Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СТЕНОГРАММА ВСТРЕЧИ В.В.ПУТИНА И РЕЛИГИОЗНЫХ ЛИДЕРОВ - 19.07.2011

Печать

встреча Путина с религиозными лидерами 19 июля 2011В.В.Путин: Уважаемые друзья!

Мне очень приятно вас видеть в таком большом составе. Вы знаете, я хотел бы начать вот с чего: как известно, Россия – многонациональное государство. Но это, мы знаем, не исключение: в мире очень много многонациональных и многоконфессиональных государств, здесь нет ничего особенного. Но всё-таки особенности в России есть. У нас ведь с вами в России проживает более 180 народов и этносов. Более 180! А вот это уже большая особенность. Таким этническим и конфессиональным, культурным разнообразием вряд ли вообще кто-нибудь может похвастаться. Я думаю, что в мире и стран-то таких больше нет. Да, есть такие страны, в которых проживают в основном иммигранты, – ну, скажем, Соединённые Штаты. А у нас-то не иммигранты, у нас каждый этнос имеет свою национальную территорию обитания, свои корни. Другой родины у наших граждан, к какой бы конфессии или к какой бы национальной группе они ни относились, – другой родины, кроме России, нет. Но именно для нас решение межнациональных, межконфессиональных отношений и именно поэтому является особенно важным.

В современном мире очень много проблем, связанных с выстраиванием отношений между представителями конфессий и разных этносов, и они нарастают как снежный ком. Связано это с развитием мировых производительных сил, связано это с глобализацией мировой экономики, перемещением больших масс людей из одного региона мира в другой, из одной страны в другую. Это характерно и для нас тоже.

По разным данным, у нас, в России, сейчас проживает где-то от 7 млн до 10 млн иммигрантов (а может быть, даже чуть больше). Примерно столько же – в США, примерно столько же – в наиболее развитых экономиках Западной Европы. Это с чем связано? И иммиграция, и внутренняя миграция связаны с перемещением больших масс людей, больших групп людей; связаны с тем, что они перемещаются в места своего нетрадиционного проживания, связано с контактами с людьми, не только принадлежащими к другому этносу, но и к другой религии, другой культуре. Это говорит о том, что для того чтобы решать вопросы подобного рода (а их, повторяю, у нас так же, как и в других странах, всё больше и больше), нам нужно вырабатывать такое отношение к тем, кто приезжает, чтобы они чувствовали себя, где бы ни проживали на территории России, полноценными гражданами своей страны. Нужно, чтобы они все были защищены законом и общественной моралью, что не менее важно, а может быть, даже важнее. Но в то же время все мы должны воспитывать всех наших граждан в духе уважения друг к другу, и, уж если кто-то перемещается на территорию своего нетрадиционного проживания, он должен с уважением относиться и к культуре, и к языку, и к обычаям тех людей, среди которых он решил жить.

Это тонкие вопросы, и, только опираясь на силу и мощь государства (а это, как правило, сила и мощь принудительного характера), решить эти вопросы должным цивилизованным образом невозможно, да и вообще, как мне кажется, невозможно решить. Для этого необходимо использовать силу и мощь (но уже моральную силу) национальных объединений, конфессий. И в силу этих обстоятельств ваша роль, значение вашей работы для нашей страны крайне важны, потому что, опираясь только на ваш авторитет – авторитет лидеров национальных объединений, на авторитет лидеров религиозных объединений, – можно решать те проблемы, с которыми мы сталкиваемся.

Но у нашей страны есть ещё одна отличительная черта по сравнению с другими странами, где тоже много проживает народов, национальностей: наша страна изначально складывалась как многонациональная. Здесь люди собрались не только очень активные, но и очень грамотные, хорошо знающие историю нашей Родины. Помните, на первом этапе становления Российского государства, когда ещё и такого понятия-то, как «русские», не было, на этих территориях жили представители различных славянских племён: древляне, поляне и так далее. Они ведь тоже обладали какой-то своей самобытной идентичностью, тем не менее они постепенно начали объединяться в единое общенациональное государство. Потом в него вливались и вливались разные-разные этносы, с первых шагов причём…

Патриарх, наверное, меня поправит, если я ошибусь, но то, что я читал в наших православных, христианских первоисточниках, там сразу, в первых письменных первоисточниках уже было указание на необходимость толерантно, как сейчас модно говорить, относиться к представителям других конфессий. Для меня самого это было открытием. С первых шагов! Это говорит о том, что многие вещи мы, может быть, даже не замечаем, но они у нас в крови. В крови – выстраивать отношения с представителями различных этносов и религий должным образом, с уважением относиться друг к другу.

Повторяю ещё раз: в современном мире многие вещи раскачиваются и трещат по швам, но нам с вами ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы на нашей почве происходило что-нибудь подобное. Если мы это допустим, это будет чревато самыми неблагоприятными последствиями для будущего страны, для будущего России.

Именно поэтому и та площадка, на которой мы с вами собрались, Общероссийский народный фронт, задумывалась именно как такая платформа, на которой могли бы собираться люди самых разных конфессий и национальных этнических групп, для того чтобы выявлять проблемы, перед которыми мы стоим, и предлагать наиболее эффективные способы их решения в ходе открытой, свободной, честной дискуссии друг с другом.

Мы и назвали его Общероссийский народный фронт, подчёркивая, что каждый человек в нашей стране может быть представителем любой конфессии, представителем любой этнической группы, но он в то же самое время должен осознавать, что он часть единой, многонациональной российской нации и гражданин Российской Федерации, и нести это звание с гордостью.

Я сейчас закончу свой монолог и с удовольствием предоставлю вам слово. Мне бы очень хотелось, чтобы эта площадка, Общероссийский народный фронт, использовалась вами на постоянной основе для того, чтобы, как я уже сказал вначале, можно было бы выявлять стоящие перед нами проблемы и предлагать наиболее эффективные способы решения этих проблем.

Конечно, мы всячески будем вам помогать. Можно даже предложить какого-то координатора этой работы. Давайте подумаем, кто бы это мог быть. У нас, вы знаете, в Правительстве есть межведомственная рабочая группа, которую возглавляет мой заместитель Козак Дмитрий Николаевич, и я думаю, что мы в самое ближайшее время в аппарате Правительства создадим специальную структуру, которая тоже будет заниматься рассмотрением проблем подобного рода.

Это всё, что я хотел бы сказать вначале, и с удовольствием передам слово Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Пожалуйста.

Патриарх Кирилл: Благодарю Вас, Владимир Владимирович, за инициативу собрать на этой площадке нас, представителей, руководителей традиционных религий, конфессий России, а также национальных объединений. Вы совершенно правильно сказали, что как в нашей стране, где огромное количество этносов, национальностей, так и во всём мире сегодня в связи с процессом глобализации тема межнациональных и межрелигиозных отношений становится одной из самых важных. В конце концов, от того, как человечество решит проблему взаимодействия этносов, культур, цивилизационных моделей, будет зависеть будущее. И многим, кто здесь сегодня присутствует, по роду деятельности приходится постоянно думать на эту тему. И я хотел бы в этой связи подчеркнуть большую роль Межрелигиозного совета России, где не только обсуждаются темы межрелигиозных отношений, но где и предпринимаются совершенно конкретные практические шаги. Сознавая, что в богословском, вероучительном плане очень многое нас разделяет, мы никогда не ставили своей задачей преодолеть эти мировоззренческие, религиозные, богословские различия, но одновременно максимально сблизить свою позицию по общественно значимым вопросам. И вот с помощью Божией это удаётся делать, и я благодарю, что сегодня именно таким образом, в рамках Межрелигиозного совета России, решаются многие практические вопросы.

Но теперь мне бы хотелось, может быть, о самом главном сказать. За свою жизнь я участвовал, наверное, в сотне межрелигиозных встреч, может быть, больше, я не могу подсчитать. И я ни на одной этой встрече не встретил того, кто бы сказал: знаете, мы не должны жить в мире. Нет, у нас есть свои интересы, есть свои партикулярные цели, мы их должны достигать, не очень-то думая о других. Всегда всё очень выглядит респектабельно, хорошо, принимаются замечательные резолюции, кто-то эти резолюции читает, а вот те, кто бомбы бросает, нередко прикрываясь религиозной мотивацией, они этих резолюций не читают. И поэтому я думаю, что сейчас межрелигиозный, межкультурный, межнациональный диалог – по крайней мере в нашей стране, потому что у нас есть к этому потенциал, – должен выйти на совершенно иной уровень. Мы должны всё-таки определить причину, почему происходят сегодня кровавые столкновения. Везде практически практически – и в благополучной Европе, и за океаном, и на Ближнем Востоке.

Как известно, существует ведь несколько моделей решения межнациональной проблемы. Самая распространённая модель – это модель мультикультурализма, которая возникла за океаном, потому что сама природа Соединённых Штатов Америки к этому подталкивала. Приезжали иммигранты из разных стран, люди разных взглядов, религий и убеждений, и путь, по которому пошли, совершенно естественно, был направлен на то, чтобы в этом плавильном котле единой страны, которая выстраивается по соответствующим законам, которая провозглашает определённые светские ценности, отдалённые от религиозных ценностей, в рамках вот этой системы и преодолелись все разделения. Частично по этому пути пошла и Западная Европа, но, похоже, что сейчас серьёзно пересматривается вот этот подход.

Что достигается в таком подходе, а что не достигается? С одной стороны, как бы сглаживаются различия между конфессиями, между культурами, нивелируются традиционные ценности. Но что сейчас становится совершенно очевидным? Ценности из мультикультурального общества уходят, а различия остаются. Да ещё такие различия, что люди теперь бомбы бросают друг в друга, зажигательные бутылки, переворачивают автомобили.

Респектабельная Европа стоит перед огромным вопросом: а что же дальше, как действовать-то? Не работает плавильный котёл. Законы существуют, правовое мышление существует, правоохранительные органы существуют, а, выходит, люди сталкиваются друг с другом и борются. Это происходит также и в нашей стране. И вот я думаю, что главный тезис следующий – невозможно попытаться нивелировать различия, игнорируя ценности человеческой жизни. Если мы хотим построить общество, отстранённое от этих ценностей, как мы говорим – абсолютно секулярное, которое допускает множественность различного рода поведений, мы исторгаем то общее, что объединяет людей любой религии, мы разрушаем нравственную основу нашей жизни. И вот главная тема, которая меня сегодня беспокоит, – это разрушение нашей общественной морали, как Вы сказали. Речь идёт не только о Российской Федерации, разрушается нравственная основа нашей жизни. И вот в этих условиях, я думаю, невозможно будет остановить рост преступности. Никаких правоохранительных сил не хватит, невозможно будет приостановить рост межнациональных столкновений, потому что человек, свободный от нравственных постулатов, нравственных норм, раскрепощённый в реализации своих устремлений, ни перед чем не останавливается. Поэтому мне кажется, что есть некая другая модель, в том числе и нормализации межличностных и межнациональных отношений.

Я не оговорился: межличностные отношения – это тоже огромная проблема. Общество сейчас действительно, с одной стороны, как бы объединяется законами, общими программами, но, с другой стороны, происходит колоссальное отчуждение одного человека от других, партикуляризация общественной системы. Люди становятся одинокими, не связанными с другими. И в основе всего, конечно, – колоссальный нравственный кризис, который имеет место. Поэтому мне кажется, что преодоление межнациональных и межрелигиозных различий лежит на пути укрепления того, что Вы очень правильно назвали общественной моралью, личной общественной моралью. Ведь нравственные ценности, исповедуемые всеми религиями, очень близки друг к другу – это наш общий базис. На этом общем базисе развивалась вся человеческая цивилизация до недавнего времени, когда сказали: традиционная мораль больше не имеет значения, имеет значение свобода человеческого выбора. Вот что я выбираю, то и морально. Но в таких условиях не может существовать общественный организм.

Сегодня тема морали – это не десятый, не двадцатый, не тридцать пятый вопрос, как иногда мы можем видеть это в программах политических партий. В начале экономика, инфраструктура, а потом там где-то мораль, культура. Сегодня вопрос морали – это самый фундаментальный вопрос существования человеческой цивилизации, не только России. Мы здесь все остро чувствуем, потому что у нас, с одной стороны, ещё сильны традиционные нравственные понятия, мы ещё рудиментарно сохраняем эту мораль – и люди старшего поколения, и даже молодёжь, – но именно рудиментарно, потому что очень опасны современные тенденции, направленные на нивелирование, на разрушение, я бы сказал, вот этих общих нравственных основ.

