Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 124 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



С.Ю. КОЛЧИГИН. РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО: ПРООБРАЗЫ НОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Печать

 

- из материалов Международной научно-практической конференции "Религия как социальный институт" – Москва, Узкое, сентябрь 2011



Сергей КОЛЧИГИН


С.Ю.КолчигинЕсли социум в своем существе ориентирован на земные, материальные блага и интересы, то религия – на блага «небесные», духовные.

Соответственно, в реальной истории возникали сложные коллизии между религией и социумом.

Вот лишь некоторые наиболее бросающиеся в глаза типы взаимоотношений религии и социума.

Порой государство подавляло религию и становилось массово атеистическим. Эта ситуация была характерна для недавнего советского прошлого, отзвуки которого все еще сильны.

Порой религия брала верх, и государство становилось теократическим. Но тогда и религия превращалась в политическую силу, что противоречит ее сущности. Эта ситуация характерна для современного исламского мира.

Сегодня – особая ситуация. Некоторые новые религиозные движения (НРД)  выносят себя за скобки государств и строят новое общество параллельно старому. Эта тенденция имеет место во всем мире. По-видимому, она – самая перспективная, если судить по ее практической духовности, набирающему силу планетарному размаху и по сбалансированности в ней установок нон-конформизма и нон-революционизма.

Религия тут становится мощной альтернативной общественной силой. Царство Бога или Высшего Разума в этих НРД видится необходимым не только в трансцендентных областях, но и воплощенным на Земле. И не в изоляции от людей, а в интенсивном предметном общении и братстве. И спасение здесь видят не в бегстве от трудностей и проблем, а в преодолении ненормального эгоизма и потребительских установок.

Вот почему государство с такой настороженностью относится к НРД. Между тем они являются способом радикального вывода человечества из кризиса (а не только благотворительностью, каковая лишь продлевает жизнь ненадлежащему типу человеческих отношений), прообразом и резервуаром новых форм человеческого общежития и гармонии человека с природой, новой цивилизацией Единого человеческого рода, Единой Семьи человечества.

В последние годы, в глобально-критический, поворотный период развития человечества, единственным типом общежития, способным выдержать глобальный катаклизм, становится именно община духовно-экологического типа. Она – оптимальная форма выживания и дальнейшего развития человечества в дни постепенного, но быстрого падения всей остальной человеческой цивилизации на планете Земля.

И сами эти новые типы человеческих поселений становятся в современном мире все более популярными среди тех, кто увидел и прочувствовал бесперспективность глобальной цивилизации в нынешнем ее виде. В одних только США на сегодняшний день насчитывается до 2000 альтернативных сообществ подобного рода. 

Важно подчеркнуть, что основателем и лидером подлинно жизнеспособной общины может являться только выдающийся духовный Учитель, олицетворяющий в своей жизни и личности действительную Истину. В идеале это должна быть личность такого масштаба, которая, говоря без преувеличения, не появлялась на Земле со времен Иисуса Христа. Тем самым для людей (и в первую очередь – общинников) в нынешнюю переломную эпоху способна открыться не только полнота надлежащего миропонимания и смысложизненной перспективы, но и реальный образец человечности.

Нынешние типы и формы человеческого общежития исчерпали себя с очевидностью. При этом главное в том, что вся нынешняя цивилизация насквозь пронизана денежными отношениями и без денежной единицы развиваться не в состоянии, поскольку последняя  выполняет роль особой и наиболее значительной скрепы в удержании людей друг подле друга. Но, держа людей в узде мнимой коллективности, она в сущностном плане взаимно их отчуждает. Связь человека с человеком в условиях товарно-денежных отношений оказывается не прямой, а опосредованной, вернее, не собственно человеческой. Все это создает непропорциональные, деформированные общественные отношения, характерные как для города, так и  для села.

Деньги здесь не только основа и условие жизни, но и ее фактическая цель. А именно это и создает большинство из тех проблем, которые вызвали кризисную ситуацию на планете – начиная с духовно-нравственных и кончая экологическими. Общение, основанное на денежной единице, – чисто формальное, внешнее единство людей, номинальная связь между ними. Такие формы организации общества, как нынешние город и деревня, являют собой пример той общности людей, которая отмечена едва ли не полным отсутствием внутреннего, духовного единства. И поскольку каждый здесь – сам за себя, неважно, идет ли речь об отдельном индивиде или о группах людей, связанных групповым эгоизмом, постольку общество в целом неизбежно нацеливается на неумеренное потребление природы и, значит, на ее нещадную эксплуатацию с помощью достижений науки и техники.

