. И в этой области есть определённые пожелания со стороны и Русской православной церкви, и со стороны большинства религиозных организаций, и других, я об этом уже, по крайней мере, осведомлён от своих диалогах с представителями других российских религиозных общин. Мы надеемся на то, что будет положительно решён вопрос о возможности для религиозных организаций считаться социально-ориентированными. Мне думается, что это очень и очень справедливо постольку-поскольку религиозные организации уже ведут активно социально-ориентированную деятельность и их роли в социальной работе о воспитании подрастающего поколения, в решениях и других общественно значимых задач сегодня достаточно очевидны для большинства нашего общества.

Есть надежда на то, что мы взаимопонимание в этой области найдём и с разработчиками законопроекта, и с Государственной Думой в момент его дальнейшего прохождения во втором и в третьем чтении.

Много было сказано вчера на "круглом столе" в рамках Рождественских чтений, я думаю, будет очень много сказано сегодня относительно разработки двух законопроектов, касающихся имущества религиозных организаций - это законопроект о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения и это законопроект о возможности государства и финансирования тех объектов религиозного назначения, которые находятся в собственности религиозных организаций.

Да, он очень маленький, этот законопроект, он очень важный. Известно, что многие правящие архиереи в наших епархиях Русской православной церкви высказывались в пользу предлагаемой меры. Законопроект развивается, он только что претерпел очень серьёзное улучшение.

И я хотел бы сказать, что Русская православная церковь поддерживает этот законопроект, ещё в ближайшие дни мы официально уведомим Министерство культуры. Хочется надеяться, что и этот законопроект, и законопроект о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения в ближайшее время станут законами. Законопроект о передаче имущества нуждается в некотором согласовании формулировок, но в целом он находится в высокой степени готовности. И рабочая группа, которая действует на базе Аппарата правительства, включает в себя в основном разработчиков этого законопроекта, Минэкономразвития и представителей нескольких религиозных организаций, нескольких государственных ведомств. Государственная Дума, я думаю, поработала достаточно эффективно.  

            Две вещи хотелось бы сказать об этом законопроекте в связи с той дискуссией, которая ведётся в наших средствах массовой информации и в некоторых общественных кругах. Я считаю очень важным достижением этого законопроекта положение о том, что решение о передаче того или иного здания, занятого государственным учреждением, религиозной организации, будет приниматься одновременно с решением о предоставлении государственному учреждению нового здания или помещения. Я считаю это очень важным положением, как я уже сказал, постольку, поскольку сегодня целый ряд государственных учреждений находится в зданиях, которые являются зданиями религиозного назначения, и будущее этих учреждений (а среди них и музеи, и некоторые другие учреждения) волнует не только государство, но и церковь. И мне думается, что если государство будет стремиться к передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, одновременно оно проявит максимальную заботу о тех государственных учреждениях, в том числе учреждениях культуры, которые сегодня находятся в этих зданиях.

            Ещё один важный момент. Законопроект, конечно, касается всех религиозных организаций России, которые имели историческое имущество религиозного назначения, несправедливо отнятое у этих организаций, у этих общин в годы гонения на религию. Это не законопроект о передаче имущества только Русской православной церкви, как иногда говорят в некоторых газетах, статьях и в Интернет-обзорах. И я очень благодарен тем представителям религиозных организаций, которые участвовали в рабочей группе за их мудрость, за их активное участие. Это представители ислама, представители иудаизма, представители старообрядчества. Хочется надеяться, что другие религиозные общины, особенно те, у которых есть интерес к возвращению своей исторической собственности, будут участвовать в процессе, о котором идёт речь. В любом случае, конечно, законопроект касается всех, и я искренне надеюсь, что имущество религиозного назначения будет передаваться всем его историческим владельцам.

            Хотелось бы подчеркнуть ещё и то, что законопроект касается именно имущества религиозного назначения. Это не только, конечно, храмы. Это и здания, в которых ведётся обучение религии и в которых ведётся профессиональное религиозное образование. Эти здания, которые нужны для обеспечения жизни монашеских общин, составляют единый комплекс монашеских общин. Но это ни в коем случае не объекты, которые никак не имеют отношения к имуществу религиозного назначения. То есть речь не идёт об объектах транспорта и связи, о морях, лесах  и океанах, о землях сельскохозяйственного назначения. Вот эти спекуляции тоже не соответствуют действительности, хотя кому-то, по-моему, очень хочется на них приобрести определённое общественное реноме.

            Из зала. И о реституции не идёт.

            Отец Всеволод (Чаплин). Да, о реституции тоже не идёт речи. Принципа реституции у нас нет. Об этом можно спорить, хорошо это или плохо. Но мы знаем, что реституция в России нереальна. Речь идёт о том, что государство проявляет стремление передать религиозным организациям имущество религиозного назначения, которое связано с их исторической жизнью.

Пожалуй, всё, что хотелось бы сказать. Я надеюсь, что наш диалог будет продолжен. Я надеюсь, что он всегда будет мирным, взаимоуважительным и нацеленным на максимальное решение всех тех задач, которые стоят перед религиозными организациями и обществом. И что этот диалог и его итоги помогут мне не только улучшить внутреннюю жизнь религиозных организаций, но создать стимулы для их общественно значимой деятельности, они к такой деятельности готовы. И препоны перед этой деятельностью нужно снимать, потому что религиозные организации могут и должны делать больше и в сфере воспитания, и в сфере социальной работы, и в сфере миротворчества, и в сфере содействия по формированию сильных местных общин. Вот в этой работе, как мне кажется, они нуждаются в поддержке. И эта поддержка вполне может быть оказана. Спасибо большое.

Председательствующий. Благодарим, отец Всеволод. Я думаю, сейчас мы послушаем еще ряд наших министерств, и тогда дадим возможность нашим конфессиям всем высказаться по этому вопросу. Здесь отец Всеволод попросил, чтобы мы пораньше дали возможность ему выступить.

А сейчас с удовольствием хотел бы предоставить слово Николаю Александровичу Панкову - статс-секретарю Министерства обороны. Пожалуйста.

Панков Н.А. Уважаемый Сергей Александрович, уважаемые участники "круглого стола".

Я буду говорить о теме очень тонкой, чувствительной, я бы даже сказал "деликатной" - о теме воссоздания в Российской Армии института военных священников. Речь идёт именно о возрождении, о воссоздании полковых армейских и флотских священников, ибо история военно-конфессиональных отношений имеет в нашей стране свои очень глубокие исторические корни, богатый и интересный опыт.

И мы посчитали целесообразным, прежде всего, обратиться к нашему историческому прошлому, внимательно его изучить, что мы и сделали. В равной степени мы поинтересовались и зарубежным опытом, опытом зарубежных армий. И для себя сделали несколько выводов. Главный из них заключается, пожалуй, в том, что в течение последних лет наблюдается рост, резкий рост уровня религиозности российских военнослужащих. Это относится ко всем категориями военнослужащих - и к рядовым, и к офицерам, и к генералам.

Приведу для примера несколько цифр. Если в 1996 году 37 процентов военнослужащих относили себя к какой-либо религии, то в 2008 году этот процент равняется 63. Результаты исследования также показали, что из общего количества верующих военнослужащих около 80 процентов относит себя к православным христианам.

Что касается наших взаимоотношений с основными религиозными конфессиями, то основной формой взаимодействия на протяжении всех последний лет было сотрудничество в рамках действующих соглашений между Минобороны, видами, родами войск, военными округами и флотами с соответствующим религиозными структурами. И вот я подчеркиваю - именно заключенные соглашения являлись той необходимой и минимальной правовой основой для  развития конструктивного сотрудничества и взаимодействия с основными религиозными конфессиями.

В настоящее время более двух тысяч православных священников работают в армии и на флоте. Это тоже говорит о том, что и в настоящее время мы имеем очень богатую практику.

В настоящее время и на протяжении последних лет мы имеем очень много обращений со стороны военнослужащих о воссоздании, возрождении института военных священников. Мы полагали, что не реагировать на эти обращения мы не имеем права. Вместе с религиозными конфессиями мы стали более целенаправленно прорабатывать вот этот вопрос. В итоге появилась записка на имя Президента Российской Федерации, в которой, я еще раз оговорюсь, по согласованию со всеми основными религиозными конфессиями мы внесли предложение:  ввести в Российской Армии институт военных священников. И предлагали эту работу провести в два этапа. На первом этапе, охватывающем 2009 год и январь 2010 года, мы предлагали ввести институт военных священников в зарубежных военных базах, и в Северокавказском военном округе. А затем в течение 2010 года распространить этот институт на все Вооруженные Силы. Эти предложения получили, как вы знаете, поддержку Президента Российской Федерации, и мы продолжили нашу совместную работу в рамках уже поручения Президента Российской Федерации.

В настоящее время введены должности военных священников во всех зарубежных военных базах. Создано структурное подразделение в Северокавказском военном округе, отделение по работе с верующими военнослужащими.

Мы провели очень непростую правовую работу. Нами разработано, согласовано со всеми основными религиозными конфессиями и утверждено министром обороны положение о военных священниках.

Вчера мы завершили тоже достаточно непростую работу под названием типовой договор с военными священниками. Этот документ тоже министром обороны утвержден.

Ну и, наконец, вместе с религиозными конфессиями мы провели необходимую подготовительную кадровую работу. Сегодня у нас подобраны и с военным ведомством, и с конфессиями согласованы кандидатуры священников для назначения в зарубежные военные базы и в отделения Северокавказского военного округа. Со всеми священнослужителями соответствующие кадровые процедуры проведены. И я полагаю, что буквально сегодня-завтра состоятся назначения, и священники приступят к своей работе.

Вот, собственно говоря, всё, что хотел бы я сказать. Пожалуй, упустил ещё один очень важный момент, напрямую вытекающий из формулировки проблемы, вынесенной на обсуждение в рамках "круглого стола". Речь идет о вещах законодательных. Мы полагаем (и это наша такая четкая позиция, мне кажется, очень выверенная, взвешенная), что на данном этапе, во всяком случае, в течение 2010 года как минимум, нам нужно ограничиться рамками ведомственного нормотворчества. Мы должны понимать, что на самом деле речь идет об очень тонкой материи во всех отношениях, в том числе и в плане законодательного регулирования, достаточно вспомнить нормы нашего основного закона (я в виду имею Конституцию Российской Федерации).       

Мы полагаем, что мы должны наработать, прежде всего, живую, реальную практику. Пытаясь реагировать на эту практику как раз ведомственными нормативными правовыми актами. Ну а дальше жизнь покажет, наверное. Конечно, жизнь нас подтолкнет к тому, что мы обязаны будем выходить и на нормативно-правовые акты более высокого уровня. Вот на этом я бы свой доклад закончил. Спасибо.

Председательствующий.  Спасибо большое.

Николай Александрович ещё поскромничал, потому что за последние годы Министерство обороны очень много сделало по возможности строительства военных храмов разных конфессий, причем как стационарных, так и передвижных молельных комнат, причем в местах расположения воинских частей, так и в момент, допустим, летних лагерей передвижных, причем для разных конфессий. Об этом тоже надо говорить, Николай Александрович. Поэтому важно не только, чтобы был священник, но и была возможность совершения обрядов.

Вы вопрос хотите задать? Пожалуйста.

Багишаев.  Багишаев, профессор.

Вопрос архиважный. Николай Александрович, скажите, пожалуйста, а как будет идти подготовка военных кадров в военно-учебных заведениях? Как будет идти подготовка будущих офицеров к взаимодействию со священнослужителями? Будьте добры.

Панков А.Н. В вашем вопросе я уловил два вопроса. Вы говорили о подготовке кадров военных священников.

Багишаев. Нет, военнослужащих, прежде всего, офицеров. Как они будут работать?

Панков Н.А. У нас, я вот и пытался в своём коротком выступлении сказать, что сегодня в войсках работают более двух тысяч священников, более двух тысяч. Я думаю, что представители религиозных конфессий меня поддержат. У нас нет абсолютно никаких проблем в плане выстраивания взаимоотношений с командиром и начальниками.

Да, какие-то единичные проявления, не носящие системный характер, нам известны. Мы реагируем.  Наверное, они могут возникать и далее. Будем нарабатывать практику. На самом деле, я ещё раз подтверждаю, что по большому счёту проблем на самом деле нет.

Я бы, может быть, сказал о том, что мы в положении, которое утвердил министр обороны, особо оговорили вопрос военной подготовки военных священников. Вот здесь мы полагаем очень важным, чтобы военный священник проходил курсовую подготовку в наших военно-учебных заведениях.

Председательствующий. Он имеет в виду несколько другой момент, что, допустим, когда готовим мы молодых офицеров и там есть курс, связанный, допустим, с воспитанием личного состава. Потребуется, конечно, и рассказ об этих новых примерах, об этом опыте, который вы наработаете. Вот что он имел в виду.

Конечно, будут рассказывать. Конечно, будут популяризировать, чтобы молодые офицеры понимали, представляли важность, необходимость значения. Всё это придёт с опытом. 

Сейчас пока идет, как ты понимаешь, эксперимент, поэтому сейчас менять курс специальный, ну, пока ещё нет необходимости. Но это всё со временем будет.

Да, пожалуйста.

Сейчас, сначала владыке.

