Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 273 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РЕЧЬ АДВОКАТА ЧИМИРОВА В ГОРНО-АЛТАЙСКОМ ГОРОДСКОМ СУДЕ -17.03.2011

Печать

Речь защитника Чимирова А.Ю. в прениях по уголовному делу по обвинению Калистратова А.В.  в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.


Уважаемый суд, мой подзащитный, Александр Калистратов, обвиняется в преступлении в виде разжигания религиозной вражды и ненависти. Кто же такой Александр Калистратов? Как он оказался на скамье подсудимых? Что такое он совершил и совершал ли? Что можно считать преступлением? Вот задача, в которой нам предстояло разобраться в ходе судебного следствия.

 Перед нами 18 томов уголовного дела, большое количество литературы – 5 коробок (более сорока наименований). Мы допросили 70 свидетелей и исследовали это дело в течение полугода. Всегда стоит задача выделить в таком массиве главное, ключевое. Как по роману Максима Горького «Жизнь Клима Самгина», что же главное  и ставшая уже крылатой фраза: «А был ли мальчик?». Было ли само событие преступления?

1.

Понятие преступления и событие преступления.

Что является преступлением? Это достаточно ясно изложено в статье 14 Уголовного кодекса Российской Федерации: «преступлением признается виновное совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». В преступление включается две вещи: событие и состав.

Событие преступления – это сам факт противоправного уголовно-наказуемого деяния. Оно должно характеризоваться следующими вещами: противоправностью, то есть уголовно наказуемыми действиями, так же временным фактором, местом совершения, способом совершения преступления и другими обстоятельствами преступления.

Эти факторы становятся либо факультативными, либо обязательными. В качестве примера: если  мы имеем труп с насильственными признаками смерти, то по всей видимости мы думаем, что само событие преступления есть, но это не всегда так. Допустим, в одном случае невозможно установить абсолютно точно время смерти, было это в марте или апреле. В другом случае есть копье, доспехи и понятно, что это было достаточно давно, однако мы не рассматриваем это, как событие преступления. Событие преступления будет отсутствовать.

В любом случае и нельзя говорить о доказанности события преступления, если нет ясной четкой категории времени, места и других обстоятельств. Таким образом совершенно недопустимо указывать такие вещи как «в неустановленное время в неустановленном месте», в таком случае мы вынуждены констатировать, что событие преступления не доказано.

Когда суд удаляется в совещательную комнату, то в соответствии со статьей 299 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации после всего хода судебного следствия, он должен ответить на два вопроса, относительно события:


Доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый?

Является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено?

 

Так же очень важный момент – презумпция, которая действует в отношении доказанности. Обвинительный приговор ни в коем случае не может быть основан на предположениях. Это запрещено статьей 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.


 Как нам понять есть событие или его нет,  для этого ученые и правоведы выделяют две существенные вещи:


Первое, статическое состояние.

Нет преступления без ясного и четкого указания на него в законе.

 «Сам факт принятия опубликования и введения в действие уголовного закона, содержащего запрет определенного активного или пассивного действия, поведения, воздействует на членов общества, удерживая их от поступков, которыми они могут причинить вред правам и охраняемым интересам» (Уголовное право, под ред. профессора Кадникова). Тем самым функция превентивная, члены общества совершают определенные действия поступки, но это не преступление. Преступление оно как бы существует, оно указано в законе, но никак не проявляется,  ни во времени, ни в пространстве.


Второе, динамическое состояние.

Общество исходит из того, что любое преступление, должно выявляться и наказываться, принцип неотвратимости наказания. Тем самым, как только совершается преступление, весь правовой механизм должен включаться. Есть событие преступления, есть проявление преступления во времени и пространстве, то предусмотренные государством механизмы для выявления, исследования и наказания преступления включаются в работу в виде дознания, следствия и суда.  Это можно сравнить для наглядности с таким механизмом как паровоз. Есть событие преступления, значит дан зеленый сигнал семафора, в  топке уголь, пар приводит в действие шестеренки и паровоз поехал. Есть событие, паровоз трогается, правовой механизм начал работать, чтобы выявить уже вторичные вещи, а именно лиц причастных к преступлению, состав преступления в их действиях, условия совершения преступления и т.д.

Давайте несколько подробней рассмотрим каждый из этих факторов.

Что касается первого фактора – то есть само указание в законе. Почему нам важно понять этот принцип? Потому что у нас вопрос, касающийся свободы вероисповедания, свободы религии. Где этот баланс и предел, что запрещено законом, а что разрешено? Еще древние сформировали такой принцип, где нет свободы – нет никакого права. То есть право бездействует. С другой стороны право, которое мы имеем – уголовное право, оно не было сформировано ни вчера, ни сегодня, ни даже год назад. Оно сформировалось в большей степени еще со времен древнего Рима. Многие вещи, которые были закреплены в Древнем Риме, находят отражение и сейчас в уголовном праве. Как римляне относились к свободе выражения мнений и свободе вероисповедания? Во времена Рима, были разные религии, различные культуры и убеждения  людей.  Им был выработан следующий принцип, который звучит по латыни так: «coqitiationis poenom nemo patitur» – убеждения, мысли не наказуемы.

Если труба будет издавать неопределенный звук, кто будет готовиться к битве?

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, при установлении уголовной и административной ответственности за противоправные деяния необходимо исходить из того, что любое преступление либо административное правонарушение, а равно санкции за их совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно- или административно-правовые последствия своих действий (бездействия). Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования; в противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П и от 27 мая 2008 года N 8-П).

В своем недавнем Постановлении от 13 июля 2010 г. N 15-П Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что «принцип формальной определенности закона, предполагающий точность и ясность законодательных предписаний, будучи, неотъемлемым элементом верховенства права, выступает и в законотворческой деятельности, и в правоприменительной практике необходимой гарантией обеспечения эффективной защиты от произвольных преследования, осуждения и наказания (Постановление от 27 мая 2008 года N 8-П). Необходимость соблюдения принципа правовой определенности подчеркивает и Европейский Суд по правам человека при оценке положений внутригосударственного права с точки зрения общих принципов, содержащихся или вытекающих из Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению Европейского Суда по правам человека, закон во всяком случае должен отвечать установленному Конвенцией стандарту, требующему, чтобы законодательные нормы были сформулированы с достаточной четкостью и позволяли лицу предвидеть, прибегая в случае необходимости к юридической помощи, с какими последствиями могут быть связаны те или иные его действия (Постановления от 26 апреля 1979 года по делу "Санди Таймс" (Sunday Times) против Соединенного Королевства (N 1)", от 28 марта 2000 года по делу "Барановский (Baranowski) против Польши", от 31 июля 2000 года по делу "Йечюс (Jecius) против Литвы", от 28 октября 2003 года по делу "Ракевич против России", от 24 мая 2007 года по делу "Игнатов против России", от 24 мая 2007 года по делу "Владимир Соловьев против России")».


В отношении второго фактора: включение и применение правового механизма.

Почему нам в отношении события преступления так важно понять, как этот паровоз включается, заводится, как он работает? Потому что, когда он стоит, то событие преступления отсутствует. Давайте рассмотрим, как этот правовой механизм включается, в отношении Свидетелей Иеговы и применимо к нашему делу. История конфессии Свидетелей Иеговы насчитывает только в России более ста лет. Семьдесят лет, это период советской власти.

Вероучения и литература Свидетелей Иеговы, журналы «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!» были хорошо известны правоохранительным органам в советский период. Мы это время осуждаем, как тоталитарное, подавляющее всякое инакомыслие, преследование верующих за свои убеждения. Свидетели Иеговы в Советском Союзе были признаны мировым сообществом как «узники совести» и вряд ли можно ожидать, что в тот период к ним как то со стороны правоохранительных органов относились слишком любезно.   

Давайте рассмотрим этот период в отношении вражды и ненависти. Статья 74 Уголовного кодекса РСФСР, 1960 года, указывала на запрет разжигания религиозной вражды и ненависти, которая являлась уголовно наказуемым деянием. Вот как она звучала в УК РСФСР:

«Умышленные действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, пропаганду исключительности либо неполноценности граждан по признаку отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии -

наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до шестнадцати минимальных месячных размеров оплаты труда».

В это время в Советском союзе было более 30 000 Свидетелей Иеговы. В отношении Свидетелей Иеговы имеется много архивных документов, в которых указано, за что они преследовались, какие статьи им вменялись. В основном это антисоветская агитация и пропаганда, уклонение от службы в армии по своим убеждениям. Однако привлекался ли в то время кто-либо из Свидетелей Иеговы по статье 74 Уголовного кодекса РСФСР за разжигание религиозной вражды и ненависти? Включался ли в отношении них этот паровоз? Применялся ли весь этот правоохранительный механизм? Было ли событие преступления? Ответ однозначный нет, мы таких фактов не имеем и не располагаем. Возникает вполне закономерный вопрос, если в советское время Свидетели Иеговы не преследовались по ст. 74 УК РСФСР, за свои вероучения, убеждения, литературу, то что у Свидетелей Иеговы изменилось: вероучения, убеждения, литература, что их сейчас необходимо преследовать? Какую угрозу общественным отношениям они представляют, что необходимо заходить дальше даже, чем это было в советский период?

Относительно  современного времени.

Община в городе Горно-Алтайск действует с 1994 года. До 2008 года никаких претензий в том, что она разжигает вражду и ненависть не было. То есть этот правовой механизм стоял, событие отсутствовало на протяжении 14 лет. По данному уголовному делу фигурирует 49 наименований публикаций: 11 книг, 38 журналов и брошюр. Только одни журналы печатаются и завозятся в Россию порядка 1 млн. экземпляров в месяц, то есть в год получается 12 млн. Если мы берем с 1994 года, то это более 140 млн. только журналов. Эти журналы были распространены здесь в России. Когда обыденный человек читает эти журналы, возникает ли у него мысль: «Вот здесь преступление в виде разжигания вражды и ненависти»? Если так, то среди 140 млн. распространенных экземпляров должны были быть массовые заявления о том, что в них содержится разжигание религиозной вражды и ненависти.  Как пояснял представитель «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» Сивульский Я.П. – таких заявлений нет. Это первое дело в отношении Свидетелей Иеговы в РФ, когда в реальности дело доходит до суда и приговора в отношении разжигания религиозной вражды и ненависти.

Согласно мировой практики и международным нормам.

Итак, если убеждение не наказуемо, то какой же смысл законодатель вкладывал в статью 282 Уголовного кодекса РФ, запрещающую разжигание религиозной вражды и ненависти?