Теперь: почему я говорю, что это важно для межнациональных отношений? Да потому что уважение вырастает тогда, когда есть общность. Почему одна этническая группа с лёгкостью нападает на другую? Да потому что ничего общего нет. Ничего нет общего, наоборот, надо этнически объединиться, чтобы защитить свой бизнес, чтобы вытеснить местных жителей, – то, что иногда, к сожалению, происходит в Российской Федерации. Нет общности. Люди не чувствуют себя действительно братьями и сёстрами. Вспоминается замечательная модель, нелегко сложившаяся модель, – отношения наших казаков на Северном Кавказе с горцами в XIX веке. Закончились военные трудности на Кавказе, и что мы получили? Мы получили достаточно стабильную систему.

Горцы с уважением относились к казакам: к их укладу жизни, морали, устоям, самоорганизации. А что казаки? А казаки с уважением относились к горцам: к их моральным устоям, к их нравственности, к их образу жизни. И получилось удивительное взаимодействие. Там и там сильная мораль, сильные традиции, сильная вера. С одной стороны мусульмане, с другой стороны – православные. Жили-то как дружно вместе! Единственное, иногда там девушек воровали, уж больно красивые казачки, да и жительницы Кавказа тоже.

А в основном это было доброе взаимодействие. Поэтому мне кажется, что тема возрождения нравственных основ нашей национальной жизни, перевод этой темы с плана второстепенного на первостепенный, развитие национального самосознания, религиозности людей, их верности своим нравственным законам и принципам одновременно формируют, конечно, духовно сильную личность, которую будут все уважать.

В том числе и приезжие в Москве будут уважать русских, которые верят, крепко стоят на своих нравственных основах и являют нравственный пример другим. Как и русские будут уважать точно таких же людей, которые у себя дома крепко стоят в вере, в нравственных своих основах и принципах. Поэтому мне кажется, что религиозное воспитание, формирование нравственности в каждой религии в соответствии с её законами и одновременно развитие того, что мы сегодня называем диалогом, вовлечение религиозных общин, национальных общин в решение общих проблем – это, я думаю, и есть какой-то путь к решению вопроса.

Поэтому я бы хотел заверить Вас, Владимир Владимирович, в том, что слова, которые я сегодня озвучивал, – это не просто фантазия и мысли одного Патриарха: огромное число людей сегодня думает об этом, переживает, сознаёт наличие нравственного кризиса в жизни нашего общества и вообще всей человеческой семьи. Производным этого нравственного кризиса являются, конечно, в том числе и невероятно сложные межнациональные, межрелигиозные отношения по всему лицу земного шара.

Дай Бог, чтобы в России мы сумели отстроить, опираясь на наш замечательный исторический опыт, на потенциал добрых отношений – межрелигиозных и межнациональных, такие отношения и такую систему, которая помогла бы нам здесь решить вопросы, а вместе с тем предложить нашу модель и всем, кто захотел бы повнимательнее её изучить. Благодарю вас за внимание.

В.В.Путин: Спасибо большое!

Пожалуйста, Равиль Гайнутдин, муфтий, председатель Совета муфтиев России.

Р.И.Гайнутдин: Благодарю вас, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Ваше Святейшество! Уважаемый муфтий! Уважаемые участники нашего совещания!

Как было сказано, мы живём в многонациональном, многорелигиозном государстве. Наше государство, возможно, похоже на некоторые другие государства – такие же многонациональные и многорелигиозные, но, как сказал уважаемый Владимир Владимирович, имеет свою особенность. И правда, мы являемся не пришельцами в свою страну – мы являемся коренными гражданами своего Отечества. Мы имеем здесь могилы своих отцов и дедов, мы имеем и общую историю. Мы вместе создавали наше государство, мы вместе защищали интересы своего Отечества, и сегодня мы заботимся о благополучии и процветании нашего Отечества.

Сегодня все мусульманские народы страны (а их число в составе многонациональной страны составляет около 50 народов и этносов страны, которые принадлежат к исламской культуре и исламским традициям, религии), не видят другую страну, кроме России, как свою Родину. Это наша Родина. Мы вместе веками живём, вместе жили и будем жить. И вот вчера, завершая рабочий визит по Республике Татарстан, по Нижегородской области, провели конференцию, созвучную теме сегодняшней нашей встрече: «Поиск путей межрелигиозного и межнационального согласия в российском обществе». Так называлась конференция, которая проводилась в селе Медяны Нижегородской области. Я, слушая выступления и встречаясь с моими единоверцами, видел, как наши мусульмане хотят жить в мире и согласии в своём отечестве. Они говорят: мы испокон веков на территории Нижегородской области, я только в пример приведу, живём рядом с русскими, мордвой, татарами, чувашами и, таким образом, никогда не знали никаких конфликтов на религиозной и на национальной основе. Вот это наше богатство, и не зря к нам обращались комиссары по правам человека Совета Европы с просьбами проводить в России форумы и конференции, для того чтобы изучать опыт мирного существования разных народов и религий на территории одного государства, на территории одного региона. И такие конференции мы с нашими братьями – православными христианами, иудеями – проводили в Республике Татарстан и как Поволжский форум на территории Нижегородской области в городе Нижнем Новгороде. Весь мир изучает наш опыт, и поэтому мы считаем, как мы жили раньше столетиями в мире и согласии, умели находить общий язык, мы взаимодействовали и сотрудничали, так мы взаимопроникали и культурами. И когда я бываю на конференциях в Европе, европейские мусульмане обращаются к нам: а как вы живёте в России, вы адаптированы в России, как вас принимают христиане? – я с гордостью говорю: я – россиянин, я – европеец (а родился на территории европейской части своей страны), и мы, родившиеся у себя в стране, не нуждаемся в адаптации.

Здесь мы должны также согласиться с его Святейшеством, который сказал: необходимо создать атмосферу общности. Да, безусловно, у нас, у разных народов, должны быть общие ценности – религиозные, гуманистические ценности наших монотеистических религий. Они для всех нас общие, но есть ещё общечеловеческие, наши общенациональные и общегосударственные ценности. Вот на эти ценности мы и должны обращать наше внимание. Мы должны воспитывать наших детей, нашу молодёжь в духе любви к своей истории, в духе любви к своему Отечеству. Мы должны воспитывать в наших гражданах патриотизм. На патриотических чувствах мы должны объединять наших граждан, нашу молодёжь, наших детей. И безусловно, необходимо развивать в нашем государстве атмосферу доверия и уважения между нашими народами. Если будет уважительное отношение к нашим народам, наши народы будут относиться к другим народам, к другим культурам, к другим религиям также уважительно. Будет уважение – у нас будет и доверие. Будет доверие – будет уважительное отношение между нашими гражданами.

Я уверен, что все наши граждане сегодня почувствовали то, что Россия встаёт на ноги. Сегодня наша страна уже не та страна, которая вставала на путь демократизации и была ещё очень слаба. Сегодня вся наша Россия и граждане помнят выступление Владимира Владимировича Путина, который выступил в Мюнхене со своим знаменательным выступлением и дал возможность россиянам гордиться своей историей, своим народом, своей страной.

И, хвала Всевышнему, сегодня в мире с Россией считаются, Россию уважают, и Россия сегодня даёт во многом очень большой шанс и некоторым другим странам, которые ждут от России поддержки и защиты. И сегодня наша страна может оказывать такую поддержку, например, арабским и мусульманским странам, которые считают Россию своим другом. Они ещё в начале 1990-х, когда мы совершали свои визиты, говорили нам: «Когда же Россия покажет своё лицо державности, свою силу? Мы уважаем Россию. Мы хотим, чтобы Россия была сильна. Мы хотим, чтобы Россия была целостна и едина. И мы хотим, чтобы Россия обратилась лицом к исламскому миру, который очень уважает вашу страну». И мы надеемся, что Россия, имеющая герб орла с двумя головами, которые смотрят и на запад и на восток, не забудет о том, что мы – евразийское государство, и у нас традиции, культуры – и Востока и Запада, и поэтому разные культуры, разные народы в нашем многонациональном, многорелигиозном Отечестве уживаются, и они считаются все россиянами и Россию считают своим Отечеством.

Для того чтобы в нашем едином Отечестве были мир и согласие, нам необходимо и дальше развивать взаимодействие и сотрудничество. Сегодня Патриарх уже говорил о том, что мы, ещё в 1998 году создав межрелигиозный совет России, встречаясь в этом межрелигиозном совете и обсуждая насущные вопросы, касающиеся всех наших религиозных организаций и направлений, даём пример всем нашим гражданам тем, что мы взаимодействуем, мы дружим, мы уважаем друг друга, мы сотрудничаем.

И наш народ должен это видеть, должен брать пример – так же сотрудничать, уважать, взаимодействовать, любить друг друга. И конечно же, хотелось бы, Владимир Владимирович, чтобы наши граждане видели нашу общность и через центральные каналы телевидения. Мы – не только Москва и Питер, мы богаты и нашими регионами. Наши и москвичи, и питерцы, и другие – должны видеть, что жизнь продолжается и в отдалённых регионах нашей страны. И в этих регионах наши граждане развивают культуру, традиции, поднимают экономику и развивают гражданское согласие и мир.

Нужно, чтобы мы все вместе гордились и своими территориями, и своими богатствами, и своими народами, у которых разные культуры, разные религии, но все они являются гражданами единого Отечества. А что касается нас, мусульман, я могу однозначно сказать, что и на Кавказе, и на территории Сибири и Дальнего Востока, и на территории Урала, Поволжья и Европейской части, наши мусульмане говорят: «Мы хотим единства, целостности нашего Отечества и мы будем вносить свой вклад в дело мира, стабильности, спокойствия в нашем государстве». Благодарю вас за ваше внимание.

В.В.Путин: Спасибо большое. Так, пожалуйста, председатель президиума Центрального духовного правления мусульман России Таджуддин Талгат Сафа.

Т.С.Таджуддин: Уважаемый Владимир Владимирович! Ваше Святейшество! Досточтимые участники нашей встречи! Я сердечно приветствую вас от имени Центрального духовного правления мусульман России – старейшего духовного центра нашей страны. Действительно, Владимир Владимирович, как Вы сказали, у нас уникальная страна и она отличается от многих других многонациональных, многоконфессиональных государств тем, что нас никто не порабощал, а судьба от Всевышнего соединила нас на огромной части земного шара и наградил Всевышний нас несметными богатствами. И самое главное – это почти что две сотни народов, наций, народностей, но мы все один единый российский народ. И наша история, как Вы и сами говорили, и его Святейшество об этом говорил, вся история доказывает, что мы не объединены какими-то сиюминутными, преходящими ценностями или целями. У нас одна единая Родина и вера в единого одного Бога.

Более тысячи лет наши народы были соседями, а уже почти пять веков мы живём в одном едином Российском государстве. Наши предки, деды дошли до Парижа и до Берлина. И сегодня я не хочу много говорить, но хочу поддержать слова его Святейшества о том, что самое главное у нас – это духовно-нравственные ценности, которые соединяют наши души, потому что без этого никогда крепкого, прочного государства быть не может. Наши предки в веках защищали Отчизну, потому что любовь к Отчизне – это часть веры, и Родину защищали, свои семьи, своих детей, гордились прошлым, трудились за настоящее и за будущее. Но без духовно-нравственных ценностей эта связь теряется. Даже сейчас, отмечая начало Великой Отечественной войны, удивляемся и поражаемся смелости и мужеству наших отцов и дедов, которые перед гигантской военной машиной германского фашизма, которая объединила всю Европу, ринувшись на нашу страну, несмотря на годы репрессий, когда десятки тысяч храмов традиционных конфессий было порушено, не обиделись на Родину, на государство, а грудью встали на её защиту. И в этом всегда помогали вера, духовно-нравственные ценности, которые передавались из поколения в поколение.

Сегодня мы искренне благодарим Вас, государство за то, что приняты предложения Межрелигиозного совета России, который объединяет традиционные конфессии нашей отчизны и в добром сотрудничестве, в братском сотрудничестве ведёт эту работу. Приняли предложение по преподаванию основ культуры традиционных конфессий – это о детях (начальные классы). На самом деле более 70-80 лет и взрослые почти что никакого представления не имеют о наших духовно-нравственных традициях. Сегодня мы не можем даже говорить о межнациональных проблемах: на самом деле у нас их и нет, мы уже годами, веками друг к другу притирались. И не нужно никакого нового опыта придумывать, а нужно сохранить то, что передали нам предки, и это довести до наших детей, до наших внуков. Это наши дети, наши внуки, и обижаться на них невозможно, потому что мы в ответственности за них.

