Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 152 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



Е.М.МИРОШНИКОВА. РЕЛИГИОЗНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР - Москва, Узкое, сентябрь 2011

Печать

  

- доклад, прочитанный на Международной научно-практической конференции "Религия как социальный институт", Москва, Узкое, 6 сентября 2011

 

Елена МирошниковаЗначение религиозного образования в исследовании религии как социального института, несомненно, возрастает. Причем эта тенденция характерна не только для России на фоне итогов апробации комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики», но и для мирового сообщества. В связи с этим, я бы хотела представить информационно-аналитический обзор некоторых наиболее значимых, с моей точки зрения, международных проектов, рассматривающих религиозное образование в социально-политическом контексте.

Прежде всего, следует обратить внимание на терминологию и собственно понятие «религиозное образование», необходимое для корректного рассуждения по обозначенной теме. Наиболее четко и полно оно нашло свое обоснование в Толедских принципах по обучению в вопросах религии ( 2008 г). В этом важном международном документе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе , подчеркивается , что религиозное образование-это обучение знаниям о религии, а не индоктринация в определенное вероисповедание.

Среди основных целей религиозного занятия следует выделить такие, как: передача знаний о религии, уважение религиозных традиций, формирование нравственной личности. В поликонфессиональном обществе их реализация осложняется как с точки зрения содержания религиозного образования, так и организационной формы. Содержание и функционирование религиозного образования представляет собой серьезную проблему с точки зрения перспективы отношений между религией и светским государством. На этот аспект обращается особое внимание в генеральном отчете «Религия и светское государство», представленном 18 международному конгрессу по компаративному праву (Вашингтон, 2010)[i].

Хотелось бы подчеркнуть очень важное обстоятельство: впервые за многие годы международное юридическое сообщество включило отдельную тему о религии в светском обществе в повестку своего высокого форума.

Главный вопрос сформулирован следующим образом: Кто ответственен за образование молодежи: общество или государство?

Религиозное образование можно считать успешным в том случае, если оно воспитывает ребенка в духе толерантности во взаимодействии с общими целями образования, подготовленного к ответственной жизни в свободном обществе в духе понимания, дружбы между народами, этническими, национальными и религиозными группами. Речь идет не просто о передаче ребенку знаний, накопленных человечеством, а о выборе родителями (или их законными представителями) религиозного и нравственного образования своих детей. Иначе говоря, интересы ребенка- основной принцип образовательной политики – реализуются опосредованно, (что, разумеется, объяснимо с точки зрения возрастной и социальной зрелости), т.е. не самим ребенком, а родителями (или лицами, их замещающими), государством, конкретным школьным руководством, учителями, религиозными организациями. На практике получается, что каждая из «семи нянек» почитает себя  главной, забывая иногда о самом ребенке. Поэтому хотелось бы еще раз обратить особое внимание на то положение в соответствующих международных нормативных правовых актах, в частности в Конвенции о правах ребенка (1989 г.), которое указывает на первостепенное значение роли родителей, семьи в вопросах религиозного образования. В этом отношении важно определиться, какая модель обеспечения религиозного образования в государственной школе является наиболее перспективной. Модель религиозного образования можно определить как совокупность следующих основных элементов: концептуальная основа (собственно содержание), конституционно-правовой механизм и организационная структура. Международный опыт представлен в виде двух основных моделей религиозного образования: конфессиональной и неконфессиональной[ii].

Конфессиональная модель основана на организации религиозного занятия для учеников определенного вероучения, и основной акцент делается на знаниях о какой-то одной религиозной традиции согласно соответствующим правовым нормам. Вместе с тем, школьники имеют право на освобождение  от религиозного занятия или на выбор альтернативного курса (этика, философия). Неконфессиональная модель предполагает передачу знаний о различных религиях, включая и изучение нерелигиозных учений, чтобы помочь школьникам выбрать свое собственное мировоззрение.

Разумеется, эти две модели представляют собой, своего рода, веберовские «идеальные типы». В конкретной стране они имеют свое специфическое выражение, в том числе в зависимости от социально-политических факторов.