Ряховский ?                С.В. Николай Александрович, вы сказали, что типовой договор со священником утверждён министром, а в разработке этого типового договора кто-то из религиозных организаций участвовал?

Панков Н.А. Спасибо за вопрос. Я, наверное, не очень чётко об этом сказал, хотя я сказал. На самом деле в разработке этого договора принимали участие все основные религиозные конфессии. Визы все необходимые есть.

Ряховский ?                . Спасибо.

И огромная благодарность за сегодняшний "круглый стол", за эти слушания. Просто здесь не все представители основных религиозных конфессий, с вашего, Сергей Александрович, выражения, себя чувствуют "в своей тарелке". Потому что протестантизм полностью вычеркнут из этого процесса. То, что сказал Николай Александрович и другие конфессии тоже.

Складывается странная ситуация. Вот здесь мы в Государственной Думе, в Общественной палате, в Совете при президенте являемся основными конфессиями, относимся к ним.  А в данном случае любые наши попытки ведения переговоров с уважаемыми ведомствами, которые выступали здесь, они безрезультативны.

Поэтому у меня вопрос. А вот эта, скажем, политика, скажем так, она имеет определённое политическое, скажем, начало, да? Или это ошибки, просчёты, недосмотры... ну, и так далее, так далее. Потому что в устах очень уважаемого мною Николая Александровича прозвучали несколько раз основные конфессии, с которыми всё согласовано. И в ваших устах, Сергей Александрович прозвучало, что здесь тоже присутствуют основные конфессии, с которыми, по идее, должно быть тоже всё согласованно.

Вот, собственно говоря, мой вопрос. Потому что я изучал опыт мировой, американский, например, где протестантизм играет весьма значительную роль. Там даже есть воинские части: и сухопутные, и морские, и воздушные, где есть, допустим, 5-6 православных в воинской части, где, скажем 5 тысяч военнослужащих, и там есть православный священник на 5 военнослужащих. Поэтому я изучал опыт Южной Кореи, Европы. Везде один подход. Общий храм. Разный вход в православную часть... вернее,  христиане - это одна часть, допустим, иудеи - другая, мусульмане - третья, буддисты - четвёртая. Такие храмы. С разных частей вход в эти храмы. У каждого свой придел, выражаясь православным языком. Вот этот опыт, который... Сейчас эксперимент проводится, он будет учитывать, скажем, протестантов и другие конфессии Российской Федерации? Спасибо.

Панков Н.А. Я не случайно предварил свое выступление словами, что мы на самом деле речь ведем об очень тонкой и очень деликатной теме, где нужно идти пошагово, работать в ручном режиме и проявлять на самом деле максимальное уважение друг к другу, терпимость, выдержку. Наверное, где-то мы не избежим и каких-то ошибок. Вот здесь мы на самом деле должны быть и уважительны, и терпимы друг к другу.

Но я бы, прежде всего, хотел четко сформулировать позицию руководства Министерства обороны. Для нас все религии равны. Из чего мы исходили, и почему мы называем основные религии? Я говорил, что мы, прежде всего, а - изучили наш исторический опыт, в равной мере мы постарались изучить сегодняшнюю ситуацию в войсках, в том числе и по количественным параметрам.

Так вот, что касается представителей ваших религий, то у нас в Вооруженных Силах их меньше одного процента, меньше одного процента. Давайте искать варианты, мы готовы. Мы на самом деле на разных уровнях многократно обсуждали проблему, а вот где, на каком уровне и при каких условиях должен появляться неправославный священник? Четко договорились и согласовали позицию, если в бригаде, в другом военном учреждении десять и более процентов военнослужащих мусульман, там будет мулла.

Далее. Мы понимаем, что этот подход, видимо, не удовлетворит нужды и потребности военнослужащих мусульман. Значит, мы здесь подходим по территориальному принципу. Вот я говорил, что мы уже создали отделение по работе с верующими военнослужащими в нашем очень непростом регионе - на Северном Кавказе, в Северокавказском  военном округе. Так вот, там в отделении два православных священника и мулла. И этому мулле, этому священнослужителю открыты ворота, двери всех воинских частей. Он обязан, он должен, он имеет возможность работать со своей паствой.

Если вы полагаете, что мы допустили какие-то просчеты в отношении вашей религии, мы давайте в формате приватном поработаем более детально. Мы готовы.

Председательствующий. Но для этого мы и встретились сегодня. Поэтому, чтобы можно было поставить вопрос и услышать, во-первых, что делается в министерствах. Это же только начался процесс. Поэтому я думаю, что здесь как бы специально ярлыков вешать не надо, Сергей Васильевич.

                  С.В. Сергей Александрович, я, во-первых, ярлыки не вешал, просто сравнил ваше понимание основных конфессий и уважаемого Министерства обороны.

Председательствующий. Секундочку. Вы как бы обратились ко всем министерствам. Получается, что Министерство культуры вас игнорирует, и Министерство образования вас игнорирует. Так прозвучало.

Прошу прощения, вопрос? У вас глава уже один вопрос задал, поэтому у меня есть предложение послушать Министерство юстиции. И потом тогда уже мы перейдем в режим вопросов, комментариев, просто чтобы дать четвертому нашему выступающему.

Пожалуйста, я предоставляю слово

Джакупову Жунусу Аманжоловичу - исполняющему обязанности директора Департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции Российской Федерации. Пожалуйста.

Джакупов Ж.А. Спасибо, Сергей Александрович.

Уважаемый Сергей Александрович, уважаемые участники "круглого стола", как вы знаете,  Министерство юстиции является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по государственной регистрации, контролю за деятельностью некоммерческих организаций, в том числе и религиозных.

Хотел бы здесь вас проинформировать о результатах работы Министерства юстиции нашего департамента в этой сфере за прошлый год и привести некоторые официальные статистические данные.

В 2009 году в Министерство юстиции, его территориальные органы поступило на рассмотрение 5128 заявлений о государственной регистрации религиозных организаций.

По 4403 из них было принято положительное решение о государственной регистрации, и по 251 заявлению было принято решение об отказе. То есть это примерно 5,7 процента отказов от общего количества поступивших заявлений на рассмотрение. По сравнению с аналогичным периодом, то есть 2008 годом, количество религиозных организаций на территории Российской Федерации выросло на 1,7 процента, то есть на 843 новых религиозных организации, и составило в целом 23494 религиозные организации. Из них 433 являются централизованными, 2176 местными, а также 193 - это учреждения профессионального религиозного образования. Как говорил уже Сергей Александрович, Министерство юстиции так же активно уделяет внимание работе по совершенствованию законодательства в сфере некоммерческих организаций, в том числе в сфере религиозных организаций. Мы активно принимаем участие в работе по реализации поручений Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева о необходимости либерализации законодательства о некоммерческих организациях, снятии излишних административных барьеров, при их создании и деятельности упрощение процедуры отчётности некоммерческих организаций, включая и религиозные. В частности с нашим участием был разработан проект федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам государственной регистрации некоммерческих организаций, который практически готов уже к внесению в Государственную Думу. Я думаю, что в ближайшее время этот вопрос будет решён.

Основной целью этого законопроекта является приведение в соответствие, то есть унификация норм федеральных законов, определяющих порядок создания деятельности некоммерческих организаций с новеллами 170 Федерального закона от 17 июля прошлого года, который уже в целом вступил в действие. Проектом предусмотрено приведение к единому знаменателю сроков государственной регистрации всех организационно-правовых форм некоммерческих организаций. Теперь решение о регистрации общественных и религиозных организаций будет приниматься органами юстиции в течение 14 дней, то есть в соответствии с этим проектом, а не в месячный срок, как в настоящее время.  

Применительно к сфере деятельности религиозных организаций основной задачей данного законопроекта является введение в Закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" специальной процедуры приостановления государственной регистрации, как теперь это есть в седьмом Федеральном законе "О некоммерческих организациях". Согласно законопроекту, если представленные на государственную регистрацию учредительные или иные документы будут оформлены в ненадлежащем виде, Минюст России обязан начать процедуру приостановления регистрации и предоставления возможности в течение трёх месяцев исправить указанные недостатки и представить их для дальнейшей работы по регистрации данного пакета документов. И при этом важно отметить, что оплаченная госпошлина не теряется, и процедура, как говорится, идёт в сторону решения вопроса по существу.

Хочется особо отметить, что эти новеллы сформулированы нами таким образом, чтобы не ухудшить действующую ситуацию и процедуру регистрации некоммерческих организаций, а только улучшить и упросить.

Как вы знаете, в соответствии со 170-м ФЗ в настоящее время упрощена процедура отчётности, изменился порядок предоставления отчётности, в том числе и религиозных организаций, и при наличии одновременно двух критериев (это если годовой оборот их финансовых средств составил менее трёх миллионов рублей и если они не получают иностранного финансирования), то такие организации направляют просто сообщения в органы юстиции о своей деятельности. И таких организаций, по нашим расчётам, примерно половина, то есть для них по сути уже упрощена процедура отчётности. Остальные организации до 15 апреля должны предоставить отчёт по установленной форме, новые формы сейчас нами отрабатываются, и я думаю, что в ближайшее время мы о них отдельно сообщим.

Что касается нашей работы по законопроекту "О внесении изменений в Федеральный закон о свободе, совести и о религиозных организациях", регулирующий порядок осуществления религиозными  объединениями миссионерской деятельности. Как вы знаете, мы в прошлом году работали над этим законопроектом. Подготовленный нами законопроект  прошёл все необходимые согласования. На него было получено заключение Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации. Проведена антикоррупционная экспертиза. И 12  октября прошлого года он был официально опубликован для общественного обсуждения. И мы совместно с вами, как вы помните,  его активно обсуждали на разных площадках.

И на сегодняшний день мы  исходим из того, что публичное обнародование данного законопроекта, его обсуждение вызвало большой общественный резонанс. В наш адрес поступили многочисленные обращения граждан и религиозных организаций, в частности, в некоторых или во многих случаях были вопросы, которые, так скажем,  ставились о несогласии с отдельными положениями данного законопроекта. С учётом анализа и неоднократных консультаций  руководство  министерства пришло к выводу о том, что законопроект требует дополнительной проработки, и поэтому принято решение продолжить работу над данным законопроектом в 2010 году. Для того чтобы и в дальнейшем продолжить обсуждение спорных моментов данного законопроекта, постараться учесть все поступающие в наш адрес конструктивные замечания и предложения, поэтому мы в этом году будем вместе с вами скрупулёзно, взвешенно, спокойно, без спешки работать в этом направлении. И мы здесь рассчитываем на то, что мы вместе примем взвешенное и конструктивное решение по всем положениям данного законопроекта, которые были бы одобрены всеми, в том числе участниками данного "круглого стола". Поэтому мы открыты к диалогу, и готовы совместно работать в этом направлении.

У меня всё, Сергей Александрович.

Председательствующий.  Спасибо большое. То есть, торопиться не будем, потому что действительно вопросов много, мы здесь уже проводили нулевое как бы чтение, обсуждение, ряд коллег присутствовали при обсуждении. Действительно, вопросов было много, и у Русской православной церкви, и представителей других конфессий, потому там надо очень тщательно, скрупулёзно будет ещё внимательно посмотреть.

Я хотел бы обратить внимание, что когда мы употребляем выражение "регистрация",  я думаю, всем это должно отчётливо быть  понятно, что это касается не только первичной регистрации для вновь создаваемых  религиозных организаций, это касается любого вопроса, связанного с изменением или уставных документов, или руководящих органов, или места расположения той или иной религиозной организации. Всё это называется "регистрация". Поэтому на самом деле те вопросы, которые говорит Минюст, это наша повседневная с вами жизнь и практика любой религиозной общины. Поэтому это очень важный момент. Конечно, мы ждём, чтобы мы синхронизировали эти изменения, которые были в законе о некоммерческих организациях, чтобы  мы могли быстрее эту либерализацию предложить и для наших религиозных организаций.

Вот наши четыре основные, главные докладчики выступили. Теперь  мы переходим в такой более свободный режим и вопросов и комментариев к нашим представителям. Я в первую очередь обращаюсь к представителям конфессий.

                        . Можно буквально два слова? Что в правительство  внесён ещё один законопроект, так или иначе касающийся деятельности религиозных организаций,  это синхронизация закона о благотворительной деятельности и Гражданского кодекса с тем, чтобы упростить возможность оказания бесплатных работ и услуг. Это  будет просто приведение в соответствие. Но, постольку поскольку это делается и в целях добровольчества в том числе,  то такая инициатива правительства, я думаю, тоже важна для участников "круглого стола".

Спасибо.

Председательствующий. Она очень важна. И в первую очередь для религиозных организаций, потому что мы давно ждём предложений по совершенствованию в сфере благотворительности и волонтёрской  деятельности.  Это крайне необходимо. Вообще, это нужно для всего гражданского общества, но и для религиозных организаций в частности.

Пожалуйста, я предоставляю слово матушке Ксении. Пожалуйста.

Инокиня Чернега К. Благодарю, Сергей Александрович. У меня был небольшой вопрос к Николаю Александровичу в связи с разработкой положения о военных священниках.

Насколько мне известно, всё-таки положение носит несколько иное название, там речь идёт о введении должности по работе с верующими военнослужащими.

