Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 218 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



Э.И. МАРТЫНЮК, Е.Э. НИКИТЧЕНКО. КОНВЕРГЕНТНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ

Печать

 

- доклад, сделанный в процессе Международной научно-практической конференции "Религия как социальный феномен" – Москва, Узкое, 5 сентября 2011

 

  

 

Эдуард МартынюкСправедливо считая, что все глобальные обобщения рационального и иррационального характера – суть ни что иное, как различные наррации («россказни»), постмодернизм сделал практически невозможным написание трактатов с названиями типа: «Закономерности развития религии как социального явления в конце 20 - начале 21 вв.». Ведь история прошлого века убедительно свидетельствует о попытках устроить жизнь по принципам исторического материализма или в соответствии с националистическими, расовыми позициями, и чем это закончилось

 

Между тем, сам факт существования религии как социального явления в современном мире ни у кого не может вызвать сомнения, хотя и рассматривать его возможно с различных точек зрения, начиная с божественного откровения и заканчивая  неприятием из-за  дурного поведения верующего соседа. Может быть и поэтому, нам пока не встречались современные попытки описания религии  (хотя возможны и другие причины, например: узкая специализация исследователя; сами тенденции носят преходящий характер; мало фактов для обобщенных суждений и т.д. и т.п.) в которых бы нашло свое место обобщение всех тех процессов, которые уже состоялись или актуализировались в рассматриваемый исторический период.

Методологические трудности  вызывает уже сама попытка определить хронологические рамки понятия «современная религиозная жизнь». Для одного из авторов статьи, родившегося в 1948 г., все описываемые  процессы совпадают, по крайней мере, начало их формирования, с ходом его жизни, а для другого, 1975 г. рождения, большинство из них обрело те формы, в которых их воздействие на социум возникло еще до появления на свет будущего религиоведа. На наш взгляд, научное исследование этого явления просто не может не сопровождаться концептуальными, теоретическими обобщениями, ибо тем самым и отличается наука от любого другого знания (с этой точки зрения и сам постмодернизм становится одной из нарраций, хотя его вклад в понимание истории не может быть недооценен). Именно поэтому мы концептуально исходим из необходимости описания собственно «конвергентных процессов», а не «закономерностей развития» в современной религиозной жизни.

Употребляемая нами терминология безусловно, напоминает о теории конвергенции, довольно популярной в 1980-1990- е гг, но кроме сходства в лексическом содержании, ничего общего с ней не имеет, ибо в религиоведении, как впрочем, и в религии понятие «конвергенция» стало использоваться гораздо раньше, чем в политологии. Несмотря на все вышеназванные, мы предлагаем нашу концепцию участникам конференции, разумеется не как истину в последней инстанции, а скорее всего в порядке дискуссии. Не говоря уже об общенаучной значимости подобных умопостроений, мы озабочены также и ежедневной преподавательской практикой, в ходе которой элементарная невозможность «растекаться мыслью по древу», философствуя в связи с множественной информацией о повседневной религиозной жизни, сама по себе побуждает к возникновению обобщений, вплоть до тех, которые принимают концептуальный характер.

Кроме того, уже знакомясь с теми или иными конкретными «конвергентными процессами» следует помнить, что все они вызваны к жизни главным образом теми значительными изменениями, которые произошли в социуме в исследуемый период (так называемыми «вызовами» в духе А. Тойнби), изложение и анализ которых просто не совместим с масштабом статьи. Последними двумя обстоятельствами обусловлен и несколько дидактичный (в смысле отсутствия использования всей полноты фактов, свидетельствующих а пользу наличия той или иной тенденции) характер нашего изложения.

В религиоведение понятие «конвергенция» впервые ввел Генрих Фрик (1893-1952), считавший сравнение религий исходным пунктом их изучения. В обосновании необходимости использования подобной наукоемкой терминологии он ссылался на традицию идущую от Ф. Шлейермахера; также Фрик приводил в качестве положительного примера использования такого рода понятий Рудольфа Отто, применявшего помимо «Закона параллелей в истории религий», и такие понятия как «гомология» и «аналогия». Кроме того, техника сравнения религий должна пополнится, по мнению Фрика еще и таким термином как «habitus», как и все вышеуказанные термины почерпнутым из биологии (точнее из сравнительной морфологии органических форм жизни, достигшей несомненных успехов в классификации изучаемых объектов). Однако, как следует из дальнейшего содержания «Сравнительного религиоведения» Фрика, под «конвергенцией» он подразумевал лишь характеристику наличия параллелей в развитии разных религий.[i]