Радикальный выход из этой ситуации, как подчеркивают философы, культурологи, экологи, необходимо искать в другом. В эпоху глобального общепланетарного кризиса единственное решение для человечества – занять еще не тронутую экологическую нишу и именно здесь осуществить подлинную технологическую революцию. При этом речь идет не только о новом способе удовлетворения потребностей, но прежде всего об изменении характера самих потребностей. Следует тратить лишь возможный минимум вещества и энергии, чтобы быть здоровым и чувствовать полноту жизни.

 Основу новой жизни людей можно создать только параллельно старой: даже разрушив обветшалый дом, невозможно построить надежное новое здание на негодном фундаменте. 

Применительно к типам человеческих территориальных общностей и формам совместного проживания людей параллельное созидание нового означает, что на смену городу, деревне (аулу, кишлаку, хутору, фермерскому хозяйству), монастырю и т.д. должны прийти совершенно иные типы, формы и виды сообществ, а выражаясь шире и глубже – преобразованное социальное пространство.

Основой, началом и прообразом нового, альтернативного жизнеустройства, – во всяком случае, на первое время, хотя, вероятно, и довольно продолжительное, – станут экополисы, эконоосферные поселки. Они представляют собой компактные поселения, гармонично вписанные в природу, на земельных участках, достаточных для продовольственного самообеспечения жителей. Причем эти поселения могут быть рассредоточены на большой территории, образуя в совокупности целые экологические регионы, области, провинции и т.д.

Если, по определению экологов, города – это «паразиты биосферы», «антиоазисы в пустыне природы», разрушающие важнейший для жизни человека принцип биогеоценоза, то новый тип поселения будет, по контрасту, городом-биогеоценозом. Собственно, понятие «город» будет в данном случае лишь фигуральным. Это будет экополис – экологический «оазис для жилья», гармоничный синтез достоинств города (его культуры) и села (единения с природой), причем изъяны того и другого (изоляция города от природы и деревни – от культуры) будут устранены.

Существующие новые системы расселения и типы поселений довольно разнообразны. Эконоосферные поселки могут располагаться где угодно: окрест крупных городов, в тундре, лесу, пустыне, приполярных областях, на берегу моря. Хорошо известный Ауровиль на юге Индии создан в пустынной области путем масштабного ее озеленения; во Франции есть речная плавучая община-флотилия; духовно-эконоосферное мегапоселение «Тиберкуль» расположено в таежной зоне Южной Сибири. При всех различиях имеющихся на сегодня духовно-экологических общин в них предполагаются некоторые принципиально общие черты и единство важнейших принципов. Назову лишь некоторые из них.

1. Мировоззренческое единство и духовное согласие при уважении и поощрении многообразных особенностей мироощущения и творческого выражения.

2. Добровольность вхождения в общинную жизнь и выхода из нее.

3. Совместное принятие решений на собрании, вече и т.п., не ущемляющее, однако, инициативы каждого, а, наоборот, поощряющее ее.

4. Образование и воспитание подрастающего поколения, свободное от всякой негативной информации, малейшего проявления агрессии и даже какого бы то ни было понятия о ней.

5. Установка на безденежные отношения (хотя в отдельных случаях – как, например, в Федерации Даманур на севере Италии – используется своя, общинная валюта); постепенное освобождение от денежной зависимости и использования денег; бесприбыльный обмен произве­дениями, продуктами и изделиями. В экопоселениях учатся шаг за шагом выходить из деформирующей человека денежной зависимости, стараясь делать все необходимое для жизни своими руками.

6. Безотходное производство, использование альтернативных, экологически чистых источников энергии – воды, ветра, солнца, а также, как правило, запрет на двигатели внутреннего сгорания: вся материально-производственная деятельность осуществляется ручными инструментами, с применением конной тяги и других подобных средств труда.