Последние два с лишним десятилетия у нас общественные отношения изменились. До Октябрьской революции народы России были едины, чтили друг друга. Наши предки, бабушки и дедушки говорили, что помогало жить: всех, кроме себя, считай святым. Вот этот принцип был всегда. Прежде всего исправлять себя, каждый в своей семье; начинать с этого – не только здесь с представителей духовенства или общественных, национальных организаций. Прежде всего с семьи, родителей. А родители что будут преподавать? Чему будут учить? Если сегодня они только думают, как день провести, как детей одеть, обуть и прочее – о мирском, то духовно-нравственным ценностям кто будет учить? И старшее поколение этого не знает. Мы сейчас на опыте видим, что в храмах и мечетях подавляющее большинство – молодёжь, 90-95% у нас в городских мечетях молодёжь. Старшее поколение где? Оно ещё не ушло, просто оно не приходит в мечети и в храмы, потому что или стесняются своих же внуков, или стесняются своей неграмотности в основах веры. И межнациональные отношения… Мы даже видели в годы советской власти… Да, советским народом нас называли, но никто свою нацию, свой народ не забыл, и подавляющее большинство и родного языка не потеряло. Но сейчас в погоне за мирским и взрослые, и молодёжь заботятся о духовно-нравственных ценностях не только во вторую-третью очередь, но и даже в самую последнюю.

Межнациональные проблемы на самом деле привнесёны в нашу страну совсем недавно. И изжить это из нашей жизни, несомненно, проще и абсолютно нужно совместными усилиями, Всероссийским народным фронтом, вместе всем миром. Но ведь даже когда мы говорим о мигрантах, то на самом деле они не из Индии, не из Африки, а это те, кто несколько столетий жил с нами вместе, и менталитет их подходит. Если все народы России будут единой нацией – россиянами, если будем показывать им добрый пример гражданского общежития, гражданского общества, несомненно, они найдут это место. И мы к мигрантам-мусульманам из Средней Азии во всех наших общинах – с раскрытыми объятиями: и учим их, и говорим, как мы живём, и показываем им этот пример, традицию наших предков. Но здесь очень немалая роль, как отметил Равиль Хазрат (Р.Х. Гайнутдин), отводится телевидению.Когда идёт борьба, жестокая борьба против экстремизма и терроризма, иногда она переходит и грань. Потому что в храмах, в мечетях какой процент верующих бывает? Какую часть охватываем? А где-то прогремит один взрыв – в течение двух суток ежечасно об этом говорится, и у 140 млн человек в душе каждый час это болью отзывается, и эти проповеди могут уйти насмарку. Поэтому через основные каналы мы о жизни животных, о жизни других стран больше знаем, чем о народах, о наших соотечественниках, об их традициях, верованиях. Может, этому больше бы времени уделять, а не затрачивать столько усилий, показывая, что делают экстремисты и террористы.

Извините, даже когда вот многоэтажный дом… У кого-то клопы завелись или тараканы. Когда с ними борются, то не всегда об этом говорят соседям: стараются этого не показать, потому что скажут, что это за хозяин?! Поэтому и деяния террористов – может, поменьше об этом по телевидению, в средствах массовой информации. Нужно вести с ними работу, больше положительного в нашей жизни, во взаимоотношениях народов нашей страны, во взаимоотношениях представителей традиционных конфессий. Извините, спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Главный раввин России Бер Лазар, прошу Вас.

Б.Лазар: Многоуважаемый Владимир Владимирович! Многоуважаемый Патриарх Московский и всея Руси! Прежде всего большое вам спасибо за то, что снова объединили нас. Я думаю, что фронт, наверное, это не организация для религиозных объединений, но наш вклад, нашу лепту мы очень хотели бы внести так же, как мы хотели бы внести наш опыт, для того чтобы улучшить отношения между народами.

Уже много раз звучало здесь о том, что Россия – многонациональная, многоконфессиональная страна. Многие думают, что это минус для России. Ну что делать? Многонациональная – у нас нет выбора. Мигранты – это проблема, но нам нужно решить этот вопрос. Я думаю, все согласны, что это будет большим плюсом.

Богатство России – это опыт, который веками она получала благодаря многонациональности. Народы и религии, которые жили в этой стране… Когда мы смотрим друг на друга, наверное, мы думаем, что есть различия: одеты по-другому, разные традиции, разные языки. Но то, что объединяет нас, – это намного больше. Если акцент будет сделан на тех ценностях, которые объединяют нас, на тех исторических факторах, которые всегда объединяли все народы, я думаю, что это богатство будет всем нам.

К сожалению, мало говорят на Западе о том, что народы здесь живут вместе, дружат друг с другом, есть равное общее понимание, как религии здесь живут в мире. Я думаю, что это уникальный случай. Не знаю, есть ли страна в мире, в которой все руководители разных религиозных объединений не только дружат между собой, но и помогают друг другу, советуются, идут навстречу.

Говорить о Русской православной церкви, я думаю, нет смысла. Она всегда была реально дружеская с народом во всем мире. Но когда мы смотрим на наших братьев-мусульман в других странах, к сожалению, мы видим конфликты, мы видим большие различия. А здесь, наоборот, у нас очень хорошие отношения и нет никаких вопросов, которые разделяют нас.

Да, бывают проблемы, иногда бывают вопросы, но я хотел Вас поблагодарить за то, что создали этот фронт. Идея уникальная: это новая площадка, на которой мы можем ещё больше помогать друг другу, объединять усилия для того, чтобы улучшить уровень жизни всех живущих в этой стране.

Очень часто, когда мы сидим за столом, каждый рассказывает анекдоты, притчи, истории – это тоже богатство России. Я сегодня вдруг вспомнил, что для нас, евреев, сегодня особый день. Вообще, пост 17 Таммуза – это день начала разрушения Храма. Я вспомнил притчу, которую слышал в детстве, она из Талмуда. Наверное, не случайность, что мы сегодня собрались.

Талмуд спрашивает, как Бог решил, где построить храм? Мир огромный. Почему именно там, почему в Иерусалиме – городе, который сегодня объединяет все конфессии? И рассказывается такой рассказ, что однажды жили два брата. У одного была большая семья, другой никогда не женился. В какой-то вечер брат сидит дома с детьми и думает: жаль, что у моего брата нет детей, нет жены, наверное, ему скучно, тяжело. Мы всегда урожаи разделяем пополам, я дам ему чуть-чуть больше, чтобы по крайней мере у него были материальные богатства. И так среди ночи он встал и принёс брату продуктов чуть-чуть больше, чем тот получал раньше. Но в тот же самый вечер другой брат тоже думал: я один, сколько мне нужно? Я мало ем, а у брата жена, много детей, я помогу ему. И среди ночи тоже встал и принёс ему продукты. Утром они встали и увидели, что количества не стало меньше. Каждый думал, что мало дал брату, поэтому на следующий вечер отнёсли то же самое, но ещё больше. Утром – то же самое. На третий вечер так получилось, что они встретили друг друга и каждый нёс мешок. «Что ты делаешь?» – «Что ты делаешь?» И поняли, что здесь происходит. Бог сверху посмотрел и говорит: «Именно на этом месте, где вы встретились, я хочу построить свой храм». Какой вывод? Иногда и очень часто мы думаем о себе, и от этого ничего хорошего не будет для всех остальных. Нам нужно больше думать, какие нужды есть у наших соседей, у наших друзей, у других народов. Если мы будем постоянно думать о них, помогать другим, то я уверен, что для нас будет ещё лучше. И Бог точно вернёт нам то, чего не хватает нам, и будем жить все в мире долгие-долгие годы.

Я ещё раз хотел Вас поблагодарить, потому что очень часто люди говорят о том, что в России есть минусы. То, что Вы сегодня нас собрали, – это большой плюс для России, не знаю, где ещё есть страна в мире, где руководитель страны объединяет и занимается этим делом. У Вас, слава Богу, много забот, и то, что Вы думаете о нас и решили опять приблизить друг к другу, – это действительно уникальный случай. Спасибо Вам огромное.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Постоянный представитель буддийской традиционной Сангхи в России, Санжей-лама, пожалуйста.

А.А.Бальжиров: Уважаемый Владимир Владимирович, Ваше Святейшество, уважаемый Верховный муфтий и участники! Спасибо за предоставленное слово. Хамбо-лама (Хамбо-лама Дамба Аюшеев – глава буддийской традиционной Сангхи России)сам не смог приехать: он сейчас в регионе, у нас ежегодные мероприятия там, он физически не успевал. Что я хочу сказать? Пожелание Хамбо-ламы, что у нас действительно Россия – многонациональная страна, богата своими культурами, историей, традициями, религиями. И прежде всего хотелось бы сказать, что она должна быть богата своим общением. Культура общения – это значит поведенческая культура, нравственная идеология. Очень благодарны, Владимир Владимирович, что Вы посещаете регионы, недавно были в Бурятии. Также могу сказать, что Россия богата своими регионами, и не только Центральным, и что она развиваться должна всей империей. То, что Вы уделяете внимание регионам, – это тоже сказывается очень сильно. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое. Пожалуйста, уважаемые друзья, коллеги, у кого есть какие-то острые замечания, предложения, идеи? Прошу вас.

М.А.Членов: Членов, от Федеральной еврейской национально-культурной автономии. Я хотел, как бы продолжая высказывание уважаемого муфтия Равиля-Хазрата, со всей ответственностью сказать, что евреи не пришельцы, не ощущают себя пришельцами в России, случайно, может быть, оказавшимися на территории страны 200 лет тому назад как-никак. И первые свидетельства о пребывании евреев и жительстве их в России относятся к I веку новой эры, когда евреи обозначили своё присутствие в Краснодарском крае, и с тех пор мы живём здесь. История евреев в России драматична, долга, но и плодотворна.

Здесь был поднят вопрос о роли религиозных и национальных обществ в национальном мире и вообще в национальной политике России. Надо понимать, что система национальных организаций и автономий в части национально-культурных – серьёзный и важный элемент гражданского общества. Роль сегодня религиозных организаций несколько повыше, национальных – пониже и не соответствует, наверное, той задумке, которую российский законодатель хотел вложить в её деятельность. Что сделать для того, чтобы повысить эту роль? Она многообразна, может быть. Она, безусловно, и сейчас тоже выполняется, но недостаточно. Ну, во-первых, необходимы активизация и повышение статуса национальных организаций, привлечение их к практическому решению многочисленных вопросов, касающихся межнационального мира, согласия, толерантности, но и не только. На сегодняшний день в системе Правительства существует Минрегионразвития, которое курирует национальную политику. Я со своей стороны должен сказать, что меня вполне устраивает это кураторство, у нас сложились неплохие отношения, хотя несколько странно выглядит, что в глазах большинства россиян Минрегионразвития занимается проблемой ЖКХ. Национальная политика – где-то, может быть, что-то, то есть это 25-я проблема, которая мало кого вокруг волнует. Вместе с тем представляется весьма желательным обязать различные властные структуры, занимающиеся практическим решением множества этих вопросов, хотя бы консультироваться или принимать во внимание, советоваться с национальными и, безусловно, с религиозными объединениями, которые здесь сейчас преподали нам такую прекрасную, я бы сказал, духовно-нравственную проповедь, которую мы все с почтением и согласием выслушали. У национальных организаций есть множество разных аспектов их деятельности и, если угодно, интересов, которые практически все направлены действительно на укрепление Российского государства, российского общества в первую очередь и создание в нём атмосферы толерантности и дружбы.

Существует, например, международный аспект в деятельности национальных организаций. Каждое национальное объединение представляет собой, если угодно, некоторый мост между Россией и, соответственно, в тех случаях, когда это есть, государствами, где проживает бОльшая часть данной национальности. Соответственно, Ближний Восток, который был здесь уже упомянут… Должен сказать, что опять же, продолжая высказывание уважаемого Равиля-Хазрата, евреи сегодня также ждут, когда же Россия проявит свою державность. В Израиле проживает, как мы все знаем, около 1,5 млн наших соотечественников бывших, и сегодня они ещё тоже соотечественники. Что это означает? Каждый из них оставил здесь по крайней мере пять, если не 10 родственников, друзей, знакомых и так далее, то есть в российском обществе имеется большая часть – несколько миллионов человек, которые заинтересованы на личном уровне, на семейном уровне в сохранении стабильности и достижении мира на Ближнем Востоке. 550 тыс. россиян посетили в прошлом году Израиль в качестве туристов. Хочется думать, что большая часть из них посетила с удовольствием и приехала с хорошими впечатлениями. У каждого из них также имеется пять или десять друзей, родственников, которым они рассказали об этой поездке и посоветовали поехать.

Мы, несомненно, заинтересованы в стабильности и достижении мира в ближневосточном конфликте. Сейчас планируется одностороннее провозглашение Палестинского государства, которое будет вынесено на рассмотрение Организации Объединённых Наций. С нашей точки зрения, такая односторонняя акция подрывает все правовые и юридические основы ближневосточного процесса, который базируется на нескольких соглашениях – на соглашении в Осло и на нескольких опять же решениях ООН. Мы, безусловно, с волнением ждём решения Правительства Российской Федерации о поведении, позиции в этом случае. Но нас пока не спрашивают, а на самом деле неплохо было бы и спросить.

