Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 270 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ СОВЕСТИ. Раздел доклада Центра СОВА, посвященный неправомерному применению антиэкстремистского законодательства в России в 2009 году

Печать

Александр ВЕРХОВСКИЙ


Преследования мусульманских групп

Мы уже писали в аналогичном докладе год назад, что антиэкстремистское законодательство превратилось в мощнейший инструмент ограничения свободы совести. Писали и о том, что наиболее известными жертвами этого произвола являются некоторые группы мусульман, но что мусульманами неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в сфере свободы совести отнюдь не ограничивается. 2009 год дал новые, еще более убедительные подтверждения тому, что тенденция правоприменения была подмечена, к сожалению, верно.

Преследования «Хизб ут-Тахрир», «Таблиги Джамаат» и некоторых других групп (см. выше) можно и не относить к ограничениям свободы совести, так как этих людей преследуют не за их религиозные взгляды, а за реальную или — чаще — предполагаемую связь с религиозно мотивированными насильственными преступлениями. Хотя, конечно, такого рода суждения не могут быть достаточно определенными. Например, членство в «Хизб ут-Тахрир» не предполагает каких-то вероучительных особенностей, которые позволили бы считать эту организацию течением в исламе (по крайней мере, мне не доводилось сталкиваться с таким мнением). А вот «Таблиги Джамаат» таким течением определенно является, и хотя преследуют его за предполагаемую (скорее неправомерно, но не вовсе безосновательно) связь с терроризмом, запрет ограничивает именно религиозный выбор для мусульманина 
[18].

Еще в большей степени это относится к преследованиям последователей Саида Нурси. К ним вообще не удается приложить какие-то содержательные антиэкстремистские обвинения, кроме утверждения превосходства их учения, то есть единственная претензия к нурсистам основана на открытом ограничении свободы совести 
[19]. Между тем обыски у нурсистов прошли в декабре уже и в Дагестане, где, казалось бы, правоохранительные органы имеют реального противника в лице вооруженного салафитского подполья.

Запрет «Нурджулар» имел неприятные последствия не только для нурсистов. Однако эти последствия лишь лишний раз демонстрируют, что преследователи нурсистов никак не могут найти правдоподобного объяснения своей активности.

14 декабря 2009 года прокуратура Москвы сообщила о вынесении предостережений о недопустимости экстремистской деятельности главному редактору газеты «Известия» и генеральному директору ООО «ДА» за публикацию в феврале 2009 года статьи депутата Государственной Думы Сергея Маркова, в которой позитивно оценивался Фетхуллах Гюлен, неформальный лидер современных нурсистов. Удивительно не только то, кому были вынесены предостережения, но и за что. Что бы ни думать о «Нурджулар» и Гюлене, одобрение деятельности последнего никак не подпадает под определение экстремизма. Ведь закон запрещает только упоминать запрещенную организацию без упоминания запрета, а этого в статье не было, или одобрять терроризм, но Гюлен и нурсисты не имеют отношения к терроризму.

Немного позже, уже в январе 2010 года, та же прокуратура вынесла предостережение председателю Совета муфтиев Равилю Гайнутдину всего лишь за то, что в сентябре 2009 года в организованной Советом муфтиев конференции принял участие восьмидесятилетний турецкий гражданин, бывший учеником самого Саида Нурси. Непонятно, почему прокуратуру не заинтересовали тогда иммиграционные власти, выдавшие этому человеку визу, или мэр Москвы Юрий Лужков, выступавший на той же конференции.

Удалось избежать уголовного преследования главе издательства Совета муфтиев Асламбеку Эжаеву, ставшему в 2008 году фигурантом дела по ст. 282 УК из-за издания книги «Личность мусульманина», попавшей в Федеральный список экстремистских материалов. Примечательно, что обвинение в распространении экстремистской литературы было прекращено не на основании того, что Эжаев просто не мог в момент издания знать о запрете книги в далеком городе Бугуруслане, поскольку в списке Минюста книга появилась с большим опозданием, а на основании того, что переиздание было не тождественно запрещенной книге — предисловие было иным. Попытка Эжаева как заинтересованного лица добиться восстановления срока обжалования по самому бугурусланскому решению, ставшему уже образцом некомпетентного запретительства, не удалась. 6 мая Оренбургский областной суд отказал издателю. Более того, 4 августа Успенский районный суд Краснодарского края снова запретил «Личность мусульманина» (видимо, не то же издание, что в Бугуруслане, но мало оснований думать, что они существенно различаются по тексту или что Успенский райсуд вообще был в курсе уже имевшегося запрета).