В настоящее время произошли изменения в ряде европейских стран, в которых практикуется конфессиональное религиозное образование. В частности, там, где еще 20-30 лет назад могла преподаваться только одна религия, теперь возможно преподавать несколько религий (Италия, Испания и Португалия). За пределами Европы панорама еще разнообразнее . В Южной Корее, Японии, Новой Зеландии, США религиозное образование вообще исключено из государственных школ. Но тут очень важно подчеркнуть, что в таких случаях общество во многом берет на себя функции религии как социального института в целом, и функцию осуществления религиозного образования, в частности. Например, отсутствие обязательного религиозного образования в государственных школах США компенсируется активной деятельностью в этой сфере родителей, религиозных организаций и целого ряда общественных организаций. Согласно результатам многолетних социологических исследований на фоне общего снижения внимания к религии в мире, наиболее религиозной страной остается США[iii]. Анализ национальных отчетов, представленных на упомянутом Вашингтонском форуме, с точки зрения статуса религиозного занятия в системе светского образования, позволяет сделать вывод о том, что единственной альтернативой в современном мультикультурном мире является неконфессиональное религиозное образование .

Основные проблемы конфессионального религиозного образования  можно свести к таким, как:

1) обязанность выбора другого предмета теми, кто не хочет посещать конфессиональное религиозное образование. А почему собственно эти люди вообще должны выбирать, если они в принципе не хотят участвовать в процессе? Принудительный выбор при всем своем демократическом оформлении ставит под сомнение достижение высоких целей. Кроме того, наблюдается тенденция уничижения светской культуры , сведение ее «агрессивному секуляризму, скрывающему свою разрушительную сущность под белыми одеждами гуманизма и толерантности»[iv].

2) Отбор учителей по преподаванию конфессионального религиозного предмета. Особенно в тех случаях, когда  зарплату учителям платит государство. Однако , например, для проведения католического религиозного занятия в государственной школе необходимо разрешение католической церкви на такой род деятельности (missiо canonica).Все чаще дают себя знать проблемы , возникающие на почве морального облика того или иного учителя.

3) Гарантия прав родителей из религиозных меньшинств.

Противоречие возникает на основе реализации прав и равенства в правах, если при решении возникающих коллизий на первый план выступает право большинства. И хотя осуществить реальное равноправие в отношении религиозного образования в государственной школе трудно, прежде всего, технически и организационно, нельзя не видеть влияния социально-политического фактора. В этом отношении очень показательно решение Европейского суда по правам человека Lautsi v.Italy. В марте 2011 года обращение Италии в Большую Палату Суда получило поддержку и прежнее решение, принятое Европейским судом в ноябре 2009 г. в пользу госпожи Лаутси, было отменено. Напомню, что гражданка Италии, уроженка Финляндии, обратилась в Европейский суд, поскольку, по ее мнению, изображение распятия в государственной итальянской школе нарушает ее родительское право воспитывать детей согласно своему мировоззрению. И суд в своем первом решении высказался в поддержку семьи Лаутси. В Италии это решение вызвало широкую волну возмущения, включая политических деятелей, и в итоге Европейский Суд по правам человека отменил свое первое решение, решив, что изображение распятия в государственных итальянских школах не является индоктринацией и потому разрешается.

Это решение аккумулировало в себе, по сути, наиболее актуальные вопросы, касающиеся религии как социального института в современном мире: публичный статус религии и роль религиозных символов, глобализация и национальная идентичность, прозелитизм и миссия, права человека и возможности их ограничений, ответы на вызовы культурного и религиозного плюрализма и т.д. В июне 2011г. в Будапеште состоялся международный семинар экспертов по итогам дела «Лаутси против Италии».