Некоторые думают, что статья недостаточно конкретизирована. По этому вопросу были даже обращения в Конституционный суд Российской Федерации. В своем Определении №564-О-О от 22.04.2010 года (по жалобе гражданина Замураева В.В. о проверке конституционности ч.1 ст.282 УК РФ) Конституционный суд указал: «Конституция Российской Федерации гарантирует свободу мысли и слова, запрещает пропаганду, возбуждающую социальную, расовую, национальную и религиозную ненависть или вражду, пропаганду социального, расового, национального и религиозного, языкового превосходства. Это соответствует и международно-правовым стандартам, которые провозглашая право каждого человека на свободное выражение своего мнения, в то же время устанавливают, что всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде, насилию должно быть запрещено законом. (Статья 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах)». Тем самым Конституционный суд указал, что эта норма прямо предусмотрена в международных договорах, которые ратифицировали Советский Союз и Российская Федерация, запрещающие вражду и насилие в отношении религии. Конституционный суд обратил внимание, что в согласии с международными законами у нас это должно быть запрещено законом. Почему нам это важно? Потому что если международный пакт это запрещает, это есть в Уголовных кодексах многих стран, то нам важно понять: есть ли это событие в отношении Свидетелей Иеговы в других странах? Та же литература издается на разных языках. Только в странах совета Европы и в мире Свидетелей Иеговы насчитывается порядка 7 млн., а литературу читают десятки миллионов людей. Есть ли факты, что кто-то из Свидетелей Иеговы был осужден за разжигание религиозной вражды и ненависти в странах Совета Европы? Нет, таких фактов мы не имеем. Наоборот, имеется более 10 решений только Европейского суда по правам человека, защищающих право на свободу вероисповедания Свидетелей Иеговы. То есть событие преступления отсутствует. Правовой механизм, согласно международным нормам и стандартам не включается.

Более того, когда стали развиваться события в Москве с отказом в предоставлении статуса религиозным объединениям как «Армия спасания» и обвинения в адрес Московской Общины Свидетелей Иеговы, в том числе и в разжигании религиозной вражды и ненависти, Парламентская ассамблея Совета Европы приняла специальную резолюцию №1277 (2002) о выполнении обязанностей и обязательств Российской Федерацией, от 23 апреля 2002 г.,  которая определяет следующее:

"8. При этом Ассамблея озабочена все еще недостаточным прогрессом в выполнении ряда важных обязательств, в отношении которых российским властям необходимо предпринять дальнейшие шаги:

/.../

xiv. Ассамблея сожалеет, что запрещена деятельность "Армии Спасения" и "Свидетелей Иеговы" в Москве, но приветствует решение российских властей обеспечить решение проблемы дискриминации и преследований на местах этих религиозных объединений...".

«Министр юстиции Ю. Чайка жестко отклонил утверждения, что Православная церковь оказывает давление на Министерство с тем, чтобы не предоставить государственную регистрацию некоторым религиозным организациям. Ю. Чайка также отметил, что эксперты Министерства "внимательно изучили" статус Армии Спасения и Свидетелей Иеговы и пришли к заключению, что ничто не препятствует их последующей регистрации на федеральном уровне».

Таким образом, ни парламентарии Совета Европы, ни Юрий Чайка, в то время министр юстиции, в настоящее время Генеральный прокурор не увидели события преступления в действиях Свидетелей Иеговы в России, ни в  их вероучениях, ни в их литературе.


Дух и буква закона.


Статья 282 Уголовного кодекса РФ, которая содержит в себе запрет на разжигание религиозной вражды и ненависти, понимает под этим следующее: это публичные действия или с помощью средств массовой информации, содержащие открытые призывы, внушающие неопределенному числу граждан вражду, ненависть, презрение к лицам иной национальности, расы или религии, обычная дискуссия о позитивных и негативных чертах, присущих той или иной нации, расы или религии, не является преступлением, следовательно, не содержит в себе событие преступления.

Но мы тоже хотим разобраться, для чего эта норма содержит такой запрет? С чем это связано, в чем причины, каковы цели этой нормы? Мы знаем, что есть буква закона, есть дух закона. Раньше в царской России такой нормы не содержалось. Самый известный юрист, которого мы знаем, Анатолий Федорович Кони. Он был широко известен не как адвокат, а как судья Санкт-Петербургского суда, который отказался выносить обвинительный приговор в отношении Веры Засулич. Так же занимал должность обер-прокурора, сейчас это должность генерального прокурора в России, был близким другом Льва Николаевича Толстого. В его труды включены многие записки, письма Льву Толстому. Анатолий Федорович Кони характеризовал то время, в которое жил он и Лев Толстой, как обстановку религиозной нетерпимости, когда в Уголовном кодексе содержались нормы, которые подвергали высылке на каторгу и наказанию лиц религиозной принадлежности, отличной от православия. Именно в то время религиозная нетерпимость выражалась в том, что меньшинство подвергалось гонениям со стороны большинства. И как это правильно выражено во всем известной басне «Волк и ягненок» Эзопа и Крылова: «У сильного всегда бессильный виноват». Норма была направлена на то, чтобы защитить это меньшинство со стороны большинства от преследований, от того, чтобы не преследовались религиозные меньшинства, чтобы они не высылались за границу, не осуждались. То есть пропаганда религиозной вражды и ненависти, запрещена, как международными договорами, так и Уголовным кодексом Российской Федерации.  Здесь мы видим подмену: тот, кто является жертвой, на самом деле находится на скамье подсудимых.

Одним из наиболее ярких дел религиозной нетерпимости, как описывает Анатолий Федорович Кони, было дело «Мултанских вотяков», это жители Удмуртии, крестьяне, которые обвинялись в жертвоприношении своим языческим богам в виде человеческих жизней, то есть ритуальных убийствах. И Анатолий Федорович Кони, как обер-прокурор, генеральный прокурор, когда кассировал эти дела, обращал внимание, что его позиция расходилась с позицией прокурора по данному делу. Где факты, что вотяки совершали на протяжении ряда лет эти жертвоприношения, это поклонение языческим богам в виде ритуальных жертв? Прокурор обращал внимание на то, что это суды России и полиция такие коррумпированные и такие продажные, что эти дела не доходили до обвинительных приговоров. Поэтому, если и в то время это вызывало возмущение и у таких выдающихся юристов, мыслителей, как Кони, то и сейчас, где история о том, что литература, действия Свидетелей Иеговы на протяжении ряда лет – содержат в себе разжигание вражды и ненависти, что есть это событие преступления?

2.

Обстоятельства дела.

Фактологические данные.

 Мы знаем, что в г. Горно-Алтайске действует Местная религиозная организация, председателем которой является Александр Калистратов. Так же эта Местная религиозная организация действует с 1994 года. В 1999 году она прошла перерегистрацию. Есть на территории России и централизованная религиозная организация Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России. Действует 408 Местных религиозных организаций, подобных, как здесь в г. Горно-Алтайск и порядка 2 тысяч религиозных групп – собраний Свидетелей Иеговы. Здесь в г. Горно-Алтайске есть МРО и собрания, в одной Александр Калистратов является председателем Местной религиозной организации, в другой, в религиозной группе является старейшиной. Мы знаем, что с 1994 года по 2008 год не было никаких претензий ни к Александру Калистратову, ни к другим Свидетелям Иеговы, что они разжигают религиозную вражду и ненависть. Поэтому хотим разобраться, откуда взялись эти обвинения? Что этому способствовало и как это все вообще появилось?

В начале 90-х годов на территории Российской Федерации был бурный рост различных религиозных течений, в том числе и Свидетелей Иеговы. Свидетели Иеговы спокойно действовали, получили регистрацию. В это же время центр антикультистского движения, которое здесь возглавляет Александр Дворкин переместилось в Российскую Федерацию, потому что в Америке это движение было ликвидировано, получило сильный удар. Они считали, что в некоторых религиозных движениях люди не свободны, они не могут оттуда выйти, поэтому их надо депрограммировать. Было несколько фактов похищения людей с целью депрограммирования. После этого центр антикультового движения из Америки сместился в Европу и в Россию.  Тогда начались заявления, письма в различные правоохранительные органы о новых религиозных движениях, в том числе Свидетелях Иеговы, которые представляют угрозу.

С 1998 года велось такое Московское дело по общине Свидетелей Иеговы в Москве. Процесс шел порядка 6 лет с 1998 года по 2004 год. Одним из обвинений было разжигание религиозной вражды и ненависти. В рамках этого дела было проведено несколько экспертиз, в том числе повторно, в Институте русского языка и литературы имени В.В. Виноградова. В требовании о разжигании религиозной вражды и ненависти суд отказал, однако ликвидировал и запретил деятельность общины по другим обвинениям, на основании статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях». Община обратилась в Европейский суд по правам человека. В настоящее время Европейский суд уже расставил точки над «i» в этом деле.

 Как только решение суда по Московской общине вступило в законную силу в 2004 году, прокуратура организовала проверку против Управленческого центра Свидетелей Иеговы, считая, что якобы Управленческий центр Свидетелей Иеговы разжигает вражду и ненависть. Стали собираться материалы в отношении крови, в отношении отказа от исполнения гражданских обязанностей и так далее. Эта проверка длится с 2004 года. Управленческий центр Свидетелей Иеговы был вынужден обжаловать эту проверку и действия, как генеральной прокуратуры, так и прокуратуры г. Санкт-Петербурга. В 2007 году центр переместился от проверки Управленческого центра Свидетелей Иеговы в регионы, то есть в Местные религиозные организации. Поэтому сразу возникло несколько дел в различных регионах, как г. Ростов-на-Дону, г. Горно-Алтайск, г. Екатеринбург и так далее.

Это касалось общей картины в Российской Федерации. А какие события происходили в г. Горно-Алтайске и предшествовали 2008 году, возбуждению уголовного дела? С конца 2007 года в г. Горно-Алтайске ведется активная работа с целью ликвидации и запрета деятельности Свидетелей Иеговы. Администрация собирает данные, литературу Свидетелей Иеговы, создается даже такая рабочая группа в которую входят Мушкарева И.В., представитель администрации, Хвастунова  Ю.В. преподаватель Горно-Алтайского университета, в последующем и представитель прокуратуры Бедарев.  В январе 2008 года администрация обращается с иском о ликвидации и запрете деятельности Свидетелей Иеговы, однако суд возвращает это заявление, как поданное не уполномоченным лицом. Тогда администрация обращается в прокуратуру. Уже совместно с прокуратурой проводит мероприятия по запрету деятельности Свидетелей Иеговы. Однако это не просто, легче для начала признать экстремисткой определенную часть. Поэтому они идут по наиболее простому пути: нужно собрать материалы, что литература Свидетелей Иеговы является экстремистской. Кроме того, действия Александра Калистратова начинают жестко контролироваться. В ноябре правоохранительные органы обращаются с целью установления экстремисткой деятельности с ходатайством в суд о прослушивании всех телефонных переговоров, контроле почтовых сообщений в отношении Александра Калистратова. 10 декабря прокуратура просит министерство культуры Республики Алтай, получить сведения относительно Свидетелей Иеговы. Сотрудник министерства культуры созванивается с Александром Калистратовым и просит его о встрече, чтобы прийти на собрание Свидетелей Иеговы.  Так же существовали письма том, чтобы собирать в отношении Свидетелей Иеговы сведения об отказе от исполнения гражданских обязанностей, отношения к крови, сведения в отношении семьи. Прокуратура собирала эти сведения. Поэтому когда представитель министерства культуры Суслова Светлана Владимировна пришла, она попросила у Александра Калистратова литературу именно в отношении этой тематики.  Поэтому среди литературы, полученных представителем министерства культуры, много касающихся отношения Свидетелей Иеговы к переливанию крови и ее компонентов, к святости крови.  В декабре сотрудник Суслова С.В. получает эти материалы и 15 декабря их направляет помощнику прокурора Бедареву В.В.. В рабочую группу включались Бедарев В.В., Хвастунова Ю.В. и представитель администрации города Горно-Алтайск. Что происходит? 15 декабря эти журналы поступают в Горно-Алтайский государственный университет и 18 декабря уже готовое заключение, подписанное Хвастуновой Ю.В. и еще одним специалистом. Из показаний Мушкаревой В.И. мы знаем, что Хвастунова Ю.В. заранее уже предлагала свои услуги по реализации запрета деятельности Свидетелей Иеговы.

