Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 313 гостей и 6 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



К. КОЧЕГАРОВ. ИСПОВЕДЬ СВЯЩЕННИКА - статья в блоге священника Констинтина Кочегарова, апрель 2012

Печать

 

Священника в запрете

(на служение в РПЦ МП - на 7 лет,

на Причастие вместе с многодетной семьей

в гг. Ногинске и Черноголовке и там, где служат клирики этого благочиния

- на неопределенное время)

Константина Кочегарова


священник Константин КочегаровБлагодарность «ЖЖ»


Радостно, что ЖЖ предоставляет бесплатную возможность излагать личные мнения граждан, в том числе по вопросам, не совпадающим и с мнением адм.сети ЖЖ и с мнением официальных организаций в нашей стране, в частности Русской Православной Церкви Московского Патриархата (далее: РПЦ МП). ЖЖ дает возможность пользователям самим разобраться и оценить освещаемые события и явления нашей российской жизни, исходя из полученной информации, и самим же, независимо ни от кого, сделать выводы. Мне кажется, что эта возможность – большое завоевание свободы по сравнению с ее уровнем в советский период. Одновременно с этим радостным открытием, все же приходится свидетельствовать, что по-прежнему не просто, т.е. запретно, высказать свое мнение в наше время в печатном виде. В частности, черноголовская газета «100 пудов», не позволила высказать личное мнение читателя, мотивируя отказ тем, что раздел «Дорога к храму» курирует протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель храмов в Черноголовке и в Макарово, который не разрешил печатать «конкурента» с его особым мнением. Можно сказать, что ИНТЕРЕНТ - единственная на сегодня форточка из удушливого царства несправедливости, двойных стандартов, навязанных сверху клише поведения и корпоративной правды.


Запрет на "инакомыслие" - слабость источника запрета

Мне кажется, что запрет конкуренции на религиозные темы (а я не знаю не религиозного человека) является проявлением слабости самого источника запрета. По-моему, хорошо, когда в обществе все конфессии (и мусульмане, и католики, и протестанты, и альтернативные православные Церкви и пр..) имеют равные права на освящение своей позиции. Это и есть признак свободного общества - когда людям, ознакамливающимся с информацией, доверяют, когда не боятся их свободного выбора. И, наоборот, когда такой свободы нет, то это характеризует общество в целом или конкретную корпорацию, как тоталитарные и волюнтаристские. Каждый человек, имея в себе совесть от Бога, в той или иной мере ставшей фундаментом его жизни, по-моему способен самостоятельно определить подлинную правду, которой дышит та или иная статья прессы. Не умаляя человеческие слабости, которые могут проявиться на такой открытой конкурентно-информационной площадке, а также природную «желтизну» СМИ, все же можно сквозь все это увидеть истинный мотив мыслей выступающих. И предоставление такой возможности, по-моему, гораздо честнее, нежели преподносить людям корпоративную правду в лубочной обертке, выдавая ее за абсолютную, т.е. за Божественную правду. Пользование малограмотностью общества, естественным доверием людей для реализации клерикальных интересов, болезненная реакция на критику, недопущение инакомыслия - признак «раковой болезни» корпорации. Такое сообщество обречено на гибель, если не догадается честно открыть свою болезнь, признать свои ошибки, отделить их от здоровой части тела. Честность – вот что притягивает людей. Если стать честными, то люди повалят в храмы, не смотря на человеческие немощи клира и прихожан. Потому что они устали от повсеместной лжи. Современное наблюдение же за ситуацией заставляет сделать следующий вывод: имеющий власть вряд ли по собственному угрызению совести заявит о своих ошибках и признается в неумении следовать правильному курсу. В наше время такой поступок – настоящее чудо. Скорее можно увидеть использование политтехнологий в религиозной сфере, позволяющие искусственно надуть низкий рейтинг корпорации. Таким образом, можно сказать, что мы пока достойны той свободы, какую имеем, той Церкви, которую имеем.


Корпоративная правда и Правда Божия.

Мне приходилось участвовать в разных сообществах по профессиональному признаку. Даже было время, когда я сам создал подобную корпорацию. Да, без вертикали власти, без послушания начальству, без строгой дисциплины корпорация, созданная людьми, быстро развалится. И в ней, тех, кто не хочет жить по законам корпорации, выкидывают вон, говоря, что он другой, «он не наш». Там только не говорят, что это воля Божия. Там не претендуют на истину в последней инстанции. Там открыто признают корпоративность правды, напутствуя выгоняемого пожеланием найти другую корпорацию, где бы он вписался в установленные только там рамки. Я до конца дней служения в штате РПЦ МП верил, что она может сочетать и особенности корпорации и высокое имя Церкви Христовой. Более того, я искренне думал, что РПЦ МП в первую очередь, Церковь, созданная Богом для воспитания граждан неба - корабль, ведущий человека в Царство Небесное. Я не знал, как соотносятся эти 2 понятия в одной религиозной организации. Чего в ней больше: правды Божией или правды корпоративной? Пока разберешься, пройдет 10-15 лет жизни.