Отсутствие единодушия среди коллег по второму решению Европейского Суда по правам человека, разрешившего наличие распятия в государственных школах Италии, подчеркнуло дихотомию религии  как социального института, ярко проиллюстрировало проявления интегрирующей и дезинтегрирующей функций религии, и влияние социально-политического фактора в религиозной политике. Наиболее значимым аргументом с точки зрения сторонников решения Европейского Суда по правам человека стала необходимость уважения права большинства и культурных традиций. Аргумент, к силе которого мы приучены с детства. Но именно эта сила наводит на грустные размышления. С одной стороны, мнение большинства является столь веским аргументом, что не учитывать его - просто отказать себе в здравомыслии. С другой стороны, извечная проблема права человека на собственное мнение, его реализацию в контексте воспитания своих собственных детей вообще теряет надежду на положительное решение. Дилемма персонального мировоззренческого выбора усугубляется политическими перцепциями. Сколько раз, например, нашу страну обвиняли и обвиняют за невнимание к человеку (в основном оправданно), за преследование меньшинств и т.п. на самых разных международных уровнях, включая и площадку Европейского Суда по правам человека. Он стал воплощением последней надежды на справедливость для определенного числа сограждан.

Но, когда дело коснулось собственно стран –членов Европейского Союза, когда задело и государственные интересы и личные верования (католиков)- тезис о необходимости внимания к человеку уступил место тезису о превалирующем праве большинства, о национальном законодательстве, суверенитете. Но что мне бросилось в глаза, так это уважение участников семинара к другому мнению, толерантность, умение слушать оппонента. К большому сожалению, в отечественной реальности спора или нет вообще, поскольку собравшиеся согласны с друг другом, или же он пресекается обвинениями, едва начавшись. Воспитание культуры дискуссии, толерантности должно быть одной из самых важных целей обучения знаниям о различных религиях, что практически в наших российских условиях невозможно при раздельном обучении согласно выбранной конфессии.

Я назвала второе решение Европейского Суда по правам человека «искушением». Искушением и для религии властью, и для власти религией. Его последствия важны не только для Италии и других членов Европейского Союза. Ведь по сути дела давно назрела проблема международного масштаба: проблема публичного статуса религии в зеркале религиозного образования. Первым сигналом к тому явилось решение Федерального Конституционного Суда ФРГ (1995 г.) о распятии в государственных школах Баварии. Как известно, решение о том, что изображение распятия в государственной школе противоречит Конституции, вызвало бурную дискуссию в немецком обществе с активным участием разных политических сил, в большинстве своем осуждающих вынесенное решение. Между тем, дело Лаутси говорит о том, что, несмотря на подавляющее мнение большинства, проблема не только не исчезла, но и  нарастает. На поверку оказалось, что роль религии как социального института действительно противоречива и, к сожалению, порождает двойные стандарты , в том числе и в деятельности Европейского Суда по правам человека.

Однако я говорю об этом не столько в осуждение, сколько с сожалением. Очевидно, что найти баланс между сохранением национальной идентичности и обеспечением права граждан на свободу совести, пока не удается. Помимо этого, практика двойных стандартов умаляет роль (даже в тех случаях, когда выносятся объективные решения) европейских политических институтов в целом на развитие демократии, в частности в России. Более того, ставится под сомнение вообще необходимость выполнения международных рекомендаций, включая исполнения решений Европейского Суда по правам человека.

Я думаю, что в России второе решение Суда будет использоваться в качестве веского аргумента сторонниками обязательного религиозного образования в государственной школе, его конфессионального компонента , в целях поддержки государственными структурами определенного вероисповедания и его институтов в ущерб правам религиозных меньшинств, неверующих, поскольку имеет место «…все то же тоталитарное сознание, неуважение законных интересов верующих, нетолерантность по отношению к религии. У нас в России, прежде всего, к Православию и Православной

Церкви»[v].

На мой взгляд, это решение внесет «свою лепту» в  усиление клерикальных процессов в РФ, обоснование необязательности соблюдать нормы международного права не только в области свободы совести, но и в более широком социально-политическом контексте. Примечательно, что летом 2011г. мы познакомились с законодательной инициативой исполняющего обязанности спикера  Совета Федерации РФ А.Торшин  о приоритетности вердиктов Конституционного суда РФ по отношению к решениям Европейского Суда по правам человека.

Нейтральное обучение знаниям о религии, т.е. неконфессиоанльная модель религиозного образования выступает как эффективный инструмент для достижения наибольшего прогресса в уважении и понимании религиозного плюрализма и явно набирает обороты в последнее десятилетие. Так, например, в ФРГ, где в течение многих десятилетий практикуется конфессиональная модель религиозного образования[vi], происходят существенные сдвиги в сторону неконфессиональной модели. Государство, по мнению немецких коллег, видит, что его заинтересованность в приобщении к общим ценностям в школе все меньше покрывается за счет преподавания религии, привязанной к определенным убеждениям. Все больше его желание преподавать этику с религиоведением.