Есть множество разных других проблем у многонациональных объединений. Завершая краткую свою реплику, хочу сказать: весьма желательна активизация деятельности именно национальных объединений, для того чтобы они стали известны обществу в гораздо большей степени, чем они известны сейчас. Благодарю.

В.В.Путин: Да, конечно. Если позволите, просто одна реплика по поводу одностороннего признания Палестины. Россия – правопреемник Советского Союза. Советский Союз давно признал Палестину, этот вопрос решён.

М.А.Членов: В 1988 году, но сейчас будет рассматриваться снова.

В.В.Путин: Это с МИДом нужно поговорить: здесь чисто формальные вещи, они не связаны даже с текущей ситуацией.

М.А.Членов: В любом случае мы хотим контакта по этому поводу с теми, кто будет решать эти вопросы.

В.В.Путин: То, что государство Израиль для нас особое государство, – это факт. Это практически русскоязычная страна. Она одна из немногих стран так называемого дальнего зарубежья, русскоязычная. Там фактически чуть ли не больше половины населения говорит на русском – это очевидный факт.

Да, пожалуйста, Генрих Генрихович!

Г.Г.Мартенс: Уважаемый Председатель Правительства Российской Федерации Путин! Уважаемый Ваше Святейшество Патриарх Московский и всея Руси! Уважаемый муфтий! Уважаемые дамы и господа, коллеги и товарищи по совместной работе на ниве межнациональных отношений в Российской Федерации!

В своём выступлении я хотел бы продолжить тему, которую затронул Членов Михаил Анатольевич. Это тема состояния и перспективы института национальных культурных автономий в Российской Федерации. В 1996 году был принят соответствующий закон, который поставил Российскую Федерацию в один ряд со многими передовыми странами Европы и мира, декларировал право на национально-культурную автономию всех этносов Российской Федерации.

Первая НКА, кстати, первая Федеральная НКА (Федеральная национально-культурная автономия) создана в России. Это была Федеральная НКА российских немцев 17 декабря 1997 года. Мы можем уверенно сказать, что институт НКА в Российской Федерации состоялся: действуют 13 федеральных национально-культурных автономий, целая сеть национально-культурных автономий в регионах, достаточно много инициатив. Люди, которые представляют наши этносы, знают нас, мы работаем с ними. Я не стану приводить конкретные примеры, но я могу сказать, только наша Федеральная НКА российских немцев в год проводит более 600 различных культурных, образовательных, молодёжных, детских мероприятий.

Хотел бы в своём выступлении затронуть проблемы. Должен сказать, что на сегодняшний день есть несколько таких проблем, которые не дают институту НКО (некоммерческая организация) развиваться. В комплексе они являются препятствием для дальнейшего развития наших организаций. Назову их по порядку.

Первое – это, на наш взгляд, существенная недооценка государством потенциала института НКО в общественной жизни Российской Федерации. То, о чём говорил Михаил Анатольевич. До сих пор нет постоянно действующей площадки для диалога этнических сообществ и государства. Мы помним, что в конце 1990-х годов была комиссия под председательством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, куда входили представители всех национально-культурных автономий. На сегодняшний день она не работает.

Нет системы представительства от имени этнических сообществ в Общественной палате, в Федеральном Собрании Российской Федерации. Когда знакомишься с программами партий, складывается впечатление, что интересы российских этносов именно как этнических сообществ (я не имею в виду как граждан Российской Федерации), скажем, недостаточно полно представлены в практической деятельности, в программах партии. Иными словами, большая политика в межнациональных отношениях иногда делается в отсутствие тех, кто отвечает перед лицом своих этносов за эту политику.

Вторая тема, вторая проблема – это отсутствие целенаправленной системной и несистемной государственной поддержки программ этно-культурной деятельности ФНКА народов России.

И третья – это отсутствие государственной меры, направленной на саморазвитие института НКО. Я имею в виду такие, как принятые в большинстве развитых стран льготы на налогообложение для коммерческого сектора, поощрение меценатства, обязанность государства предоставлять помещения для деятельности НКО на льготной основе. В совокупности эти три комплекса проблем на сегодняшний день, несмотря на то, что институт НКА состоялся. Это, действительно, партнёр государства – это ответственный, целеустремленный, деятельный партнёр государства. Но, Владимир Владимирович, я должен сказать, мы не видим (я, по крайней мере) в наших НКА (и коллеги меня тоже поддержат) возможности для дальнейшего саморазвития, дальнейшего развития института НКА. Мы остановились в своём развитии.

Что я конкретно предлагаю? Конкретно. Первое. Должна быть создана постоянно действующая дискуссионная площадка для диалога этнических сообществ, возможно, и религиозных сообществ, и государства. Конкретно в качестве первого шага в этом направлении я предложил бы восстановить статус Совета по делам национальных культурных автономий при Правительстве Российской Федерации во главе с заместителем Председателя Правительства Российской Федерации, который будет отвечать за это важнейшее направление деятельности жизни нашего государства, предоставить такому совету компетенцию консультирования госорганов в вопросах национальных и межнациональных отношений. Мы не требуем равноправного участия с государством. Мы хотим консультировать, мы хотим помогать, мы хотим участвовать в этих процессах. Мы хотим, чтобы эти процессы происходили совместно с нами.

В дальнейшем можно было бы рассматривать возможность формирования при Федеральном Собрании или при других органах Общественного совета по делам национальностей по аналогии с Общественной палатой или включать представителей федеральных национально-культурных объединений и автономий в состав Общественной палаты.

Затрону ещё одну возможность для дискуссий государства и гражданского общества в лице национальных культурных автономий. Это межведомственная группа по вопросам межнациональных отношений. Группа носит государственный характер, но было бы неплохо, если бы в качестве общественных экспертов, консультантов к деятельности этой группы привлекались представители национально-культурных автономий. Согласитесь, что это пошло бы только на пользу делу.

Второе конкретное предложение. Мы считаем, что должна быть многолетняя государственная программа поддержки этнокультурной самобытности всех этносов, и одновременно эта же программа должна быть ориентирована на формирование общегражданской идентичности. Каждый этнос должен видеть возможность участвовать в этой программе: где-то поддержка школы, где-то поддержка культурного центра, творческого коллектива и так далее, но это должна быть системная, регулярная и перспективная, на много лет ориентированная программа. Естественно, мы не говорим о том, что в ФНК должны получать зарплату. Нет, мы говорим о том, что должна быть система мероприятий: ФНКА конкурируют, участвуют в реализации этой программы, получают средства, реализовывают её, но это носит системный характер, а не от случая к случаю. Потому что если расстояние между проектами очень большое, то ФНКА, извините, может за это время существенно ослабнуть, если не сказать – погибнуть.

Второе. Мне кажется, в федеральный закон №74 об НКА необходимо внести изменения, касающиеся статуса социально ориентированной организации – ФНКА как социально ориентированная организация. Это даёт возможность получать поддержку с использованием меньшего налогообложения.

Наконец, я хотел бы сказать об очень больной теме для НКА и для других общественных организаций, но я сейчас говорю об НКА. До 1 января 2011 года мы как ФНКА российских немцев платили социальный налог 14%. С 1 января текущего года мы платим 34,2% социальный налог. Понятно, что наши возможности в связи с этим как института гражданского общества существенно сократились. Мы хотели бы делать больше, но у нас это не получится, потому что очень много средств съедает налогообложение. Мне кажется, здесь есть над чем подумать. Не может ФНКА народа России и «Газпром» платить одинаковые налоги. Наверное, здесь есть над чем подумать.

Далее. Нам казалось, что законодательство, по-моему, Госдума… Я был в отъезде, я был на Петербургском диалоге, поэтому не в курсе. Но мне кажется, Госдума приняла закон об изменениях в налоговом законодательстве, во вторую часть Налогового кодекса. Суть этих изменений: понимаете, мы хотим, чтобы ФНКА была действенным институтом гражданского общества, и была партнёром – серьёзным, солидным, ответственным партнёром государства. Но это можно сделать только двумя путями. Либо государство просто нас поддержит с помощью государственных программ – и это правильный путь. Но второй путь – это дать возможность самим и самому институту ФНКА дать удочку – не рыбу, а удочку – с тем, чтобы институт ФНКА с помощью этой удочки мог ловить рыбу. Для этого необходима, скажем, льгота на налогообложение, для этого необходима поддержка меценатства, для этого необходимы те программы, которые будут стимулировать наши организации работать самим: не просто быть нахлебником на шее у государства, но и самим добывать для себя средства для своей культурной деятельности.

Естественно, мы говорим о том, что концепция государства национальной политики Российской Федерации, которая была принята много-много лет назад, наверное, нуждается в доработке. И мы бы могли тоже наши предложения с нашей стороны сделать, если нас призовут и попросят, чтобы мы внесли такие предложения с нашей стороны сделать, если нас призовут и попросят, чтобы мы внесли такие предложения.

Как гражданин Российской Федерации, я считаю, что институт ФНКА должен стать не только ответственным и серьёзным партнёром. Мы и сейчас стараемся быть ответственными: мы не политизируем национальные темы, мы работаем с населением, мы проводим огромное количество реальных мероприятий – и курсы немецкого языка, и другие мероприятия, точно так же, как и все НКА. Но мы должны стать ещё и более или менее самостоятельным участником этого процесса. Мы должны, мне так кажется, иметь возможность доносить нашу позицию до руководства страны.

Я вам приведу конкретный пример. Возможно, с созданием «Народного фронта» и что-то изменится, я не могу пока сказать. Но в следующем году исполняется 250 лет со дня массового переселения немцев в Россию на основании манифестов Екатерины II. Тема просто очень выигрышная, очень интересная. Я уже говорил с немецкими коллегами, Министерством внутренних дел, послом Германии в России. Как-то меня там принимали – услышали эту тему и говорят: да, тема, действительно, очень хорошая, её надо поднять на межгосударственный уровень.

Владимир Владимирович, как-то у меня не получается дойти до Вас или до кого-то «наверху». Извините, я говорю просто, так, как оно есть.

В.В.Путин: Поэтому я сам к Вам пришёл.

Г.Г.Мартенс: Вот это здорово!

В Германии проживают 4 млн соотечественников. Такая тема: здесь задача нового межправсоглашения между Россией и Германией по поддержке российских немцев. Я не могу добиться ни от кого серьёзного ответа, серьёзных подходов к решению этих вопросов. Я принёс с собой документы. Я был бы Вам благодарен, может быть, если бы Вы нашли в будущем 10 минут для того, чтобы обсудить такие темы.

В.В.Путин: Спасибо.

Г.Г.Мартенс: Спасибо.

В.В.Путин: Михаил Анатольевич (М.А.Членов) говорил здесь про Минрегионразвития. Я так понимаю, Вы полагаете, что этого недостаточно?

Г.Г.Мартенс: Ну ЖКХ…

В.В.Путин: Межнациональные отношения там на втором плане, да?

Г.Г.Мартенс: Вот не работает у нас программа…

В.В.Путин: Ну да. Если Вы не можете добраться для того, чтобы решать вопросы, связанные с 250-летием переселения немцев, то это значит, что всё-таки там происходит какой-то сбой. Мы подумаем, как это организовать.

Что касается постоянных контактов, я в начале своего выступления, в начале нашей встречи как раз сказал о том, что предлагаю на площадке Общероссийского народного фронта сделать постоянную контактную группу по проблемам, которые мы сегодня обсуждаем. Можно это формализовать и непосредственно на площадке Правительства Российской Федерации. Для этого мы в аппарате специальный отдел создадим и подумаем, как улучшить (особенно это касается даже не сегодняшнего дня, а будущего, послевыборного периода) работу соответствующего министерства. Не знаю, нужно его делить, выделять отдельно. Конечно, для такой страны, как Россия, наверное, специальное, специализированное ведомство было бы востребовано. Обязательно подумаем.

Я благодарен вам за проблемы, которые вы набросали. Я практически все их пометил. Здесь я вижу четыре проблемы основные и предложения по решению некоторых вопросов.

Что касается конкретики такой, как 74-й федеральный закон, – статус как социально-ориентированной организации, – конечно, это можно сделать, наверное. Посмотрим, какие там последствия.

Соцналог 34% – это тоже просто в общем порядке решение приняли, не задумываясь, видимо, о том, какие функции выполняют эти организации. Ваше предложение по поводу того, чтобы в отношении этих организаций ввести особый льготный режим налогообложения… Я так понимаю, что при осуществлении коммерческой деятельности…

Г.Г.Мартенс: При осуществлении общественной деятельности. Владимир Владимирович, при осуществлении общественной деятельности мы сейчас платим такие же налоги, какие, скажем, «Газпром» или другие коммерческие структуры...

