Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 205 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



Е.С. ЭЛБАКЯН, "ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В РОССИИ: "МУЖЕСТВО БЫТЬ" ИЛИ "САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ВОПРЕКИ", (ПРЕДИСЛОВИЕ)

Печать

 


«Мы покинули берег и сели на корабль. Мы сломали за собою мост и более того: мы сокрушили самый берег. Теперь, корабль, берегись! Возле тебя – океан. Правда, он бушует не всегда; порою он  покоится как шелк и золото, как прекрасная мечта. Но придет час, когда ты узнаешь, что он бесконечен и что нет ничего страшнее бесконечности»

Ф.Ницше


«Только Бог еще может нас спасти»

М.Хайдеггер


 

* Российская философская и общественно-политическая мысль 19 - начала 20 вв. представляет собой важнейший этап в развитии философии и обществознания в целом. В этот период возникает ряд философских учений, в рамках которых разрабатываются и религиоведческие концепции, поскольку религия и религиозное сознание играли и продолжают играть важнейшую роль в системе культуры всех народов.

Вопросы религии и веры в Бога издавна волновали российскую интеллигенцию. Интерес к данной проблеме был вызван прежде всего тем, что эти вопросы всегда тесно переплетались с проблемами духовно-нравственными, государственными и национальными. Потребность углубленного изучения русской философии и обществознания и, в частности, такой важной стороны этих учений как представления о религии и Церкви сегодня очевидна. Раскрытие того места, которое занимал религиозный феномен в сознании российской интеллигенции 19- начала 20 вв. позволяет показать преемственность в развитии взглядов на религию. «...Состояние общества в пореформенной России по многим существенным характеристикам было аналогично современному, что неоднократно отмечалось историками... Сходство проявляется не только в особенностях проведения реформ, ... но и в ценностных ориентациях и установках, формирующихся в обществе, в направлении развития процесса национального самосознания. Сходным является и выдвижение в центр исследовательских интересов проблемы национального характера, менталитета...»[i].

Изучение отношения российской интеллигенции 19- начала 20 вв. к религии, Церкви, атеизму дает ключ к пониманию глубин духовного мира российского интеллигента, взятого во всей его сложности и противоречивости. В этой связи анализ данной проблемы имеет не только научный, философско-социологический, но практически-политический интерес.

С другой стороны, тенденции к деидеологизации, сегодня получившие развитие не только в рамках гуманитарных наук, но ив обществе в целом, имеют своим следствием переключение внимания на подсознательные процессы, ментальные структуры общественного и индивидуального сознания, во многом определяющие социально-идеологический уровень, общественные теории и концепции. И в этом смысле анализ ментальности интеллигенции, наряду с ее идеологией представляется весьма продуктивным и актуальным. Исследование ментальности, национального самосознания различных социальных групп российского общества, русского национального характера не имели в отечественной науке линейного, поступательного развития, поскольку логика научного поиска очень часто прерывалась из-за вмешательства социальной ситуации, которая  изменяла, ломала это логическое продвижение науки вперед. Позитивные процессы, происходящие сегодня в сфере гуманитарных наук, дают исследователю возможность объективно неангажированно анализировать те или иные проблемы и делать соответствующие выводы. «Вся мировая историография ... уже несколько десятилетий внимательно занимается менталитетом различных сословий и классов. Это считается исследовательской задачей первостепенного значения»[ii].

Обращение  к российской  интеллигенции 19 - начала 20 вв., ее пониманию роли и места религии в жизни общества и отдельного человека, Церкви как социального института и др. является весьма актуальным сегодня по двум причинам: во-первых, многие представители современной российской интеллигенции, различных ее групп, обращаются к воззрениям интеллигенции прошлого, в том числе по вопросам религии, и нередко опираются на эти воззрения в решении современных проблем. Поэтому понять духовный мир современного интеллигента невозможно без глубокого осознания представлений российской интеллигенции прошлого. Во-вторых, процессы, происходящие в современном российском обществе имеют ряд аналогий в его истории, что позволяет выявить определенные тенденции и закономерности в развитии, поведении, мировоззрении различных социальных групп (и не в последнюю очередь интеллигенции). «Перед нами кризис интеллигентского самосознания и самоопределения, кое в чем подобный наблюдавшемуся в 1909 г. в период знаменитых “Вех”, - отмечал Ю.А. Левада, - а значит, имеющий отношение к глубинным пластам нашего исторического и культурного существования. Или, иными словами, кризис, обнажающий фундаментальные устои общества»[iii]. Чтобы определить стратегическое направление развития, российскому обществу важно всесторонне проанализировать и глубоко осознать характер своего исторического пути. Объективное изучение историко-философского процесса в России невозможно без переоценки роли и места религии и Церкви в отечественной истории и культуре, в сознании различных групп населения и, в первую очередь, интеллигенции. Ведь позиции интеллигенции по тем или иным вопросам наиболее заметны (в силу специфики ее деятельности) и существенным образом влияют на умонастроения общества в целом, его стабильность или взрывоопасность. Резко возросший в последние двадцать лет интерес российской интеллигенции к религии  и мистике имеет существенное значение для характеристики религиозности общества в целом не только в настоящем, но и в будущем – ведь именно интеллигенция распространяет культурные ценности, в том числе и религиозные, среди всех  социальных слоев и передает эти ценности в различных формах будущим поколениям.