Насколько серьезно в ФРГ относятся к подготовке учителя, говорит, например, система  профессиональной подготовки учителей религии[vii]. Она включает в себя 8 квалификаций по 3 сферам компетенций :

1а: связанная с биографией компетенция восприятия: способность к рефлексии собственной религиозности;

1б: ориентирующаяся на школьников компетенция восприятия: способность к осторожному обращению с религиозностью и жизненным настроем учеников;

2а: компетенция богословского раскрытия: способность к дидактически профессиональному раскрытию центральных богословских тем;

2б: компетенция межрелигиозного раскрытия: способность к дидактической полемике с другими конфессиональными, религиозными мировоззренческими формами жизни и мышления;

2в: компетенция культурного раскрытия: способность к дидактическому раскрытию религиозных аспектов современной культуры;

3а: компетенция религиозно-педагогических методов: способность вариативно строить религиозные учебные процессы;

3б: компетенция религиозно-педагогической модерации;

3в: компетенция религиозно-педагогической диагностики: способность к оценке развития религиозной компетенции каждого ученика.

Помимо столь серьезного подхода к подготовке учителей, следует отметить влияние собственно социально-политического фактора на изменение модели религиозного образования. В тех землях ФРГ, где действует так называемая Бременская оговорка, т.е. на 1 января 1949 г. отсутствовала конституционная норма обязательности религиозного занятия в государственной школе, наметился четкий переход на преподавание этики и религиоведения. В 2006 г. в Берлине земельный парламент принял закон об обязательном преподавании этики для всех учащихся, начиная с 7 класса, несмотря на протесты граждан. Инициатива родителей относительно обязательного выбора между этикой и религией, несогласных с таковым решением, весной 2009 г потерпела фиаско. Федеральный Конституционный Суд подтвердил правомерность обязательного предмета «Этика». «Законодатель земли может противодействовать возникновению религиозно или мировоззренчески мотивированных «параллельных обществ» и прилагать усилия, направленные на интеграцию меньшинств ( общества-Е.М). Интеграция не только не обособляет меньшинства, но и они сами не отмежевываются и не отгораживаются от диалога с инакомыслящими и иноверцами. Учиться этому и практиковать это в смысле живой толерантности и может быть для законодателя земли важной задачей государственных школ….чтобы добиться легитимных целей общественной интеграции и толерантности …При разделении  школьников в соответствии с вероисповеданием и при осуществляемом раздельном преподавании религии или возможности отказаться от уроков этики, не смогут быть равным образом учтены поставленные задачи»[viii].

Приведенный мною краткий аналитический обзор международной теории и практики религиозного образования как социально-политического фактора имеет самое непосредственное отношение к российским проблемам и поиску эффективных путей их решения. Осуществленная в 21 субъекте РФ апробация комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» объединила по сути две основные модели: конфессиональную и неконфессиональную. Поскольку в 2012 г., согласно президентскому указу, предполагается введение соответствующего учебного курса во всех государственных школах России, необходимо всестороннее обсуждение итогов апробации со всеми заинтересованными сторонами. Прежде всего, необходимо решить, на какую модель опираться. Для конфессиональной модели нет конституционных оснований. Идея первичности выбора, лежащая в основе «новой модели преподавания знаний о религии в России»[ix] на мой взгляд, служит не столько заботе о мировоззренческом выборе родителей и их детей, сколько средством закрепления за собой конфессиональной моделью места в системе государственного школьного образования. По итогам апробации очевиден наибольший интерес родителей и детей к неконфессиональной модели (светская этика и основы культур мировых религий), между тем, сторонники конфессиональной модели относят в разряд идеологических проблем государственное финансирование учебников по «секулярной» истории религий для школы, утверждая, что в них не было реальной социальной потребности .