После этого 22 декабря прокуратура обращается в суд о признании материалов экстремистскими, просит обеспечительные меры на основании заключения Хвастуновой Ю.В. и просит назначить экспертизу по данному делу в г. Кемерово. При этом даже указывает доктора философских наук Араеву Л.А., хотя она является доктором филологических наук. Когда оспаривается, что невозможно доктору философских наук Араевой Л.А. назначить эту экспертизу, тем более в г. Кемерово и со стороны Местной религиозной организации просят назначить другие учреждения, помощник прокурора Бедарев В.В. заявляет: «Нет, там все уже договорились. Там ничего не надо вам оплачивать. Мы уже обо всем договорились. Экспертиза будет, будет очень быстро». Идет и созванивается с этими экспертами, уточняет их данные, называет их правильные данные суду, кто является доктором филологических наук. Тут же просит добавить в эту экспертную группу Араевой Л.А. – Осадчего М.А. и Яницкого М.С.

3 марта 2009 года каждый из этих экспертов, заключает договор на оказание услуг с прокуратурой, о надлежащем качестве и выполнении заказа прокуратуры в срок до двух месяцев, в случае ненадлежащего качества, берут на себя обязательства о дополнительной и повторной экспертизе и оплата будет произведена только после проделанной работы и с качеством удовлетворяющей прокуратуру.  

В конце мая экспертиза готова, поступает в Горно-Алтайский городской суд и сразу начинаются активные действия по возбуждению уголовного дела против Свидетелей Иеговы. Бедарев В.В. направляет экземпляры литературы, пишет рапорт, что им обнаружены признаки преступления по журналам, которые якобы Александр Калистратов передал Труш В.А. 12 января 2009 года. То есть если журналы были переданы Калистратовым А.В. 12 января, то свой рапорт Бедарев В.В. пишет о признаках преступления только в июне 2009 года, только спустя 6 месяцев. То есть до этого помощник прокурора Бедарев В.В. события преступления в этих журналах не видел.  5 июня возбуждается уголовное дело, 7 июня 2009 года проводятся обыски у Калистратова А.В., в Зале Царства, изымается вся литература Свидетелей Иеговы. Никого не выпускают, как следует из показаний свидетелей без того, что они отдадут литературу Свидетелей Иеговы и не положат их в коробки. Действия происходят с понятными, но изъятия производятся в разных местах. Понятые не видят, что изымается, какая литература, находятся от этого в стороне. Так же имеется постановление о производстве обыска и решение суда у Роговой И.А.. В действительности решение суда имелось на проведение обыска у другого лица со схожей фамилией. Так как эта женщина находится в пожилом возрасте, не может ходить на богослужения Свидетелей Иеговы, то провели обыск у Роговой И.А. без решения суда. 

События происходят и в с. Онгудай. Две женщины это Тымытова А.Г. и Оинчинова Ч.С. в марте 2009 года проповедовали, но были остановлены участковым инспектором. У них была изъята литература без решения суда, вся литература Свидетелей Иеговы. Участкового заинтересовало, как они распространяют журналы за будущие месяцы в это время, то есть в марте за апрель или май этого года. Участковый посчитал, что  именно это является нарушением.

Следует так же учесть, что в период с 2000 по 2007 год неоднократно проводились проверки Местной религиозной организации. Это 7 проверок: 6 плановых, одна неплановая проверка Управления министерства юстиции в отношении Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы г. Горно-Алтайск, которые не выявили никаких нарушений. То есть смотрели и деятельность Местной религиозной организации, и литературу Местной религиозной организации, ничего разжигающего вражду и ненависть выявлено не было.

 Кроме того, Министерство культуры на протяжении ряда лет интересовалось деятельностью Свидетелей Иеговы. Александра Калистратова  приглашали участвовать и в круглых столах и исследовали и имели литературу Свидетелей Иеговы, так же их прочтение не усматривало разжигание религиозной вражды и ненависти.

Следователем собирались сведения отказа от исполнения гражданских обязанностей.  Однако, следует учесть тот факт, что выбор альтернативной гражданской службы и отказ от несения военной службы не образуют события преступления. 5 мая 2000 года был вынесен оправдательный приговор в отношении Калистратова А.В. Горно-Алтайским городским судом по обвинению в совершении преступления по части 1 статье 328  УК РФ «Уклонение от прохождения воинской службы».

Так же интересным является факт, что в 12 января 2009 года экспедитор Труш В.А. почему то попросил журналы у Калистратова Александра, взял эту религиозную литературу, почему то 13 января 2009 года он уже давал объяснения у помощника прокурора Бедарева В.В..

Дополнительно, что касается обстоятельств дела, то путем прослушивания телефонных переговоров Калистратова А.В. было выявлено, что есть интересующееся лицо – это Кандараков А.А.. 26 апреля 2010 года был произведен обыск у Кандаркова А.А., изъято две брошюры «Что от нас требует Бог?» и книга «Учись у великого учителя». Сам Кандараков А.А. об обстоятельствах был допрошен только 18 июня 2010 года и на следующий день следователь Сайдутов Е.В. еще раз допросил свидетеля Кандаракова А.А. и вынес постановление о не установлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Уголовное дело было возбуждено 5 июня 2009 года, следствие предварительное длилось по 27 августа 2010 года. 3 сентября было направлено прокурору и потом поступило в суд с обвинительным заключением в отношении Калистратова А.В..

Что сказать по самым важным эпизодам уголовного дела?

Во-первых, экспертиза по делу, в отношении литературы Свидетелей Иеговы, не назначалась. Кроме того, обвинение Калистратову А.В. сразу не предъявлялось, в нарушение статьи 6 Европейской Конвенции. То есть прослушивание телефонных переговоров велось в адрес Калистратова А.В., обыск был у Калистратова А.В., все действия фиксировались за Калистратовым А.В., доказательства собирались против Калистратова А.В., направленность вопросов была именно в отношении Калистратова А.В.. Таким образом, действия правоохранительных органов   были направлены не на превентивные действия, а на то, что бы Александр Калистратов за этот период совершил еще какие-либо действия, которые впоследствии можно было квалифицировать, как преступление.


3.

Исследование доказательств.

Вещественные доказательства.

Любую сложную задачу пытаются разбить на более простые. Если необходимо посчитать объем или площадь сложной фигуры, она разбивается на более простые формулы. Путем исследования каждого из доказательств мы можем убедится, что отсутствует событие преступления в действиях Калистратова А.В..

Суд удаляясь в совещательную комнату, должен задать себе такой вопрос, по каждой из 49 публикаций, которые у нас есть: доказано ли, что в период с октября 2008 года по 31 декабря 2009 года, как это вменяется по обвинительному заключению, Калистратов совершал действия на территории города г. Горно-Алтайска, Майма, Каракокша, Онгудай, направленные на возбуждение вражды и ненависти и с помощью (возьмем по отдельности из таблицы каждый из номеров или публикаций, представленных в обвинительном заключении).

В таблице по каждой публикации представлены в отношении каждой публикации данные.

Смотри приложение на 33 страницах указывающие, что нет ни одной публикации доказывающей, что было событие преступления.

Стоит отметить, что государственный обвинитель ни одно из вещественных доказательств не положил в основу обвинения, как доказательство.


Письменные доказательства и распечатки телефонных переговоров А. Калистратова


Мы рассмотрели вещественные доказательства, теперь рассмотрим письменные доказательства по отсутствию события преступления. То есть мы должны будем по письменным доказательствам рассмотреть так же время, место и есть ли противоправные деяния. Калистратову вменяется период с 31 октября 2008 года по 31 декабря 2009 года. Итак, что было на тот момент, какое решение суда? В соответствии со статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса, если есть какие-то факты, установленные решением суда, то они имеют преюдициальную силу, если не возникает никаких сомнений в установлении этих фактов. На сегодняшний момент имеется вступившее в законную силу решение Головинского районного суда от 26 марта 2004 года, в котором установлено, что в литературе Свидетелей Иеговы, которая была исследована отсутствует разжигание вражды и ненависти и прокуратура не доказала данное обстоятельство, то есть событие преступления отсутствует. На период 2008 года 2009 года это решение суда было действующим.


Решение Головинского районного суда г. Москвы от 26.03.2004 года о ликвидации и запрете деятельности Религиозной общины СИ в г. Москве (том 4, л.д. 197-207, том 10 л.д. 142-161).

Выдержка из решения Головинского районного суда г. Москвы:

«Что касается мнения религиоведов Гордиенко Н.С. и Шабурова Н.С., то они также изучали содержание общедоступной литературы и вероучения. По заключению комплексной психолого-лингвистической экспертизы «в текстах организации Свидетелей Иеговы не содержится информации, побуждающей к действиям, направленным на разрушение семьи». При изучении текстов литературы лингвистами и психолингвистом также анализу подверглись наставления, рекомендации, но не их воплощение в жизнь и влияние на семейные взаимоотношения. Учитывая, что содержание вероучения само по себе не может быть объектом судебной оценки, приведенные доказательства нельзя положить в основу выводов о влиянии деятельности религиозной общины на семью».


«В то же время суд не установил доказательств, подтверждающих факты каких-либо конфликтов на религиозной почве, спровоцированных членами религиозной общины Свидетелей Иеговы г. Москвы.

В соответствии со ст. 17 Конституции РФ в традиционно сложившимся многоконфессиональным укладом в России гарантируется право человека выбирать, исповедовать выбранную им религию, убеждать окружающих в правильности своей веры, свободно выражать свое мнение по поводу других религиозных предпочтений.

Суд находит недоказанным наличие в деятельности религиозной общины в г. Москве признаков экстремистской деятельности в форме разжигания религиозной розни с призывами к насильственным действиям».



Заключение комплексной филолого-психолингвистической экспертизы по гражданскому делу № 2-743/03 от 22.01.2004 года (Баранов А.Н., Грунченко О.М., Алексеев К.И.) (том 4 л.д. 227-281, том 10 л.д. 162-168, том 17 л.д. 121-177)

«Лингвистическое исследование в качестве источника использует, с одной  стороны, предоставленные экспертам  публикации  организации СИ - книги,  брошюры  и журналы - а с другой - корпус текстов СИ  на машинных носителях,  образованный как часть множества предоставленных публикаций. Корпус текстов СИ включает 769 957 словоупотреблений[1]. Контент-анализ,  принципы  которого обсуждаются ниже, проводился с использованием автоматизированного корпуса текстов. В необходимых случаях привлекалась вся имеющаяся литература».