Школа воцерковления

За это время устанавливаются социальные связи, приобретаются друзья, вырабатываются привычки, изменяется образ жизни. Церковный человек становиться открытым, доверчивым, искренне верит всему тому, что говорится с церковного амвона, что написано в церковных книгах. Он поститься, не пихает без разбора в рот все подряд. Он продуманно организует свой день. Он – добрый семьянин. Он молится Богу, доверяет Ему свои решения, просит помощи. И она непременно приходит в порой критических ситуациях. Он ездит в паломничества, познает мир. Посещает православные ярмарки, выбирая не публистистику, а творения святых отцов Церкви. К людям старается относиться бережно и милосердно, видя в каждом ближнего. На человеческие немощи священников смотрит снисходительно. Мнения других прихожан уважает. «Вынимает» прежде бревно из своего глаза. Слово «покаяние», столь часто произносимое в храмах и домашних молитвах, становится у него образом жизни. Смертные грехи, такие как наркомания, алкоголизм, блуд, самопревозношение и самоукрашение (гордость), тщеславие, объядение и пр.. остаются далеко в кошмарном прошлом, которое хотя и всплывает в памяти, но уже не имеет над ним власти, т.е. не соблазняет. Такой человек вкусил сладость самоуничижения. Он действительно считает себя недостойным всякой похвалы, и более того – бегает от нее. Понятие «церковная дисциплина», подчинение начальникам и большинству не вызывает сомнений и воспитывает у прихожанина подлинные качества смирения и терпения. И это все - замечательное время, когда найденная закваска добра преобразует человека изнутри. Такой период жизни православно верующего обычно называется неофитством. В это время он только обучается новой науке – быть человеком. На этом этапе ему конечно нужен учитель, тот кто уже прошел «школьное» обучение и может научить других. Старцы и духовники у такого человека в почете и уважении. Он искренне верит, что они - проводники воли Божией. Без их благословения он и пальцем не пошевельнет, считая такое послушание подлинной добродетелью, не забывая свою удобопреклонность ко греху, т.е. потенциальную грешность. Это действительно новая личность. Такой человек – не преступник, он не опасен гражданскому обществу, он самый лучший патриот своей страны.

Вспоминается один замечательный американский фильм «Побег из Шоушенка». В тюрьме под таким названием была практика после значительного срока отсидки заключенного во время собеседования принимать одно из 2-х решений: разрешить выпустить заключенного во внешний мир раньше срока или запретить. И вот один из главных героев на такой беседе сказал с кротостью: «Я действительно изменился, я уже не опасен для общества, я осознал свою неправоту». В его деле поставили штамп «ОТКАЗАТЬ». Прошло еще 20 лет, его снова вызвали, и он отвечал: «Хочу ли я на свободу?- Не знаю. Здесь я уже привык. Здесь я в безопасности. Здесь мне все понятно, спокойно и предсказуемо». Ему поставили штамп «РАЗРЕШИТЬ». Через несколько дней пребывания на свободе он понял, что не способен этой свободой пользоваться, ему было тяжело принимать самостоятельные решения. Он видимо осознал, что у него атрофированы воля и самостоятельное мышление, и он решил покончить жизнь самоубийством. По-моему, человеку, воспитанному в современных религиозных сообществах и остановившемуся на этом этапе своего совершенствования, можно смело поставить штамп: «РАЗРЕШИТЬ». Он адаптирован к жизни в России. Потому что он наполнился за многие годы воцерковления бесконечным доверием к священноначалию, к церковной дисциплине, ко всему, что говорят батюшка, духовник, старец, епископ. Он не может мыслить иначе, самостоятельно, не по-корпоративному.