Нельзя ли получить от вас разъяснение? Всё-таки эта должность - по работе с верующими военнослужащими - она согласно положению может замещаться только священнослужителями или иными лицами? (Микрофон отключен.)

Панков Н.А. Таково точнее название этого документа. "Положение по организации работы с верующими военнослужащими Вооружённых Сил Российской Федерации". Я ещё раз подчёркиваю, что оно согласовано со всеми основными конфессиями. 

Основные моменты этого положения, этого документа.

Основной задачей священнослужителя воинской части является организация и проведение религиозных обрядов, церемоний, духовно-просветительской работы, участие в профилактике суицидальных происшествий, укрепление правопорядка и воинской дисциплины, оказание духовной поддержки военнослужащим, находящимся на лечении.

Инокиня Чернега К. Простите, но...

Панков Н.А. Определён статус военного священника. По нашему мнению, в настоящее время преждевременно ставить вопрос о том, чтобы военный священник был военнослужащим.

Инокиня Чернега К. То есть должность, да, по работе с верующими военнослужащими она будет замещаться светскими лицами. Я так понимаю? Ведь эта должность - это должность военнослужащего, да, те лица, которые занимают эти должности - это военнослужащие или это...?

Панков Н.А. На самом деле у нас есть такое выражение: "личный состав Вооружённых Сил, личный состав". Так вот, это означает, что в Вооружённых Силах есть категория военнослужащих, есть категория гражданских служащих (гражданского персонала) Вооружённых Сил и у нас сегодня есть новый институт - институт федеральной государственной гражданской службы.

Применительно к священникам. Мы им предлагаем работать в рамках института гражданского персонала. Должность мы назвали "заместитель командира по работе с верующими военнослужащими". Вот, собственно говоря, эта должность гражданского персонала.

Инокиня Чернега К. Эту должность могут занимать священники?

Панков Н.А. Да, священники, да.

Инокиня Чернега К. Понятно.

Панков Н.А. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, читайте КЗоТ. Собственно говоря, все последствия, в том числе, и уровень заработной платы на уровне заместителя командира бригады, командира дивизии со всеми коэффициентами и надбавками, которые есть в той или иной местности.

Председательствующий. Да, пожалуйста.

                        . В таком случае, если это будет заместитель командира, помощник, неважно, и вы говорите, что он будет на жаловании государственном. Да? Но тогда получится как, это будет один, если там один представитель или четыре, пять, шесть, а не как. Шесть ставок будет?

Панков Н.А. Да, будет так, да. Да.

Председательствующий. Пожалуйста. Кнопочку... (Микрофон отключен.)

Ряховский В.В. Адвокат Ряховский Владимир Васильевич,  Славянский правовой центр.

У меня два вопроса: один к представителю Министерства образования и к Министерству обороны. Как мне последовательно или сразу озвучить?

Представителю Министерства образования. В соответствии с федеральным законом о свободе совести религиозные организации имеют право на обучение религиии. Это один из признаков религиозной организации. Обучение религиии реализуется путём создания учреждений профессионального религиозного образования, предусмотренный законом порядок в муниципальных и государственных образовательных учреждениях и непосредственно религиозными организациями (само обучение, непосредственное). Вот одно из наиболее распространённых форм непосредственного обучения религией - это обучение в детских воскресных школах, которые действуют практически при каждой религиозной организации.

Но у нас были в недавнем  прошлом, в прошлом, в позапрошлом году были судебные споры о том, что подлежит ли деятельность воскресных школ лицензированию. А воскресные школы, они сегодня действуют без регистрации и, соответственно, без лицензирования. Учитывается ли как-то этот вопрос в новом законопроекте об образовании? Будет ли рассматриваться деятельность воскресных школ, как образовательная деятельность, и, соответственно, подлежащая лицензированию. На сегодня практика другая. В том числе судебная.

Сентюрин Ю.П. Спасибо. Владимир Васильевич, здесь два момента нужно учитывать.

Первое. Помимо того закона, о котором я говорил, сегодня мы работаем над ещё одним законопроектом. Я его не упоминал, потому что напрямую, на мой взгляд, к теме разговора он не относится. Хотя речь идёт о том, что мы хотим предложить новую процедуру лицензирования и государственной аккредитации. В связи с тем, что сегодня, во-первых, перераспределены и перераспределяются функции на уровнях государственной системы. Федеральный центр, регионы.

Во-вторых, мы идём по пути упрощения этих процедур, а также ведения ряда новых критериев таковых процедур. Поэтому сама процедура государственной аккредитации и лицензирования сохраняется, а вот наполнение её технологическое видоизменяется. Поэтому это отдельные специальные разговоры. Такая работа сейчас начата, и этот законопроект сформирован текстуально, он будет в ближайшее время предложен нашим ведомством на согласование коллегам по исполнительной власти.

Это первое обстоятельство.

Второе обстоятельство. Если говорить об этой процедуре в привязке к заявленному мною закону интегрированного правового образования Российской Федерации, принцип точно такой же. То есть технология лицензирования и госаккредитации образовательных учреждений и образовательной деятельности, если говорить про лицензирование, она сохраняется, а вот содержательно она будет видоизменена как раз по пути её упрощения.

Что касается воскресных школ, то сегодня, обращаю внимание, мы их не относим. Ну, не тип не присваивается, не вид не присваивается. В связи с этим по факту они у нас и не должны проходить соответствующую процедуру, вот пока мы исходим из этого.

Председательствующий. Ну, наверное, и правильно?

Ряховский В.В. Я считаю, правильно. Так правильно. Я наоборот это поддерживаю.

Второй вопрос у меня представителям Министерства обороны. Вот вы сказали о том, что говоря сегодня об институте военных священников, вы говорите о том, что мы на сегодняшний день ограничиваемся ведомственными нормативными актами, а дальше жизнь покажет. Вот скажите, пожалуйста, на сегодняшний день закон, в частности, статья 6 закона "О свободе совести" прямо содержит запрет на создание религиозных объединений в воинских частях. Вот как бы там не говорили в какой форме будет там проводится вот это вот и общение, богослужение, в любом случае это подпадает под признаки, изложенные в законе о религиозных объединениях. Не приведёт ли это... Не приводит ли это к правовому нигилизму? Это вот одна часть вопроса.

Вторая то, что проводили ли какие-либо исследования, не приведёт ли введение института военных священников к разделению в армии по национальному признаку? И сегодня мы имеем дедовщину по году службы, по землячеству, по национальности. А не будет ли завтра у нас столкновений, то, что по религиозному признаку, или мы будем воинские части по конфессиональному признаку формировать? Я как практик говорю.

Панков Н.А. Спасибо.

Есть законодательное определение религиозной организации?

Риховский В.В. Объединения есть. Религиозная группа без регистрации. Объединение граждан по признаку совместного исповедания, распространения веры. Вот понятие.

Панков Н.А. Мы полагаем, что мы в своей практике сумеем избежать создание религиозных объединений. Это первое.

Второе. Что касается института военных священников, то не нужно всё сводить к православным священникам. Мы же говорили, что будет обеспечен равный доступ всем основным религиозным конфессиям. И я привёл вами конкретный пример. Наш непростой регион - Кавказ - два православных священника и один мулла. Уже это решение принято.

Конечно, вопрос и у нас этот есть. Я не будут скрывать, наверное, очень важно как мы будем работать повседневно. Вот это, наверное, главное. Если у нас хватит мудрости, ума выстроить работу должным образом, то, наверное, мы не осложним ситуацию в армейских коллективах, а, наоборот, многое сделаем для успокоения ситуации в воинских частях, подразделениях. Очень важна практическая живая работа.

                                . (Микрофон отключен.)

            Сентюрин Ю.П. Александр Иванович, я как раз говорил об этом в своем сообщении. Мы отталкиваемся от того, что принципы деятельности религиозных организаций, включая введение ими образовательной деятельности, они, на наш взгляд, изложены сегодня в базовом законе о свободе совести и о религиозных объединениях. Вот тут есть специальная статья по этому поводу "Религиозное образование". И отталкиваемся, собственно говоря, от этих норм. Мы не относимся к этому закону как разработчики, мы все-таки работаем над законом "Об образовании".

Что касается распределения зон ответственности функционала, полномочий, то в новом законе мы мыслим это изложить так же приблизительно, как это сегодня изложено в законе "Об образовании" - отдельные статьи, где фиксируются полномочия каждого уровня управления в стране, за что отвечает Российская Федерация, за что отвечает субъект Российской Федерации или иной уровень государственного управления и за что отвечает местное самоуправление в строгом соответствии с законом о распределении полномочий и об общих принципах устройства исполнительной и законодательной власти в Российской Федерации. Меняться эти принципы не должны, да и не будут, пожалуй.

Председательствующий. Спасибо, Юрий Петрович.

                        А.И. (Микрофон отключен.) Сразу второй вопрос. Но у  нас же статья 1 пункт  5.

Председательствующий. Вы смысл передайте, что вас беспокоит?

                        А.И. (Микрофон отключен.) Запрещена деятельность религиозных организаций по закону "Об образовании".

Сентюрин Ю.П. Но мы же речь не ведем о деятельности религиозных организаций в образовательных учреждениях. У нас такого и нет сегодня по факту. Мы речь ведем о другом.

Председательствующий. Здесь подмена понятий - о религиозных образовательных учреждениях, это совершенно другой предмет, о чем мы сегодня говорим.

Сентюрин Ю.П. А то, что еще мы сегодня говорили, это об апробации другого курса, это совсем не религиозная деятельность.

Председательствующий. Основа религиозной культуры, это разные вещи.

Сентюрин Ю.П. И этики светской.

Председательствующий. Да, поэтому это разные вопросы.

У владыки еще есть вопрос, пожалуйста.

Архиепископ Евгений. Юрий Петрович, у меня еще вопрос такой. Вот этот интегрированный правовой акт, который сейчас разрабатывается, он что, вместо закона будет или какое соотношение с существующим законом "Об образовании"?  И почему, если он вместо, то почему не назвать ее просто законом?

Сентюрин Ю.П. А мы так его и называем, он будет называться "Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации". Он будет не то, чтобы вместо, наверное, это не совсем корректное выражение, хотя по сути именно так и будет. То есть с его принятием действующие на сегодня законы, нормативные правовые акты подлежат отмене по существу. Интегрированый по нескольким причинам. Во-первых, он интегрирует уровень образования, содержательное, там все. Вот сегодня у нас "Об образовании" закон есть, есть закон "О высшем послевузовском профессиональном образовании", там будут все уровни образовательной системы отражены, кстати, включая и дошкольное образование, и включая высшую школу, и так далее и тому подобное. И еще мы называем его интегрированным потому, что это форма объединения правового материала. Есть консолидация, есть интеграция, есть кодификация. Мы в обиходе, помните, может быть, был такой теоретический спор, как его назвать - кодексом об образовании и так далее? От слова "кодекс" мы тогда отказались по одной простой причине - нам кажется, что правовые институты, которые мы сегодня объединяем в тексте этого материала, они еще пока не отстоялись там лет по 20-30, не закрепились и поэтому о кодификации, наверное, говорить рано. Хотя по сути, по факту можно назвать его и кодифицированным правовым актом.

              А.И.  Чтобы он уже не отсылал на тот, который уже будет отменен.

Сентюрин Ю.П.  Что касается отсылочных норм, их там будет принципиально меньше. Потому что ведь идет работа по тому, чтобы часть подзаконных нормативных актов повысить до уровня, до статуса закона. Я же упомянул, что масса подзаконных актов, действуют ещё акты Советского Союза. Вот чтобы всего этого избежать, и единый правовой документ, вот такая работа и ведется сегодня.

Председательствующий.  Пожалуйста, Ладынин.

Ладынин.  Просто пожелание, Юрий Петрович. У нас с 25-го числа работает новый состав Общественной палаты, третий состав уже. И сменился руководитель Комиссии по образованию. Видимо, вам придется внести некоторую корректировку. Им стал (наверное, известный вам человек) ректор Высшей школы экономики Кузьминов Ярослав Иванович. Просто чтобы, может быть, внести просто коррекцию.

Сентюрин Ю.П.  Это уже учтено. Дело в том, что Кузьминов Ярослав Иванович у нас входит в состав рабочей группы и ведет разработку глав. В частности, глава, которая касается экономических отношений в системе образования, разрабатывает группа Кузьминова (все-таки Высшая школа экономики, оно и понятно). И наряду с этим Ефим Рачевский, который также является членом Общественной палаты и входит в состав названной вами комиссии, он входит и в состав рабочей группы, которую я сегодня упоминал.

              .  Достойные люди.

Глоцер А.В.  Глоцер Андрей Владимирович, представитель главного раввина России Берл Лазара.

У меня вопрос-предложение для обсуждения к Николаю Александровичу Панкову. Как бы вы отнеслись к идее использования социальных объектов наших основных конфессий в качестве мест прохождения альтернативной службы. У нас много (и у православной церкви, и у иудеев) есть благотворительных центров, больниц, поликлиник (у протестантов, у других конфессий, у мусульман). Как вы относитесь к этой идее?

Панков Н.А.  Давайте изучим. Я бы не хотел сейчас делать такие скоропалительные какие-то заявления. Готов погружаться в эту проблематику. И, Сергей Александрович, я тоже по времени подгораю. Если есть какие-то вопросы, я готов на них ответить.