В.В.Путин: Льготы для кого? Для того, кто дал деньги? Или для НКО? Мы разберёмся в этом, потому что если кто-то даёт деньги, если это благотворительность, то он даёт из прибыли, уже всё очищено от налогов. Понимаете? А если речь идёт о налогообложении самих организаций, не коммерческой деятельности… Тогда, конечно, общего режима быть не должно. Мы обязательно подумаем. Но если речь идёт о коммерческой деятельности, то тогда (вы все здесь люди взрослые, понимаете, да?), если мы введём льготное налогообложение коммерческой деятельности каким-то национальным организациям, то у нас весь бизнес сразу станет исключительно национальным. Обязательно подумаем. Спасибо Вам большое. Пожалуйста.

В.Н.Казаков: Казаков Валерий, ФНКА «Белорусы России». Владимир Владимирович, Вы уже 11-й год в разных ипостасях создаёте новый храм, имя которому великая независимая и сильная Россия.

Во-первых, огромное Вам спасибо от всех за то, что Вы нас собрали именно сегодня, здесь. Я думаю, что это первый шаг к очень серьёзному разговору. Потому что разговор назрел, и не всё так у нас хорошо, как нам бы хотелось это услышать. Действительно, ФНКА состоялись, и Генрих Генрихович абсолютно прав – мы берём какую-то часть задач государства на себя. Но существует два закона: это закон о ФНКА и общественных организациях. Эти законы под собой не имеют финансовой базы, то есть они не наполнены финансово и не обеспечивают работу федеральных социальных, культурных экономик. Я категорический противник любых льгот, которые могут предоставляться под любыми уловками, потому что льготами будут пользоваться не национально-культурные автономии, а коммерческие структуры, которые будут якобы оказывать нам какие-то услуги. Необходимо всё-таки иметь нормальные, наполненные, стабильно утверждённые Государственной Думой программы, которыми полноценно культурные автономии могут пользоваться.

Второе, я думаю, что дискуссионная площадка нашего сегодняшнего собрания должна развернуться всё-таки в полнокровный государственный орган, который вплотную займётся национальными проблемами в России. Вы правильно сказали, у нас около 200 (170-180 – по-разному считают) национальностей, и пойти некуда. Сегодня МИД занимается по своей линии, Минрегион – по своей линии, МВД – по своей, миграционная служба – по своей, а какой-то сконцентрированной организации, куда можно прийти и обратиться, и получить конкретную помощь, у нас не существует. Точно так же, как у нас не существует действующей единой программы работы с национальными автономными диаспорами.

И последнее. Владимир Владимирович, многие из наших соотечественников, мы вообще считаемся частью тела российского – Русской православной церкви и католических конфессий. Белорусы – многоконфессиональная народность. Мы очень обеспокоены тем, что какие-то экономические и иные государственные нестыковки в Белоруссии и России выходят в публичную плоскость, особенно в плоскость отдельных политиков, которые на этом пытаются заработать какие-то дивиденды, что с нашей стороны, что с той стороны. И мы хотели бы создать, действительно, какую-то площадку, чтобы мы привнесли сюда именно народную дипломатию и показали, что никаких отношений – это два братских народа, и не дай Бог, произойдёт какая-то трещина. Потому что и другие республики (я общаюсь со своими коллегами) тоже смотрят, как Россия будет вести себя с одной из своих основных союзниц – с Белоруссией. Огромное спасибо.

В.В.Путин: Спасибо. Вопрос очень важный и тонкий. Собственно говоря, все здесь выступавшие, ну не все, последние выступавшие, как раз говорили о том, что нет в федеральных структурах постоянно действующего партнёра. Я обратил на это внимание: для ФНК нет постоянно действующего партнера где-то в Правительстве либо там в Администрации. Но мы обязательно обратим на это внимание. Я исходил из того, что у нас министерство, Минрегион, занимается этим и там есть соответствующее направление. Мне представлялось, что этого достаточно. Из того, что здесь звучит, из того, что я сейчас слышу, явно этого недостаточно, и мы на это обратим внимание.

Теперь по поводу поддержки. Мы пока до конца ещё не закончили бюджет. Посмотрим, что можно сделать. Там, наверное, не ахти какие деньги великие, но, может быть, в бюджете следующего года уже посмотрим на возможность выделения какого-то количества средств для прямой поддержки деятельности национальных объединений. Вот это, видимо, очень важная, совершенно конкретная вещь. Но и, разумеется, посмотрим по налогообложению – сейчас я просто не хочу забегать вперед: это вопросы тонкие, нужно, чтобы специалисты подумали, но такое поручение я обязательно дам.

Пожалуйста, Ариф Пашаевич (А.П.Керимов – президент Федеральной лезгинской национально-культурной автономии).

А.П.Керимов: Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович! Разрешите от имени Федеральной лезгинской национально-культурной автономии поблагодарить Вас, руководство «Народного фронта» за ту площадку, которую Вы создали. Это прямая связь общественного института с властью. Мы благодарны и полностью поддерживаем Вашу идею создания «Народного фронта». Полностью.

Я знаю мнение и настроение лезгинского народа (650 тыс. его живёт в Южном Дагестане), который полностью поддерживает Ваши идеи. Поскольку мы по национальным и межконфессиональным вопросам наши предложения письменно готовили, я потом представлю их в штаб «Народного фронта». Я хотел бы по другому вопросу – вопросу, который наш друг, руководитель Еврейской автономии, Михаил Анатольевич затронул, вопросу о соотечественниках. Как многие знают (а многие и не знают о судьбе лезгинского народа), получилось исторически так, что Иосиф Виссарионович Сталин в 1921 году на 2-м съезде нас разделил – приказал по реке Самур провести границу. Часть исторической (до нашего века) лезгинской территории отдали в состав Азербайджана, а другую часть – в состав Горской республики (нынешний Дагестан).

До 1991 года эти границы были святыми, мы были единым государством и ничего не чувствовали, общались. Но после 1991 года общественно-политический склад резко изменился. Лезгины как разделённый народ потеряли свой политический и социальный статус и в России и в Азербайджане… Последняя справка, недавно, месяц назад: ОБСЕ признают, что в Азербайджане – 700 тыс. лезгин, а по нашим данным, не меньше 1 млн 100 тыс. Весь вопрос в том, что после развала Советского Союза, Владимир Владимирович, лезгинский народ столкнулся с серьёзной, очень серьёзной проблемой. Родственники не могут общаться друг с другом. Такой границы, наверное, в советское время с капиталистическими странами у нас не было.

Или недавний инцидент, связанный с двумя российскими анклавами в составе Азербайджана. Эту территорию, два села (Храх-уба и Урьян-уба) передали в состав Азербайджанской Республики. 600 человек, российских граждан бросили на произвол судьбы. Я об этом писал Полномочному представителю в Северо-Кавказском округе А.Г.Хлопонину, в МИД, но никто меня не принял. Мне удалось там встретиться с заместителем начальника управления. Хорошо, отдали. Самое главное, граница Советского Союза, которая между Россией (РСФСР) и Азербайджаном была, почему-то изменилась. Вдруг лезгины встали утром – с азербайджанской стороны границу перевели на российскую сторону.

Самое главное в Южном Дагестане – лезгинам не хватает питьевой воды. Река Самур оказалась в собственности Азербайджана, и водораздел, который и в царские времена был устроен там, и мост – всё оказалось сейчас в собственности Азербайджана. За 20 лет 90% мы бесплатно Азербайджану отдали. Бесплатно! 90% могла обеспечить самурская вода. Но сейчас хотя бы нельзя так делить! И я Вам открыто говорю это: очень возмущён лезгинский народ. Вы знаете, что это самый спокойный регион в Южном Дагестане, лезгины – самый законопослушный российский народ всегда был, есть и будет. Но это событие, позиция нашего МИДа…Я не буду это оценивать.

В.В.Путин: Это когда, год назад было примерно или полтора?

А.П.Керимов: 17 июня Госдумой ратифицирован, несмотря на…

В.В.Путин: А! Сейчас было.

А.П.Керимов: Да-да. Несмотря на то, что народ собрал подписи, просил: уважаемая Госдума, уважаемые депутаты, подождите полгода, пока не будет решён вопрос с российскими анклавами Храх-уба и Урьян-уба, это наши анклавы.

Таких примеров в мире много. Узбекистан имеет три анклава на территории Таджикистана и Киргизии. А почему мы отказались, добровольно всё отдали? Хорошо, отдали. Есть международный договор, согласен. Я понимаю, его надо соблюдать, но зачем-то новые границы провели. Нас уже второй раз разделили – в 1921-м году и сейчас, в 2011 году. Ещё и с нашей территории все источники воды отдали туда, и мы этим очень недовольны.

Вот недавно, когда я узнал, что будет встреча с Владимиром Владимировичем, много уважаемых лезгинов, в том числе наш философ, директор Института философии, другие представители научной интеллигенции, встретили меня и просили передать, что отдали весь ресурс, а что получили взамен? Отдали, а что получили? Ничего! И 600 человек – просто на произвол судьбы. Я Вас прошу, Владимир Владимирович, этот вопрос поручите Вашему аппарату, чтобы был контроль. Пока Вы не будете, никто ничего не будет делать.

Азербайджан им предлагает за их имущество всего 45 тыс. долларов. Людям, которые 100-150 лет там живут, 45 тыс. долларов! В Дагестане можно купить четыре сотки земли, потому что в Дагестане земли нет свободной: маленькая республика, горы с той стороны, Каспийское море. Поэтому я Вас прошу, Владимир Владимирович, в этом вопросе оказать содействие, чтобы этим людям выделили земельные участки, чтобы было какое-то финансирование, чтобы они могли приехать… Они отказываются от гражданства Азербайджана… Они говорят: не хотим, мы были россиянами и умрём россиянами.

В.В.Путин: Так как-то провели границу, да, не уточнили её?

А.П.Керимов: Да-да. Новую, абсолютно новую границу. Которая перед Советским Союзом была… И новую границу провели на российской стороне. Почему, на основании чего, что взамен мы получили? МИД говорит, что мы газ получаем от них…

В.В.Путин: Ну газа у нас самих хватает. Там вопрос с водозабором, да? Старые станции какие-то, я уже не помню, не занимался сейчас.

А.П.Керимов: Я документы подготовил, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Давайте, хорошо.

А.П.Керимов: Отдам Вашим помощникам, если позволите.

В.В.Путин: Хорошо.

А.П.Керимов: И последний вопрос, Владимир Владимирович. Национальная культурная автономия Северного Кавказа (всего две автономии – Лезгинская , мы же самый южный народ, и Карачаевская автономия) – это очень серьёзная сила, серьёзный партнёр, самое главное – надёжный партнёр государства, национальная сила. Я всегда исходил из того, что мы никогда ни копейки иностранных денег не получили и, пока живы, не будем получать никогда… Это очень надёжный партнёр.

И последнее, Владимир Владимирович. Молодые ребята, молодые учёные, которые уходят из нашей автономии… Экономисты готовили социально-экономическое развитие Южного Дагестана. Мы эту программу представили Хлопонину, он одобрил, она очень понравилась и Минрегиону. Почему-то правительство Дагестана очень ревниво относится к нашей программе. Да потому что, насколько я понимаю, в социально-экономическом развитии нашей программы нет коррупционной составляющей. Здесь конкретно написано: кирпич – 1 рубль. И правительство Дагестана игнорирует, несмотря на то, что Ваш заместитель одобрил, Минрегион одобрил. Просим в этом вопросе тоже нас поддержать.

В.В.Путин: Как называется эта программа?

А.П.Керимов: «Социально-экономическое развитие Южного Дагестана».

В.В.Путин: Это рассматривается в правительстве Дагестана сегодня, да?

А.П.Керимов: Рассмотрели Хлопонин и Минрегион. Они одобрили, а Дагестан игнорирует: «У нас есть своя программа, мы готовили, в Минэкономразвития готовили…» Но, насколько мы получили информацию из аппарата полпреда, наша программа в 20 раз сильнее, конкретнее и без коррупционной составляющей, чем та, которую готовит правительство Дагестана.

Я, Владимир Владимирович, с Вашего разрешения пару слов хотел бы также сказать о межнациональных отношениях. Недавно вышло интервью одного российского политолога, Агентство политических новостей. Там основной вопрос – как можно развалить Россию, и политолог отвечает журналистам. Все сигналы, понимаете, не должны из Москвы идти. Пока мы в Москве будем наводить порядок в мозгах, трудно будет нам...

В.В.Путин: Трудно не будет. Мы народ для этого и собрали с вами, чтобы ответить на другой вопрос – как укрепить Россию.

