Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 199 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



Е.В. НЕЧИПОРОВА. ПРОБЛЕМЫ МИЛОСЕРДИЯ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА

Печать

  

- доклад, сделанный на Международной научно-практической конференции "Религия как социальный феномен" – Москва, Узкое, 6 сентября 2011

 

Елена НечипороваВладимир Сергеевич Соловьев(1853-1900), оказавший влияние на религиозную философию Н.А. Бердяева, С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского, внес большой вклад в осмысление моральной стороны социальной жизни, включая проблемы любви, справедливости и милосердия. Он критически пересмотрел широко распространенные в то время позитивистские, прагматические теории, поставив во главу своих исследований нравственные проблемы. При этом В.С. Соловьев отталкивался от христианского учения, призывая к его творческому осмыслению.

В.С. Соловьев полагал, что поскольку Бог абсолютно справедлив и добр, постольку истоки зла и несправедливости в мире следует искать в том, что противоположно Богу и его извечной премудрости - Софии. Таковой оказывается «мировая душа», которая творит несовершенную природу, несправедливое общество и злого человека. Именно зло, которое В.С. Соловьев понимает как желание человека опираться только на свои силы и стать свободным и независимым от воли Бога, порождает первородный грех и всеобщую греховность человечества. Как и православные богословы второй половины 19-начала 20 вв., В.С. Соловьев, считает, что источник зла и несправедливости, греховности - сам человек. Он выделяет три вида греха. Во-первых, это чувственные, земные желания человека, во-вторых, самомнение, ведущее к заблуждению, лжи и обману, и в-третьих - властолюбие, приводящее к насилию и убийству[i]. Исходя из присущего традиционному христианству в целом поиска причин земной несправедливости в отклонении от Божественного добра и справедливости, В.С. Соловьев исследует само понятие справедливости уже в рамках «земной жизни» человека и общества в целом.

В современном обществе, по мнению В.С. Соловьева, «справедливость требует, чтобы мы не делали другим, чего не желаем себе»[ii]. Талион, таким образом, заменяется «золотым правилом нравственности». Считая, что «...нравственное совершенство и даже серьезное стремление к нему по существу несовместимо с нарушением справедливости»[iii], он не связывает нравственность с проблемой социального неравенства в обществе. Зло, так же, как добро, несправедливость, как и справедливость, - удел не только бедных, но и богатых. «Справедливость вовсе не требует равенства материального богатства, ибо если существует неравенство личного достоинства и значения, то равенство богатства было бы при этом несправедливо, так как богатство есть необходимое средство для полной реализации личного достоинства и значения»[iv].

В отличии от либерально ориентированных православных богословов, например,  П.Я. Светлова, который писал, что «вопрос этот (т.е. вопрос об установлении справедливого общественного строя на земле. - Е.Н.) есть именно нравственный вопрос прежде всего, а не политико-экономический...»[v], B.C.Соловьев считает, что это проблема «не нравственности, а экономической политики».  В.С. Соловьев дает такое определение справедливости: «Справедливость, в нравственном смысле, есть некоторое самоограничение своих притязаний в пользу чужих прав; справедливость, таким образом, является некоторым пожертвованием, самоотрицанием... В таком случае, становясь на нравственную точку зрения, невозможно придавать никакого нравственного значения со стороны рабочего класса требованию равномерного распределения материального благосостояния, так как здесь справедливость - если есть тут справедливость - … требование ... своекорыстное и потому не может иметь нравственного значения»[vi].

Тем не менее, справедливость, по мнению В.С.Соловьева, достижима: как в рамках существующей общественной системы, так и в загробном мире (высший тип справедливости). Каковы же средства ее достижения? Если говорить о низшем, сточки зрения В.С. Соловьева, типе справедливости, то есть о социальной справедливости, то он признает безоговорочно только одно универсальное средство для ее достижения - благотворительность, включающую в себя всепрощение и милосердие. Верно отмечая, что «у нас есть не только отвлеченное умственное понятие о справедливости, ... но и живое нравственное чувство справедливости...»[vii], В.С.Соловьев анализирует саму природу и суть чувства милосердия. Он считает, что «справедливость требует, чтобы любя себя, я любил бы и других, как самого себя; ... следовательно, я должен любить и врагов своих...», «общество... должно прийти к царству милости и благотворения»[viii]. Это и будет справедливое общество, построенное на принципах новозаветной этики. По мнению В.С. Соловьева, практическая реализация социальной справедливости возможна только в христианском государстве, посредством милосердия, всепрощения и благотворительности, и именно эта реализация оправдывает христианскую веру. Однако В.С. Соловьев не исключает возможности установления справедливых общественных отношений и в безрелигиозном обществе, но «если оно было атеистическим, то становясь справедливым, оно практически становится на почву христианской религии...»[ix].

Таким образом, по В.С.Соловьеву, даже низший тип справедливости, то есть тот, который возможно установить в рамках «здешнего» человеческого общества, понимается в прямой связи с христианством и ставится в зависимость от христианизации общества, от решения тех или иных социальных и политических вопросов по-христиански.