И в качестве заключительной реплики со стороны Министерстве обороны. Уважаемые друзья, коллеги! Мы на самом деле оказались первыми, кто услышали голос и не только религиозных конфессий, но и верующих военнослужащих. Мы очень непростой шаг, очень непростой и тяжелый. Отдаем себе отчет, что он неоднозначно воспринимается. Сегодня мы нуждаемся в поддержке. Давайте начнем работать согласованно, терпимо, уважительно, будем нарабатывать опыт. И будем решать те вопросы, которые, конечно же, есть, и которые, конечно же, мы не все знаем, которые будут возникать.

Председательствующий. Это большая и серьезная работа, которой предстоит нам вместе всем заниматься. Вот здесь не случайно есть представитель нашего Комитета по обороне Ненашев Михаил, который тоже очень много этими вопросами здесь в Государственной Думе занимается.

Вопрос или пожелание? Давайте коротко.

Ненашев М.П.  Уважаемые коллеги, Сергей Александрович прав, в наш Комитет по обороне уже поступают многочисленные обращения, запросы в связи с обсуждаемой темой. И на флотах в округах, в ряде других силовых структур уже сложилась практика работы, естественно, с Русской православной церковью. И там, где для этого есть необходимость, с представителями других конфессий.

И я поддерживаю сам характер работы, то у меня первое предложение, Сергей Александрович, и я по линии своей, Комитета по обороне, готов содействовать. Необходимы наши сегодняшние наработки, тезисы направить в первую очередь на флота, в округа, во все силовые структуры для того, чтобы мы получили от них ответ по этой проблематике. Поскольку ещё раз говорю, люди просто задают вопросы в стиле: знаете, просветите нас, что мы задумали?

Второе предложение. В общественные объединения, которые работают в интересах флота, армии, других силовых структур то же самое, я хотел бы попросить аппарат вашего комитета, со стороны нашего комитета мы тоже готовы эту работу проделать.

Ну и последнее, чисто символическое. Сегодня обсуждение наше проходит в тот период, когда 190 лет назад два наших русских корабля открыли Антарктиду. 190 лет назад. Сегодня я, кстати, всех нас поздравляю. Так вот, открытие шло почти два года. И если бы не русские православные священники, неизвестно, смогли бы мы  открыть Антарктиду. На "Мирном" и "Востоке", на двух шлюпах были наши русские православные священники. Поскольку кто хорошо знает историю географии, знаменитый Кук сказал: "Не опускайтесь ближе к южным широтам. Кто опустится, погибнет". И поэтому, может, какой-то символ, что Бог был с нашими мореплавателями, мы смогли открыть Антарктиду поэтому. И сегодняшнее обсуждение тоже глубоко символично - пускаемся в далёкое плавание, которое необходимо нашему народу, нашей стране. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. Постараемся учесть.

Пожалуйста, вопрос.

     Глоцер                 . В Конгрессе есть раввины, которые капитан в отставке, то есть они прошли военную службу, они офицеры, это как пример. То есть, я считаю целесообразным, я поддерживаю вашу идею, что военных священников нужно готовить в военных училищах, и они обязательно должны быть и военными тоже, ибо тогда у них будет авторитет. Я знаю, у американцев, если еврей капеллан, то он обязательно действующий офицер. Он не просто там пришёл, который отказывается от  всего этого, и мы вообще должны оценивать наши религиозные организации, те, которые готовят детей, мальчиков к будущей службе, и те, которые наоборот. Это всё надо оценивать, иначе  нам удачи не видать.

Председательствующий.  Спасибо большое. Я думаю, что мы с вами вместе должны пожелать Министерству обороны, с одной стороны, настойчивости по решению этой задачи, а, с другой стороны, прошу прощения, достаточно такой терпимости, последовательности, потому что здесь надо идти очень спокойно, чтобы не наломать дров, что называется, и, безусловно, будет масса предложений, Министерство обороны всё это слышит, мы должны их поблагодарить, что они открыты для диалога, для обсуждения, для взаимных таких серьёзных разговоров. 

Мне понравился другой момент, если вы обратили внимание, что, безусловно, мы подойдём к необходимости и законодательного закрепления, но это должно быть всё выстроено, мы с вами должны всё это обсудить, и спешки здесь тоже никакой не должно быть.

Пожалуйста, завершающий вопрос, давайте.

Шахов М.О. У меня вопрос, скорее всего, к вам, Сергей Александрович.

Здесь уже прозвучала в вопросе Владимира Васильевича Ряховского такая проблема, что когда у нас, скажем, в воинской части верующие военнослужащие начинают совместно собираться  под руководством священника, совершать богослужения, религиозные обряды, то  с точки зрения статьи 6 и 7 нашего закона фактически считается, что возникло религиозное объединение в форме религиозной группы...

Председательствующий. Нет, фактически не возникло, сразу вам отвечаю, не надо нас  в этом плане отводить в сторону, не возникло. Понимаете? Здесь очень тонкий  момент. И мы с вами как профессионалы должны понимать, что как только мы с вами сами будем уводить общественное мнение в сферу юридически не очень простую, но заведомо давать эти новые осмысления, мы сами себя загоним в тупик. Не создаётся, вот я вам сразу говорю.

Шахов М.О. Сергей Александрович, если можно, мы открываем закон об общественных объединениях, и там читаем, что общественное объединение...

Председательствующий. В чём вопрос?

Шахов М.О. Если можно, я закончу...

Председательствующий.  Я ещё раз говорю, в чём вопрос? У нас сейчас не обсуждение.

Шахов М.О. Я вопрос формулирую.  В законе об общественных объединениях сказано, что общественное объединение считается созданным с момента проведения учредительного собрания, то есть там ясно - воля. Не следует ли нам модифицировать закон, определение религиозного объединения аналогичным образом, что религиозное объединение создано, в том числе группа создана только  при проведении учредительного собрания. Так же, как и общественное объединение, чтобы была ясность, чтобы не возникало той проблемы, с которой я начал.

            Председательствующий. Это у вас возникает вопрос?

            Шахов М.О. У меня возникает вопрос.

            Председательствующий. Странно. У профессора не может такой вопрос возникать. Никакого учредительного собрания там не происходит. Понимаете? А процесс богослужения никогда не может являться созданием религиозной организации. Поэтому не надо нас уводить в сторону. Понимаете? Могут быть сомнения, может быть что угодно, но закон чётко раскрывает эту ситуацию. Считаете, что нужно уточнить? Пока мы не видим. Убедите нас, дайте аргументы, дайте свои предложения. Готовы обсуждать. У нас пока, у подавляющего большинства нет таких сомнений. Понимаете? Давайте будем обсуждать.

            Ряховский           С.В. Сергей Александрович, я тоже убегаю. Хочу просто пожелание. Мы все здесь, все представители всех конфессий российских за сильную, профессиональную, боеспособную армию с высоким нравственным климатом в армии. Я сам служил, мой брат тоже служил. Мы служили в непростых частях в непростое тоже время. И вы знаете, я был тогда уже христианин, протестант. Я знаю, о чём я говорю, но я хочу, чтобы и мои дети, и мои внуки служили в высокоорганизованной, профессиональной, нравственной армии. Мы не против введения института священников. Во всех мировых сильных армиях всё это есть. В Южной Корее ты не можешь служить в армии, если ты не верующий человек.  

            Председательствующий. Секундочку, я прошу прощения. Сергей Васильевич, раз уж вы говорите, вы всю информацию доведите до ума.

            Итак, оставалось три армии, в которых не было военных священников. Северная Корея, Китай и Россия. Слава богу, мы вышли из этой тройки. Всё.

                                    С.В. Цивилизованно выйти надо.

            Панков Н.А. Сергей Александрович, что бы хотел сказать. Опасения, которые сформулированы в двух вопросах, мы на самом деле в виду имели и очень скрупулёзно прорабатывали.  Я полагаю, что в ближайшее время в Интернете появится текст положения по организации работы с верующими военнослужащими. Поработайте, может быть, что-то нам подскажете. Но мы очень аккуратно прописывали его, в том числе уходя и от этих рифов. В частности, мы говорим, что речь идёт всего лишь об участии военнослужащих в религиозных обрядах. Подчёркиваем, что всё это является добровольным. Прописываем, что командир (начальник) не вправе принуждать военнослужащих к обязательному участию в религиозных обрядах. Вы как бы пытаетесь посмотреть на проблему несколько с иной стороны, не привнесём ли мы в воинские части то, что запрещено законом. Мы отвечаем сегодня с позиций нашей проработки и нашего видения: однозначно нет. Мы полагаем, этой угрозы никакой нет. Мы просто создаём возможность военнослужащим отправлять свои религиозные потребности.

            Председательствующий. Николай Александрович, я думаю, что с учётом того, что мы услышали, положение будет представлено для широкого рассмотрения. Через некоторое время посоветуемся с представителями нашей конфессии. Они посмотрят текст. Ещё раз соберёмся. Может быть, вы к себе пригласите нас. Мы с удовольствием придём и ещё раз вернёмся к этой теме, вместе пообсуждаем. Если есть какие-то вопросы, думаю, вместе друг друга послушаем. Спасибо большое.

            Пожалуйста.  Давайте в микрофончик, чтобы вас было слышно.

                                    . У меня вопрос к Юрию Петровичу.

            Неоднократно и в данной аудитории было озвучено, что... Я по экспериментальному курсу, который будет вводиться в 4-х и 5-х классах. Было озвучено, что уклон идёт. Аспект берётся не религиоведческий, а именно культурологический, культуроведческий и аксиологический. И в связи с этим у меня такой вопрос. Чем обусловлено разделение детей на группы по конфессиональному признаку? Если дети изучают культуры религий, то, что плохого, если все дети Российской Федерации будут знать культуры традиционных религий народов Российской Федерации? Я почему этот вопрос задаю? Это вопрос, в общем-то,  многих родителей. В частности, Карачаево-Черкесии. Почему  должны делить детей на русских, нерусских по конфессиональному признаку? Пусть знают все и свою культуру, и культуру народа, живущего рядом. И в этом основа и мира, и согласия. Вот такой вопрос.

Сентюрин Ю.П. Я бы здесь солидаризировался с теми терминами, которые сегодня использовал Николай Александрович Панков в своём выступлении: "деликатный", "компромиссный", "взвешенный",  "уважительный" подход.

Напомню, что было несколько изначально вариантов работы по этому направлению - был вариант синтетического интегрированного курса. По итогам обсуждения с централизованными конфессиями в рамках Общественного совета, созданного межведомственного координационного совета у нас в министерстве, было выработано такое вот решение - о шестиэлементном модульном курсе, где предполагаются четыре централизованные конфессиональные направления, мировые культуры и религии и светская этика.

Здесь вы упомянули термин "разделение", наверное, он присутствует, но всё ж таки начну с другого. Прежде чем перейти к "разделению", там ведь существует процедура выбора, причём добровольного выбора родителями или законными представителями детей по какому из направлений предложить этим детям пройти. Это первое.

Второе. Вы, наверное, в курсе, что сама программа этого курса она предполагает из себя следующую схему подхода. То есть на начальном этапе, когда четвёртая четверть четвёртого класса начинается, все дети независимо от того, по каким направлениям дальше они будут углублять свои знания, собираются и даются общие подходы к этому непростому предмету. И, наконец, когда завершается этот курс - это первая четверть пятого класса - опять-таки общая объединённая работа с детьми, где они уже обмениваются полученными мнениями, представлениями, знаниями, эмоциональными впечатлениями от пройденного курса. Вот предложенный момент.

Наконец, следующее обстоятельство, которое, его тоже необходимо иметь в виду - это содержательное наполнение этих курсов.

Вы, видимо, знаете, что эта работа очень непростая и сейчас, если посмотреть на то, что публикуется в прессе, тоже идёт такое отражение этих непростых процессов, как формировались учебные пособия в рамках названных направлений, кто их формировал и какие подходы были взяты за основу. И упоминание вами слов: "религиоведческий аспект" или "миссионерский", или "философский подход", "этический", "нравственный" - всё здесь, наверное, уместно. Истина рождается в споре, а спор идёт, идёт, в том числе, среди авторов этой работы.

Сегодня по факту мы только закупили материал, над этим материалом работают сегодня эксперты известного издания "Просвещение", материал этот должен появиться к 1 апреля, когда, собственно говоря, начнётся использование этого курса, сейчас началась работа с тренерами-преподавателями, которые будут готовить преподавателей в избранном количестве регионов.

Поэтому мы видим эти непростые ситуации и планируем, конечно же, скомпенсировано, сбалансировано отнестись к ним, чтобы по возможности избежать этих уклонов и избежать термина, который вы употребили, я даже его терминологически не хотел бы упоминать, это термин "разделение".

Председательствующий. Юрий Петрович, на самом деле эта тема нам всё время подбрасывается. Для большинства присутствующих за этим столом уже утверждённое понятие, связанное с культурологической характеристикой данного предмета. Потому что когда мы говорим: "этика", я сразу вспоминаю: марксистко-ленинская этика. Вы понимаете?