А.П.Керимов: Спасибо, Владимир Владимирович. Знаете, что этот политолог предлагает? Говорит: я – сторонник того, чтобы все мусульманские территории отделить от России. Ему задают вопрос: а как это сделать, механизм у вас есть? Он говорит: есть. А что за механизм? Для этого надо создать международные комиссии под руководством одного из бывших президентов Соединённых Штатов Америки, чтобы всё было цивилизованно. Это государственное агентство!

В.В.Путин: Мудрый такой человек, мудрый… Лезгинам отдать его. Они решат, что с ним делать, с таким политологом.

А.П.Керимов: Владимир Владимирович, хочу сказать: мы полностью поддерживаем «Народный фронт». Хочу Вам передать пожелание моего народа. Мне так сказали: передайте Владимиру Владимировичу, нашему уважаемому лидеру, надо продолжать начатую работу до конца. Это просьба народа. Пока просьба. Может быть, на каком-то этапе это будет требование, чтобы Вы до конца продолжали начатую работу. Спасибо, благодарю за внимание.

В.В.Путин: Спасибо. Я не ответил на озабоченность по поводу всяких перебранок у нас наверху в отношениях между Белоруссией и Россией. Вы знаете, мне только остаётся сожалеть об этом. Мы со своей стороны делаем и будем делать всё, чтобы этого никогда не было. Но меня действительно беспокоит: я вижу, что сейчас даже на бытовом уровне уже возникают проблемы. Это очень плохо.

Пожалуйста.

А.А.Абрамян: Ара Абрамян, президент Союза армян России.

Уважаемый Владимир Владимирович! Более 10 лет уже Союз армян России успешно работает над межнациональным молодёжным вопросом в России. У нас более 640 городов есть в филиале, и мы работаем со всеми национальностями. Я скажу, за 10 лет мы сделали очень много: наша общественная организация каждый год делает более 2 тыс. мероприятий. Создание «Народного фронта» у нас поддерживают все 640 отделений. Мы видим механизм реализации тех идей, предложений, которые возникают у нас в межнациональной и молодёжной политике.

Много уже наши коллеги сказали, я не буду много времени отнимать. Я просто хотел сказать: есть действительно проблема в молодёжной политике. Сегодня в России это существует. Она намного меньше стала в последнее десятилетие, но всё равно она есть, и это постоянно волнует молодёжь. Даже вечерами мы не можем проводить серьёзные мероприятия в центральной части города Москвы. Иногда есть и убийства, и разные проблемы. Я бы хотел предложить создать при «Народном фронте» какой-то комитет, какую-то комиссию, такую площадку, чтобы мы все вместе в межнациональной общественной организации могли обсуждать те проблемы, которые есть в национальных вопросах, в молодёжной политике. И каким-то образом через «Народный фронт» довести до высшего руководства страны – до Вас, чтобы Вы были в курсе дела. Это очень важный вопрос.

Мы в прошлом году провели в Сочи Всероссийский молодёжный форум. Все регионы участвовали – более 80 молодёжных организаций. Действительно, когда их слушаем, проблемы есть везде уже на уровне социальных вопросов: вузы, наркомания, криминальная часть. И есть, конечно, очень успешная молодёжь.

Чтобы это всё сформировать… Сегодня времени мало, чтобы всё рассказать об этом. Если будет такая площадка здесь, при «Народном фронте», мы могли бы об этом говорить, всё обсуждать. Эти вопросы довести до Вас, чтобы государство, высшее руководство приняли меры. И это как площадка, механизм общения молодёжи в национальных вопросах и государства… Было бы очень хорошо, вот в дальнейшем – если Вы позволите, я дам Вячеславу Викторовичу (В.В.Володин – заместитель Председателя Правительства Российской Федерации, руководитель Аппарата Правительства Российской Федерации)предложения полностью, – так и работали бы дальше. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо. Владимир Иванович, пожалуйста.

В.И.Долгих: Уважаемый Владимир Владимирович! Ваше Святейшество! Здесь прозвучало колоссальное количество мудрых, замечательных мыслей, и против них трудно что-нибудь сказать. Я думаю, что наше внимание должно было бы быть сосредоточено, во что превратить все эти мудрые, правильные мысли, – о положении дел, о положении с молодёжью. С моей точки зрения, положение с молодёжью у нас подошло к критическому уровню, потому что власть денег, забвение чести, совести, духовности, приобрели невиданные масштабы, и это грозит государству очень серьёзными потерями в будущем.

Мы потеряли уважение к труду, награждаем только людей по виду, не за трудовые доблести, и это, с моей точки зрения, неправильно. Надо подумать, что нам сейчас делать. С моей точки зрения, государство должно выработать сейчас какую-то самую серьёзную государственную программу, где нашли бы отражение вопросы просветительского порядка. Надо нацелить на это наши общественные организации, которые должны думать о внедрении духовности, чести, совести, распространять традиции, которые имеют огромное значение.

Вы правильно недавно выступали и говорили о порядочности. Вопрос этот приобретает колоссальное значение: справедливость, порядочность – это надо распространять. И я думаю, что это, может быть, частный случай, но ветеранские организации занимаются сейчас в школах и так далее, и так далее, мы в этом отношении проводим большую работу, но она, к сожалению, недостаточная. Нужно затронуть этой государственной программой семью, родителей, повышать их ответственность, надо в школах какие-то родительские комитеты соответствующими правами наделить. Молодёжи надо всё-таки отдать и спортивные залы и так далее. Всё это должно находиться в этом направлении постольку, поскольку оно имеет сейчас решающее значение для страны. Надо, чтобы этим вопросом занимались, конечно, главные лица государства. Вопрос заслуживает внимания. И то, что сегодня и Вы, и Патриарх принимаете участие, я думаю, что это имеет огромное значение. Но надо, чтобы в каждом регионе провести не только федеральную линию, чтобы в каждом регионе была сосредоточена своя работа в этом отношении и чтобы каждый губернатор отвечал за это дело – не только за темпы роста экономики, добычу нефти и так далее, но надо видеть за всем этим человека. В ряде мест это процветает, но оно не поддерживается.

Я недавно был в Красноярске, я вам скажу, там есть школа Мамиашвили, которая занимается борьбой. Я думал, там маленькое количество людей, но когда я пришёл – там 2 тыс. ребятишек занимаются, но нет поддержки. Надо, чтобы это всё пошло в дело. Я думаю, что если это будет стационарная, постоянная площадка для общения… Надо вносить и отрабатывать предложения. Если этого мы не сделаем, разойдёмся – всё останется на прежнем уровне. Надо, чтобы этого не произошло.

В.В.Путин: Значит, мы найдём такого координатора, который действительно превратит сегодняшнее наше мероприятие в постоянно действующую площадку. Не просто так, чтобы мы собирались и говорили обо всём, а будем выбирать конкретные вопросы и их рассматривать. Я не помню сейчас, кто из коллег здесь предлагал или говорил – по-моему, Михаил Анатольевич, – что очень мало привлекают национально-культурные автономии для разработки федеральных законов. У нас ведь есть по всем другим направлениям, когда мы работаем с Думой, так называемое нулевое чтение. Если вопросы, которые мы рассматриваем на государственном, на парламентским уровнях, так или иначе касаются национальной политики, то, конечно, такое нулевое чтение надо бы проводить как раз с представителями культурных автономий.

Пожалуйста, Олег Дмитриевич (обращаясь к О.Д.Бакланову – председателю правления Международного союза общественных объединений «Киевская Русь»).

О.Д.Бакланов: Владимир Владимирович, первый вопрос. Очень своевременно, что эта площадка реализовалась, и мы будем всячески поддерживать. Я выступаю от Украины. У нас в России сейчас живут где-то порядка 12-13 млн человек, которые имеют родственные и другие очень плотные связи. И на Украине живут столько же примерно людей (я сам с Украины, я это говорю ответственно), которые имеют связи. Что нам надо?

Первое. В советское время была «Социалистическая Украина». Хотя мы жили в одной стране, она издавалась на украинском языке, и другие газеты издавались на территории РСФСР на украинском языке. Я этот вопрос ещё начал решать с Кучмой, моим однокашником, но до сих пор вопрос не решён. Я считаю, что мы, Россия, должны занять активную позицию в этом вопросе, и сделать это, и тогда руководству Украины будет неудобно говорить о том, что на Украине нет такого же ответа. Я думаю, что это было бы правильно.

Второй вопрос – надо сделать украинский телеканал. Это будет шаг к сближению, потому что там, на далёком западе Украины, есть такая категория людей, которые были связаны в своё время с фашистами. Я был во время оккупации в Харькове, и видел, что такое живые фашисты, и я знаю, что у них есть пособники до сих пор. Их надо перевоспитывать – и не просто словами и увещеваниями, а подавать пример такого плана, как я сказал.

И последний вопрос. Я не прошу. Мы делаем свою небольшую газету, но мы хотели бы иметь преференции, и я бы просил Вашего поручения… Вячеславу Викторовичу (В.В.Володин) мы изложим это дело, чтобы подготовили эти предложения.

И последнее. Мы сотрудничаем по космосу, оборонке, авиации, но у нас нет площадки. Мы работаем на украинской площадке (здесь есть культурный центр Украины), а у нас нет площадки для того, чтобы решать эти вопросы. Мы решаем по коммерческим связям, и нам хотелось бы, чтобы мы здесь, на базе Москвы, имели бы хотя бы 500 м. Мы тоже ставили этот вопрос, но он до сих пор нашими «законниками» не решается никак. Я прошу Вашей поддержки и помощи вот в таком виде, чтобы мы поработали с Вячеславом Викторовичем (В.В.Володин), мы подготовим такие предложения. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо, я пометил. Пожалуйста.

Т.К.Дусенбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Друзья и единомышленники! Мои коллеги очень многое сказали. Я бы хотел огласить некоторые свои этнические задачи. Федеральная национально-культурная автономия казахов России была зарегистрирована четыре года назад с надеждой на решение, я считаю, для казахов России очень главного вопроса – изучение родного языка. Сегодня состояние казахского родного языка мы считаем в России недостаточным, хотя есть силы для решения этих вопросов. Сегодня единственная школа в Алтайском крае, в посёлке Кирей – единственная школа в Российской Федерации – подлежит закрытию из-за финансирования. И сегодня наша молодёжь казахская…

В.В.Путин: В Алтайском крае или в Республике Алтай?

Т.К.Дусенбаев: Нет, в Алтайском крае, посёлок Кирей. Единственная школа, которая работала в течение 70 лет в Российской Федерации…

В.В.Путин: На казахском языке там преподают?

Т.К.Дусенбаев: Да, на казахском языке. В остальном мы, казахи России, не имеем возможности изучать свой родной язык, хотя мы проживаем в приграничных районах: это Астрахань (170 тыс.), Волгоград (50 тыс.), Оренбург (130 тыс.) – где-то около 400 тыс. вдоль границы. И сегодня наши дети комплексуют ехать в Казахстан в связи с тем, что не знают своего родного языка. Сегодня мы ездили на Всемирный курултай, который был в Астане в мае и в котором участвовало 35 стран мира. По многим позициям мы, естественно, достойно выступили, по футболу заняли 1-е место. Но когда касается состязания акынов, допустим, здесь мы уже комплексуем и состязанию не подлежим.

Поэтому вот эти два вопроса, Владимир Владимирович, которые мы в течение многих лет хотим решить законотворчески. Мы обращались во все инстанции – и в Министерство образования России, и в региональном масштабе ко всем обращались – и в Омске, и в Саратове, но вопрос не решается. Хотелось бы Вашего содействия. В течение многих лет мы не можем решить. Центр у нас как федеральная автономия в Самаре, мы уже в течение семи лет решаем вопрос о выделении участка земли. Хотя и есть возможность построить, но к вопросу относятся очень неэффективно, скажем так. Когда Константин Алексеевич (К.А.Титов – бывший губернатор Самарской области) был губернатором, мы ставили этот вопрос. Сегодня Владимир Владимирович Артяков(губернатор Самарской области), и мы уже имеем несколько папок писем, просто отписок, и никак не можем решить. В целом на высоком уровне все говорят, что Казахстан и Россия – стратегические партнёры, но решение вопросов почему-то не идёт.

В.В.Путин: А землю не выделяют.

Т.К.Дусенбаев: Да. Поэтому хотелось бы решения этих вопросов, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Я с ним поговорю обязательно, с губернатором.

Т.К.Дусенбаев: Я думаю, что у казахов России межнациональных конфликтов вообще нет и никогда не было.

В.В.Путин: Конечно.

Т.К.Дусенбаев: И если вот эти вопросы языка решатся – мы жили хорошо, нам живётся хорошо и будем жить хорошо.