Помимо земной, «низшей» справедливости, по В.С.Соловьеву, существует еще и высшая справедливость, недостижимая в здешнем грешном и злом мире. Ее установление возможно только в Царстве Божьем, которое «должно быть достигнуто Божиими путями и эти пути открывает нам церковь»[x]. Каковы же пути достижения высшей справедливости? Во-первых, истинная вера в Бога; во-вторых, праведное отношение ко всем людям, включающая милосердие, любовь, всепрощение и благотворительную практику; в-третьих, целесообразная власть над материальной природой.

В своем этическом учении В.С. Соловьев идет от имманентного к трансцендентному, что особенно наглядно отразилось в его главной этической работе «Оправдание добра». Заметим, что термин «оправдание» в религиозной литературе используется в значении: обоснование, оправдание смысла существования. Таким образом, уже в названии книги дан основной ориентир на утверждение добра, добрых дел в общественном сознании, в повседневной жизни, что и является главным смыслом милосердия.

Как религиозный мыслитель и мистик В.С.Соловьев считал добро Божественным даром людям, а милосердие - богоугодным, богоосвященным делом. «Преграды рушатся, расплавлены оковы Божественным огнем»... так поэтически формулирует философ мысль о Божественной помощи человечеству в преодолении зла. Совершаемое добро, по мысли В.С. Соловьева, «становится носителем действительного нравственного порядка». Но почему? Ответ такой: «Добро обнимает собой все частности жизни, но само оно неделимо». И еще: «У добра существенный признак всеобщности»[xi]. Добро - основа единения общества, народов, наций, человечества. Такими же качествами В.С. Соловьев наделял и любовь. Этому высокому чувству посвящены не только многие страницы «Оправдания добра», но и пять отдельных статей того же периода (1890-е гг), объединенные общим названием «Смысл любви». Здесь говорится о Божественном даре, который связывает людей друг с другом, рождает доброе чувство взаимной заботы, создает семью, «а семья есть образующий элемент всякого общества» и условия здорового продолжения рода людского. Но семейные отношения - лишь частный случай более широкой проблемы организации общественных отношений по законам любви, милосердия, взаимопомощи.

Произведения В.С. Соловьева проникнуты светом любви и доброты к человечеству и тревогой за беспокойные судьбы мира. Этим светом особенно ярко озарена такая большая тема, которую плодотворно развивал философ - тема сближения наций, народов и преодоления национализма. Основу соборного объединения всех народов В.С. Соловьев видел в лучших традициях православия. Он не раз возвращался к идее о том, что «если есть у нас что-нибудь особенное и поистине святое в преданиях народной мысли, то это именно - смирение, жажда духовного равенства, идея соборности сознания»[xii].

Примирение - важнейший элемент милосердия, которое затрагивает все сферы человеческого общения (не только национальные). Об этом как раз и писал В.С. Соловьев, великолепно сформулировавший суть задачи: «Существует элементарный моральный закон, одинаково обязательный как для индивидов, так и для наций, и выраженный в словах Евангелия, повелевающий нам, прежде чем принести жертву к алтарю, примириться с братом, имеющим что-либо против нас»[xiii].

Теоретическому осмысливанию подверг философ и основополагающее следствие милосердия - деяния благотворительности. Он предлагает различать духовный и материальный виды благотворительности, соотносит их друг другом, дает оценку каждому. В книге «Оправдание добра» В.С. Соловьев разъясняет, что блага духовные, которые исключают возможность несправедливых средств для их приобретения (так как нельзя «украсть нравственные достоинства», или «награбить» справедливость или «оттягать человеколюбие»), - эти блага желательны безусловно; напротив, блага материальные, которые по природе допускают несправедливые средства, желательны при условии неупотребления таких средств, т.е. при условии подчинения материальных целей нравственным. Эти рассуждения философа как нельзя актуальны в современной России.

 

Автор: Елена Васильевна НЕЧИПОРОВА- кандидат философских наук, независимый исследователь религии (г. Москва, Россия) 



[i] См.: Соловьев В.С. Духовные основы жизни //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. III. С. 295.

[ii] Соловьев В.С. Спор о справедливости //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. V. С. 478.

[iii] Соловьев В.С. Конец спора //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. V. С. 489.

[iv] Соловьев В.С. Критика отвлеченных начал //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. II. С. 183.

[v]Светлов П.Я. Идея Царства Божия в ее значении для христианского миросозерцания. Сергиев Посад, 1904. С. 164.

[vi] Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. III. С. 6.

[vii] Соловьев В.С. Духовные основы жизни //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. III. С. 309.

[viii] Соловьев В.С. Духовные основы жизни //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. III. С. 309, 310.

[ix] Соловьев В.С. Конец спора //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. V. С. 499.

[x] Соловьев В.С. Духовные основы жизни //Собр. соч. СПб., [б/г]. Т. III. С. 350.

[xi] Соловьев B.C. Собрание сочинений. СПб, [б/г]. Т. 8. С. 468-469, 470.

[xii] Соловьев B.C. Смысл любви. Избранные произведения. М., 1991. С. 125-182.

[xiii] Соловьев B.C. Смысл любви. Избранные произведения. М., 1991. С. 69.

 Rambler's Top100