«Эксперты исходят из того, что отрицательные эмоциональные оценки и унизительные характеристики могут относиться не только к физическому лицу, но и распространяться на юридические лица - в том числе на политические субъекты, общественные и религиозные организации».

«Для ответа на вопрос № 2 был проведен контент-анализ автоматизированного корпуса текстов, кроме того привлекались для исследования и другие тексты организации СИ, не вошедшие в автоматизированный корпус. Контент-анализ основывался на следующих   понятийных категориях: «отрицательная/унизительная оценка/характеристика» и «религии, религиозные объединения и их члены». Из генерального словника автоматизированного корпуса текстов были выбраны лексические представители (репрезентанты) указанных понятийных категорий. В качестве таковых для понятийной категории «отрицательная/унизительная оценка/характеристика» были выбраны, например, следующие слова: бесовский, бессердечный, бесстыдный, бесчестие, бесчестный, блудный, богохульный, враждебный, глупый, греховный, дьявольский, жестокий, жестокосердый, злобный, злой и др.

Для понятийной категории «религии, религиозные объединения и их члены» из генерального словника были отобраны слова религия, религиозная организация, лжехристиане/лжехристианин, католик, католический, иудаизм, иудей, протестантский, протестант, протестантизм, православие, православный, индуизм, ислам, исламский, мусульманин и др.

В дальнейшем выявленные контексты исследовались с помощью методов семантического анализа на предмет наличия в них отрицательных эмоциональных оценок  и унизительных характеристик религиозных объединений и их членов.

В результате было установлено, что организация СИ относится отрицательно к существующим ныне религиозным объединениям. В проанализированных текстах они называются ложными религиями, а их представители ложными христианами»

«Следует отметить, что прилагательное ложный, употребленное по отношению к религии или ее последователю, нельзя рассматривать как выражение отрицательной эмоциональной   оценки   или   унизительную   характеристику.   Несмотря   на   то,   что   на существующие мировые религии и другие религиозные верования в литературе организации СИ в той или иной мере возлагается ответственность за мировые  войны, политическую нестабильность, экономические и социальные   проблемы современного мира, использованные по отношению к религиозным течениям и их представителям определения вполне корректны, относятся к нейтральному или высокому стилю современного русского языка и не могут быть квалифицированы как унижающие или содержащие эмоциональную отрицательную оценку».

Выводы:

Проведенный анализ позволяет дать следующий ответ на вопрос суда: в предоставленной для экспертизы литературе организации «Свидетели Иеговы» деятельность существующих религиозных организаций оценивается отрицательно. По большей части отрицательная оценка религиозных организаций и их членов выражена корректно с использованием нейтральной в стилистическом отношении лексики русского языка. Обнаружены единичные примеры использования оценочных лексем и стилистических приемов (метафора проститутки и    прилагательное   извращенный), которые могут быть отнесены к унизительным характеристикам. Однако объект оценки в этом случае смещен: это не конкретная религиозная организация (как  это  подразумевается в вопросе), а какая-то неназванная религия, вероучение вообще.

Организация «Свидетели Иеговы» предписывает своим  членам  единственную норму поведения в отношении иных религиозных объединений — не участвовать в их деятельности. Организация «Свидетели Иеговы» не определяет для своих членов нормативного эмоционального отношения к иным религиозным объединениям или их представителям.   Таким   образом,   организация   «Свидетели Иеговы»    не   определяет для своих членов нормативные отрицательные эмоции и негативные   поведенческие установки в отношении иных религиозных объединений или отдельных лиц как их представителей.



Список ОТВЕТОВ СУ СК при прокуратуре РФ и Прокуратур различных регионов на запросы СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Алтай: об отсутствии уголовных дел, связанных с осуществлением экстремистской деятельности организацией Свидетели Иеговы.

1)         Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Воронежской области (проверки и исследования не проводились, уголовные дела не возбуждались) (том 4 л.д. 167).

2)         Ответ на запрос от 16.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Пензенской области (проводились 2 проверки, исследования не проводились, в ВУД отказано, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 168).

3)         Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Пермскому краю (проверки и исследования не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 169).

4)         Ответ на запрос от 15.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Рязанской области (проверки не проводились, уголовные дела не возбуждались) (том 4 л.д. 170).

5)         Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Ханты-Мансийскому автономному округу - Юрге (проверки и исследования не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 171).

6)         Ответ на запрос от 15.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Кабардино-Балкарской Республике (проверки и исследования не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 172).

7)         Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Оренбургской области (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 173).

8)         Ответ на запрос от 16.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Тюменской области (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 174).

9)         Ответ на запрос от 16.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Курской области (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 175).

10)       Информация от 12.02.2010 года Сужданского межрайонного СО (Курская область) (сообщений по факту распространения экстремистской литературы не поступало, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 4 л.д. 176).

11)       Ответ на запрос от 15.02.2010 года СО по Сеймскому административному округу (Курская область) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 177).

12)       Ответ на запрос от 11.02.2010 года Глушковского межрайонного СО (Курская область) (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 178).

13)       Информация от 10.02.2010 года Железногорского межрайонного СО (Курская область) (проверки не проводились, уголовные дела не возбуждались, не расследовались) (том 4 л.д. 179).

14)       Информация от 10.02.2010 года Курчатовского межрайонного СО (Курская область) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 180).

15)       Ответ на запрос от 10.02.2010 года Железнодорожного межрайонного СО (Курская область) (сообщений не поступало, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 4 л.д. 181).

16)       Ответ на запрос от 11.02.2010 года Солнцевского межрайонного СО (Курская область) (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 182).

17)       Ответ на запрос от 15.02.2010 года Обоянского межрайонного СО (Курская область) (сообщений не поступало, проверки не проводились, исследования, экспертизы не назначались, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 183).

18)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года Рыльского межрайонного СО (Курская область) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 184).

19)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года Щигровского межрайонного СО (Курская область) (сообщений не поступало, проверки не проводились) (том 4 л.д. 185).

20)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года СО по Центральному административному округу г. Курска (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 186).

21)       Информация от 10.02.2010 года Льговского межрайонного СО (Курская область) (проверки, исследования не проводились, уголовные дела не возбуждались) (том 4 л.д. 187).

22)       Ответ на запрос от 11.02.2010 года Золотухинского межрайонного СО (Курская область) (проверки, исследования (экспертизы), уголовные дела не проводились) (том 4 л.д. 188).

23)       Информация от 15.02.2010 года Горшеченского межрайонного СО (Курская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 189).

24)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Омской области (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 4 л.д. 190).

25)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года Западно-Сибирское СУ на транспорте (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 4 л.д. 191).

26)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Тверской области (уголовные дела не возбуждались, рекомендуют за помощью обратиться с ФСБ, Высший религиозный православный орган по РА) (том 4 л.д. 192).

27)       Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Томской области (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 4 л.д. 193).

28)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Владимирской области (проверка проводилась, принято решение об отказе в ВУД, исследование проводились) (том 4 л.д. 194, л.д. 196).

29)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Ульяновской области (проверка проводилась, принято решение об отказе в ВУД, исследование проводились) (том 5 л.д. 68).

30)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю (проверки не проводились, исследования (экспертизы) не назначались, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 71).

31)       Ответ на запрос от 11.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Калининградской области (проверки не проводились, уголовные дела не возбуждались) (том 5 л.д. 72).

32)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Чеченской Республике (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 73).

33)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Амурской области (исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 5 л.д. 74).

34)       Ответ на запрос от 15.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Северная Осетия – Алания (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 75).

35)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Татарстан (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 76).

36)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Астраханской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д.77).

37)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Мордовия (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 78).

38)       Ответ на запрос от 16.02.2010 года Каспийского межрайонного СО (Республика Дагестан) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 79).

39)       Ответ на запрос от 19.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Камчатскому краю (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 80).

40)       Ответ на запрос от 19.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Калмыкия (сообщения не поступали, уголовные дела не возбуждались) (том 5 л.д. 81).

41)       Ответ Информационного центра по Республике Калмыкия от 17.02.2010 года за период с 2005 года преступления не зарегистрированы (том 5 л.д. 83).

42)       Ответ на запрос от 16.02.2010 года Яшкульского межрайонного СО (Республика Калмыкия) (сообщения не поступали, проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 85).

43)       Ответ на запрос от 16.02.2010 года Черноземельского межрайонного СО (Республика Калмыкия) (сообщения не поступали, проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 86).

44)       Ответ на запрос от 16.02.2010 года Городовиковского межрайонного СО (Республика Калмыкия) (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 87).

45)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года Сарпинского межрайонного СО (Республика Калмыкия) (проверки, исследования, экспертизы не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 88).

46)       Ответ на запрос от 16.02.2010 года Целинного межрайонного СО (Республика Калмыкия) (сообщений не поступало, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 89).

47)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года Малодербетовского межрайонного СО (Республика Калмыкия) (проверки не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 5 л.д. 90).

48)       Ответ на запрос от 01.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Ростовской области (проводились 8 проверок, 4 исследования, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 91-92).

49)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Новгородской области (проверки, экспертизы (исследования) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 113).

50)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СО по Кировскому району г. Махачкалы (Республика Дагестан) (проверки, экспертизы (исследования) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д.114).

51)       Ответ на запрос от 26.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Ярославской области (проверки, экспертизы (исследования) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 115).

52)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года Брянский СО на транспорте (сообщения не поступали, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 117).

53)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года Мичуринский СО на транспорте (проверки не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 5 л.д. 118).

54)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года Курский СО на транспорте (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 119, л.д. 120).

55)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года Восточный СО на транспорте (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не возбуждались) (том 5 л.д. 121).

56)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года Северный СО на транспорте (информацией по запросу не располагает) (том 5 л.д. 122).

57)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года Юго-Западный СО на транспорте (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 123).

58)       Ответ на запрос от 26.02.2010 года Московский СО на воздушном и водном транспорте (исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 124, л.д. 125).

59)       Ответ на запрос от 26.02.2010 года Восточно-Сибирское СО на транспорте (проверок и уголовных дел в производстве не было) (том 5 л.д. 126).

60)       Ответ на запрос от 19.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Самарской области (3 проверки, 3 отказа в возбуждении уголовных дел).

61)       Ответ на запрос от 22.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Хакасия (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 158).

62)       Ответ на запрос от 05.03.2010 года СО по Мамско-Чуйскому району (Иркутская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 159).

63)       Ответ на запрос от 03.03.2010 года Благовещенского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 160).

64)       Ответ на запрос от 02.03.2010 года Павловского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 161).

65)       Ответ на запрос от 01.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Кемеровской области (1 проверка, 1 отказ в возбуждении уголовного дела, исследования не проводились) (том 5 л.д. 162).

66)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Мурманской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 163).