В.В.Путин: Хорошо, поработаем обязательно.

Пожалуйста, Альвидас Антанас (А.А.Мулиулис – председатель Федеральной национально-культурной автономии литовцев Российской Федерации).

А.А.Мулиулис: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания, Ваше Святейшество! Я прежде всего, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить Вас за представленную возможность сегодня нам всем собраться на площадке «Народного фронта», поговорить с Вами, пообщаться, задать вопросы и также пообщаться между собой.

Так уж исторически и географически сложилось, что литовцев больше всего, одна треть живёт в самом Западном регионе нашей страны – в Калининградской области. На территории этого маленького, небольшого региона проживает 132 национальности, и нас всех объединяет одно: мы все – граждане России.

Как уже все здесь говорили, многообразие культур, многообразие традиций, обычаев – это и есть культурное богатство России. Но вот парадокс: мы сегодня имеем возможность ходить пешком и в Литву, и в Польшу, а вот чтобы попасть на поезде на большую территорию России (мы так называем), надо пересечь две страны – Белоруссию и Литву. 24 часа идёт поезд Калининград-Москва со всеми таможенно-пограничными вариантами.

В то же время мы знаем, что это расстояние при современной технике, технологиях можно преодолеть за семь часов, есть тому хорошие примеры. И многократно, периодически встречаясь с нашим губернатором (у нас создан совет национально-культурных сообществ), мы поднимали этот вопрос. Но, похоже, в одиночку этот вопрос решить невозможно, поэтому, Владимир Владимирович, просим Вас найти возможность финансирования железных дорог, для того чтобы запустить скорый поезд Калининград-Москва.

Я думаю, что мы, граждане России – не важно, к какой национальности мы относимся, – будем ближе к России, будем более полноценно чувствовать себя россиянами. Не у многих есть сейчас возможность летать на самолётах, а подавляющее большинство наших граждан не могут этого себе позволить, поэтому хотел бы, чтобы Вы обратили на это внимание. Спасибо.

В.В.Путин: Это, конечно, одна из острых проблем – связь анклавного региона с остальной частью России, безусловно. Вы знаете, мы ввели как раз льготные перевозки на авиационном транспорте: молодые люди и люди пожилые (с 60 лет) будут иметь возможность летать по дешёвому тарифу.

Что касается поездов, то здесь не только от нас зависит, но и от вашей исторической родины, от Литвы, тоже в немалой степени. Мы с ними в контакте. Надо сказать, что в общем и целом диалог идёт нормально, в спокойном режиме мы будем договариваться. Конечно, нужно ускорять и нужно ликвидировать эти барьеры.

Это в значительной степени будет связано, конечно, и с тем, как мы будем решать эти проблемы с ЕС в целом, но и на двусторонней основе тоже кое-что можно дополнительно сделать. Вы наверняка знаете, что за последние годы всё-таки были решены определённые вопросы, связанные с облегчением переезда и по железной дороге, и по автомобильным дорогам: соответствующие решения приняты. Но я согласен с вами: этого недостаточно, нужно стремиться к тому, чтобы максимально разбюрократить всё, что связано с контактами между людьми. Мы обязательно будем продолжать работать, даже не сомневайтесь.

А.А.Мулиулис: Для справки, сейчас билет из Калининграда в Москву стоит 16 тыс. рублей. Я не знаю, почему так резко возросли цены, наверное, потому что остался один «Аэрофлот», нет конкуренции.

Реплика: В одну сторону?

А.А.Мулиулис: В две.

В.В.Путин: Но я повторяю, там ещё льготная перевозка будет.

С.В.Ряховский: Владимир Владимирович! Ваше Святейшество! Уважаемые священнослужители и руководители национальных диаспор! Я представлю Совет глав протестантских церквей. Это очень большое сообщество, более 5 тыс. зарегистрированных религиозных организаций. У нас как бы, слава Богу, всё с переменным успехом. Я очень благодарен за то, что делает его Святейшество в этой сфере: нормализация государственно-конфессиональных отношений. Вопрос у меня очень простой. В последнее время участились случаи… Например, я был на приёме у министра обороны по поводу передачи нам одной базы, которую мы занимаем уже 13 лет. Кингисеппский район нам её выделил, но формально должно передать Министерство обороны. У нас там самые крупные центры реабилитации наркозависимых, всего у нас по России более 550. До сих пор вопрос не решается. Нам сейчас предложено взять в дорогую аренду. Мы вложили 30 млн. Понимаете, Владимир Владимирович, всё, что мы просим… У нас огромное количество социального служения, мы не занимаемся политикой и не собираемся ею заниматься, мы служим нашему народу. Мы хотим, чтобы страна была сильная, здоровая, чтобы такое зло, как пьянство, наркомания и многое другое было на корню уничтожено. А нам говорят так: да, вы вложили деньги, да, вы эту базу превратили в игрушку, всё здорово, но платите деньги дальше. Мы говорим: простите, а что нам делать? Как что делать? «Народный фронт», Путин, вперёд.

В.В.Путин: Так и сказали?

С.В.Ряховский: Это говорят многие чиновники сейчас. Вот как будто, знаете, с цепи сорвались и на Вас переводят стрелки. Я подготовил ряд писем и таких писем много…Мы относимся к социально-ориентированным организациям. Нам говорят: да, вы ориентированы, земли в России много, всего много, пустующих зданий много, но не дадим. Это примерно вот так. Владимир Владимирович, просьба огромная, Вы упомянули в начале Вашего выступления, что будет создан некий координационный центр. И вот этих «кому передавать»... Вячеславу Викторовичу я готов сегодня передать, я приготовил на Ваше имя…

Вопросов много, они мелкие, ничтожные – мы не просим денег, просим только, чтобы не мешали делать ту работу, которую делают сегодня христиане, мусульмане, иудеи. Вы знаете, у нас есть потрясающий опыт. Мусульманская умма и христиане – мы вместе сдаём кровь. У нас есть дни в крупнейших городах России – вместе приходим, вместе сдаём. У нас межконфессиональные приходские футбольные команды, мы уже не первый год проводим чемпионаты на стадионе «Динамо» – разные конфессии. Хочется только, чтобы чиновники некоторые не мешали. Я Вам всё написал, больше время не занимаю. Огромное спасибо.

В.В.Путин: Да, но в футбол-то они не мешают вам играть?

С.В.Ряховский: Нет!

В.В.Путин: Слава Богу!

С.В.Ряховский: К сожалению, у нас пока выигрывают мусульмане.

В.В.Путин: Пожалуйста, Исмаил Бердиев (И.А.Бердиев – муфтий, председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесской Республики и Ставропольского края).

И.А.Бердиев: Спасибо, Владимир Владимирович. Ваше Святейшество, уважаемые коллеги, участники совещания! Сегодня мы собрались на фоне «Национального фронта». И перед этим мы, духовенство, думали, где мы должны быть в этом фронте: в центре, впереди, сзади или сбоку. Пришли к тому, что мы должны показывать путь, как идти. И то, что здесь говорили, основа ведь одна и та же. Всё исходит из религии.

Вы сказали, что мы должны уважать других людей. Приходишь в другое место к человеку (это и в Коране написано), не садись на его место, жди, пока он тебе укажет место и садись только туда, и говори, когда он тебе позволит. Это вы сказали, это всё в Коране. То, что вы делали раньше, те деньги, которые вы собирали отдельно в стабилизационный фонд – это тоже в Коране есть. Вы тогда ещё не знали, что будет такой кризис, но вы всё это предусмотрели. Это всё религия. То, что говорит Его Святейшество… Он не мог явно сказать: давайте подчиняться религии. Но мы живём в светском государстве. И даже то, что сказал уважаемый Владимир Иванович, член Политбюро СССР (В.И.Долгих), мы не забыли, мы знаем всё это. Порядочность – это всё исходит из религии.

Мы должны посмотреть на то, чтобы свою жизнь именно вести по тем законам, которые ниспосланы от Всевышнего? Конечно, здесь мы не должны трогать орла – герб России. А то Талгат (Т.С.Таджуддин) у нас один раз нарисовал одну голову в чалме, другую – с крестом. Не надо нам этого делать. Человек, забывает, когда проходит время. А мы ведь помним, в какое время мы жили… – это анархия была. С Вашим приходом, Владимир Владимирович, всё исправили, поставили на место.

И вот этому фронту мы будем помогать. Конечно, членами фронта не будут религиозные… Будем помогать, дай Аллах Вам сил и здоровья! Будем идти вместе. Спасибо!

В.В.Путин: Спасибо большое. Пожалуйста, Надежда Георгиевна (обращаясь к Н.Г.Деметр – президенту Федеральной национально-культурной автономии российских цыган).

Н.Г.Деметр: Спасибо! Я искренне благодарна, уважаемый Владимир Владимирович и Ваше Святейшество, за встречу на таком высоком уровне, за приглашение на эту встречу. Это непременно вселяет надежду на улучшение дел в будущем. Я доктор исторических наук, Деметр Надежда Георгиевна и представляю цыганскую автономию в России.

Владимир Владимирович сегодня очень правильно сказал о том, что когда приходишь в гости, непременно нужно соблюдать обычай того народа, среди которого ты появился. Я хочу сказать, что 500 лет назад цыгане появились в России и с большим энтузиазмом восприняли русскую культуру, стали частью русской культуры. Надо сказать, что сегодня даже сложно ее выделить. Например, такие явления как цыганский и русский романс уже трудно разделить. Цыганочка – русская это пляска или цыганская? – сказать тоже невозможно, настолько они сплелись.

Мы внесли очень большой вклад в развитие гражданского общества – я не буду сейчас говорить об этом, отнимать время, понимаю, что все очень устали. Но, тем не менее, мне обязательно нужно сказать о том, что это один из немногих народов в России, который не имеет своей государственности и никогда не имел ее нигде, ни на одной территории, и для которого Россия – для русских цыган – это единственная родина, и неоткуда ждать помощи. В то время как другие народы имеют какие-то свои образования или в составе СНГ, или за рубежом.

Надо сказать, что сейчас цыгане оказались в очень бедственном положении. Такого положения, я думаю, никогда не было. Они абсолютно исключены из общественной, из экономической жизни. Народ, который все обвиняют в криминальности. Борьба с криминалом как-то постепенно и очень обидно, благодаря, к сожалению, СМИ, переросла в борьбу с цыганами, что вообще недопустимо. Все это привело к вопиющим последствиям, поскольку цыган выгоняют с территорий, выселили из Калининграда – 140 домов было просто снесено бульдозером. Обвиняли их в торговле наркотиками.

Посмотрите, что сейчас происходит в Сагре. Там межнациональный конфликт на бытовой почве, никто не разобрался, главное – другое. Около 1000 человек участвуют в этом конфликте, они самых разных национальностей, я не хочу уподобляться «желтой» прессе и говорить о том, какой эти люди национальности. Но я могу сказать, что там был один цыган, который оказался во всем виноватым – совершенно естественно, потому что за него некому стоять.

Нельзя травить народ веками, нужно дать ему какую-то политику равных возможностей, дать возможность выйти из этого заколдованного круга. Это самый необразованный народ в России в настоящее время – по разным причинам, сейчас не буду это анализировать. Они абсолютно не конкурентоспособны на рынке труда именно из-за отсутствия образования. Нужны специальные программы…

То, что происходит сейчас с цыганами, это драматическое развитие событий. Народ гибнет, народу нужно помочь... Нельзя его делать без конца виноватым во всех грехах, которые происходят. Поэтому, конечно, необходима государственная помощь и создание специальной государственной программы по социально-экономическому развитию цыган как, например, по другим народам России, как есть специальные комитеты, которые создаются по делам казачества, например, при Министерстве регионального развития. До сих пор никакого нет органа, даже самого маленького представителя, самого маленького дома, в который можно было бы прийти и сказать: «Нам нужно помочь, поддержать». Нет этого нигде в России.

Я честно скажу – мы написали Вам около 10 писем в свое время и в бытность Вашу Президентом. Но, к сожалению, наверное, Вы их не получили. С Вашего разрешения я могу сегодня передать Вам одно письмо. Если можно, посмотрите, пожалуйста, помогите цыганам. Спасибо огромное.

В.В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, прошу Вас.

С.К.Садыков: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович и участники круглого стола. Президент Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев в России Садыков Союн Касумович. Я не буду долго рассказывать о своей организации, все знают, чем мы занимаемся, давно работаем. Я хотел бы предложить Общероссийскому народному фронту создать при нем экспертный совет, который бы занимался мониторингом межнациональных отношений и плюс в национальной среде.

