Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 144 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



А. КШОНЖЕК. МУСУЛЬМАНСКИЕ ОБЩИНЫ В ПОЛЬШЕ – Москва, Узкое, сентябрь 2011

Печать

 

- доклад, сделанный на Международной научно-практической конференции "Религия как социальный институт" – Москва, Узкое, 5 сентября 2011

 

Анна КшонжекПольша с древнейших времен находилась на перекрестке торговых путей. С раннего Средневековья на земли Речи Посполитой наведывались арабские купцы, в поисках невольников, янтаря и мехов. Подтверждением этого служат археологические раскопки, например, монеты с изображениями различных мусульманских правителей, а также описания из путешествий на земли славян. Позднее из степей современной Украины начали прибывать турецкие поселенцы, исповедавшие ислам. Однако первыми колонистами мусульманами были татары[i], появление которых датируется 14 в. В основном это были жители Золотой Орды, захваченные в неволю князем Витольдом. А в связи с нестабильной ситуацией в Крымском ханстве татары добровольно прибывали на территорию тогдашней Речи Посполитой. Поначалу татары пребывали в определенной изолированности от христианских соседей, но со временем ассимиляционные процессы одерживали верх, поскольку, заключая браки с польками или русинками, поселенцы постепенно утрачивали свои культурные особенности, язык и религию. Носителями традиции оказались татары, жившие в больших поселениях[ii]. Татары в Речи Посполитой обладали многочисленными привилегиями, им позволялось строить мечети, кладбища и исповедовать ислам. Привилегии, данные татарским поселенцам, были знаком благодарности правящих королей за верную военную службу, которую достаточно часто посвящали своей новой родине[iii]. В селе Бохоники, а также в Крушинянах возникли первые округи исламского вероисповедания. Эти села были подарены Яном III Собеским.

Свобода вероисповедания у татар проявлялась также и в возможности избирать духовных лиц, называемых муллами. Татары являются суннитами ханафитского направления. Свои религиозные тексты они писали арабским алфавитом, а также белорусским и польским. Это были так называемые китабы, богатые собрания молитв, набожных рассказов и предписаний. Имамы благословляли браки, давали имена детям и учили основам ислама, а помимо этого были судьями и помогали собирать налоги.

До 1970-х - 1980-х гг татары, по сути, были единственными мусульманами в Польше. Позднее, прибывающие  в Польшу эмигранты-мусульмане увеличили число представителей этой религии в Польше. Это были в основном арабы, начинавшие учебу и налаживавшие торговые связи с Польшей, и реже военные беженцы. После окончания учебы большинство все же возвращались в родные края, однако некоторые решали остаться навсегда[iv].

Совершенно другую группу представляют собой обращенные в ислам. Их число трудно определить также и потому, что государственные органы не обладают полномочиями собирать официальную информацию о вероисповедании граждан. А с другой стороны, сбор данных перешедших из католицизма в какую-либо другую конфессию или вообще покинувших Католическую церковь, не ведется никакими церковными организациями. Известно лишь, что на данный момент их число невелико. Мусульманское религиозное объединение в Польше, в состав которого входят татары, насчитывает 800 новообращенных из числа этнических поляков.

Сегодня в Польше живет около 30 тыс. мусульман, хотя еще вначале 1990-х гг. их было в пять раз меньше. Это означает, что с каждым годом в страну над Вислой прибывает около 2 тыс. исповедующих веру в Аллаха. По сравнению с Францией, Германией и Великобританией, где их живет миллионы, это незначительное число.

В 1922 г. возникло Мусульманское объединение города Варшавы, планировавшее строительство мечети. В 1925 г. было создано Мусульманское религиозное объединение в Речи Посполитой, муфтием которого, стал Якуб Шинкевич, а управляющим органом была Наивысшая мусульманская коллегия. На основании постановления еще 1936 г., государство выделяло субсидии на обучение исламу и некоторые другие нужды мусульманской общины в девятнадцати из существующих мусульманских округов. Выходили такие периодические издания, как «Жиче татарсе» (Życie Tatarskie), «Прегльонд исламски» (Przegląd Islamski) и «Рочник татарски» (Rocznik Tatarski). Количество верующих до 1936 г. составляло около 6 тыс.человек. Тогда татары были польскоязычными гражданами Польши мусульманского вероисповедания.

Мусульманское религиозное объединение состоит из следующих округов: вышеупомянутые Бохоники и Крушиняны, два округа в Варшаве, а также в Бялымстоке, Быдгощи, Гданьске, Познани и Гожове Велькопольским.