Специально было выбрано это противопоставление ещё, прошу прощения, 90 лет назад. И когда мы на этом педалируем, то я слышу определённые отголоски, связанные именно с этими направлением. То есть мы для всех здесь определили: все эти курсы носят культурологический характер, а не религиоведческий.

Поэтому педалировать на этом не надо, идёт эксперимент, никакой вариант не будет сейчас идеальным, оптимальным, давайте посмотрим, но выбор должен быть, в том числе, и у родителей, и это принципиальный момент, это кредо.

Вопрос или что?

Председательствующий. Да, пожалуйста.

Пчелинцев. (Микрофон отключен.) Главный редактор журнала "Религия и право".

У меня к представителю Министерства образования вопрос. Сергей Александрович, вы сейчас сказали, что...

Председательствующий. Только не выступление.

Пчелинцев. (Микрофон отключен.) Нет, не выступление.

Председательствующий. Если вопрос короткий, 30 секунд.

Пчелинцев. (Микрофон отключен.) 30 секунд.

Председательствующий. Да.

Пчелинцев. (Микрофон отключен.) Белгородская область на сегодняшний день отказывается аттестовать детей, которые отказываются изучать основы православной культуры. Им говорят, что вы не получите аттестат об окончании средней школы. У меня сейчас нескольких таких писем есть.

Председательствующий. Давайте уточним, разберёмся, в чём письма, на чём базируются. Это вопрос не сегодня, мы ещё эксперимент не запустили, отказываются аттестовывать.

Сентюрин Ю.П. Здесь немножко о другом идёт речь у коллеги Пчелинцева, он говорит о том, что  в связи с введением курса "Основы православной культуры" в школах Белгородчины те, кто не проходит курс, попадают в ситуацию, когда им отказываются выдавать документы об аттестации. У меня просьба: передайте, пожалуйста, эти обращения, чтобы мы их рассмотрели, потому что вот так навскидку я бы не хотел реагировать, потому что вопрос деликатный.

Председательствующий. Спасибо большое. Нет, мы уже переходим к обсуждению, потому что... Пожалуйста, матушка Ксения. Я уже трижды ей предоставлял слово, и мужчины никак не дают ей два слова сказать. Коллеги!

Инокиня Чернега К. Да, я извиняюсь, что я форсирую несколько своё выступление, просто мне тоже нужно будет уезжать по своим должностным обязанностям. Юрисконсульт Московской патриархии инокиня Ксения Чернега. Благодарю вас, Сергей Александрович, за предоставленную возможность высказаться. Я постараюсь уложиться в регламент.

Хотела бы очень кратко остановиться на тех новых законах, которые были приняты в минувшем году и касаются деятельности Русской православной церкви. Прежде всего, это два июльских закона, которые были приняты в один день, 17 июля, за номером 170-ФЗ и 173-ФЗ. Первый закон внёс поправки в статью 32 закона "О некоммерческих организациях", в частности этот закон предусмотрел, что те некоммерческие, в том числе религиозные организации, которые финансируются ежегодно в размере до трёх миллионов рублей, освобождаются от отчётности перед органами юстиции при условии, что в состав их участников и учредителей не входят иностранные граждане и лица без гражданства и, соответственно, они не получают финансирования из-за рубежа в течение отчётного периода. Таким образом, будут освобождены от отчётностью перед органами юстиции прежде всего сельские приходы, которым действительно тяжело оформлять всю необходимую документацию для предоставления её в Минюст. Однако вместе с тем большинство религиозных организаций по-прежнему будут сдавать отчёты в органы юстиции, и здесь мне хотелось бы обратить внимание на тот факт, что всё-таки у нас такая большая группа некоммерческих организаций, как общественные объединения, сдаёт такие отчёты только при условии получения зарубежного финансирования. То есть если общественные объединения финансируются из-за рубежа, оно обязано сдавать отчёт в органы юстиции. Я думаю, что именно такой подход должен быть применён и в отношении религиозных объединений. Поэтому мы всё-таки надеемся, что законодательство о некоммерческих организациях будет совершенствоваться, и в конечном итоге всё-таки восторжествует именно такой подход к отчётности, когда требовать предоставления отчёта будут лишь от тех религиозных организаций, которые финансируются из за рубежа.

Второй важный закон, который нельзя тоже обойти вниманием, это закон "О внесении поправок в федеральный закон "О защите конкуренции". Напомню, что до июля этого года закон предусматривал заключение договоров безвозмездного пользования и аренды с религиозными организациями без проведения конкурсов и аукционов, то есть без проведения торгов, только в том случае, если в безвозмездное пользование передаётся имущество религиозного назначения. Если же религиозная организация получает иное имущество в безвозмездное пользование, например, какое-нибудь здание для размещения детского дома, школы, иного своего учреждения, то в этой ситуации ей приходилось проходить конкурсы и аукцион на право заключения такого договора. В июле эти ограничения сняты, и, соответственно, заключение любых договоров аренды безвозмездного пользования в отношении любого имущества с религиозными организациями (имеется в виду, конечно, государственное и муниципальное имущество, находящееся, соответственно, в государственной и муниципальной собственности) будет проходить, проходит теперь уже без проведения конкурса аукциона. Это тоже очень важная для нас поправка. Аналогичное правило предусмотрено для негосударственных образовательных учреждений, к ним относятся многие православные школы, созданные православными религиозными организациями, мы благодарны Сергею Александровичу за, соответственно...

Председательствующий. ... были предложения ряда конфессий. Мы вместе обработали. Депутаты внесли. И нас правительство, президент поддержали.

Инокиня Чернега К. Тогда ещё раз хочу выразить признательность, потому что это действительно облегчило нам во многих случаях получение имущества. Мы возлагаем большие надежды на законопроект "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящего в государственно-муниципальной собственности. Об этом в законопроекте уже было сказано неоднократно. Он решит очень многие проблемы, которые сейчас существуют у нас на практике. Скажу лишь, что, например, действующее законодательство не устанавливает у нас единого общего порядка передачи имущества религиозного назначения из федеральной собственности и, соответственно, из собственности субъектов Федерации и муниципальных образований.

Урегулирован лишь порядок передачи федерального имущества в законопроект. Призван как раз установить единый общий порядок передачи имущества религиозного назначения, который будет применяться и в том случае, если имущество передаётся из собственности субъекта или из муниципальной собственности. Это очень важно, потому что, например, в Москве у нас до сих пор нет необходимого правового акта, регулирующего порядок передачи имущества, практически собственность из московской собственности в собственность религиозных организаций не передаётся.

Вместе с тем сейчас в Думу внесены законопроекты, которые, на мой взгляд, осложнят возможность получения религиозными организациями имущество в собственность. Я имею в виду, прежде всего, очень такой массивный, объёмный законопроект, который касается внесения поправок в закон об объектах культурного наследия. Разработчиком его был ряд депутатов, поэтому вот представитель Минкультуры, уважаемая Екатерина Эдуардовна, видимо, поэтому не упомянула об этом законопроекте. Он предусматривает обязательное страхование объектов культурного наследия, обязанность страховать эти объекты возлагается на собственника. Соответственно, этот законопроект вводит такое понятие как договор о соблюдении требований в части сохранения объектов культурного наследия. Такой договор будет заключаться и с собственниками, и с пользователями. Он предусматривает достаточно жёсткие, будет предусматривать обязательства. В законе они указаны. Это страхование объекта, как я уже сказала, это проведение реставрационных работ в жёсткие сроки, это штрафные санкции, неустойка, штрафная неустойка с полным возмещением убытков в том случае, если собственник или пользователь не выполняет в срок свои обязательства. Конечно, вот такие финансовые обременения, которые предусмотрены этим законопроектом, могут перечеркнуть те плюсы и те преимущества, которые предоставят нам новые законопроекты о передаче имущества в собственность.

Поэтому сейчас мы как раз работаем в том направлении, чтобы всё-таки минимизировать те риски, которые связаны с разработкой упомянутого законопроекта о внесении поправок в закон "Об объектах культурного наследия".

В целом, я думаю, что у нас позитивно развивается сотрудничество с Государственной Думой, есть взаимопонимание. Мы надеемся, что в таком режиме сотрудничество будет осуществляться и дальше.

Председательствующий. Благодарю.

Матушка подняла целый ряд очень серьёзных вопросов. Я просто хочу сказать, что в отношении последнего проекта закона, который действительно подготовлен 16-ю депутатами, в том числе и Поповым. Там действительно много вопросов. Мы в прошлую пятницу, когда встречались с Его Святейшеством, касались тоже этого закона, проекта закона и обсуждали. Он тоже высказывал свою определённую тревогу по этому вопросу. Есть возможность нам целый ряд вещей посмотреть более детально, поработать. Там меня ещё одна норма, допустим, беспокоит, связанная, допустим, с ответственностью, вплоть до изъятия. Там тоже вопрос интересный. Поэтому на самом деле я думаю, что есть целый ряд моментов, который можно дополнительно посмотреть, никто спешить не будет. Поэтому у нас будет возможность всё детально проработать и посмотреть или в виде исключения, или смягчения определённых норм, так как мы с вами это умеем делать. Поэтому никто не будет спешить, чтобы сегодня приняли в первом чтении, через две недели - во втором, послезавтра - в третьем. Конечно, 111 страниц, ну конечно.

Поэтому это будет большая и серьёзная, и длительная работа. Я думаю, может быть специально с разработчиками отдельную встречу проведём уже более узким кругом, представители конфессий, потому что это всех практически касается. Потому что у всех объекты есть в виде памятников, ну у всех, и у католиков, и у вас, поэтому... Это вопрос очень принципиальный и очень серьёзный. Спасибо большое за пожелание.

Да, пожалуйста.

Инокиня Чернега К. Маленькое пожелание к ещё одному законопроекту "О совершенствовании правового положения государственных и муниципальных учреждений".

Мы внимательно тоже изучили текст, и там предусматривается немного сомнительная статья, которую может быть Сергею Александровичу нужно, может быть, подумать над иным изложением формулировки.

Там сказано о том, что те учреждения и организации, и предприятия, которые расположены на территории охранных зон и в границах исторических территорий и памятников, должны вносить фиксированные платежи на счета тех органов управления, тех публичных образований, в собственности которых находятся соответствующие территории. То есть фактически такое скрытое налогообложение вводится тех организаций, которые размещены на определённых территориях, но, прежде всего, на исторических территориях в охранных зонах.

У нас большинство храмов являются памятниками истории и культуры, и мы размещены в границах охранных зон. Конечно, взимание этих платежей тоже достаточно существенное финансовое бремя для рядовых приходов. Может быть, нужно подумать над корректировкой этого положения законопроекта. И с этой инициативой, я думаю, мы тоже выступим.

Председательствующий. Хорошо. Благодарю.

                        . Спасибо.

Как пример. Синагога в Самаре - это историко-архитектурный памятник. И, к сожалению, в течение 10 лет одна из наших религиозных организаций так ничего и не сделала для ремонта, и он просто разрушается и разрушается. То есть поэтому нужен договор.

Председательствующий. В этом-то вопрос и возникает. Должна быть у собственника ответственность?

                        . Должна обязательно.

Председательствующий. Должна быть.

                        . Обязательно.

Теперь. Я, как еврей, хотел бы о деньгах немножко. У нас есть такая поговорка: "Без тары нет муки и без муки нет тары", то есть без денег нет учёбы. А тара - это учение.

И я поддерживаю призыв Патриарха о том, чтобы государство поддерживало финансово тоже, но я уж не знаю в какой степени и так далее, религиозные организации, а иначе у нас получается 50 процентов организаций получают поддержку из-за рубежа. Но вот.

А я считаю, что все... Я не об иудаизме, я сейчас обо всех вроде хочу сказать, если меня поддержат. Конечно, местные религиозные организации готовы отчитываться, если они будут получать некую поддержку, какую может государство, ибо, конечно, ясно, что это нужно и церкви, и нашим синагогам, у нас есть синагоги очень богатые, а есть просто бедные, ну и так далее. И у мусульман.

Теперь я хотел бы сказать... О деньгах хватит, да. Теперь о всеобуче. Я хотел сказать, что сейчас дети будут учиться в школе, дети будут приходить, всё рассказывать родителям, родитель ни бум-бум, то есть он почти ничего не знает. У евреев так было, когда возрождался иудаизм в России в 70-е годы - дети учились в школах в воскресных, а родитель ничего не понимал.

                        . ..., вы что-то путаете, по-моему.

                        .  В 70-80-е. Одну минутку.

Из зала. (Микрофон отключен.)

                        . 20-й.

Ну вот, нужен всеобуч, нужны, мы забыли, эти университеты марксизма-ленинизма, были очень хорошие, ну пусть не они будут, а будет теперь всеобуч, чтобы дать образование молодым, молодому поколению. Не школьникам, ученикам и заодно... Короче, нужен религиозный всеобуч. И мы должны помнить, что только православие от Камчатки до Калининграда объединяет Россию больше всего. И мы видим, как Патриарх приехал на Украину, и рухнула эта невидимая десятилетняя стена отчуждения между русскими, Россией и Украиной. Он один словом своим...