Между тем, лингвистический смысл «конвергенции» («склоняться, сближаться, сходиться в одной точке»), и его научное содержание («сходство», «сближение», «слияние») значительно шире, чем используемое в религиоведческой литературе, до сих пор следующей предшествующей традиции, начало которой положил Фрик. В рассматриваемый нами исторический период данный термин уже начал применяться в теологии и популяризирующих ее идеи массмедиа в качестве констатации процесса становления нового типа взаимоотношений между представителями различных религий. Для краткости эти новые взаимоотношения охарактеризуем как: а) тенденцию к сотрудничеству в различных сферах социальной деятельности; б) тенденцию к объединению различных деноминаций; в) стремление к созданию единой всемирной религии и т.д. и т.п.

Ныне термин «конвергенция», используемый во всей его лексической полноте (прежде всего в значениях «сходство», «сближение» и «слияние»), может быть применим для характеристики и классификации основных тенденций и процессов, сформировавшихся или обретших новое актуальное выражение в религиозной жизни во второй половине 20 в. Как нам представляется, на сегодняшний день они таковы: акселерация, актуализация социальных доктрин, актуализация эсхатологии, американизация, вельтизация, виртуализация, глобализация, диалог, консюмеризм, модернизм (постмодернизм), новые религиозные движения, паксизация, приватизация, рационализация культовой практики, ревивализм, рост инклюзивизма, секуляризация, синкретизм, сциентизм, современный религиозный плюрализм, унификация экзотеризации, толерантность, феминизация, фундаментализм, харизматизация, эгосинтонизация, экзотеризация, экуменизм[ii].

 Большинство из этих  процессов давно исследуются учеными разных отраслей гуманитарного знания, в первую очередь религиоведами. Поэтому в данной статье мы остановимся лишь на краткой характеристике тех тенденций наименование которых еще не нашло должного распространения в постсоветском научном пространстве.

Акселерация (от лат. acseleratio - ускорение). На общем фоне ускорения развития различных сторон религиозного воспроизводства (рост числа верующих, увеличение числа новых молитвенных зданий, повышение количества паломников и т.д. и т.п. в мире в целом), особенностью современной акселерации в религиозной сфере является невиданная раннее быстрота достижения некоторыми нетрадиционными религиозными движениями статуса мировых религий (по признакам доступности культа, отказа от этноцентризма и географической распространенности). Например, Международное общество сознания Кришны, Церковь объединения, Трансцендентальная медитация, Саентология и др. Во многом они возможны благодаря, в том числе, и такому конвергентному процессу как «американизация».

Процесс «акселерации» может быть проиллюстрирован также беспрецедентным по быстроте восстановления и дальнейшему возрастанию религиозной сети в постсоциалистических странах; она  вполне сопоставима со скоростью ее разрушения в 1930-е – 1940-е годы. Об акселерации свидетельствуют и стремительное возрастание христианства в Африке, в том числе и синкретических деноминаций и протестантизация Южной Америки,  а также ускоренное распространение фундаментализма в исламских странах.

Разумеется, что «акселерация» как  конвергентный процесс современной религиозной жизни, обусловлена многими социальными факторами: прежде всего она протекает  на базе ускорения роста общей численности людей в небывалых масштабах (с трех миллиардов в 1959 г. до нынешних почти семи) и убыстряющегося развития науки и техники, дающих возможность становлению религиозных явлений с небывалыми темпами, но характеристика социальных «вызовов», выходит за пределы возможностей одной статьи.

Актуализация социальных доктрин. В послевоенные годы 20 в. богословские направления многих религий, стали иначе интерпретировать социальную практику. Наличие различных идеологий, конкурирующих в борьбе за сознание верующих, побуждало иерархию формировать официальную позицию по многочисленным актуальным проблемам современности. Исторически раньше всех за формирование своей социальной доктрины принялась Римско-католическая церковь. Как известно, еще в 1890 г. в энциклике «Sapienti Christianos» папа Лев ХIII выражает готовность церкви: «…сотрудничать с любыми политическими системами, которые действуют в соответствии с естественными законами, обеспечивающими условия для нормального развития и совершенствования человека и уважающими свободу совести»[iii]

Изменения государственного масштаба и последовавшее за распадом СССР упразднение коммунистической идеологии в качестве официальной мировоззренческой, в том числе и социальной, доктрины, возникновение политического и религиозного плюрализма, а также «режим наибольшего  благоприятствования», поставил аналогичную задачу и перед  Русской православной церковью. Ее ответом на данный вызов было принятие на Архиерейском соборе (13-16 августа 2000 г.)  официального документа «Основы социальной концепции русской православной церкви».