Сейчас в Польше можно наблюдать переходный период. До середины 20 в. автохтонные мусульмане, а именно польско-литовские татары, были единственным мусульманским меньшинством. Во второй половине прошлого столетия начали появляться другие мусульмане, приезжие, вначале немногочисленные. Прежде всего, это были студенты из арабских стран, а также из Ирана или Афганистана. В период социализма многие из них не афишировали свою религию, поскольку это было неприемлемо для властей Польской народной республики, а некоторые из них, например, члены иранской партии Тудех (Tudeh), были по-настоящему идейными коммунистами[v].

В связи с открытием польских границ после 1989 г. возрос наплыв мусульман в страну уже не только для учебы, но и в целях  коммерческой деятельности. Наибольшую группу среди них составляли выходцы из арабских стран, но также турки и боснийцы. Среди приезжих мусульман на территории Польши есть также и политические беженцы. Статистика показывает, что это, прежде всего, беженцы из Ирака (около 10 % всех беженцев), из Афганистана (4 %), из Боснии и Герцеговины (5 %). Ныне отмечается довольно большой наплыв из Чечни.

К сожалению, мы не располагаем точными данными относительно числа исповедующих ислам в Польше. Вопрос о вероисповедании не задается при переписи населения, а статистика варьируется в зависимости от источника. Официальные статистические данные о количестве сторонников ислама в современной Польше, можно получить только непосредственно от членов Мусульманского религиозного объединения, насчитывавшего в 2001 г. 5123 членов. Численность татар составляет предположительно около 10–20 тыс., что в соотнесении с общей массой населения Польши составляет около 0,04–0,06 %.

Ислам в Польше – это религия официально признанная государством. Документом, подтверждающим этот статус, является Постановление от 21 апреля 1936 г. об отношениях государства к мусульманскому религиозному объединению в Речи Посполитой, статья 1 которого гласит:

«Исповедующие ислам на территории Речи Посполитой, оставаясь в религиозно-моральном единстве с заграничными религиозными мусульманскими объединениями, представляют мусульманское религиозное объединение в Речи Посполитой, независимое от каких-либо иностранных духовных и светских властей» [vi].

Посему согласно этому постановлению, не отмененному Сеймом, единственной вероисповедной организацией польских мусульман считается Мусульманское религиозное объединение в Речи Посполитой, основанное в 1925 г. и действующее по сей день. Впервые после Второй мировой войны в марте 2004 г. был занят пост муфтия Речи Посполитой. Во XV Чрезвычайного конгресса Мусульманского религиозного объединения был избран имам Белостока Томаш Миськевич.

В январе 2004 г. Департамент по делам вероисповеданий и народных меньшинств Министерства внутренних дел и администрации зарегистрировал второе мусульманское вероисповедное объединение: Мусульманскую лигу, основанную в 2001 г. Она объединяет мусульман-суннитов, но ее членами могут быть не только польские граждане или лица постоянно проживающие в Польше, но не имеющие польского гражданства, но также и располагающие разрешением на временное пребывание. По сравнению с Мусульманским религиозным объединением среди членов лиги значительно больший процент составляют лица иностранного происхождения[vii].

Можно полагать, что возникновение лиги является следствием напряженных отношений в среде польских мусульман татарского происхождения и приезжих, в основном арабского происхождения, практикующих ислам несколько иначе, чем живущие издавна в Польше татары. Деятельность двух вероисповедных организаций, обладающих схожими статусами, задающихся целью представлять мусульман-суннитов в Польше, может привести к спорам среди мусульман о главенстве той или иной мусульманской организации.

В 1980-х гг. среди исламских верующих в Польше появились шииты. Следствием этого явилась регистрация в 1989 г. новой религиозной организации под названием «Ассоциация мусульманского единства». Центр его находится в Варшаве, а основным научно-образовательным учреждением является Мусульманский институт. Деятельностью этой организации руководит Имамат, возглавляемый главным имамом. Ассоциация находится «в единстве» с шиитами всего мира, прежде всего с иранскими, откуда, по словам ее представителей, «черпает вдохновение для своей деятельности». В Речи Посполитой действует еще одна ассоциация шиитов – Ассоциация братьев мусульман, объединяющая 15% всех шиитов Польши. Эта ассоциация является членом международных религиозных организаций: Мирового сообщества Ал аль-Байт в Тегеране и Сообщества Ал аль-Байт (Ahl al-Bayt) в Гамбурге[viii].