Зато почти чистой победой закончилось не менее нелепое дело о запрете статьи (выходившей в виде брошюры) «Праздник Новруз и исламская доктрина», всего лишь утверждавшей, что традиционный праздник Навруз имеет неисламские корни. В апреле 2009 года, после девятимесячного разбирательства, Самарский районный суд города Самары отказал в удовлетворении иска прокуратуры о признании экстремистскими этой брошюры и сайта «Ислам как он есть», на котором (среди многих других) ее текст был опубликован. 15 июня 2009 г. Самарский областной суд подтвердил это решение. Тем самым решение Самарского райсуда 2008 года о запрете было отменено. Но сайт так и не был восстановлен.

В целом количество дел, связанных с неправомерным преследованием мусульманских активистов разного рода, в последние два года стабилизировалось 
[20]. Но нарушений свободы совести по антиэкстремистским мотивам стало в целом больше — они просто расширились.

Преследования Свидетелей Иеговы

Наиболее впечатляющей стала в 2009 году кампания против Свидетелей Иеговы. Их религиозные организации подвергались в течение года самым разнообразным формам давления 
[21], но среди них наиболее серьезными оказались именно обвинения в экстремизме.

Еще в октябре 2007 года прокуратура Ростовской области вынесла два предупреждения о недопустимости экстремистской деятельности председателю религиозной организации Свидетелей Иеговы города Таганрога. Эти предупреждения основывались на обнаруженной экспертами в текстах и поведении Свидетелей нетерпимости по отношению к другим вероисповеданиям. И с тех пор суть претензий к Свидетелям не изменилась.

В ноябре 2007 года та же прокуратура вынесла предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы города Сальска.

В 2008 году давление на Свидетелей Иеговы вышли на новый уровень.
Аналогичные предупреждения были вынесены в мае 2008 года Свидетелям в Екатеринбурге и в городе Асбесте Свердловской области. И хотя суд отказался тогда признать предъявленные прокуратурой материалы Свидетелей экстремистскими, в июне было открыто также уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК (оно, по некоторым данным, было закрыто, но только в 2010 году).

А 10 июля 2008 г. в Ростовском областном суде началось рассмотрение иска прокуратуры г. Таганрога о ликвидации вышеупомянутой местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Таганрог». Одним из оснований для иска являлось обвинение организации в экстремизме.

В конце декабря прокуратура Горно-Алтайска обратилась в Горно-Алтайский городской суд с заявлением о признании 29 материалов Свидетелей Иеговы экстремистскими.

В 2009 году антиэкстремистская кампания против Свидетелей продолжилась и расширилась.

11 марта 2009 года прокурор Краснодарского края обратился в Первомайский районный суд Краснодара с заявлением о признании экстремистскими материалами стандартных, распространенных во всем мире изданий Свидетелей — трех журналов «Сторожевая башня» и книги «Приближайся к Иегове». Экспертное исследование было проведено почему-то по поручению Управления ФСБ по Краснодарскому краю.

Главный эксперт Экспертно-криминалистического центра ГУВД по Краснодарскому краю к.ф.н. Сергей Федяев усмотрел в представленных ему текстах призывы к насилию, возбуждение религиозной вражды и розни, а также унижение человеческого достоинства. Нелепость интерпретации С. Федяевым религиозных текстов видна уже в том, что призыв к насилию он увидел в пророчестве о конце света. Суду были представлены и другие экспертизы, подготовленные гораздо более квалифицированными специалистами, но Свидетелям не удалось отбить атаку правоохранительных органов. В конце концов, дело таганрогских свидетелей перекочевало в Ростовский областной суд.