Общественные кризисы и социальные катастрофы способствуют поддержанию и развитию религиозных ценностей, выполняющих в данном случае позитивную компенсаторную функцию. Активное участие интеллигенции в социальных трансформациях (особенно в кризисные моменты развития общества) предполагает решение таких значимых задач, как сохранение элементов накопленного обществом ценностно-мировоззренческого потенциала, преобразование или сохранение в неизменном виде социального и духовного наследия и т.п.-

Естественно, что важнейшее место в духовном наследии занимает религия. Поэтому проблема «интеллигенция и религия» как предмет философского исследования не утрачивает своей важности и актуальности, а изучение ментальности и идеологии интеллигенции прошлого  в связи с таким важным вопросом, как религиозный, их проекции на духовный мир, мировоззрение современной российской интеллигенции является чрезвычайно актуальным и необходимым.

Сегодня ученые основное внимание уделяют исследованию ментальности маргинальных групп общества (преступники, бомжи,  мигранты, проститутки, беженцы, сумасшедшие, «малые народы» и т.п.), когда семиотический анализ вещественных источников, «знаков» (вплоть до жестов и оборотов речи) при отсутствии письменных свидетельств является весьма продуктивным. Так,  по мнению ряда западных историков, «исследование отдельных групп (женщины, ремесленники, корпорации, возрастные группы, молодежь, иммигранты в промышленном городе и т.д.) выглядит более значимым, чем изучение элементов более общего порядка...»[iv]. Не менее интересным представляется и аналогичный анализ сферы народной культуры.

Вместе с тем, не подлежит сомнению важность анализа ментальности образованной группы общества – интеллигенции, в отношении которой подобного исследования не проводилось. В отличие от маргинальных социальных слоев, имеющих достаточно четкое различие между теоретическим сознанием и ментальностью, в сознании интеллигенции соотношение между этими двумя уровнями не столь отчетливо. Более того, имеется огромное количество письменных источников, в которых, зачастую причудливо переплетаясь, находят отражение оба уровня интеллигентского сознания (первый - в концепциях, теориях, четко «прописанных» идеологических принципах, ценностно-этических позициях; в книгах, теоретических статьях, программных документах; второй - в оговорках, в наиболее часто употребляемых вербальных формах, в общем тоне и настроен­ности повествования, наконец, в суггестивности текстов и речевых оборотов; в письмах, дневниковых записях, судебных документах и т.п.).

 Вышеназванное с одной стороны, делает более сложным анализ и идеологии, и ментальности интеллигенции, проведение демаркационной линии между ними, но, с другой стороны, дает возможность рассмотреть, если не культуру как целостное образование, то ее квинтэссенцию в тот или иной исторический период, создаваемую интеллигенцией, почувствовать «дух» эпохи, находящий отражение в интеллигентском сознании, которое в данной работе рассматривается в связи с восприятием российской интеллигенцией 19 -  начала 20 вв. религиозного феномена.


.

* Е.С.Элбакян, "ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В РОССИИ: "МУЖЕСТВО БЫТЬ" ИЛИ "САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ВОПРЕКИ", Философско-исторический анализ отношения интеллигенции 19 – начала 20 вв. к религии, ИД "АТИСО", М., 2011, 394 с.


[i]Марцинковская Г.Д. Национальное самосознание и его отражение российской психологической науке. (Середина XIX - начало XX века). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук. - М., 1994.-С. 2.

[ii] Филд Д. история менталитета в зарубежной исторической литературе //Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.)  – М., 1996. – С. 7

[iii] Левада Ю.А. Проблемы интеллигенции в современной России //Куда идет Россия?.. Альтернативы общественного развития. – М., 1994. – С. 208.

[iv] Споры о главном. Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы «Анналов». – М., 1993. – С. 43.

 Rambler's Top100