7. Вегетарианское питание, а порой – для адаптации организма к воздействию прямого ультрафиолетового излучения в условиях снятия озонового слоя над Землей – и так называемое веганство, т.е. отказ от всякой пищи животного происхождения; при этом поставщиком необходимого организму белка становится, например, соя и, соответственно, соевые продукты.

Смысл и цель жизни обитателей экологических поселений – в том, чтобы своим трудом построить модель общества, в котором воплотились бы высшие и единственно достойные человека духовно-нравственные принципы и творческие навыки. Здесь формируется особая атмосфера – атмосфера чистоты. Здесь стремятся создать такое общество, в котором люди, особенно дети, могли бы жить и расти без страха, ненависти, обмана. Здесь делается попытка заложить основу новой культуры, для чего осваиваются и возрождаются ремесла, и главной фигурой является ремесленник-художник, мастер-творец.

Одно из важнейших требований, предъявляемых к проживающим в экополисах, – «не навреди»: ни ближнему, ни природе. Жители такого поселения стараются восполнить взятое у природы по принципу «срубил одно дерево – посади два». Более того, при всякой возможности, а иногда и вопреки кажущейся невозможности, они облагораживают окружающую природу, делают ее еще более привлекательной для полноценной, здоровой и красивой человеческой жизни.

Очень активно в существующих экопоселениях ведется поиск и использование безвредных источников энергии, внедряются новые технологии по очистке и незасорению воды, переработке пищевых отходов. Общественные и жилые дома в поселениях проектируются индивидуально, с применением экологически чистых материалов, с максимальным использованием солнечной энергии, локальной утилизацией жидких и твердых стоков. Для целей освещения и питания радиоаппаратуры применяются солнечные батареи, ветрогенераторы, термоэлектрические генераторы, щелочные и кислотные аккумуляторы. Тем самым выстраиваются отношения с окружающей природой, основанные не на грубом потребительском вмешательстве в нее, а бережном с ней сотрудничестве.

Особенно важно то, что в экопоселениях ставится практическая задача преодоления разобщенности людей, которая привычна для урбанистической цивилизации, основанной на чрезмерной специализации, индивидуалистической узости и отсутствии элементарных предметно-практических умений у огромной части населения. Новый тип общежития – жизнь друг для друга, царство взаимопомощи. Здесь не должно допускаться  положение, при котором кто-то владеет значительной собственностью, а кто-то не владеет ничем. Эконоосферное сообщество призвано жить как единый народ, или единая семья, оптимально распределяющая трудовые и материальные ресурсы и наилучшим способом использующая возможности окружающей среды при ограничениях, естественно налагаемых эконоосферным принципом проживания.

Коротко говоря, краеугольный камень духовно-экологического экополиса – строить человеческую жизнь так, чтобы она стала наконец действительно человечес­кой, проникнутой духовностью, чтобы она стала основой новой человеческой культуры и Эпохи истинного Возрождения.

Состав единой духовной семьи интернационален и не накладывает в этом отношении никаких запретов или условий. Этнонациональные признаки в экопоселениях постепенно сменяются различного рода оттенками культурных проявлений.

Добровольность вхождения в подобное сообщество является реальным и принципиальным основоположением, тем не менее для полноценного развития в таком Саду, или Городе Солнца, необходимо духовное и мировоззренческое единство между его членами. Если человек не разделяет мировоззренческих основ, которые объединяют этих членов, он волей-неволей будет вынужден в скором времени покинуть единую семью общинников, чтобы вернуться в мир плюрализма, раздираемый бесчисленными противоречиями и разногласиями.

Духовно неподготовленному человеку необходимо в общине преодолеть исторические, преходящие чувственные привязанности. Поэтому наряду с увеличением числа прибывающих в экологические общины на постоянное жительство происходит и известный их отсев, так что количество населения в общинах в целом держится примерно на одном уровне.

Сегодня тех, кто способен строить жизнь на новых основаниях, пока еще не много. Это и понятно: всякое начало трудно. Покуда не будут сформированы истинные отношения между людьми и надлежащая технологическая база для самостоятельного существования, в жизни экопоселений будет продолжаться процесс «выгорания» налета ложных привязанностей и непомерного эгоизма. Здесь не должно быть иллюзий.