67)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года Эхирит-Булагатского межрайонного СО (Иркутская область) (сообщения не поступали, исследования (экспертизы) не проводились) (том 5 л.д. 164).

68)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года СО по г. Ангарску (Иркутская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 165).

69)       Ответ на запрос от 26.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Саратовской области (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 166).

70)       Ответ на запрос от 03.03.2010 года Каменского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 167).

71)       Ответ на запрос от 01.03.2010 года Славгородского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 168).

72)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Ямало-Ненецкому автономному округу (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 169).

72)       Ответ на запрос от 04.03.2010 года Новоалтайского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 170).

73)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Чувашской Республике (2 проверки, 2 отказа в возбуждении уголовных дел) (том 5 л.д. 171).

74)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года СО по Киренскому району (Иркутская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не возбуждались и не расследовались) (том 5 л.д. 172).

75)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Удмурдской Республике (2 проверки, исследования (экспертизы) не проводились, 2 отказа в возбуждении уголовного дела) (том 5 л.д. 173).

76)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 181).

77)       Ответ на запрос от 15.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Тамбовской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 182).

78)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу (проводится  проверка, назначено исследование) (том 5 л.д. 183).

79)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СО по г. Братску (Иркутская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 184).

80)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года Усть-Кутский межрайонный СО (Иркутская область) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 185).

81)       Ответ на запрос от 12.02.2010 года СО по Советскому району г. Махачкалы (Республика Дагестан) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 186).

82)       Ответ на запрос от 15.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Волгоградской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 187).

83)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Забайкальскому краю (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 188).

84)       Ответ на запрос от 18.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Калужской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 189).

85)       Ответ на запрос от 11.03.2010 года Кизилюртовский межрайонный СО (Республика Дагестан) (сообщения не поступали, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 190).

86)       Ответ на запрос от 02.03.2010 года СО по Слюдянскому району (Иркутская область) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 191).

87)       Ответ на запрос от 23.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 192).

88)       Ответ на запрос от 05.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Брянской области (проверки, исследования (экспертизы) проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 193-194).

89)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Костромской области (1 проверка, исследования (экспертизы) не проводились, 1 отказ в возбуждении уголовного дела) (том 5 л.д. 209).

90)       Ответ на запрос от 27.02.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Алтайскому краю (исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 210).

91)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Коми (исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 211).

92)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Сахалинской области (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 212).

93)       Ответ на запрос от 11.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 213).

94)       Ответ на запрос от 24.02.2010 года Ботлихского межрайонного СО (Республика Дагестан) (исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 214).

95)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года Тарумовского межрайонного СО (Республика Дагестан) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 215).

96)       Ответ на запрос от 25.02.2010 года СО по Ленинскому району г. Махачкалы (Республика Дагестан) (проверки не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 216).

97)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Карелия (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 217).

98)       Ответ на запрос от 09.03.2010 года Заринского межрайонного СО (Алтайский край) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 218).

99)       Ответ на запрос от 17.02.2010 года Дербентского межрайонного СО (Республика Дагестан) (проверки, исследования (экспертизы) не проводились, уголовные дела не расследовались) (том 5 л.д. 219).

100)      Ответ на запрос от 12.02.2010 года Прокуратуры Майминского района РА (проверок по фактам экстремистской деятельности СИ не проводилось, меры реагирования не предпринимались) (том 11 л.д. 2).

101)      Ответ на запрос от 10.02.2010 года Прокуратуры Шебалинского района РА (фактов экстремистской деятельности СИ не имелось) (том 11 л.д. 3).

102)      Ответ на запрос от 12.02.2010 года Прокуратуры Онгудайского района РА (в 2009 году проверки не проводились, 2 жалобы Тымытовой А.Г. на действия заместителя прокурора, сотрудников правоохранительных органов Онгудайского района) (том 11 л.д. 4-5).

103)      Ответ на запрос от 08.02.2010 года Прокуратуры Усть-Коксинского района РА (факты экстремистской деятельности СИ не выявлялись, проверки не проводились) (том 11 л.д. 6).

104)      Ответ на запрос от 18.02.2010 года Прокуратуры Чойского района РА (факты экстремистской деятельности СИ не имелись, проверки не проводились) (том 11 л.д. 7).

105)      Ответ на запрос от 11.02.2010 года Прокуратуры Чемальского района РА (факты экстремистской деятельности СИ не выявлялись) (том 11 л.д. 8).

106)      Ответ на запрос от 09.02.2010 года Прокуратуры Улаганского района РА (сведениями об экстремистской деятельности СИ не располагаем) (том 11 л.д. 9).



Постановление о прекращении уголовного дела старшего следователя прокуратуры Северного административного округа г. Москвы Андреева М.В. от 28 декабря 1997 года.

«Вторым  доводом  Комитета  по  спасению  молодежи  в перечне нарушений,  допускаемых религиозной организацией "Свидетели Иеговы" является:

пропаганда,  агитация,  распространение  религиозных взглядов  и  убеждений,  возбуждающих  религиозную  рознь, ненависть,  религиозное  превосходство,  т.е.  совершение преступления, предусмотренного ст.282 УК РФ.

Однако,   субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла и имеет цель разжигание религиозной вражды. В настоящем случае анализ учения   религиозной   организации   "Свидетели   Иеговы" доказывает, что оно претендует на обладание всей полнотой истины, по сравнению с другими религиями, но все религии претендуют  на  это и иными  быть  не  могут, в  противном случае  учение  не  является  религией.  Примером  тому, т.е. убеждением в том, что данная религия обладает полным знанием,  превосходством и правильностью своего учения, может  служить  Русская  православная  Церковь,  Римско-Католическая Церковь, мусульманство и т.д.

Каких-либо фактов умышленного разжигания религиозной вражды,  а не убежденности в правильности именно своего учения, а не иного,   со стороны религиозной организации "Свидетели  Иеговы",  в  ходе  предварительного  следствия добыто  не  было  и  Комитетом  по  спасению  моложежи  не указано».

«Таким   образом   анализируя   собранные   по   делу доказательства и оценивая их в совокупности следствие приходит к выводу, что деятельность организации, а также руководства религиозного общества "Свидетели Иеговы" не сопряжена с причинением вреда здоровью граждан или иными посягательствами на личность, права и свободы граждан и не побуждает граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению каких-либо противоправных действий  и     находится  в  полном  соответствии  с Конституцией  РФ  и  законодательных  актов  РФ,  состава преступлений, предусмотренных ст.ст.239,282,278,279,280,281,205  УК  РФ  в  действиях членов    указанной    религиозной    организации    не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.5 п. 2,71 УПК РСФСР,

постановил:

1. Уголовное дело № 217885 прекратить производством за отсутствием  состава  преступления  в  действиях  членов религиозной организации "Свидетели Иеговы"».



Заключение комплексной судебной психолого-лингвистической и религиоведческой экспертизы ГУ «Российский федеральный центр судебной экспертизы при МЮ РФ» от 25.02.2010 года (том 8 л.д. 48-80).


«Предметно-содержательный и мотивационно-целевой анализ книги «Человечество в поисках Бога» показал, что в представленном на исследование тексте нет лингвистических и психологических признаков возбуждения розни, вражды, ненависти по национальному, религиозному или какому-либо иному признаку. Объектом негативной оценки являются не люди определенной группы, а «ложная религия». По отношению к людям декларируется и проповедуется принцип терпимости. Представители всех религий и национальностей рассматриваются авторами как потенциальные сторонники, объект просвещения, убеждения, а не враги. Это определяет отсутствие в тексте враждебных высказываний и высказываний, целью которых было бы унижение или оскорбление людей по религиозному, национальному, социальному и прочим признакам. Информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, религии или ее представителей отсутствует. Признаков формирования у читателей убеждений об исключительности, превосходстве либо неполноценности граждан по признаку их национальной, расовой, религиозной принадлежности не имеется. В текстах отрицается превосходство какой-либо расы, нации, религии над другой. Утверждается, что вероучение Свидетелей Иеговы необходимо проповедовать всем людям независимо от их расовой принадлежности и что готовность помогать другим свойственна представителям всех рас. В текстах содержится информация о том, что в собраниях Свидетелей Иеговы живут и работают вместе люди всех рас. Кроме того, в текстах негативно оценивается расизм и имеющиеся в современном мире расовые предубеждения.

Использованные в тексте словесные средства не выражают унизительные (оскорбительные) характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо нации, расы, религиозной группы или отдельных лиц как их представителей.

Негативная информация в тексте о других религиях и критика духовенства «христианского мира» связана с пониманием других религий как ложных, а своей религии – как истинной. Авторы считают, что духовенство неправильно представляет людям бога, по-иному (нежели Свидетели Иеговы) толкует основные положения вероучения, занижает нравственные нормы, неподобающе относится к простым людям. Другие религии, кроме Свидетелей Иеговы, являются ложными. Их религиозные обычаи, догматы вероучения неприемлемы для Свидетелей Иеговы, так как не соответствуют истинной религии. Люди, исповедующие эти религии, по мнению авторов, не являются врагами. Они просто заблуждаются. В тексте содержится пожелание не исповедовать ложную религию. В тексте говорится о возможности сосуществования Свидетелей Иеговы с представителями других религий; подчеркивается, что Свидетели Иеговы не должны сторониться представителей других религий, должны по примеру Иисуса Христа проявлять уважение ко всем представителям других религий и неверующим».

            «Следует отметить, что утверждения представителей разных религий относительно того, что именно их поклонение Богу является единственно правильным, а все остальные религии являются несовершенными или даже ложными, не могут рассматриваться как оскорбляющие или унижающие представителей других религий. Иное означало бы то, что государство обязано было бы запретить абсолютно все существующие религии, как разжигающие религиозную рознь. К примеру, учение о триединстве Бога – Святой Троице, признание Иисуса Христа Богом, учение о бессмертии души и некоторые другие являются основополагающими учениями Православной Церкви. Однако, приверженцы Иудаизма, мусульмане, Свидетели Иеговы категорически не приемлют учение о Троице. Скептически относятся к нему и представители буддизма и других религий. Мусульмане считают Иисуса Христа всего лишь одним из пророков Аллаха. Со времени Л.Н. Толстого и поныне не признают Иисуса Христа Богом и толстовцы. Свидетели Иеговы признают Иисуса Христа единородным сыном Бога, которого Иегова Бог назначил Царём. Для иудеев Иисус Христос — опальный диссиденствующий провинциальный раввин, обвиненный единоверцами в богохульстве. Наконец, атеисты, воспринимают Иисуса Христа как харизматическую личность и не более того. Поэтому, споры об истинности своего учения и ложности других (включая заявления, утверждения, критику и обоснование своей позиции) являются приемлемыми как теологические».

Однако, такое поведение – считать свою религию истинной, не является уникальным и присуще не только Свидетелям Иеговы. Так и только так поступают приверженцы всех без исключения религий. Некоторые даже сделали такое самопревозношение своим брендом. Например, византийские христиане нарекли себя православными, а римские — католиками (греч. католикос — вселенский, всеобщий). Приверженцы ислама именуют себя правоверными. Есть в России истинно–православная и истинно–христианская церкви.