Две причины остановки и много вопросов

Почему верующий может остановиться на этом этапе? Во-первых: по своей инициативе, по своей немощи, по своей усталости и пр.. Еще, по-моему, тогда, когда он не видит рядом людей, обгоняющих его и заставляющих его тем самым ревновать по Богу. Во-вторых: потому что юрисдикция, т.е. церковь, в которой он воцерковлялся, не дает ему возможности расти дальше. Она либо не имеет такой цели, записанной в ее вероучении, либо она - противница соревнования. Она ставит ему препятствия, говоря, что сильная любовь к Богу – это прелесть, это гордость, это непослушание: «Ты должен быть как все, одновременно со всеми кланяться, одинаково думать и говорить. Ты должен слушаться духовников, которых слушаются все. Кто благословил тебя делать доброе дело без благословения? А кто благословил тебя поступать по своей совести? Кто тебя благословил нарушать корпоративную присягу (т.е. закон), в которой запрещается изменять чинопоследование служб? Или ты умнее всех? Или ты «предатель в рясе»? (в ковычках – слова патр. Кирилла на молебне в Москве 22.04.12. Эти же слова принадлежат Сталину в период репрессий к.1920-х – 1950 гг.). Кстати, заранее скажем, обличение нас в этом препятствии – есть нарушение 9-ой заповеди (клевета)». В связи с этим вспоминается еще один фильм «Остров проклятых», где главному герою (офицеру полиции) недовольному беззакониями на острове, где находилась психиатрическая клиника, и который прибыл туда для наведения порядка, внушили, что он сам есть больной этой клиники, и что для подлинного счастья ему необходимо сделать лоботомию (операция, отключающая ту часть головного мозга, которая отвечает за самосознание, за принятие решений, оставляя не тронутыми части для животных инстинктов). На которую он легко соглашается. Лоботомия верующих – не это ли происходит в той церкви, которая не допускает инакомыслие, не допускает надежду на изменение ее членов к лучшему, гнобит тех, кто размышляет и задает вопросы, зомбирует человека его потенциальной греховностью, уделяя одновременно минимум сил на призыв его к достижению высокого смысла жизни человека – быть жилищем для Бога?

Но разве послушный и честный человек, хотя и остановившийся на школьном этапе, спросите вы, - это плохо? По-моему нет. Правительство РФ правильно делает, что поощряет институт РПЦ МП и другие религиозные сообщества, воспитывающих таких людей. И они в свою очередь отвечают Правительству любовью, активно участвуя в патриотическом и нравственном воспитании граждан, в социальном служении, в движении по утверждению в мире толерантности. Другое дело, для этого ли Бог создал Свою Церковь на земле? И главное как создал: через воплощение, страдания и крестную жертву Своего Сына Иисуса Христа? Для того, чтобы мы были просто хорошими и добрыми людьми?


Почему все же распяли Иисуса Христа?

В связи с этим возникает один вопрос: почему в свое время верующие в единого истинного Бога (не язычники), воспитанные на предании, обучаемые длительное время в системе любить и Бога, и людей, имеющие закон, храм, благочестие, имеющие ветхозаветную Церковь, распяли Иисуса Христа? Этот феномен мне пока не ясен, и я ищу на него ответ. Одна из версий такова: это были послушные религиозной корпорации люди. Люди, почитавшие ее древнюю дисциплину за путь угождения Богу. Люди, считавшие, что любое слово из уст священнослужителей – слово Самого Бога. Это люди, которым можно поставить печать «РАЗРЕШИТЬ», это люди которые добровольно согласились на «лоботомию». Такие душевные, примерные граждане оказались противны Богу. Почему? Ведь так хорошо все начиналось.


Люди, полюбившие Бога.

Те из прихожан, о которых я говорил прежде и которые разглядели все же за молитвами, поклонами, куличами, крестиками, благословениями, послушаниями и постами в Иисусе Бога, т.е. Христа, полюбили Его, полюбили Его Царство, Его Правду; прорвались через навязанный железный занавес, скрывающийся под личной корпоративной правды; которые почувствовали в Иисусе Христе возможность вдохнуть свободу полной грудью; которые сказали, что мы не рабы своим грехам и навязанным авторитетам, они увидели, наконец, свет свободной обновленной жизни.

«Иисус, предупредив его, сказал: как тебе кажется, Симон? цари земные с кого берут пошлины или подати? с сынов ли своих, или с посторонних? Петр говорит Ему: с посторонних. Иисус сказал ему: итак сыны свободны» (Св. Евангелие от Матфея 17:25,26)

Люди, которые думали и искали. Которые были гонимы и унижаемы. Только эти верующие, с сожалением оставив своих соплеменников в прежних условиях жизни, стали наконец гражданами неба. Они победили детерминизм, победили зло, победили свое несовершенство и были вознаграждены от Бога вечной счастливой жизнью с Ним. Нет-нет они не умерли, они стали такими уже здесь на земле, продолжая жить в своем теле.


Мой взгляд

Я искренне думал, что мой взгляд, изложенный здесь и исповедуемый в собственной жизни, проповедуемый мною в храмах и беседах, не враждебен Церкви. Я не призываю к революции, я не хочу, чтобы люди погибали вне Церкви, но я хочу, чтобы Русская Православная Церковь, в которой меня крестили, венчали, рукополагали во священника, чтобы она очистилась от лжи, от болезней, от политтехнологий, стала свободной и красивой, чтобы Господь Саваоф, по словам пророка Исаии, «стал великолепным венцом и славною диадемою» для нее (Исаия 28:5). Чтобы в такую Церковь приятно было зайти всем людям, потому что там царили бы красота, доброта, любовь, справедливость и самое главное, чтобы там был Бог.