При этом следует еще раз подчеркнуть, что такого рода поселения – не просто проект, или набросок будущего. Миллионы людей ведут поиск альтернативных стилей жизни и путей самоосуществления. И общества с новой основой развития – уже реальность. Духовно-экологические общины на территории России, Америки, Индии, экополисы в различных районах Великобритании – это лишь малая часть из тысяч ныне существующих новых многонациональных форм общежития людей, стремящихся к установлению гармонии с собой, другими людьми, природой и Богом.

Уже сейчас преимущества этой грандиозной и подлинной «жилищной реформы» с каждым годом все очевидней для многих тысяч  людей во всем мире. Количество и населенность духовно-экологических сообществ постоянно растут, а вместе с этим обогащается и в целом ширится их уникальный опыт.

Эту альтернативную цивилизацию отличает прежде всего то, что в ней осуществляется надлежащее соотношение материального и духовного – именно как взаимно дополнительных сторон полноценной человеческой жизни. Уникальность этого опыта заключается в том, что все другие общественные системы или группы строились и продолжают строиться на односторонней основе. В большинстве существующих форм социума ведется в лучшем случае работа по выживанию, тогда как важно не просто выжить, но научиться жить, любить, общаться  подлинно человеческим образом, строить жизнь на началах любви, взаимного понимания и взаимной поддержки. Другими словами,  в «идеально-типической» духовной общине главный принцип безмерно выше и глубже принципа «научись выживать» и звучит он так: «Научись возлюбить ближнего больше, чем самого себя», причем речь идет о научении не только внутреннем, душевном, но и о его реализации на внешнем, практически-деятельном плане: духовность должна быть не только внутренним состоянием, но и практическим одухотворением, «обожением» материального бытия и мира природы.

Поэтому, хотя среди общиннников много квалифицированных специалистов, представителей интеллигенции, они видят необходимость и имеют возможность параллельно или одновременно с развитием своих профессиональных способностей и навыков осваивать новые для себя профессии и ремёсла. Здесь существуют столярные и гончарные мастерские, кузницы, возрождается плетение из лозы и лыка, ткачество. В экопоселении искусство входит в сам быт человека: здешние мастера, либо «по совместительству», либо непосредственно в своих ремеслах, являются подлинными художниками, творят красоту, в которой ярко и полно виден облик нового человека.

Такого же рода гармоничная особенность отличает в эконоосферных поселениях обучение и воспитание детей. В образовании юного поколения во главу угла ставится воспитание в духе и атмосфере реального гуманизма, любви и взаимоуважения. Преподавание общеобразовательных предметов тут переплетается с предметами искусств и ремесел, непосредственным развитием творческих способностей, трудовых мотиваций и навыков у детей, с живым изучением природы в общении с ней.

Новое  общество строится на «прозрачных», открытых началах, полностью доверительных отношениях между людьми. Тогда возникает небывалая в истории общность людей. На смену роду, племени, этносу, нации и союзу наций приходит единый народ, или единая семья человечества. Это происходит на основе заповедей и заветов Единой Веры, или Единой Истины, т.е. общего и единого миропонимания (хотя в разных общинах оно представлено пока еще весьма различно). При этом постепенно складывается синхронизация на уровне душ и сознаний и тем самым возникает духовная целостность истинной коллективности.

В нынешний критический период развития человечества, отмеченный общепланетарными проблемами и связанный в конечном счете с глобальным эгоизмом, создание альтернативных духовных сообществ – не просто манящий зов будущего, но прямое требование настоящего.

Кроме того, если прежние попытки создания таких «Городов Солнца» были неудачны, то во многом потому, что люди объединялись в общины, как правило, по классовому, этническому, профессиональному или конфессиональному признаку, тогда как в сегодняшних экопоселениях эти ограничения снимаются. Им на смену приходят ценности и принципы духовного, нравственно-практического характера.

Это означает, помимо прочего, что религия в современную эпоху должна превратиться из закоснелой и подчас агрессивной догмы и ветшающего формального культа в школу жизни подлинного Человека,  а далее – в искусство всегда жить по Истине.


Автор: Сергей Юрьевич КОЛЧИГИН - доктор философских наук, профессор, заведующий отделом онтологии и теории познания Института философии и политологии Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан (г.Алматы, Казахстан).

 

ReligioPolis

 Rambler's Top100