Анализируя текст любого произведения религиозного характера, следует учитывать то, что универсальной и притом неискоренимой нормой религиозной жизни человечества, страны, населённого пункта (как бы к этой норме не относиться и как бы ее не оценивать, особенно глядя со стороны) является то явное, то скрытое состязание религиозных вероучений и соответствующих религиозных объединений. Приверженцы каждой веры только ее считают и объявляют подлинной, данной свыше и потому абсолютной, а остальные (сколь бы древними и повсеместно распространенными они ни были) относят к заблуждениям, исходящим от враждебных человечеству сил: злого рока, фатума, дьявола, шайтана и т.п. Точно так же и свое религиозное объединение (когда бы оно ни возникло и сколь бы малочисленным оно ни было) его члены объявляют богоустановленным, созданным по повелению высших сил для противостояния тьме лжесообществ, псевдоцерквей, сатанинских сборищ и т.п.».

«Таким образом, по результатам религиоведческого анализа книги можно заключить следующее.

Высказывания и призывы, направленные на возбуждение расовой и национальной вражды, в Книге отсутствуют, а есть утверждение, что Свидетели Иеговы представляют собой «нерушимое международное братство, которому чужды политические, расовые и национальные разделения» и члены которого, будучи «истинными христианами», «верят, что люди всех рас и народов – одна семья с единым предком. И создатель этой семьи – Бог Иегова» (с. 347–348, абз. 6). Действительно, в общинах Свидетелей Иеговы есть представители всех рас и очень многих национальностей, поскольку функционируют они в странах и территориях, где эти расы и национальности наличествуют, а то и преобладают. Об этом свидетельствует та краткая таблица, которая приведена на с. 361. Правда, в ней названы лишь 29 стран, тогда как в полной таблице, скажем, за 2007 г. их 236!

Не обнаружено в Книге и призывов, способных возбудить религиозную вражду. Зато в ней имеются высказывания прямо противоположного содержания. С явным одобрением процитировав автора монографии «Религии мира: от древности до современности», заявившего, что «изучать разные религии не значит  предавать собственную веру», поскольку «она может, наоборот, укрепиться, когда мы видим, как искали истину другие люди и что им это дало» (с. 8 абз.11), составители Книги уже от себя добавили: «Знание дает понимание, а понимание – терпимость к людям, у которых другие взгляды» (там же, с. 8).

По тем же причинам в Книге, изданной многонациональной, социально пестрой и мультирасовой конфессией, не содержится пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по национальной, социальной, расовой, религиозной или языковой принадлежности. Напротив, книга содержит пропаганду терпимости и уважения к гражданам независимо от их национальной, социальной, расовой, религиозной или языковой принадлежности: «Пусть мы категорически не соглашаемся с чьими-то верованиями, однако это не повод ненавидеть человека (с. 10 абз.16).

В рамках религиоведческого исследования оскорбительных характеристик, отрицательных установок и побуждений к действиям против какой-либо религии  в исследуемой Книге не обнаружено. Изложенные в книге сведения (крестовые походы, инквизиция, конкиста и др.) могут быть расценены в качестве критических замечаний в адрес католической церкви. Однако подобное изложение материала характерно для всего цивилизованного мира. При этом в анализируемом издании каких-либо побуждений  к антикатолическим действиям не имеется; на современных католиков, в том числе граждан России (о которых, как уже отмечалось, в Книге не говорится), ответственность за имевшие место в прошлом действия католической церкви не переносится. Слова, выражения и высказывания, содержащие негативные оценки в адрес какой-либо одной национальной, конфессиональной или социальной группы по сравнению с другими группами в Книге отсутствуют. По результатам религиоведческого исследования высказываний, содержащих резкую негативную оценку или выражающих неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей определенной конфессиональной группе, в книге нет. Книга содержит высказывания ее составителей, а также цитаты из солидных религиоведческих публикаций, целью которых является приглашение представителей разных конфессий и деноминаций к различным формам сотрудничества – в том числе и к совместным поискам оптимального решения сложных, зачастую спорных мировоззренческих задач». … «Стоит отметить, что в целом для международного религиозного объединения Свидетелей Иеговы характерно продуцирование нормальных межконфессиональных взаимоотношений, а не инициирование каких-либо разногласий на теологической почве».

Утверждения представителей разных религий относительно того, что именно их поклонение Богу является единственно правильным, а все остальные религии являются несовершенными или даже ложными, не могут рассматриваться как оскорбляющие или унижающие представителей других религий. Иное означало бы то, что государство обязано было бы запретить абсолютно все существующие религии, как разжигающие религиозную рознь. Универсальной и притом неискоренимой нормой религиозной жизни человечества, страны, населённого пункта является то явное, то скрытое состязание религиозных вероучений и соответствующих религиозных объединений. Приверженцы каждой веры только ее считают и объявляют подлинной, данной свыше и потому абсолютной, а остальные относят к заблуждениям. Однако, такое поведение – считать свою религию истинной, не является уникальным и присуще не только Свидетелям Иеговы. Так и только так поступают приверженцы всех без исключения религий. Споры об истинности своего учения и ложности других (включая заявления, утверждения, критику и обоснование своей позиции) являются приемлемыми как теологические.

В книге нет высказываний, содержащих призывы к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо конфессиональной группы. Напротив, по примеру Свидетелей Иеговы все побуждаются не проявлять враждебность или насильственные действия к кому бы то ни было, в том числе и к тем лицам или группам, которые настроены откровенно враждебно по отношению к ним. «Даже сегодня, – читаем в Книге, – в некоторых странах Свидетели Иеговы отбывают срок за свою позицию христианского нейтралитета. Однако они не пытаются противодействовать правительственным военным программам» (с. 346 абз. 5).

Высказывания уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо конфессиональной группы в книге отсутствуют. Книга не содержит высказываний, побуждающих или призывающих к враждебным или насильственным действиям против какой-либо группы людей. Кроме того, общеизвестным является то, что Свидетели Иеговы являются принципиальными противниками насильственных действий, в какой бы части человеческой деятельности эти действия не предпринимались. В частности, стоя на позиции так называемого «христианского нейтралитета», они не берут в руки оружия и не участвуют в военных действиях, отвергают любые попытки социального протеста (пикетирование, стачки, забастовки, демонстрации, митинги и т.д.), не поддерживают протестные акции партий, политических движений и пр.».

«          На основании проведенного комплексного исследования комиссия экспертов приходит к заключению, что в представленном на исследование тексте книги «Человечество в поисках Бога» нет признаков разжигания розни, возбуждения ненависти и вражды, унижения достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе. В книге негативные оценки по отношению к другим религиям присутствуют только в контексте приемлемого теологического спора об истинности–ложности религии. Критика традиционных христианских церквей (и иных религий) является составной частью непрерывных межрелигиозных споров, в которых участвуют в той или иной степени все конфессии и деноминации мира и которые представляют собой особый аспект религиозного бытия. Она не может рассматриваться как разжигание религиозной розни, вражды и ненависти. Исследуемые тексты имеют пропагандистскую направленность на принятие читателями взглядов Свидетелей Иеговы и следование положениям данного вероучения в жизни. Исследуемые тексты могут способствовать подкреплению религиозной идентичности читателей, более полному осознанию ими своей причастности к идеям и ценностям, исповедуемым Свидетелями Иеговы. Как любой текст, книга может оказывать психологическое воздействие на читателей, однако степень и характер этого воздействия в данном случае будет зависеть от индивидуальных особенностей читателей. Авторы книги обосновывают свое понимание истинной религии, необходимость исследовать Библию и искать «истинного Бога». Используемая ими аргументация не относится к разряду психологического манипулирования, она понятна и предполагает сознательное принятие читателями решения. Основной прием психологического воздействия заключается в том, что авторы в качестве стимула обращения к «истинному Богу» используют потребность верующего человека в спасении, однако этот прием используется в проповедях всех религий.

ВЫВОДЫ:

В тексте книги «Человечество в поисках Бога» не содержится высказываний и призывов, направленных на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по национальной, социальной, расовой, религиозной или языковой принадлежности.

В книге не используются специальные языковые или иные средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных установок и побуждений к действиям против какой-либо религии.

Авторы книги обосновывают свое понимание истинной религии, необходимости исследовать Библию и искать «истинного Бога». Используемая ими аргументация не относится к разряду психологического манипулирования, она понятна читателю и предполагает сознательное принятие им решения. Основной прием воздействия (возможно неосознаваемого читателем) заключается в том, что авторы в качестве стимула обращения к «истинному Богу» используют потребность верующего человека в спасении, однако этот прием используется в проповедях всех религий.

В представленном тексте не имеется слов, выражений и высказываний, содержащих негативные оценки в адрес какой-либо одной национальной, конфессиональной или социальной группы по сравнению с другими группами.

Высказываний, содержащих резкую негативную оценку или выражающих неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей определенной конфессиональной группе, в книге не имеется.

Высказываний, содержащих негативную оценку в отношении какой-либо этнической, социальной группы в тексте не содержится.

Высказываний, содержащих пропаганду неполноценности граждан какой-либо национальности или социальной группы по сравнению с другой нацией или группой в книге не имеется.

В тексте книги не имеется высказываний, содержащих призывы к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо конфессиональной группы, национальности.

В представленном тексте не имеется высказываний уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо национальности, этнической или конфессиональной, социальной группы.

В представленном тексте не имеется высказываний побудительного характера и фраз в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной, конфессиональной группы за счет другой.

В представленном тексте не имеется высказываний побудительного характера, содержащих призывы к враждебным или насильственным действиям в отношении определенной национальности, одной социальной, конфессиональной группы против другой».



Заключение комплексной психолого-лингвистической, религиоведческой судебной экспертизы ГУ «Уральский региональный центр судебной экспертизы МЮ РФ» от 25.06.2009 года (том 8, л.д. 5-14, том 17 л.д. 178-196).

Лингвистическое исследование:

«Таким образом, исходя из приведенных выше понятий и содержательной стороны текстов исследуемых изданий лингвистических признаков экстремистской деятельности, унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии, а также разжигания национальной, расовой или религиозной вражды, уничижения национального достоинства, пропаганды исключительности, превосходства, либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, не имеется».

            Религиоведческое исследование:

«Общий вывод: в изданиях, представленных для исследования, не имеется каких- либо отрицательных и оскорбительных оценок в отношении каких-либо расовых, национальных и религиозных групп или отдельных лиц, нет призывов к каким-либо негативным установкам и действиям против них, то-есть нет пропаганды расовой, этнической или национальной нетерпимости и вражды.

Таким образом, исследуемые материалы не могут быть отнесены к документам, пропагандирующим экстремизм в какой-либо форме. В их содержании признаки экстремистской деятельности, предусмотренные Федеральным законом № 114-ФЗ от 25.07.2002 «О противодействии экстремистской деятельности» отсутствуют».