Очевидно, исходя из такого же рода потребности мусульмане («Основные положения социальной программы российских мусульман», 2001 г.), протестанты («Социальная позиция протестантских церквей России», 2003 г.) и иудеи («Основы социальной концепции российского иудаизма», 2003 г.) Российской Федерации предложили своим сторонникам и обществу в целом свое видение социальных проблем современности.

Возрастание инклюзивизма (oт лат. inclusivo – включать) Один из конвергентных процессов в современной религиозной жизни, который характеризует изменение отношения к иноверцам во многих религиозных традициях. Характерный пример – возможность присутствия на молитвенных собраниях всем желающим независимо от отношения к той или иной религии, вплоть до участия в таинствах, в том числе и в евхаристии. Кроме того, о возрастании инклюзивизма может свидетельствовать и распространение признания одинаковых шансов на спасение у представителей других конфессий, либо признание всех религий как проявления нечто единого, например, в вере Бахаи.

Унификация экстериоризации. Конвергентный процесс в религиозной жизни, который характеризуется тем, что  в демократических государствах разные деноминации имеют равные возможности (имеются в виду, в первую очередь, правовые) для миссионерства, прозелитизма, других видов деятельности. Такие же возможности практически всем религиям предоставляет Интернет.

Рационализация культовых действий. Этот конвергентный процесс проявляется в возрастании у значительного числа верующих значения рационального истолкования различных сторон культовой практики. В частности, из такого к ней отношения выходит, например, то, что пост это разумное регулирование потребления пищи, обрезание – необходимая гигиеническая процедура, йога - комплекс физических упражнений, кошерная пища – позитивная диета, водное крещение - закаливание (раньше в холодной воде), храмовые ароматы – убивают вредных микробов, исповедь – психотерапевтическое воздействие и т.д. и т.п.

Эгосинтонизация (от греч. ego – я и sintes  - объединение, сложение). Термин означает конвергентный процесс возрастания значения личности в современной религиозной жизни в условиях общего увеличения личного начала во многих сферах человеческой деятельности в послевоенное годы, в свою очередь обусловленного многими социальными факторами (умножением образованности, материальной независимости, уровня жизни и т.д., а также другими конвергентными процессами, например: наличием выбора религий (плюрализм), виртуализации и т.п.) В большинстве деноминаций начали более внимательно относиться к личности верующего, что можно увидеть и в разнообразии способов приобщения к деятельности в религиозной организации (клубы, кружки по интересам и т.п.), уменьшении требовательности к посторонним, индивидуальной работе, в первую очередь с новообращенными, расширении дьяконских услуг и во многом другом. С другой стороны, современный религиозный плюрализм и личное возрастание значения свободы дает возможность каждому человеку последовательно ощущать  свое отношение к религии как к частному делу. Широкий выбор религий и современный процесс усвоения гражданином той или иной веры, даже породил такой термин  в американской социологии религии как «приватизация», который все же следует отличать от гегелевской характеристики превращении религии в частное дело граждан по отношению к государству в начале 19 в.

Экзотеризация (от греч. ecsotericos – внешний) Термин, противоположный эзотеризму, который давно является спутником многих религиозных традиций. Характеризует конвергентный процесс современной религиозной жизни, который проявляется в том, что с помощью масс-медиа, книжек, газет, компьютерной сети (виртуализации), практически все, что многие времена было доступно единицам (посвященным) становится доступным каждому желающему приобщиться к «тайным» знаниям любой деноминации.

 

Авторы:

Эдуард Иванович МАРТЫНЮК, кандидат философских наук, доцент Одесского национального университета имени И.И. Мечникова, руководитель НИ-центра «Компаративистских исследований религии» философского факультета ОНУ. Украина.

Елена Эдуардовна НИКИТЧЕНКО, кандидат философских наук, доцент Национального университета «Одесская юридическая академия», Украина.

 



[i] Frick H. Vergleichende Religionwissenschaft. Berlin und Leipzig, 1928. P.134.

[ii] Подробнее см.: Мартынюк Э. Конвергентные процессы в религиозной жизни во второй половине XX в.//  Науково – дослідний центр компаративстських досліджень релігій філософського факультету ОНУ, Одеса, 2002. C.37- 48.

[iii] Майка Ю. Социальное учение католической церкви Люблин, 1993. С. 295.

 Rambler's Top100