            И ещё я хотел сказать о том, о чём сегодня не говорят. Но на самом деле полтора миллиона абортов делается в России, то есть больше, чем рождается детей. Я вчера был на Рождественских слушаниях, чтениях и выступал, и говорил, что, конечно, я против запрета абортов и вообще запреты - это не выход. Но хотя мы против абортов, иудаизм. Нужно некое позитивное что-то, и я предложил отменить лишение материнства женщин, которые не берут детей, не забирают детей из роддома. Их не лишают материнства, они имеют право забрать, приходить каждый день. Хоть каждый день. Может, она не может забрать, там некуда. Нет условий и так далее, и так далее. Может, ей 15 лет. Государство должно, мы все, общество должно. То есть должны быть фонды и государственные, и общественные будущего поколения, и воспитывать этих детей до тех пор, пока мать или откажется от ребёнка, или вернётся, заберёт ребёнка  и так далее. Но это наш ребёнок. Прежде всего, россиянин. И я заканчиваю, а то всем надоело уже. Я хочу сказать, что здесь в Думе мы должны не лоббировать конфессии свои, религии, а думать о стране. И спасибо за внимание.

            Председательствующий.  Благодарю. Пожалуйста, коллеги. Кто хотел бы? Сейчас, секунду. Сначала мы уважаемым конфессиям слово предоставляем.

            Да, пожалуйста.

                                    . Просто маленькая реплика. Я хочу поддержать те предложения, которые прозвучали в выступлении юрисконсульта Русской православной церкви. Они очень значимые, наверное, для всех конфессий.  Поэтому тот подход, который она очень аккуратно и чётко, я бы сказал, настойчиво высказала, мы это поддерживаем.

            Председательствующий. Но здесь как раз вопросы Министерства юстиции. Частично Министерства культуры. Давайте вместе подумаем, посмотрим, потому что действительно дополнительное обременение. Если они вдруг появляются, они должны быть очень обоснованными. То, что сегодня в условиях и экономического кризиса, и сложной экономической ситуации дополнительные нагрузки в виде налоговых вещей, страхования и прочего, они всегда достаточно, такие, болезненные и нам надо всё здесь выверить. То же самое касается, вроде бы мы облегчаем систему отчётности, но получается, одних мы почти полностью освобождаем от отчётности, а религиозные организации как вот эти большие объёмы заполняли, так и продолжают заполнять. Поэтому здесь мы должны всё взвесить, всё ещё раз посмотреть. Это будет ваш наказ нам как пожелание, а мы уже будем с министерствами в этом плане работать и прочее.

            Пожалуйста, коллеги. Католики хотят нам что-нибудь сказать? Отец Сергей.

            Отец Тимошёв С. Отец Сергей Тимошёв.

К сожалению, уже нет представителей Министерства образования. Хотел, скорее, чуть успокоить, что не кажется, что это такая страшная вещь, преподавание с какими-то раздельными конфессиональными блоками этого курса культурологического. Потому что в конце концов вопрос такой, что если мы исходим из понимания или из представления, что религиозное просвещение в какой-то форме, оно, по идее, должно способствовать больше терпимости и миролюбию, то, кажется, наоборот. Вот эти самые представители конфессий, которые придут, каким-то образом появятся в школе. Потому что в конце концов абсолютно светский учитель всё равно, скорее всего, будет помнить о своей принадлежности к какой-то  религиозной организации, если они  в соответствии с тем, что делают, будут  этому миролюбию способствовать, хорошо, потому что, если нет, то тогда это вопрос об экстремистской  направленности учения самой религиозной организации. Мы говорим об организациях,  которые по этому поводу  все экспертизы прошли, поэтому мы как раз не ожидаем  каких-то страшных последствий, всплесков. Скорее надеялись именно на то, что  каждая из конфессий, которая каким-то образом будет представлена в этих блоках, она проявит  те свои лучшие качества и характеристики, и не будет сама же себе рыть  яму, распугивая какой-то пропаганды ненависти. 

Вопрос опять же о Министерстве обороны и об институте помощников по ведению работы с верующими, на самом деле вызывает два  вопроса, именно вопросы не к министерству, а к тому, как это могло бы потом  оформляться в будущем,  потому что кажется, что необязательно ждать, когда министерство всё подготовит. И тот же комитет по идее сам может отслеживать эту ситуацию. Вопрос один, это действительно то, что уважаемый раввин Коган поставил, что взаимоотношения самих помощников с командным составом,  офицерским составом, на самом деле существенно будем зависеть оттого, эти помощники по работе являются только гражданскими служащими, которым всегда можно указать на дверь, или  только каким-то приказом, или имеют, как показывает опыт как  раз большинства армий, где такой институт существует,  имеют на себе нормальные офицерские погоны. То есть имеют воинское звание, которое по определению заставляет офицеров взаимодействовать с ними на основе звания.

Второй вопрос, который возникает, что делать с теми верующими,  которым не повезло оказаться в количестве более десяти процентов в рамках одного подразделения, каким образом может реализовываться их право на свободу совести, возможности для них участия в религиозных обрядах своей конфессии, потому что для тех, у кого  есть это представительство, нет необходимости получать увольнительную, чтобы пойти и посетить храм, так скажем. Они на месте без увольнительной. Все остальные, если им увольнительная не предоставлена, реально оказываются в  ситуации ущемлённой.

Для меня не вопрос, будет ли это способствовать развитию  какой-то вражды, ненависти, делению на разные группы. Но вопрос, каким образом реализуется право на свободу совести для  военнослужащих верующих, не имеющих такого количественного  состава, который позволял бы  с финансовой точки зрения решить вопрос о финансировании этого  отдельного должностного лица.

Из того, что сегодня обсуждаем, мы с радостью услышали, что вопрос об этом законе, о  миссионерской деятельности, он у нас продолжает обсуждаться...

Председательствующий. Не будем спешить. Вы сегодня услышали ответ. Самый главный ответ мы услышали - никто спешить не будет.

                   .  Поэтому вопросы, которые были заданы, надеемся, по крайней мере, получить  на них ответы.

И, конечно, тот вопрос, о котором сейчас говорили, об охране памятников,  о собственности, о том, как собственность изменившаяся, неизменившаяся на  охраняемые памятники будет потом выглядеть, опять же можно  только задать простое наблюдение. Если сейчас до сих пор по огромному большинству памятников, находящихся в пользовании  религиозных организаций, собственником является государство, в огромном большинстве случаев по разным причинам, в том числе по тому, что объективно отсутствуют средства. Но не делает ничего для того, чтобы страховать, реставрировать, называется - просто не дошли руки. Понятно, что причина для этого есть. Нет злой воли, есть ограниченность финансовых средств. Но, по крайней мере, было бы нормально, наверное, ожидать, что та же самая ситуация предполагается и при передаче в собственность. То, что государство не делало само, будет очень странно, если оно попытается возложить как обязанность на нового собственника, даже никак не прокомментировав тот факт, что 70 лет как собственник не смог отреставрировать, теперь вы обязаны, если не можете, подумаем, может быть, изъять. И изъять зачем, если по-прежнему у государства не будет таких средств? Хотя, казалось бы, что механизм как раз страховки через государство, то есть через то же Министерство культуры страхование. Механизм помощи в том законе, который Министерство культуры разрабатывает, который позволял бы решать эту проблему.

Председательствующий.  Наверное, правильные и правомочные вопросы Сергей поднял. Хотя я хотел бы сказать, что у нас всегда есть дилемма: сидеть, ничего не делать или всё же двигаться. И вот те, кто (у нас здесь большинство) присутствуют, видят, что за последние, допустим, шесть-семь лет мы значительно продвинулись. Так или не так?

             .  Безусловно.

Председательствующий. И те вопросы, которые мы с вами поднимали шесть лет назад, которые вообще не находили разрешения, будь то земельные отношения, вспомните, с чего мы начинали, когда с точки зрения налогового обязательства, то, что по отношению к памятникам и прочее, мы значительно продвинулись за эти шесть лет. Поэтому жизнь показывает, где мы ошибаемся, где нужны уточнения, где нужно совершенствование. И мы в этом плане движемся.

Вы помните, как вообще постановка была? Передали в собственность, и вы полностью будете за это отвечать. И сегодня вам показали, наконец-то родился закон, а было шесть вариантов этого закона, проекта закона, где есть возможность финансировать памятники, переданные в собственность религиозным организациям со стороны государства. Мы об этом мечтали, этот проект закона мы в скором времени увидим. То есть движение есть соответствующее. Появляются механизмы для решения тех или иных задач.

Я не хотел бы сегодня, чтобы мы уходили в детали, потому что я думаю, что мы отдельно соберемся по вопросу, связанному с памятниками. И как только будет готов проект закона о порядке передачи, вот тогда мы одномоментно посмотрим все три проекта закона, будем их в комплексе смотреть, но это отдельная тема, и уже тогда более детально посмотрим все плюсы, минусы и все остальные элементы.

Я хотел бы предоставить слово Сергею Алексеевичу Мельнику, заместителю начальника Департамента управления внутренней политики Администрации президента. Он очень внимательно два часа слушал, но я думаю, что нам очень важно услышать позицию Администрации президента.

Мельник С.А.  Спасибо большое, Сергей Александрович.

Я просто хотел подчеркнуть и во многом предупредить те проблемные вопросы, которые звучали в процессе обсуждения. В частности, по закону о миссионерской деятельности, в частности, по эксперименту с преподаванием религиозных предметов в школе.

Дело в том, что у нас в стране на уровне федеральных органов власти достаточно гармоничная система создана обсуждения этих вопросов, которая включает представителей всех конфессий, не только тех, кого мы называем, условно очень, традиционными или основными, а на самом деле практически всех. Вот миссионерство, когда Министерство юстиции вывесило на своем сайте этот проект, сразу, естественно, со стороны протестантов, особенно с уровня регионов, начались вопросы. Но никто же не сказал, что есть рабочая группа в правительственной комиссии, в которую, кстати, и представители протестантов тоже входят, и что Минюст не сам будет вносить этот закон, его будет вносить правительство после обсуждения на заседании этой рабочей группы. Таким образом, вопрос-то сразу снимается, потому что я член этой рабочей группы, и там чрезвычайно скрупулезно обсуждается каждая статья этого закона. Там есть возможность внести свои предложения и сделать так, чтобы они были учтены.

            По поводу эксперимента с религиозными предметами. Опять-таки тоже существует подмена понятия, которое в средствах массовой информации звучит. Говорят о том, что разделение. Но нужно начинать с того, что есть предмет интегрирующий, который включает основы всех мировых религий и этот предмет объединяющий. А второй уровень - уже как раз возможность изучать свой спецпредмет на этой основе. Еще раз повторяю, есть еще Президентский совет по взаимодействию с религиозными объединениями, заседание скоро, наверное, должно быть и, возможно, там будет обсуждаться, в том числе и ход реализации этих экспериментов и по военным священникам, и по всему остальному.

            Поэтому, я повторяю, мне кажется, что все-таки есть механизмы, очень успешные, в том числе и "круглый стол" в Государственной Думе, который позволяет эти вопросы снять и не допустить просто спекуляций каких-то беспочвенных. Спасибо.

            Председательствующий. Спасибо большое за уточнение.

            Пожалуйста.

                                . Спасибо, Сергей Александрович.

            Председательствующий. Наш уважаемый коллега, бывший мой заместитель, заместитель председателя комитета, депутат многих созывов.

                               . Сергей Александрович, я хочу сказать, что не только шесть лет тому назад, даже два, три года тому назад сегодняшний разговор, если уж находится здесь, это уже, стало быть, находит практическое претворение в правовую норму и так далее. А ведь два, три, четыре года тому назад в рабочей группе при правительстве какие там были коллизии, какие вопросы, особенно Минюст выступал со своей точкой зрения. Поэтому шаг сделан значительный.

            Я слышу для себя такие вещи, о которых ты иногда думаешь, а сегодня решается вопрос, настолько душа радуется. Вот, например, услышал сегодня день Крещения Руси. Вы знаете, когда один человек меняет свое мировоззрение, меняет свою мировоззренческую позицию по отношению к мирозданию, это уже огромнейшая ломка в душе этого человека. А когда религиозный настрой, мировоззрение во взглядах на мир и так далее меняет целый народ, это такая ломка. Но это в то же время такой позитив, такая смена мотиваций к жизни, что только душа радуется за эти вещи. Поэтому надо этому только порадоваться. И, дай-то бог, это будет такой подарок, это будет такой шаг, огромнейший шаг вперед будет.

Сегодня говорили о разных сторонах образовательной нашей с вами жизни, образовательной политики, я хотел бы сказать следующее. Мы говорим об этом так давно в учебниках и так далее. Но вот как-то мы так делаем, что как будто у нас получается две вещи: или светское образование, или, если уж мы вводим какие-то дисциплины, то у нас вроде бы это и не светское, это вот религиозное, а как к религиозному подойти, мы еще многое не знаем. А ведь вопрос всегда, как говорится, находится посередине.

 Вот если взять наши учебники, скажем, по обществоведению, по истории взять, они ведь абсолютно оторваны от той духовной жизни, которая была со времен крещения Руси. Ведь посмотрите учебники, ничего там нет. Если Крещение есть, одна строка, как я сам когда-то учился, 988 год - Крещение Руси, всё. А какую огромную работу делала религия, я все имею в виду: то ислам появился, иудаизм, христианство, протестантское движение и так далее и так далее. И вот сейчас, занимаясь вплотную этой проблемой, я прихожу к выводу, надо переписывать, надо изменять учебники, светские учебники, наше обществоведеническое состояние надо поменять совершенно.