ВЫВОДЫ:

1-4. В следующих изданиях религиозной организации «Свидетели Иеговы»

1. Книги «Приближайся к Иегове», напечатанной в 2006 году в Германии, состоящей из 31 главы;

Брошюр:

2. «Следует ли верить в Троицу? Является ли Иисус Христос Всемогущим Богом?»

3. «Духи мертвых. Могут ли они помочь или навредить тебе? На самом ли деле они существуют?»

4. «Что происходит при смерти?»

5. «Все Писание» достоверно и полезно» (Матфея - Колоссянам)

6. «Свидетели Иеговы. Кто они? Во что верят?»

7. «Что от нас требует Бог?»

Журналов:

п/п

Наименование журнала

Подзаголовок

Дата выпуска

8.

«Пробудитесь!»

«Теряет ли религия свое влияние?»

февраль 2007

9.

- « -

«О чем свидетельствует Падение Нравов?»

апрель 2007

10.

-«-

«Выжить в мире не равных возможностей»

май 2007

11.

- « -

«Хорошо ли вы знаете своих Детей»

июнь 2008

12.

-«-

«Птицей движет инстинкт. Что движет человеком?»

июль 2008

13.

- « -

«Смерть действительно ли это конец?»

декабрь 2007

14.

- « -

«Насилие над женщинами Что об этом говорит Библия?»

январь 2008

15.

- « -

«Прейдет ли избавление от преступности?»

февраль 2008

16.

«Сторожевая Башня возвещает царство Иеговы»

«Надежные советы по воспитанию детей»

1 ноября 2006

17.

- « -

«Утешение для скорбящих родителей»

1 мая 2007


18.

- « -

«Что определяет ваши ценности?»

15 июня 2007

19.

- « -

«Возможно ли единство этнических групп?»

1 июля 2007

20.

- « -

«О чем свидетельствует замысел в природе?»

15 августа 2007

21.

- « -

«Стоит ли жить лишь сегодняшним днем?

15 октября 2007

22.

- « -

«Ради чего стоит жить»

15 ноября 2007

23.

- « -

«Единство в мире только лишь мечта?»

1 декабря 2007

24.

- « -

«Почему стоит проявлять сострадание?»

15 декабря 2007

25.

- « -

«Как обрести настоящий душевный покой»

1 февраля 2007

26.

- « -

«Выпуск для изучения»

15 февраля 2008

27.

- « -

«Почему Бог спас Ноя? Какое значение это имеет для нас»

11 июня 2008



 признаков унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы или отдельных лиц не установлено.

Информации, побуждающей к активным действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц, не содержится. Напротив, следование верованиям (установка), указанных в данных текстах, может привести к социально-пассивному поведению, отчуждению от общества.

1, 5-7. Призывов к конфронтации между людьми по расовому, национальному и религиозному признаку, формулировок, возбуждающих вражду и ненависть между ними, не имеется.

Указанная в исследовательской части идея превосходства вероучения «Свидетелей Иеговы» над всеми другими религиями не выходит за рамки обычного для всего религиозного мира явления, характерного в большей или меньшей степени для всех религиозных конфессий.

Признаков экстремистской деятельности, предусмотренных п.1 ст.1 Федерального закона № 114-ФЗ от 25.07.2002 «О противодействии экстремистской деятельности» не установлено».



Заключение повторной комплексной психолого-лингвистической и религиоведческой судебной экспертизы ГУ «Брянская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ», ООО «ЮРЭКСП» от 22.12.2009 года (том 8 л.д. 15-47, том 17 л.д. 197-229).

«Таким образом, нельзя рассматривать критику Свидетелями Иеговы традиционных христианских церквей (и иных религий), как «разжигание религиозной розни», ибо эта критика является составной частью непрерывных межрелигиозных споров, в которых участвуют в той или иной степени все конфессии и деноминации мира, и которые представляют собой особый аспект религиозного бытия».

«Из вышеизложенного следует, что имеющаяся в представленных текстах оценоч-ная информация о национальных группах является позитивной. Какие-либо  унизитель-ные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки, негативные установки, - а также информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации или ее предста-вителей отсутствуют. Признаков формирования у читателей анализируемых изданий убеждений об исключительности, превосходстве либо неполноценности граждан по при- знаку национальной принадлежности не имеется. Соответственно, фрагментов, содер- жащих признаки разжигания национальной вражды, унижения национального достоин- ства и пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их национальной принадлежности, не имеется».

«Из вышеизложенного следует, что имеющаяся в представленных текстах  оценочная информация о расовых группах является позитивной. Какие-либо унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки, негативные установки, а также информация, побуждающая к действиям против какой-либо расы или ее представителей отсутствуют. Признаков формирования у читателей анализируемых изданий убеждений об исключительности, превосходстве либо  неполноценности граждан по признаку расовой принадлежности не имеется. Соответственно, фрагментов, содержащих признаки разжигания расовой вражды и пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их расовой принадлежности, не имеется.


«Приведенные толкования значений данных слов свидетельствуют о том, что слово "истинный" в словосочетании истинная религия выступает в значении правильный, соответствующий действительности", слово "ложный" в словосочетании ложная религия-  в значении "неправильный, ошибочный, неверный".

Анализ корпуса текстов русскоязычной части Интернета, в  которых  употребляются словосочетания "истинная религия и "ложная религия"14 , показал, что использование этих понятий характерно для религиозных текстов не только Свидетелей Иеговы, но и других конфессий и религиозных движений (например, христианство, ислам, православие, старообрядчество, кришнаизм, движение Ошо Раджниша и др.). Во всех текстах исследуемого корпуса каждая конфессия (религиозное движение) называет себя и свое ве роучение  истинной  религией, а  остальные  религии – ложными  религиями.  При  этом ложность других религий обосновывается в текстах прежде всего иным, в отличие от истинной религии, пониманием и толкованием основных положений вероучений.

Исходя из религиоведческого исследования, критика традиционных христианских церквей (и иных религий ) является составной частью непрерывных межрелигиозных споров, в которых участвуют в той или иной степени все конфессии и деноминации мира, и которые представляют собой особый аспект религиозного бытия и не может рассматриваться как разжигание религиозной розни, вражды и ненависти. Исследуемые тексты имеют пропагандистскую направленность на принятие читателями взглядов Свидетелей Иеговы на вероучение и следование положения данного вероучения в жизни. Исследуемые тексты могут способствовать формированию (или подкрепления) религиозной идентичности, то есть осознание читателями причастности к идеям и ценностям, исповедуемым Свидетелями Иеговы, осознание принадлежности к данной религи и религиозной группе.

Таким образом, использованные в исследуемых текстах словесные средства не     выражают унизительные (оскорбительные) характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо религиозной группы или отдельных лиц как ее представителей. Информация, побуждающая к действиям против какой-либо религии или ее представителей, отсутствует. Признаков формирования у читателей анализируемых изданий убеждений об исключительности, превосходстве либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии не имеется. Соответственно, фрагментов, содержащих признаки разжигания религиозной вражды и пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, не имеется».

ВЫВОДЫ:

«2.1. Использованные в текстах представленных печатных изданий словесные средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической расовой группы или отдельных лиц как ее представителей не выражают.

2.2 Использованные в текстах представленных печатных изданий словесные  средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо религиозной группы или отдельных лиц как ее представителей не выражают.

3.1. В текстах представленных печатных изданиях информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы или отдельных лиц как ее представителей не содержится.

3.2. В текстах представленных печатных изданиях информация, побуждающая к действиям против какой-либо религии или отдельных лиц как ее представителей не содержится.

           

4. В текстах представленных печатных изданий специальные языковые или иные средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей не использованы.

5. В текстах представленных печатных изданий отсутствуют высказывания, свидетельствующие о религиозной нетерпимости.

6.1. В текстах представленных печатных изданий признаки пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их национальной или расовой принадлежности отсутствуют.

6.2. В текстах представленных печатных изданий признаки пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии отсутствуют.

7.1.Фрагментов печатных изданий, предоставленных на экспертизу, содержащих признаки разжигания национальной или расовой вражды, унижения национального достоинства, пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их национальной или расовой принадлежности не имеется.

7.2. Фрагментов печатных изданий, предоставленных на экспертизу, содержащих признаки разжигания религиозной вражды, пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии не имеется».



Заключения по исследованию книги «Чему на самом деле учит Библия?»:

Справка об исследовании (лингвистическое) от 18.08.2009 года ГУВД по Ростовской области (эксперт Зубарь А.С.) печатных изданий Свидетелей Иеговы (том 5 л.д. 102-105).

«В тексте брошюры № 1-брошюры № 3, книги № 1 не было выявлено высказываний, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а так же на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

«В тексте брошюры № 1-брошюры № 3, книги № 1 не было выявлено высказываний о преимуществе одного человека или группы лиц перед другим человеком или группой лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

«В тексте брошюры № 1-брошюры № 3, книги № 1 не было выявлено высказываний побуждающего характера, призывающих к враждебным действиям одного человека или группы лиц к другому человеку или группе лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

ВЫВОДЫ:

«В печатной продукции (брошюра «Хотели бы вы узнать истину?»; брошюра «Делайте это в воспоминание обо мне»; брошюра «Что от нас требует Бог?»; книга «Чему на самом деле учит библия?») не выявлено высказываний, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а так же на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.

В печатной продукции (брошюра «Хотели бы вы узнать истину?»; брошюра «Делайте это в воспоминание обо мне»; брошюра «Что от нас требует Бог?»; книга «Чему на самом деле учит библия?») не было выявлено высказываний о преимуществе одного человека или группы лиц перед другим человеком или группой лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

В печатной продукции (брошюра «Хотели бы вы узнать истину?»; брошюра «Делайте это в воспоминание обо мне»; брошюра «Что от нас требует Бог?»; книга «Чему на самом деле учит библия?»)  не было выявлено высказываний побуждающего характера, призывающих к враждебным действиям одного человека или группы лиц к другому человеку или группе лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

Заключение специалиста (лингвистическое) ЭКЦ ГУВД по Самарской области (эксперт Лапаева С.А.) от 01.06.2009 года (том 5 л.д. 149-152).

«В данной книге не обнаружены слова, выражения, наглядный материал (иллюстрации), побуждающие к экстремисткой деятельности.

Авторы книги побуждают читателя к миру, любви, соблюдению заповедей Бога, побуждают развивать угодные Богу качества».

«В результате проведенного исследования в тексте всей книги, признаки экстремистской деятельности, предусмотренные п. 1 ст. 1 ФЗ № 114 от 25.07.2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», не обнаружены».

«В результате проведенного исследования, данной книги, унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки, негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы или отдельных лиц как ее представителей, выраженные словесными (изобразительными) средствами, не обнаружены».

«Информации, побуждающей к действиям против какой-либо нации, расы или религии или отдельных лиц как ее представителей, не обнаружено».

«В результате проведенного исследования, установлено: информации, побуждающей к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей не обнаружено».

«В результате проведенного исследования в тексте данной книги, специальных языковых или иных средств для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей, не обнаружено».