Необходимо детально обсудить механизм осуществления религиозного образования, финансово-экономическое обоснование, разобраться с учебниками, методическими программами и подготовкой учителей. Но прежде всего необходимо внести соответствующие изменения в действующее законодательство РФ. Примечательно, что в проекте новой Конституции РФ, представленном Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектированияРАН ни разу не упомянуто право на свободу совести, которое сведено к свободе вероисповеданий, отсутствует норма об отделении религиозных объединений от государства, вместо этого вводится норма о взаимодействии государства с религиозными объединениями в сферах их социальной значимости[x].

Учитывая международный опыт в области религиозного образования, а также проблемы , возникшие по итогам апробации комплексного курса в нашей стране, я обратилась к своим зарубежным коллегам с идеей создания своего рода энциклопедии по религиозному образованию. В настоящее время  эта идея реализуется в международном проекте «Религиозное образование в современном мире». Представлены 49 национальных отчетов, составленных по предложенному всем участникам вопроснику, в котором основное внимание обращается на содержание и правовое обеспечение религиозного образования в государственных школах. В общей сложности задействованы 53 участника этого масштабного проекта, публикация англоязычной версии которого ожидается в начале 2012 г.

В заключение хотела бы сделать следующие выводы из вышеизложенного:

1.Верховенство закона, права на свободу совести , четкий механизм его реализации должны быть в основе государственной политики  по обеспечению модели религиозного образования.

2.Европейские страны ищут пути выхода, отдавая предпочтение неконфессиональной модели. Мы же, напротив, входим в проблемное поле, пытаясь скрыть правовые коллизии и отсутствие четкого понимания содержания смешением конфессиональной и неконфессиональной моделей.

3. Культурный плюрализм усиливает призыв к интегрированному приобщению к ценностям. Разделение детей на группы в соответствии с религиозными предпочтениями чревато серьезными социально-политическими последствиями.

4. Диффамация гуманизма и свободы совести; смещение акцентов, выдергивание некоторых аспектов из международного опыта без легального и легитимного обоснования нормами национального законодательства способны обеспечить религиозному образованию в нашей стране «Пиррову победу».

 

Автор: Елена Михайловна МИРОШНИКОВА – доктор философских наук, профессор кафедры прикладной этики, религиоведения и теологии Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого (г. Тула, Россия).

 



[i]См.: Religion and the secular State: National Reports/under the direction of Javier Martinez-Torron, W.Cole Durham, Jr./ Brigam Young University.Provo, Utah, 2010. // http://www.iclrs.org/index.php?blurb_id=975) 

[ii]См.:Плезнер  И.Т.. Укрепление толерантности посредством религиозного образования./ Свобода религии и убеждений. Основные принципы. М., 2010. С. 587-615.

[iii]См.: Доклады Центра Ю.Левады 28 сентября 2011 на открытии Международной конференции «Служение Богу и человеку в современном мире» в Москве//Portal-Credo.ru. 30-09-2011.

[iv]Метлик И. Сохранить духовную свободу // Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010 г./ Под общ.ред. Шмидта Л.П.. М., 2011. С.139.

[v]Метлик И..Сохранить духовную свободу// Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010../ Под общ.ред. ШмидтаЛ.П. М., 2011. С.135.

[vi]Подробнее см.: Мирошникова Е.. Значение немецкого опыта для религиозного образования //Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010 ./ Под общ.ред. ШмидтаЛ.П. М., 2011. С. 152-164.

[vii]Энглерт Р. Создание и структура подготовки учителей//Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010 ./ Под общ.ред. ШмидтаЛ.П. М., 2011. С С.125-126.

[viii]Ноорманн Х. Правовые рамки для преподавания религии // Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010 г./ Под общ. ред. Шмидта Л.П. М., 2011.С.71-72.

[ix]Протоиерей Всеволод Чаплин. К обоснованию выбора модели преподавания религии религии // Преподавание религии в школе: актуальная дискуссия в России и Германии. Материалы международной конференции, организованной Русской Православной Церковью и Московским отделением Фонда им. Конрада Аденауэра. Москва 24-25 февраля 2010 г./ Под общ. ред. Шмидта Л.П. М., 2011.С.80.

[x]Доступно на сайте: http://rusrand.ru/about/news/news 615 html

 

 Rambler's Top100