Функционирование религиозной жизни в Польше сегодня представляет собой переходное состояние между ситуацией из прошлого, когда единственными мусульманами в Польше были татары, и современностью, когда большинство мусульман состоит из приезжих. Организационные структуры остались прежними, в то время как динамично меняющаяся ситуация требует существенных корректив.

Остальные организации, объединяющие польских мусульман, такие как Ассоциация мусульманских студентов, Мусульманская ассоциация культурного формирования или Сообщество польских мусульман, действуют на уровне ассоциаций. Верующие движения ахмадия и веры бахаи (которая, строго говоря, не является чисто мусульманским направлением) также имеют свои организации в Польше.

Несмотря на относительно небольшое количество исповедующих ислам в Польше, предпринимаются различные инициативы христианско-мусульманского диалога. С 1997 г. действует Совместный совет католиков и мусульман, членами которого с мусульманской стороны являются татары, в том числе муфтий Речи Посполитой Томаш Миськевич. С католической стороны членом Совета является епископ Тадеуш Пикус, руководитель Комитета по делам Нехристианских религий Конференции епископата Польши[ix].

После атаки на 11 сентября 2001 г., вопрос о позициях и убежденях мусульманских меньшинств в европейских государствах стал широко обсуждаться в обществе. Начали появляться статьи в периодических изданиях, авторы которых задавались вопросом о поведении мусульман, что они поддержат – мирное сосуществование или терроризм. Я полагаю, что в случае Польши эта проблема стала важной, не сразу после атак 11 сентября, а уже в 2004 г., когда из страны был изгнан йеменец, подозреваемый специальными службами в контактах с террористами.  Возможно этот вопрос не получил бы такой резонанс, если бы изгнанный араб не занимал пост имама в Познани и не писал кандидатскую диссертацию о праве в исламе[x].

Со временем на этой волне стал обсуждаться вопрос, в какой мере мусульманской общине близка Польша. При этом отмечалось, что польские татары не являются уже доминирующим мусульманским сообществом в Польше. Ведь появились новые мусульмане, принесшие из своих стран традиции, весьма отличные от уже знакомых, татарских. Проявлялась обеспокоенность тем, что татары попадут под влияние радикальной ветви ислама, или же попросту татарская традиция будет вытеснена принципами приезжих иностранцев, игнорирующих идею мирного сосуществования религий и народов.

Сегодня в Польше ведутся активные споры относительно строительства мечети в Варшаве. Наиболее частым поводом для возмущения поляков является факт финансирования проекта из внеевропейских средств, в связи с чем возникают опасения «заражения» эпидемией фанатизма, и страх перед возможными терактами. Однако, исследования, проведенные одной из наиболее популярных польских газет «Газеты выборчей» (Gazetа Wyborczа), показывают, что большинство поляков не являются противниками строительства мечети. Дает ли это нам достаточный повод смотреть оптимистично в будущее, свободное от предубеждений и толерантное?[xi]

Эти опасения следует соотнести еще с одним недавним событием. Речь идет о признании Министерством внутренних дел и администрации Мусульманской лиги в Речи Посполитой как религиозной организации, объединяющей живущих в Польше арабов и поляков, обращенных в ислам. Мусульманское религиозное объединение, состоящее в большинстве своем из татар, хоть и утратило свою исключительность, все же остается ведущей мусульманской организацией в Польше. Не смотря на то, что некоторые видят будущее в черных красках, сообществу татар в Польше пока не грозит общественная изоляция. Возможно, мы являемся свидетелями формирования нового мусульманского сообщества в Польше и новой традиции, представляющей собой синтез традиции польских татар и приезжих мусульман? Время покажет.

 

Автор: Анна КШОНЖЕК - аспирант кафедры истории религии Института религиоведения Ягеллонского университета (г. Краков, Польша).



[i]Nazmi A.. Commercial Relations between Arabs and Slavs (9th – 11th centuries). Warszawa, 1998.

[ii]Miśkiewicz A.A., Kamocki J. Tatarzy Słowiańszczyzną obłaskawieni. Kraków 2004. С. 14-18.

[iii]Maroszek J. Osadnictwo Tatarów na Podlasiu w XV i XVIII w. // Sokólskie spotkania z tatarszczyzną. Sokółka 2008. С. 12.

[iv]Kulwicka-Kamińska J., Kamiński I. Islam po polsku. Poznań, 2007.

[v]Ibidem.

[x]Łukasz W. Muzułmański sąd nad Europą // Przekrój. 2008. № 48.

[xi]Pędziwiatr K. Meczetofobia // Czasopismo polskiej społeczności muzułmańskiej. Białystok, 2010. №  2 (6). C. 5.

 Rambler's Top100