Какая будет православная роль в годы татаро-монгольского ига? В Смутное время ведь только благодаря  Русской православной церкви Русь сумела отстоять вот эту свою позицию. Это ведь такая вещь, о которой мы иногда не говорим. Поэтому надо восполнить вот эти вещи.

Вот жаль, что ушел отсюда Юрий Петрович, а надо было сказать, вот здесь есть руководитель аппарата президента, я думаю, что к этим вещам надо подойти совершенно с иных позиций, надо пересмотреть, надо переписать. Уже если мы сделали, как говорится, подняли ногу шагнуть, так давайте мы эту ногу поставим, но поставим это фундаментально, так, чтобы это было заметно.

Следующая позиция буквально, Сергей Александрович, я буду очень краток. Я в последнее время имею возможность смотреть телевизор, вы знаете, мы все с вами смотрим. Какую кнопку ни нажми, идёт конец мира, конец света то-то, то-то, то-то, называют конкретные даты - 2012 год. Еще тут нашли Исаака Ньютона, который завещал в 2060 году конец света. Вы знаете, к концу света наш православный мир, христианский мир уже готовится давно. Первая такая фундаментальная подготовка была в 1492 году. Все готовились. Это было 7 тысяч лет сотворения мира, считалось. Да. Всё, хватит жить,  народ устал, надо, знаете, конец света будет. А тут взяли и в этом году открыли Америку. И все удивляются. Слушай, а тут, может быть... Сейчас уже некоторые умы говорят. Может быть, это и есть начало того самого. Никто ещё об этом не знает.

Поэтому, ну, наверное, надо к этим вещам как-то присмотреться. Вы знаете, если как-то вот, я хочу, чтобы меня правильно поняли. Не злоупотребляют ли те авторы этих вот передач, так называемых, непонятно к чему, правом на свободу слова? Злоупотребляют вот этой вещью. Не зная не подготовленность, ничего, ну, я думаю, что, наверное, в этом плане должны сказать отцы нашей церкви, имея возможность выхода на телевидение, сказать, уж если может быть не будет всевышний ждать 2012 года. Может быть, это произойдёт значительно раньше. Что они вмешиваются в дела Всевышнего? Никто не способен, никто не знает, как это будет и что это будет делаться. Поэтому надо, видимо, говорить.

Что касается правовых норм. Сергей Александрович, я смотрю, многие вещи поменяются. И мы вот сейчас, законотворческие органы власти всё больше и больше вмешиваются в духовных мир человека. Поэтому, когда вот говорится о том, что надо вот такие-то поменять, надо будет очень и очень тонко подходить к этим вещам. Насколько правовая норма сумеет войти в духовный мир человека для того, чтобы правильно отразить, так сказать, глобальное движение ...

Что касается священников в Вооружённых Силах. Вы знаете, чрезвычайно тонкий вопрос. И меня, например, импонирует позиция Министерства обороны, потому что, вы знаете, можно вот так вот решить вроде бы чисто административным путём, но ведь есть ведь определённые вещи, куда, ну, никто не вхож, скажем. Ну, возьмём такие вещи. Тайна исповеди. Вдруг какой-нибудь командир, ну-ка, скажи-ка мне, дружочек, что там тебе наговорили солдатики или другие вопросы скажем. Мы, заходя в церковь, в мечеть, в синагогу, всегда там что-то отрываем, кошелёк. Вот и эти вот вопросы очень тонкие, но абсолютно необходимы уже на подходе к этим вещам решить. Я думаю, что здесь вот происходит очень потрясающий такой разговор, потрясающий разговор. Что касается высших учебных заведений, особенно я сейчас работаю профессором Академии государственной службы. Я думаю, там ввести спецкурс "государство и религия". Уже готово. Я думаю, что это абсолютно необходимо. Государственные служащие должны знать, если не с точки зрения мировоззрения, взаимоотношение права государств религиозной организации, они должны знать. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. Наш коллега Багишаев. Специально приехал из Уфы, из Башкирии на сегодняшний "круглый стол". Но, я думаю, коллеги помнят его. За многие годы работы в нашем комитете, конечно, доктор наук.

Уважаемые коллеги! Будем сейчас завершать. Кто ещё хотел бы выступить, пожалуйста.

Пчелинцев. Я уже представлялся. Моя фамилия Пчелинцев.

Председательствующий. Да. Пожалуйста.

Пчелинцев. Уважаемые коллеги, я не буду останавливаться на всём огромном спектре, рассматриваемых вопросов, а затрону только военную сферу, поскольку сам в прошлом военный кадровый. Более 20 лет служил в Вооружённых Силах. То, что сегодня происходит в армии, и в том числе и в духовной сфере, конечно, меня не может волновать. Я сразу оговорюсь, что я за то, чтобы институт военных священников вводить его. Давно надо было уже ввести, проработать этот вопрос. Я на эту тему много раз выступал и книги писал на эту тему. И изучал, в том числе, историю военного священства в царской России. И вот сегодня уважаемый господин Панков, статс-секретарь Министерства обороны начал со статистики. Он сказал, что на сегодняшний день данные опросы показали, что в 2008 году 63 процента верующих в российской армии.

Но я хочу привести, он не привел, правда, статистику, каких верующих. Но я приведу статистику 1913 года. В Российской империи в Вооружённых Силах, например, было (об этом сегодня не все знают) шесть процентов протестантов, главным образом лютеран. У нас сегодня до сих пор в Москве есть кирха, которая называется Святого Петра и Павла. Это лютеранская, её называют офицерская кирха, она так и называлась в своё время до 1917 года, но сейчас её в народе многие так и называют. Я к чему это говорю, на беду с этим были армяно-григореане, мусульмане, представители других конфессий, в том числе среди высшего офицерского состава, среди генералов. Статистика очень она показательна в этом плане.

Что сегодня происходит. На сегодняшний день, с моей точки зрения, мы впускаемся в очень опасный эксперимент, да это уже не эксперимент, это уже данность. Мы сегодня слышали, что на днях будет подписан сегодня-завтра приказ министра обороны, будет военный священник и так далее. Надо это вводить, но это надо делать крайне, крайне осторожно. Вот я согласен с коллегой, с Владимиром Васильевичем Ряховским, о том, что это может породить религиозную дедовщину. Это реальность на самом деле, вы понимаете? И, Сергей Александрович, вот Михаил Александрович, профессор Шахов, пытался возразить, он говорил, о том что религиозные группы создаются по сути, закон это запрещает, давайте закон менять. Сергей Александрович, давайте закон менять. Вот смотрите, я сейчас буду заканчивать.

Председательствующий. Нет, я согласен дослушать, но мы уже свои позиции обозначили. Поэтому когда вы нам говорите: "Давайте менять закон" - не будем менять закон. Я вам сразу отвечаю.

                        А.В. Ну как же мы не будем?

Председательствующий. Секундочку. Вы же высказываете свою позицию, мы с уважением к вам относимся. Мы высказываем свою позицию. Поэтому давайте мы будем взаимно уважительны, ладно? И не навязывать. Предлагаете - аргументируйте, доказывайте.

                        А.В. Аргументирую. Сергей Александрович, у нас сегодня...

Председательствующий. В пределах пяти минут, четыре прошло.

                        А.В. "Закон "О статусе военнослужащих" - статья восьмая - запрещает, я дословно цитирую, создание религиозных объединений в воинских частях". Давайте поменяем эту норму, вот параллельно с тем, что сейчас делается - вот, что я предлагаю, первое. Второе: давайте поменяем текст военной присяги. У нас сегодня присяга, статья 40 закона "О воинской обязанности и военной службе" гласит, что клянусь защищать Отечество далее. Давайте запишем для ортодоксальных верующих, как это было, кстати, в царской империи, в скобках - "клянусь Богом". А для тех протестантов, которые не могут принимать присягу по религиозным убеждениям - "торжественно обещаю". Ведь это всё было в царской России. Это сегодня есть в присяге США, Франции, Германии. Почему мы этот опыт не берём? Это третье. Сегодня статус военнослужащих ... совести с юридической точки зрения он не выдерживает критики даже со статусом военнопленного. Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 года: военнопленный может беспрепятственно встречаться со своим священнослужителем, в том числе покидать место нахождения, в том числе ему выделяются отдельные молитвенные комнаты и так далее. У нас сегодня в законе "О статусе военнослужащих" ничего подобного нет. Откройте Уголовно-исполнительный кодекс статья 14, огромная статья, где подробно расписаны права и обязанности заключённого, в том числе в области свободы совести, всё подробно регламентировано. У военнослужащих этого ничего нет. Но мы сегодня вводим Институт военных священников, просто беззаконно, на основании только приказа министра обороны в положение, которое никем не обсуждалось публично общественностью, может быть, там кулуарно обсуждалось, и мы думаем, что всё будет хорошо. А я не уверен на самом деле, я очень опасаюсь, что этот институт, который сегодня вводится таким вот явочным порядком, он не будет способствовать укреплению боеготовности, а наоборот со знаком минус это всё получится, и опасение на самом деле абсолютно реальное. К нам обращаются военнослужащие, которых сегодня дискриминируют в воинских частях по религиозному признаку, в том числе избивают: раз не православный - получи своё. Убегают из воинских частей, уголовные дела по этому поводу возбуждаются. Завтра это не усугубится?

Председательствующий. А вы слышали, как в Калининграде  издевались над православными военнослужащими?

                        А.В. Так вот я про это и говорю.

Председательствующий. Секундочку, секундочку. Но это не из-за того, что там ввели военных священников. Там пока нет ничего. Поэтому давайте мы будем очень серьёзны, и, прошу прощения, ко всем фактам, время ваше уже истекло, я прошу прощения.

                        А.В. Я просто заканчиваю. Если мы говорим о верховенстве закона, о правовом государстве, если мы находимся в стенах Государственной Думы, уважаемые коллеги, давайте не будем ставить телегу вперёд лошади. Давайте примем сначала закон.

Председательствующий. Анатолий Васильевич, мы вас услышали. Молодец! То, что вы у нас главный эксперт комитета, в этом плане мы вас всегда поддерживаем, но вы должны услышать и нашу позицию. И если вы в меньшинстве, признавайте, что вы в меньшинстве пока на сегодня, большинство не за вами, большинство-то не за вами, вас не поддерживает значительное большинство.

Поэтому Министерство обороны очень чётко сформулировало свою позицию, как это вводится, на каких условиях, когда мы подойдём к законодательным вещам и как мы их будем решать. Но, прошу прощения, вводить в заблуждение тоже нельзя, не надо вводить в заблуждение, никаких религиозных организаций в армии не создаётся, не надо педалировать на эту тему.

Ещё раз объясняю, объединение - это зарегистрированная организация ... Не надо, нет никакого объединения, не надо этого говорить. Понимаете? У вас никаких нет, ни одного примера нет, ничего нет, это пока домыслы, это домыслы, что есть такая опасность. Ну давайте посмотрим, жизнь покажет как это всё будет, но спешить с принятием каких-то законодательных вещей, с моей точки зрения, ещё большая ошибка, ещё большая ошибка. Мы с вами всегда подходим очень терпимо, осторожно, смотрим, как получается. И потом практика сама показывает какие вещи на закрепить в законодательстве. Сегодня если это можно решить подзаконными актами, прошу прощения, а приказ Министра обороны - это серьёзнейший документ законодательный. Почему мы так к нему относимся пренебрежительно?

Я считаю, это в принципе неправильный подход наш, если мы профессионалы-юристы. Есть Конституция, есть кодексы, законы федеральные, а дальше идут подзаконные акты, распоряжения правительства, распоряжения министров. Это такие же законодательные акты, которые имеют чуть меньший, но достаточно мощный момент законодательный. И мы к ним должны также уважительно относиться, потому что всё в совокупности и называется "российское законодательство".

Поэтому когда мы говорим, мы должны некие вещи ну так, как профессионалы, хотя бы видеть, чувствовать. Опасности есть, проблемы есть, есть сторонники, есть противники, противники или создать ситуацию критическую, или вообще затормозить под любыми предлогами. То есть пока мы закон не примем, а мы ж понимаем, что закон мы быстро принять не сможем, мы 10 лет будет этот закон обсуждать, значит, мы и военных священников не будем вводить.

Я слышу такие голоса. Понимаете? Поэтому... Для меня-то здесь ничего нового нет в этом плане. Позиция наша, подавляющее большинство населения это поддерживает. Продолжать жить на уровне, прошу прощения, Северной Кореи, я думаю, для России не престало. Мы свою эту позицию сформулировали. Это мы наоборот должны поддержать всячески Министерство обороны, Сергей Васильевич правильно об этом сказал, оказать максимальную поддержку. Министерство обороны открыто для обсуждения, для встреч. Давайте пообсуждаем, чего мы будем сейчас их критиковать, они пришли, выступили, а мы говорим: "Мы не согласны, мы не хотим, нам не нравится". Ну не нравится, ну не нравится. Давайте наоборот будем искать пути, шаги и прочее.

Председательствующий. Да, пожалуйста.

                        . Извините.