Потому что много проблем бывает и даже многие чиновники не знают о тех проблемах, которые существуют в России. Иногда кажется, нет проблемы, просто искусственно создается, такой случай был с Кандопогой. Я был там, встречался с тем русским мальчиком. Я не видел, что там есть что-то национальное. Открыто люди сказали, что нас финансируют, нам дали команду – этот ресторан надо отобрать. Все! Такие случаи у нас часто случаются. Например, в Екатеринбурге – то же самое. У меня просьба к Общественному народному фронту, чтобы обратиться вместе во все СМИ, особенно – в НТВ, чтобы меньше показывать это зло, которое случается. Потому что мы создаем еще большее зло среди населения, среди народов. Мы на огонь льем не воду, а бензин. Чтобы таких случаев не было, нужна какая-то ответственность для СМИ, особенно – НТВ, когда хотят свой рейтинг поднять и показывают все время такие проблемы.

Второе. К сожалению, Владимир Владимирович, здесь сегодня нет русской национальной организации. Я думаю, что было бы хорошо их тоже пригласить сюда. Это дало бы толчок для межнационального согласия.

Третье. Я считаю, что самый сложный вопрос страны сейчас и в будущем – это миграционный вопрос. Никто серьезно миграционным вопросом не занимается. То есть практически эти мигранты могут или стать друзьями России (быть гражданами или не гражданами), или стать врагами России. Они могут принести ту опасность, которая существует сегодня в неразвитых странах. Федеральная миграционная служба должна очень тесно работать с национальными культурными автономиями, с национальными организациями в решении этой проблемы: создавать себе не врагов, а друзей.

Я думаю, что такую же инициативу должен взять на себя Общероссийский национальный фронт в лице Вас. Почему в лице Вас? Потому что Вас действительно любят и русские, и все другие национальности. Уважают Вас, потому что Вы действительно спасли страну. Я помню, когда в 2001 году по линии Министерства национальностей участвовал в работе Европарламента по национальному вопросу, по национальным меньшинствам. Я видел, какая же у них к нам «любовь» (в кавычках). То же и в 2003 году, в ОБСЕ. Особенно не среди европейцев, а среди политиков из бывших союзных республик. Я думаю, что то, что наше поколение потеряло Советский Союз благодаря трем друзьям, которые там были… Этого нельзя в России допускать. Если сегодня всерьез не заниматься национальным вопросом… То, что мониторинг делают МВД, ФСБ – хорошо, но надо – независимый. Когда будет независимый, точно будем знать диагноз. Если мы этого не сделаем, если мы потеряем свою страну – грош цена нам всем. Потому что это наш дом, это дом наших детей, наших внуков. Наша организация всегда готова к сотрудничеству, всегда готова дать свои идеи, предложения для того, чтобы укреплять государство. Спасибо.

В.В.Путин: Нам нужно завершать уже. Давайте вот Павел Васильевич (П.В.Суляндзига, первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока) скажет несколько слов и мы будем подводить итоги сегодняшней встречи.

П.В.Суляндзига: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Я также хотел Вам выразить искреннюю признательность за возможность участия в таком форуме, где обсуждаются очень важные для нашей страны проблемы. Я представляю Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, которая объединяет 41 коренной малочисленный народ. Из этих народов у нас 7 народов имеют численность меньше 1 тысячи и 12 народов – численность меньше 2 тысяч. Я думаю, что для нашей страны, для России очень важно, чтобы эти народы могли развиваться в общей дружной семье больших народов нашей страны. Вы сегодня очень хорошо сказали о том, что наша страна имеет очень важную ценность – наши народы. Я хотел бы сказать и о разности менталитетов наших народов. Наши малочисленные народы иногда называют детьми природы. Это и на самом деле так. У многих народов ментальность такова, что если тебя обидели, то ты должен обязательно обидчику отомстить или, по крайней мере, наказать. У наших народов все по-другому: если его обидели, то человек чаще всего кончает жизнь самоубийством. Я могу сказать, что по статистике у нас примерно 30% смертности у наших народов – суициды. Я думаю, что это показатель того, как себя чувствуют сегодня народы в нашей стране.

Государство сейчас предпринимает большие усилия для того, чтобы наши малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока не чувствовали себя обездоленными в своей стране. Однако, к огромному сожалению, результаты мы сегодня видим не очень хорошие. Это происходит потому, что на исполнительском уровне происходит очень большой сбой. Например, в Минрегионе я – персона нон-грата, потому что я, как они говорят, очень много критикую, говорю не очень приятные им вещи. Но я им говорю: «Я говорю только правду, но если правда не нравится, я тогда, наверное, готов не говорить её, если вы не хотите её слушать». И хотел бы ещё сказать: я читаю лекции студентам и у меня был один вопрос – студент задал. «Павел Васильевич, – говорит, – вы представляете народ, вот мой народ удыге, вот мы потомки Дерсу Узала. Нас осталось всего 4 посёлка, 1 800 человек». И студент говорит: «А как вы хотите сохраниться? Ведь нас так мало? Насколько возможно? Нужно ли тратить на это ресурсы, силы, время?» Я ему сказал, немножко подумав: «Я тогда отвечу вопросом на вопрос: вообще-то по сравнению с китайцами все малочисленные народы?»

Если сегодня не будет каждый думать о том, чтобы сохранять свою культуру, идентичность, тогда я думаю, что нас ждёт не очень хорошая перспектива. И поэтому, я думаю, что всё-таки очень важно было бы, чтобы все эти решения государства, которые принимаются, особенно ваше постановление, которое Вы подписали, о принятии Концепции устойчивого развития коренных и малочисленных народов – это очень важный документ, это очень хороший документ. Он, к сожалению, я могу сказать, он провален. К этой концепции составляются планы по её исполнения. И эти планы – ну, во-первых, Минрегион, к сожалению, говорит: мы сами знаем, что туда включать, – и, во-вторых, даже то, что они туда включили, – и то не выполняется. Это – к огромному сожалению.

И последнее, что касается межнациональных отношений, мы все хорошо знаем, что север, то есть там, где проживают наши малочисленные народы, всегда был стабилен. У нас никогда нет межнациональных конфликтов и никогда не будет и даже не хочу, что называется, плевать через плечо, потому что я уверен, что ментальность наших людей, ментальность наших народов, она такова, что никогда там не будет межнациональных конфликтов. Ну, если кто-то там по пьянке с кем-то подерётся, там, что бывает… но именно межнациональных конфликтов не было и не будет. И я, например, могу по себе сказать, что это касается, например, меня лично. У меня дети, у меня семеро детей, в их крови течёт кровь удыгейцев, русских, украинцев – и я очень боюсь, что когда-то кто-то им скажет: извините, вы вообще чужаки в этой стране или среди этих народов… Поэтому я считаю, что в этом плане мы работали и будем работать на то, чтобы в нашей стране сохранялся мир, спокойствие, особенно в межнациональных отношениях.

И последнее, Владимир Владимирович, это немножко, может быть, частный вопрос. Я сегодня утром прилетел из Бурятии, у нас есть там община эвенков, эвенкийская община, тоже малочисленные народы. Мы на её базе года 4 назад проводили всероссийское совещание совместно с Полпредством Президента в Сибирском федеральном округе. Эта община одна из, к сожалению, немногих общин малочисленных народов, которая очень успешно сочетает ведение традиционного хозяйства, бизнеса и т.д. И я ездил туда только по одной причине, что там была попытка рейдерского захвата. Пришли люди вооружённые, при этом охрану, сторожей, которые там были на этой базе, милиция закрыла в сторожку и говорит: «Вы сюда не лезьте». То есть ощущение такое, что там в этом деле милиция была завязана или ещё как-то… Уже, казалось бы, люди пытаются хоть как-то развиваться, как-то помогать, и то это вот происходит…

В.В.Путин: Ну, чего? Судьба-то какая?

П.В.Суляндзига: Судьба такая. Дело в том, что я предупредил Администрацию Президента, я приехал с главным федеральным инспектором, встретился, он позвонил министру внутренних дел и тут же вот эти ребята исчезли с автоматами…

В.В.Путин: А Вы говорите: взаимодействие неэффективное. Стоит вам приехать – и люди с автоматами исчезают.

П.В.Суляндзига: Ну, Администрация Президента – это всё-таки такая структура, с которой мы очень плодотворно работаем. Я член Общественной палаты. Имеем огромную помощь в решении каких-то проблем. Хотел бы ещё раз поблагодарить за участие. Мы будем обязательно принимать участие во всех благотворных делах для России.

В.В.Путин: Спасибо большое. Что касается совершенствования работы Минрегионразвития, об этом уже говорили и обращаю на это внимание – по поводу совершенствования вообще политики в отношении малых коренных малочисленных народов. Это, конечно, тонкая очень сфера, это очень уязвимые этносы, так же уязвимые, как и сама северная природа, поэтому требуют особого внимания со стороны государства. Целый набор средств и методов поддержки отработан. Ещё раз просто, видимо, нужно согласиться с теми, кто считает, что при подготовке нормативной базы необходимо, как минимум, проводить вот такое предварительное согласование, нулевое чтение, как мы сейчас говорим, работая с Думой, привлекая общественные организации национальных автономий, чтобы изначально сразу эти нормы правовые, подзаконные акты были действенными и эффективными. Мы выработаем такую практику. Пожалуйста, давайте завершать будем. Ладно?

В.И.Цо (президент Общероссийского объединения корейцев): Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемый Святейшество, я бы хотел поднять один вопрос: о бывших гражданах Советского Союза. Вы, Владимир Владимирович, сказали, что Российская Федерация является на сегодняшний день правопреемником Советского Союза, к России отошли и активы и пассивы. Сегодня Святейшество говорил о самой важной ценности: это человеческой ценности. Вот уже 20 лет как нет Советского Союза, а людей, по большому счету, Россия бросила. Людей-то не забрала. Корабли забрали, ракеты забрали и т.д. и т.п., а люди остались. Более 10 млн русскоязычных граждан проживают за пределами Российской Федерации. Буквально недавно показывали по телевизору: русская семья, приехавшая в Нижний Новгород из Узбекистана, живет уже 8 лет, уже дети родились, а гражданство получить не могут.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что самая большая ценность – это все-таки человек. Богатство страны и сила государства в людях, а не в материальных ценностях. Почему мы не можем сделать самый упрощенный порядок предоставления гражданства тем людям, которые знают русский язык и хотят быть гражданами Российской Федерации? Я не вижу для этого никаких международных препятствий или я что-то не понимаю. Но мне кажется, что нельзя лишать людей этого права. Вот, собственно говоря, все.

В.В.Путин: Полностью с Вами согласен. Имея демографические проблемы страны, этот способ увеличения народонаселения – привлечение мигрантов, тем более близких к нам этнически, знающих русский язык, культуру, традиции, безусловно, это хороший резервуар. Здесь возникают вопросы, связанные с материальным обеспечением, с социальной адаптацией, с рабочими местами. Вопросы в чем? Когда люди переселяются, государство должно предоставлять жилье, допустим. Местные граждане в том районе, куда приезжают иммигранты, задаются вопросом: «Почему же не нам? Мы тоже нуждаемся в жилье. Почему нужно предоставлять в первую очередь тем, кто приехали, переселились, а мы здесь всю жизнь живем, и нам ничего до сих пор не сделали?» Но это не значит, что делать ничего не нужно. Просто я говорю, что это не такая простая проблема.

Есть еще вопросы, связанные с криминалом. Но, тем не менее, я полагаю, что у нас те вопросы, которые Вы сейчас затронули, они, безусловно, у нас забюрокрачены. Совершенно очевидный факт. И нужно делать это все по-новому, цивилизовано, современными способами, обеспечивая при этом, безусловно, и интересы тех, кто приезжает, и интересы коренных жителей. Современные методы регулирования такую возможность предоставляют, надо только их внедрять более настойчиво в нашу практическую жизнь.

Уважаемые друзья и коллеги!

Я хочу вас всех поблагодарить. Откровенно говоря, я подозревал, что у нас будет интересный разговор, но он приобрел такой конкретный, такой предметный характер, что если бы мы ничего больше в Общероссийском народном фронте не обсуждали, только бы говорили о тех вопросах, ради обсуждения которых встретились сегодня, уже создание Общероссийского народного фронта, как такой площадки, на которой можно встретиться, поговорить по этим проблемам, их высветить и поискать пути их решения, уже создание Общероссийского народного фронта было бы обосновано. Я просто убежден, что мы создадим постоянно действующую площадку, выработаем механизм работы по отдельным направлениям и будем регулировать, надеюсь, более эффективно деятельность государства во всех сферах, которые мы сегодня затронули – имею в виду необходимость тщательной общественной экспертизы при принятии общегосударственных решений по вопросам национальной культурной автономии.

Большое вам спасибо за сегодняшнюю беседу.


Источник: сайт председателя правительства РФ Владимира Путина

 Rambler's Top100