11 сентября этот суд принял беспрецедентное решение: признал экстремистскими сразу 34 материала Свидетелей Иеговы, а таганрогскую организацию постановил ликвидировать как экстремистскую. Конечно, Свидетели и раньше сталкивались с ликвидацией (в 2004 году в Москве), но тогда речь не шла об экстремизме, хотя закон «О противодействии экстремистской деятельности» уже существовал. Интересно, что в деле по обвинению в экстремизме фигурировал и запрет на переливание крови — наиболее серьезная из претензий, предъявляемых Свидетелям Иеговы, но не имеющая никакого отношения к определению экстремизма. Полная бездоказательность обвинения оставляла надежду на успешную кассацию.

Однако 8 декабря Верховный Суд РФ полностью утвердил ростовский приговор. Тем самым религиозная организация Свидетелей Иеговы «Таганрог» официально была признана экстремистской, со всеми вытекающими из этого последствиями.

В начале 2009 года в Екатеринбурге другой эксперт, специалист криминалистической лаборатории регионального оперативно-технического отдела УФСБ по Свердловской области С.А. Мочалова, также обнаружила признаки экстремизма в текстах Свидетелей. Правда, специфика экспертизы Мочаловой состоит в том, что основной ее объем был посвящен доказательству того банального факта, что учение Свидетелей Иеговы отличается от ортодоксального христианского учения. В сущности, других оснований для своего вывода эксперт не нашла. Так или иначе, уголовное дело в Екатеринбургской области было прекращено 6 июля, предупреждения, вынесенные ранее Свидетелям, были примерно тогда же успешно оспорены в судах. Можно было предположить, что давление на Свидетелей в регионе прекратилось. Но уже 31 июля постановление о прекращении уголовное дело было отменено. Впрочем, и о прогрессе в его рассмотрении нам неизвестно.

3 сентября в другом городе области, Новоуральске, началось рассмотрение иска о запрете еще ряда материалов Свидетелей Иеговы.

В марте же прокуратура Самарской области направила в областной суд иски о ликвидации религиозных организаций Свидетелей Иеговы в Самаре и в Тольятти. И Самарский суд оказался единственным, не утвердившим в прошедшем году требования прокуратуры. 29 мая Самарский областной суд не нашел нарушений закона в деятельности тольяттинской организации (и это решение позднее было подтверждено в Верховном Суде РФ). В сентябре 2009 года тот же суд направил материалы дела на экспертизу в учреждение судебной экспертизы Минюста РФ, и 30 декабря прекратил производство по этому делу.

Также 19 и 20 марта были вынесены предупреждения двум организациям в Северной Осетии. Они, как ни странно, были вынесены уже после того, как прокуратура подготовила 25 февраля иск в суд о ликвидации четырех организаций в республике — во Владикавказе, Алагире, Моздоке и Беслане. В апреле начались слушания в Верховном суде республики, но с мая дело затормозилось в ожидании комиссионной экспертизы.

28 сентября началось рассмотрение иска о запрете литературы Свидетелей в Горно-Алтайске. Основывалось оно на экспертизе, подготовленной на сей раз штатскими экспертами — тремя сотрудниками Кемеровского государственного университета. Эксперты усмотрели экстремизм в том, что в рассматриваемых текстах «создается отрицательный образ христианских священнослужителей в целом — как социальной группы», а также можно увидеть «побуждение к отказу от исполнения гражданских обязанностей, связанных с военной службой». Конечно, эксперты не обязаны знать закон, но прокуратура обязана, и ей следовало усомниться в том, что такого рода обвинения можно счесть подходящими под данное в законе определение экстремизма. 1 октября суд уже принял решение: запретил 18 материалов из 29, так как остальные уже были запрещены незадолго до этого ростовским судом (см. выше).

Надо отметить, это — редкий и неожиданный случай осведомленности суда о деятельности других судов в этой сфере: наличие 15 пар одинаковых материалов и даже одной тройки в Федеральном списке экстремистских материалов тому подтверждение. В данном же случае Горно-Алтайский суд исходил из решения ростовского — притом что оно еще даже не вступило в силу.