Основу моих взглядов составляют следующие мысли:

- призыв к встрече с Богом через осознанное стяжание Божией Благодати;

- к молитве, как средству стяжания этой Благодати;

- без Церкви Христовой, стоящей на Апостольском и Святоотеческом Предании невозможно получить свободу, счастье, наполнить жизнь смыслом и вечностью, невозможно спастись;

- религиозное сообщество, хотя и называющее саму себя Церковью Христовой, но имеющее догматические заблуждения от Православного Предания (как, например, РПЦ МП имеет вероучительное заблуждение о расширении границ Церкви. Об этом в блоге: и жизнь, не дающую возможность своим членам иметь свободу при воле, укрепленной в добре, не может называться Церковью Христовой;

- мысль о том, что нельзя говорить о покаянии и исповеди как о цели жизни, а лишь как о временном явлении, хотя и обязательном. И говорить непременно в связи с местом покаяния, как средства, приводящем к соединению с Богом. Т.е. с акцентом на то, ЧТО ждет человека после покаяния – встреча с Богом лицом к лицу. В противном случае опора на неисцелимую греховность людей превращается в их зомбирование, отбивает у них инициативу, делает благоприятные условия для манипулирования ими;

- о том, что дисциплина и послушание нужны до тех пор, пока они не начинают противоречить совести верующего;

- что поступление по послушанию вопреки совести – есть лицемерие;

- что поступление по совести – есть образ, приятный Богу.

- что корпоративная дисциплина и послушание могут привести к распятию Бога;

- что дисциплина вопреки Божественной правде, оставляет человека, по словам священномученика Михаила Новоселова, «на положении простого орудия чужой воли там, где Вы должны быть сознательным, живым и деятельным членом живого Тела Святой Церкви». Он уподобляет такую мертвящую дисциплину обнаженному костному стану, отделенному от мистического Тела Церкви, называя такое состояние Церкви «уложенной во гроб».

- что свобода при условии укрепления воли человека в добре – есть искомое состояние, которое Церковь не только не должна глушить в человеке, а наоборот культивировать и воспитывать у своих чад. И если этого нет, т.е. есть шлагбаум такой свободе, то это религиозное сообщество - не Церковь Христова.

- что если, не смотря на все это, у верующего есть надежда на исцеление церковного организма, то он еще в Церкви, он наш, его нельзя отсекать.

Этот взгляд, хотя может и не популярный в церковных кругах, но все же допустим, может ужиться в одной Церкви и с более либеральными взглядами, – так думал я. Оказалось, нет. Он, по мнению официальных церковных властей, не только не может ужиться, он должен быть задушен, распят. Прекрасно! Теперь все встало на свои места без масок. Открылась отдельно друг от друга Правда Божия и правда корпоративная. Эта нездоровая реакция (отсечь, задушить иное мнение, а вместе с ним и человека) и есть, к сожалению, лучшее доказательство обнаружившейся корпоративной болезни. (О средствах ее излечения написано в первой главе.)


P.S.

Однажды пришлось разговаривать с одной настоящей баптисткой. И я спросил:

- Как поступает ваша церковь, когда один из ее членов начинает курить, пить и пр..

- Мы его выгоняем из церкви, - был ответ.

- А вот в Православной Церкви не так, - убеждал ее я, - у нас не отторгают от общины, а всячески ищут лекарство для больного члена Церкви. А отсекать его – конечно легче. Тогда в церкви остаются действительно самые лучшие люди, избранные, непорочные, адекватные, с ними не надо мучаться. А всякая греховная дрянь остается за бортом. Такой чистой церковью можно гордиться. Но вот вопрос: а правильно ли это? А милосердно ли это? А не искусственная ли чистота в этой церкви? А что будет с теми, кто за бортом? Как они будут спасаться, если их отринули? Такой метод скорее говорит о немощи этой церкви, не способности найти средства для сложных случаев. Значит такая церковь не универсальна. Думаю, что она не для всех. А Бог создал Церковь для всех, следовательно, выгоняющая неугодных церковь – не от Бога. (Мне кажется, что этот взгляд применим не только к церквам, но и вообще к человеческим коллективам, в частности, к школьным.)

Но видно, тогда я ошибался, разъединяя баптизм и Православие. После известных событий с моим двойным запретом на служение и на Причастие, я убежден, что баптисты - такие же «христиане», как и мы, православные, если не преодолеем школьного возраста.

И все же не смотря на все это, Христос Воскресе! – Воистину Воскресе!.


Источник:  блог священника Константина Кочегарова

 Rambler's Top100