Пользуясь присутствуем высокого собрания и особенно Его Преосвященства владыки Евгения, позвольте 20 секунд буквально высказать наболевшее, то, что говорил наш коллега ..., наш Зиновий Львович, что мы не только о конфессиях думаем, мы думаем о России. Я выступал недавно в Петербурге на "круглом столе" и телевидении. Затронут был очень важный вопрос: "как никогда разгул, вакханалия на Новый год затмило Рождество Христово". Всуе, буквально говорю всуе получилось так, что телевидение отдало дань, провели репортаж. Пьянки, разврат, порнография, просто волна, атака на наше православие. Ведь до 1917 года, Владыка, мы отмечали, как и весь христианский мир, Рождество 25 декабря.

Почему-то мы сегодня говорим об ответственности государства, об ответственности общества, я хотел бы обратиться и к церкви. Давайте подумаем, вы готовите Собор в какое-то время в ближайшее, где примут участие и простые верующие. Я хотел бы попроситься выступить на этом Соборе, обнародовать эту мысль.

Мы не повернём вот так, мы не заставим народ  отменить Новый год, потому что это бизнес, это уже шоу, в котором задействованы миллиарды долларов и рублей там крутятся. Давайте подумаем, как всё-таки  сделать так, чтобы Рождество Христово, то, что мы празднуем и готовимся к этому великому празднику, и особенно то, что мы пост должны соблюдать, мы подвергаем, мы денонсируем всю нашу огромную работу, которую мы проводим  по взаимодействию церкви и государства,  просто страшнейший удар. Вы все понимаете прекрасно, мысль моя простая и  логичная, при поддержке Сергея Александровича наш комитет, мы вынесли сейчас проект закона: отменить декретное время, которое было в 30-ом году, Сталин внёс. Он уже рассматривается  в субъектах и в комитетах. И отменить переход на зимнее и летнее время. Хороший шаг. Но нам не отменить никогда то, о чём я говорю...

Председательствующий. Это президент  предложил. Начинайте с того, что предложил президент.

                     . Здесь церковь должна сделать шаг навстречу обществу. Сергей Александрович, мы с вами не остановим эту вакханалию,  которая творится. Может, она умышленная, я не знаю. Я нашёл сегодня подтверждение питерских историков, которые говорят, что это умышленно был передвинут календарь, для того чтобы умалить роль церкви, умалить роль православия в России.  Пускай не обижаются другие конфессии, я сегодня говорю предметно  о христианстве православном.

Спасибо за внимание. Извините, пожалуйста.

                       . (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Он как тему обозначил, он тему обозначил. Мы же сегодня не решим все задачи. Вопросы разные звучат в обществе.

Пожалуйста, я с удовольствием хочу предоставить слово архиепископу  Верейскому, нашему любимому владыке  Евгению.

Владыка Евгений. Спасибо, дорогой Сергей Александрович. Хотел бы поблагодарить всех участников сегодняшнего "круглого стола" за такой очень конкретный  разговор, обсудили темы образования, армии, истории, и даже готовности  к концу света. Но я сразу на этот вопрос отвечу, что церковь православная  всегда учила быть готовым  к концу света в  любое время дня и ночи, а о дне и часе не знает никто. И спекулировать, действительно, не надо. Любые даты, даже исходившие от псевдоправославных, это всегда были ложные даты, это были неистинные  православные.

                        . (Микрофон отключен.)

Владыка Евгений. Кому-то интересно всех запутать, поэтому выгодно. Вот и спекулируют на этом деле. Позвольте, я бы несколько слов хотел сказать об армии. Но вопрос не мой. Я не занимаюсь конкретно этими вопросами. Я больше занимаюсь образованием. Но придётся армией заниматься в силу подготовки. И в наших программах что-то надо делать, менять, хотя у нас есть небольшие курсы, спецкурсы, но этого недостаточно в связи с теми последними постановлениями, которые приняты, и здесь нам в ближайший год придётся делать.

То, что здесь упомянули такой термин - "религиозная дедовщина", я согласен с вами, Сергей Александрович, вот она-то как раз есть потому, что там нет священника полкового. Я уверен на сто процентов, если какое-то такое отрицательное отношение будет, например, к мусульманину, и если там есть православный священник, он всегда остановит этот факт в силу тех возможностей, которые ему будут даны. Понятно, он не будет в казарме 24 часа находиться, но, по крайней мере, всеми своими возможностями он это сделает.

Точно также, я уверен, допустим, мусульманский мулла сделает то же самое, если будут какие-то проявления по отношению к представителю любой другой религии. Поэтому здесь я полностью согласен с тем,  что должен быть очень взвешенный такой подход, выверенный, но  ждать, когда мы всё распишем на бумаге, а потом начнём, наверное, всё-таки и жизнь подскажет какие-то моменты, очень осторожно вводя,  и корректировка должна быть в процессе самой этой деятельности.

Теперь об образовании.  Вы сказали, Сергей Александрович, что у нас сегодня такое нулевое чтение, детали не обсуждаем, но, наверное, всё равно  в каких-то моментах срывались в детализацию, от этого, наверное, не уйти. Жаль, что Юрий Петрович ушёл. Но несколько моментов хотелось бы обозначить. Когда он говорил о том, что интегрированный правовой акт обсуждается, и он  перечислил, что там  представители были очень многих структур государства и власти и так далее, но не было названо ни одного представителя религиозной конфессии, никакой. Почему, наверное, нам отводится место в широком общественном обсуждении, которое запланировано на май-июнь, но нам бы, наверное, казалось, чтобы непосредственно было бы полезным принять участие как раз на моменте подготовки этих документов.

Или прозвучала фраза о том, что есть закон о свободе совести, наверное, желание тоже нас как-то сорганизовать именно в ту область. Но если мы занимаемся образованием и если мы находимся на территории государства России, то закон-то делается российский. Поэтому мы должны там всё равно в любом случае как-то работать.

В Федеральном законе № 14 от 8 февраля разрешено духовным учебным заведениям готовить по государственным стандартам, то есть реализация высшего образования. Но забыли дать разрешение на реализацию дополнительных форм образования. Вот это такое замечание. Поэтому мы просим все-таки разрешить нашим представителям участвовать в работе этой комиссии, в интегрированном акте с тем, чтобы не упустить каких-то интересов в духовных учебных заведениях. Если перейти на момент только всеобщего обсуждения, это будет, нам кажется, не очень плодотворно, мы можем что-то упустить.

И последнее, наверное. Хотел бы такой факт привести. Что именно по причине отсутствия разрешения духовных учебных заведений вести подготовку по программам дополнительного образования мы летом не смогли оформить общецерковную аспирантуру как учреждение повышения квалификации, пришлось регистрировать ее как высшее учебное заведение.

Вот такие вот замечания. А остальное, конечно, уже многое здесь было сказано, я бы не хотел повторяться. И опять, не говоря о частности, но хотелось бы одну частность упомянуть. Есть такой приказ Министерства образования и науки об утверждении перечней направлений подготовки высшего профессионального образования (это проект), получение которых в заочной или в форме экстерната не допускается. И теология здесь прописана: и заочная форма, и экстернат, они не допускаются в проекте. Ну с экстернатом если ещё можно согласиться, то с заочной - мы бы просили ее оставить все-таки.

Председательствующий.  Да, пожалуйста, Сергей Евгеньевич Щеблыгин, член Совета Федерации, наш большой друг и коллега.

Щеблыгин С.Е.  Я только на реплику владыки. Владыка, давайте посмотрим, тут есть простой ход. Во-первых, я с Юрием Петровичем в понедельник переговорю, он будет на комитете (об этой рабочей группе). Но там уже постановление правительства, как я понимаю. Но в любом случае наш представитель Комитета по науке и образованию, где я зампред, там работает в этой комиссии. И, может быть, тогда будем держать связь. Если нет возможности уже вернуться к решению о кадровом составе, о персональном составе, то тогда как-то будем.

Председательствующий.  Я думаю, надо дополнительно будет переговорить. Почему я специально пригласил Юрия Петровича? У нас вначале была идея пригласить Министерство культуры и Минюст, и этим ограничиться. Но мы сознательно пошли и пригласили Министерство обороны и Министерство образования. Думаю, коллеги должны быть благодарны, что мы их сегодня пригласили. А меня ещё и критикуют. Каждый по-разному понимает эту ситуацию. Я-то считал наоборот, что нам важнее здесь услышать от руководителей министерств: какие вопросы, как решаются, чтобы они услышали наши позиции, чтобы можно было скорректировать определенные моменты. Я думаю, что в целом разговор у нас получился достаточно содержательно. Мы, по большому счету, вели речь сегодня (я так для себя подсчет вел) о порядка десяти законодательных инициативах, которые могут появиться в этом году. Это достаточно большой объем, все касаются сферы деятельности религиозных организаций и вопросов свободы совести.

Безусловно, за каждым законопроектом стоит и своя история, и есть вопросы, которые придется уточнять, согласовывать, совершенствовать. Это наша текущая работа комитета. Безусловно, не все законы и законопроекты пойдут через наш комитет, какие-то пойдут через Комитет по образованию, какие-то через Комитет по культуре.

Будем взаимодействовать с нашими коллегами. Я думаю, что вы меня поддержите в том плане, чтобы как только законопроекты появятся, мы могли бы здесь собраться и уже более детально посмотреть на каждый законопроект. Потому что даже не очень большой закон, связанный, по финансированию тоже требует обсуждения. Вопросы, связанные с памятником, там огромный объём вопросов. Сегодня матушка Ксения об этом говорила. Действительно, требует очень такого, детального обсуждения. Но я хочу сказать, что изменилась позиция в целом и у власти, и в Государственной Думе, что мы считаем, что эти все вещи по согласованию с Администрацией президента и с правительством требуют действительно такого открытого, всестороннего, глубокого, спокойного обсуждения и поиска наиболее оптимальных вариантов. И при такой работе мы, как правило, выступаем против двух вещей. Против равнодушия и против выступления, что этого не должно быть, нам не нравится, мы не хотим этим заниматься. Нет, уважаемые коллеги. Позиция должна быть совершенно, принципиально другая. Есть вопросы, которые назрели, они звучат в обществе. Их поддерживает значительная часть гражданского общества. С этим предложением выступает руководство страны. Мы вместе должны искать наиболее правильные, юридически обоснованные, выверенные механизмы для решения тех или иных задач.

            Рядом сидит мой любимый ректор Святотихоновского университета. Мы с ним потратили три с половиной года (наверное, некоторые знают ... Львович знает об этом), чтобы создать закон, приравнять дипломы о высшем религиозном и государственном образовании. Когда мы начинали с ним, закон принят полтора года назад. Начали пять лет назад. Когда мы начинали, тоже за этим столом. Зачем это нужно? Зачем вы за это берётесь? Да это вообще никогда не решить. То есть, следуя этой логике, мы никогда бы не решили. Но мы с ним последовательно двигались и обсуждали на разных уровнях с разными представителями. В конечном счёте закон появился. Сейчас, теперь я увидел новую проблему, чтобы уже в интегрированном законе об образовании наши с вами наработки остались на том же уровне. То есть работа не завершена. Мы должны с вами будем продолжить мониторинг наблюдения, чтобы все наши с вами завоевания нашли отражение уже в новом интегрированном варианте. То же самое касается и высшего образования, и дошкольного образования. То есть на самом деле это жизнь, это нормальная жизнь общества, парламента. Поэтому здесь ничего страшного нет.

Мне хотелось бы в заключение (представители министерств все ушли, осталось только два представителя) в вашем лице всех поблагодарить за участие, за очень интересное выступление, поблагодарить представителей конфессий. Всё возьмём на карандаш. Очень много было важных замечаний, предложений. Будем их тщательно изучать. Но я думаю, что такие встречи необходимы. Хотел бы сообщить, что мы впервые за последние пять лет выбрали очень важную тему для нашего комитета и с точки зрения научно-исследовательской работы. То есть мы хотим серьёзно со стороны Государственной Думы изучить определённый опыт, который связан с государственными конфессиональными отношениями. И по итогам нашей совместной с вами работы годовой издать определённую брошюру. Предыдущий опыт изучения состояния в целом гражданского общества и работы с общественными ... Мы издали брошюру комитета. Достаточно большой объём. Мы изучили работу и ситуацию порядка 60 субъектов Российской Федерации. Очень такая, фундаментальная работа получилась. Вот примерно такую же хотим сделать и с точки зрения деятельности наших религиозных организаций. Поэтому будем с вами встречаться, будем просить вас принять участие, потому что там хотелось бы иметь возможность действительно достаточно полно и интересно рассказать о разных сторонах деятельности многих наших конфессий, потому что, к сожалению, плохо знают, чем занимаются у нас католики, есть недопонимания в отношении наших ... движений. А мы ездим по регионам, мы видим, какой огромной социальной работой они занимаются, сколько позитива в этом плане. То же самое касается и буддистов. Плохо знают. Нам тоже надо такую информацию раскрывать, показывать. То есть не только же в конечном счёте жизнь ограничивается храмом и жизнью внутри храма. Поэтому ведётся большая работа нашими религиозными организациями. Её надо показывать и раскрывать.

Какие к нам, уже как к организаторам, к комитету есть вопросы.

Тогда спасибо, здоровья всем и успехов.

 

Архив ReligioPolis

 Rambler's Top100