17 декабря Верховный суд республики Алтай постановил вернуть дело в Горно-Алтайский городской суд. Основания были довольно необычны, но, в сущности, вполне ожидаемы, если иметь дело с международной организацией. В суд обратились иностранные организации, являющимися издателями и держателями авторских прав на ранее признанные экстремистскими печатные материалы, с жалобой на то, что они не были привлечены к судебному разбирательству. Но это оказалось лишь формальной задержкой. 10 января 2010 г. Верховный суд Республики Алтай окончательно утвердил решение о запрете 18 материалов.

Таким образом, к концу января 2010 года в России запрещена как экстремистская одна местная организация Свидетелей Иеговы, и уже несколько десятков широко распространенных в России материалов Свидетелей также запрещены. Для Свидетелей Таганрога это чревато уголовным преследованием по ст. 2822 УК, для остальных — административным наказанием за массовое распространение экстремистских материалов.

Еще несколько дел ждет своего разрешения и, вероятно, готовятся новые. Например, в Адыгейске прокуратура по результатам проверки вынесла 23 декабря местным Свидетелям сразу 11 предостережений.
Если кампания давления на Свидетелей Иеговы продолжится, мы станем свидетелями действительно массированного неправомерного антиэкстремистского применения по отношению к верующим, которых не только невозможно заподозрить в причастности к реально опасной деятельности, но никто даже и не выдвигает таких подозрений (в отличие от последователей Нурси, которых обвиняют, на наш взгляд, безосновательно, в причастности к заговорам и даже к мировому терроризму).

Преследования последователей «Фалунь Дафа»

Никто не пытается в России предъявлять серьезные претензии и к другому религиозному течению, ставшему в 2009 году объектом серьезного давления — «Фалуньгун» (или, иначе, последователи учения «Фалунь Дафа»). Это синкретическое религиозное движение, как известно, подвергается жестоким репрессиям в Китае, и гонения против его последователей не могут быть объяснены ничем иным, кроме внешнеполитических соображений.

Еще в августе 2008 года четыре материала, распространяемых «Фалуньгун», были признаны экстремистским в Краснодаре и к концу года попали в Федеральный список. Только тогда российское руководство «Фалуньгун» узнало о запрете и с тех пор пытается оспорить это решение. В течение 2009 года им удалось добиться отмены решения, но отмена снова оспорена прокуратурой. На момент написания доклада Министерство юстиции отказывается удалять материалы из списка, пока судебные разбирательства не будут завершены, хотя после отмены запрета эти тексты уже не являются запрещенными. Минюст отстоял свою позицию в Тверском суде Москвы 14 декабря 2009 г. и затем в Мосгорсуде 16 февраля 2010 г., мотивируя ее тем, что для исключения из списка нужно решение суда, поступившее в Минюст, как и для включения. Этот аргумент явно не основан на законе, да и противоречит практике: как раз незадолго до того Минюст исключил из списка антикришнаитскую листовку «Молодой гвардии “Единой России”», хотя соответствующее решение суда даже не успело еще вступить в силу 
[22].

Помимо традиционных для современных религиозных гонений обвинений в нетолерантности к иным религиозным учениям (заметим, рассматриваемые тексты дают очень мало поводов для такой претензии), краснодарские прокуроры, запрещая вероучительные тексты «Фалунь Дафа», а заодно и доклад канадских правозащитников о практике принудительного изъятия органов в Китае, нашли еще две специфические причины.

Первая — использование свастики, традиционной для многих восточных традиций. Столь же буквалистское отношение к буддистской свастике продемонстрировала и милиция Новороссийска, оштрафовавшая в марте 2009 года по ст. 20.3 КоАП организаторов выставки, посвященной «Фалунь Дафа».

Вторая причина неожиданна в своей откровенности: «высказывания побудительного характера к враждебным действиям по отношению к официальным властям Китая». Либо власти Китая здесь считаются защищаемой социальной группой, либо краснодарские власти откровенно мотивируют преследования внешнеполитическими соображениями.

В августе 2009 года Свердловская транспортная прокуратура подала в Октябрьский районный суд Екатеринбурга иск о признании экстремистским материалом книги «Девять комментариев о коммунистической партии», изданной силами последователей «Фалуньгун». Примечательно, что предварительную экспертизу делала эксперт С. Мочалова, но, в отличие от своего заключения в деле Свидетелей Иеговы (см. выше) и в отличие от краснодарских экспертов, она не усмотрела никакого экстремизма в вероучительных текстах «Фалунь Дафа». Зато она усмотрела экстремизм в книге, подвергающей жесткой критике репрессивную политику Компартии Китая. Поскольку никакой враждебности, кроме враждебности к КПК, в книге усмотреть невозможно, эксперт пришла к выводу, что книга возбуждает вражду и ненависть между китайцами, а также «между различными национальностями, а именно, со стороны русскоязычного населения (т.к. книга написана на русском языке) к китайцам, не являющимся членами организации «Фалуньгун», и поддерживающих китайское правительства» (орфография сохранена. — А.В.).

На момент написания доклада рассмотрение дела в суде не завершено.

Иные случаи ограничения свободы совести

Весь 2009 год продолжался (с большими перерывами) процесс организаторов выставки «Запретное искусство — 2006» — образцовый пример преследования за богохульство под видом преследования за экстремизм. Этот процесс практически дублирует процесс по делу о выставке «Осторожно, религия!», и пока явно движется к обвинительному приговору.

Но тиражирования этой практики мы, к счастью, не наблюдаем. Еще более скандальная попытка преследования за богохульство — запрет серии мультсериала «Южный парк» — провалилась. 2 июня 2009 г. Басманный суд Москвы отменил предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности, вынесенное каналу в сентябре 2008 года за мультфильм, в котором обсуждалась сама возможность показывать в мультфильме пророка Мухаммеда. И 28 августа 2009 года Московский городской суд подтвердил это решение.

Правда, прокуратура Центрального района города Санкт-Петербурга попыталась поддержать традицию и в июне вынесла предостережение хозяину одного из рок-магазинов за торговлю символикой группы «Bad Religion». Речь идет об известном символе группы — христианском кресте, вписанном в перечеркнутый круг.

Окончательно проиграл свои судебные тяжбы марийский языческий жрец Виталий Танаков, совершенно неправомерно осужденный по ст. 282 УК за возбуждение религиозной, этнической и даже социальной вражды еще в 2006 году за брошюру «Жрец говорит», также признанную экстремистским материалом. Танаков давно отбыл свое незначительное наказание по ст. 282, но продолжал оспаривать запрет брошюры. 5 марта 2009 г. в Йошкар-Олинском городском суде возобновились очередные слушания по этому делу, и уже 17 марта суд ее снова запретил, что и было подтверждено Верховным судом республики 28 апреля. Брошюра была внесена в Федеральный список.

В 2009 году серьезные опасения были связаны с реорганизацией действующего при Министерстве юстиции Экспертного совета по религиоведению. До 2009 года задачей этого совета была проверка документов заявителей на создание новых религиозных организаций на предмет того, являются ли они собственно религиозными организациями. Февральским приказом министра Александра Коновалова сфера деятельности совета была существенно расширена. Это означало, что министерство намерено расширить проверки религиозных организаций. Помимо прочего, экспертиза предполагалась и в следующих случаях:

«г) при вступлении в законную силу решения суда о признании гражданина, являющегося членом (участником) религиозной организации, лицом, осуществляющим экстремистскую деятельность;

д) при вступлении в законную силу решения суда о признании экстремистскими материалов, изготовляемых или распространяемых религиозной организацией».

Вне зависимости от содержания экспертизы такого рода проверки, как легко понять, могут грозить многим религиозным организациям. Не только тем, кто уже стал объектом целенаправленного антиэкстремистского преследования, как Свидетели Иеговы, но и просто крупным организациям, которые не могут проконтролировать, что делают и распространяют их многочисленные и никак не учитываемые «члены» и «участники».

Сам состав совета вызвал сильнейшие нарекания, так как в него вошло несколько известных «сектоборцев». Наиболее одиозный из них, Александр Дворкин, был избран председателем, а одним из двух заместителей Дворкина стал исламовед Роман Силантьев, известный своей радикальной позицией в отношении мусульманских меньшинств.

Впрочем, деятельность совета, начиная с его первого заседания в апреле, не дала пока подтверждений этим опасениям. Да и антиэкстремистское давление на религиозные организации идет в основном не по линии Минюста.

Источник: Информационно-аналитический центр "СОВА"

 Rambler's Top100