ВЫВОДЫ:

В тексте книги «Чему на самом деле учит Библия», признаки экстремистской деятельности, предусмотренные п. 1 ст. 1 ФЗ № 114 от 25.07.2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», не обнаружены.

В тексте книги «Чему на самом деле учит Библия», не обнаружены какие-либо словесные (изобразительные) средства, унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы или отдельных лиц как ее представителей.

В тексте книги «Чему на самом деле учит Библия», информации побуждающей к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей не обнаружено.

В тексте книги «Чему на самом деле учит Библия», не обнаружены специальные языковые или иные средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей».



Проверки Министерства юстиции РФ МРО Свидетелей Иеговы г. Горно-Алтайск.

Не установлено фактов нарушения МРО действующего законодательства:

1) Справка о результатах проверки МЮ РА от января 2000 г. (том 10, л.д. 12);

2) Справка о результатах проверки УМЮ РФ по РА от 21.02.2001 г. (том 10, л.д. 18);

3) Справка о результатах проверки УМЮ РФ по РА от 15.05.2003 г. (том 10, л.д. 34-35);

4) Справка о результатах проверки УМЮ РФ по РА от 21.03.2004 г. (том 10, л.д. 57);

5) Справка о результатах проверки УФРС по РА от 14.11.2005 г. (том 10, л.д. 79-80).

6) Акт проверки УФРС по РА от 17.03.2007 г. (том 10, л.д. 91-93, 96-98).

7) Акт проверки УФРС по РА от 27.07.2007 г. (том 10, л.д. 120-122, 125-127).



Заключение государственной религиоведческой экспертизы Экспертного совета для проведения государственных религиоведческих экспертиз при МЮ РФ о вероучении и соответствующей ему практики религиозного объединения Свидетели Иеговы от 15.04.1999 года (том 8 л.д. 1-4).

«1) В общедоступных вероучительных документах и литературе религиозной организации "Свидетели Иеговы" не содержится призывов к насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации, а также призывов к насилию, разжиганию социальной, расовой, национальной и религиозной розни, отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей, к совершению иных противоправных действий».

«3) В общедоступных вероучительных документах и литературе религиозной организации "Свидетели Иеговы" не содержится оснований для утверждения, что деятельность "Свидетелей Иеговы", в том числе практикуемые формы и методы распространения веры, нарушает права других граждан. В основном, практика указанной организации принципиально не отличается от деятельности многих других традиционных и новых религиозных организаций.

4) Сведения, изложенные в представленных религиозной организацией "Свидетелей Иеговы" документах и материалах в основном соответствуют общедоступной литературе, распространяемой указанной организацией для своих членов и в обществе.

Экспертный совет делает заключение, что в результате изучения вероучительных положений в объеме представленных документов религиозного объединения Свидетелей Иеговы в России, препятствий для регистрации данного объединения в качестве централизованной религиозной организации не обнаружено».



Постановление Европейского суда по правам человека от 10.06.2010 года по делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации» (том 6 л.д. 11-122).

Выдержки из постановления:

«99. Европейский суд ссылается на свою уже сформировавшуюся судебную практику о том, что в соответствии со статьей 9 Европейской конвенции свобода мысли, совести и религии является одной из основ «демократического общества» по смыслу Европейской конвенции. Именно этот ее религиозный параметр является одним из наиболее важных элементов, из которых складывается личность верующих и их мировоззрение, но это же является и ценнейшим достоянием для атеистов, агностиков, скептиков и безразличных. На нем основывается плюрализм, неотделимый от демократического общества и завоеванный дорогой ценой на протяжении веков (см. п. 114 Постановления Европейского суда по делу «Бессарабская Митрополитская Церковь и другие против Молдовы» (Metropolitan Church of Bessarabia and Others v. Moldova) по жалобе № 45701/99, EСHR 2001-XII). Религиозная свобода, будучи прежде всего делом совести каждого отдельного человека, предусматривает, inter alia __MCE_ITEM____MCE_ITEM__*, свободу «исповедовать [свою] религию» индивидуально, частным порядком или сообща с другими, публичным порядком или в кругу соверующих. Поскольку религиозные общины традиционно существуют в виде организованных структур, необходимо толковать статью 9 Европейской конвенции в свете статьи 11 Европейской конвенции, предусматривающей гарантии против необоснованного вмешательства государства в деятельность объединений. С учетом этого право верующих на свободу религии, включающее в себя право исповедовать свою религию сообща с другими, дает основания ожидать, что верующим будет разрешено свободно вступать в объединения без произвольного вмешательства государства. Действительно, независимое существование религиозных сообществ — неотъемлемое условие плюрализма в демократическом обществе и, соответственно, ключевой объект защиты, гарантированной статьей 9 Европейской конвенции. В соответствии с судебной практикой Европейского суда, обязанность государства по сохранению нейтралитета и беспристрастности несовместима с любыми из его полномочий по оценке легитимности религиозных убеждений (см. п. п. 118 и 123 вышеуказанного Постановления Европейского суда по делу «Бессарабская Митрополитская Церковь [и другие против Молдовы]» (Metropolitan Church of Bessarabia [and Others v. Moldova]); и п. 62 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Хасан и Чауш против Болгарии» (Hasan and Chaush v. Bulgaria [GC]) по жалобе № 30985/96, ECHR 2000-XI)».

«110. Прежде всего Европейский суд отмечает, что термин «принуждение» в его обычном понимании подразумевает действие, направленное на то, чтобы заставить человека сделать что-то против его или ее воли путем применения силы или запугивания с целью добиться подчинения. Национальные суды не представили примеров каких-либо действий Общины-заявителя по принуждению или использованию угроз, направленных на разрушение семей своих членов. Ничто не указывало на то, что Община-заявитель устанавливала для своих членов какие-либо условия продолжения семейных отношений или, с другой стороны, каких-либо условий или требований к родственникам Свидетелей, не разделяющим их взглядов, угрожая в противном случае разрушить их семейные отношения. По сути, эксперты со стороны обвинения признали тот факт, что тексты Свидетелей Иеговы не содержат «прямого принуждения к разрушению семьи». Хотя они высказали мнение, что оказываемое Общиной «прямое психологическое давление» чревато разрушением семьи, эксперты не смогли указать каких-либо лиц, пострадавших от такого, предполагаемого ими, психологического давления».

«112. Европейский суд не считает выводы национальных судов обоснованными. Районный суд смог установить только семь случаев, имевших место в семьях свидетелей по делу, пятеро из которых являлись членами Комитета по спасению молодежи ― заинтересованной стороны в данном процессе. Однако, если учесть, что Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве насчитывала около десяти тысяч членов, отдельные частные случаи свидетелей по делу не могли стать должным основанием для вывода о том, что учения Свидетелей Иеговы вызвали рост числа конфликтов в семьях. Такой вывод можно было бы должным образом обосновать, к примеру, с помощью сравнения статистических данных о количестве случаев распада семей среди граждан, не являющихся верующими, граждан, исповедующих традиционную религию, как например православных христиан, и данных о количестве случаев конфликтов в семьях Свидетелей Иеговы. Только значительное превышение последнего показателя над показателями первых двух групп служило бы доказательством наличия причинно-следственной связи между учениями Свидетелей Иеговы и случаями распада семей. Национальные суды не попытались провести такой сравнительный анализ.

113. И наконец, представленное стороной защиты заключение по результатам исследования почти тысячи семей Свидетелей Иеговы не было учтено по основаниям, которые не представляются Европейскому суду относимыми и достаточными. Во-первых, поскольку данное исследование было нацелено на охват семей, в которых хотя бы один из их членов принадлежит к Общине-заявителю, выбор респондентов из числа членов Общины-заявителя являлся единственным способом достижения этой цели. Риск получения необъективных результатов был сведен на нет благодаря использованию метода случайной выборки участников исследования. Во-вторых, отсутствие данных о семейных конфликтах само по себе не умаляет качества исследования и не делает его недостоверным. Тем не менее отказ в приобщении заключения по данному исследованию свидетельствовал о существовании у районного суда предвзятого мнения о том, что подобные конфликты неизбежны в семьях Свидетелей Иеговы, а также указывал на небеспристрастность суда при оценке доказательств.

114. С учетом вышесказанного Европейский суд приходит к заключению, что довод стороны обвинения о том, что Свидетели Иеговы принуждают к разрушению семей, не обоснован и выводы национальных судов не были основаны на должной оценке обстоятельств, имевших значение по делу».

«В этом смысле установления Свидетелей Иеговы о выделении достаточного времени на осуществление религиозной деятельности и неучастии в праздновании не-Свидетельских или светских праздников кардинально не отличаются от схожих ограничений, налагаемых другими религиями на частную жизнь своих последователей. Следуя этим нормам в своей повседневной жизни, верующие демонстрировали свое желание строго придерживаться своих религиозных убеждений, и их право поступать подобным образом гарантировано статьей 9 Европейской конвенции в форме права на свободу исповедовать свою религию индивидуально и частным порядком».

«119. Европейский суд далее напоминает, что обязанность государства по сохранению нейтралитета и беспристрастности не позволяет ему оценивать легитимность религиозных убеждений или способов их выражения (см. п. 107 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Лейла Шахин [против Турции]» (Leyla Şahin [v. Turkey]) и п. 78 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Хасан и Чауш [против Болгарии]» (Hasan and Chaush [v. Bulgaria] [GC]), оба указаны выше). Следовательно, государству предоставлены узкие пределы усмотрения и оно должно представить серьезные и непреодолимые основания для вмешательства в выбор, который граждане могут сделать исходя из стремления следовать религиозным нормам поведения в сфере личной автономии. Вмешательство может быть оправдано по смыслу п. 2 статьи 9 Европейской конвенции, если такой выбор идет вразрез с важнейшими принципами, лежащими в основе Европейской конвенции, как например в случае полигамных браков или браков с несовершеннолетними (см. Решение Европейской комиссии от 7 июля 1986 г. по делу «Хан против Соединенного Королевства» (Khan v. the United Kingdom) по жалобе № 11579/85), грубого нарушения равенства полов (см. п. 115 вышеуказанного Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Лейла Шахин [против Турции]» (Leyla Şahin [v. Turkey] [GC])), или если такой выбор навязан верующим путем применения силы или принуждения, против их воли».

«Кроме того, российское законодательство не предусматривает ответственности за такое правонарушение, как прозелитизм, и в ходе судебного процесса по делу о ликвидации никаких доказательств использования членами Общины-заявителя незаконных методов прозелитизма предоставлено и исследовано не было».

«150. Свидетели Иеговы широко известны тем, что являются религиозной группой, придерживающейся принципов пацифизма, и их вероучение не позволяет ее членам проходить воинскую службу, носить военную форму и брать в руки оружие (см., к примеру, п. 42 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Флимменос против Греции» (Thlimmenos v. Greece [GC]) по жалобе № 34369/97, ECHR 2000‑IV). С другой стороны, Свидетели Иеговы соглашаются исполнять альтернативную гражданскую службу при условии, что ее прохождение не имеет ничего общего с военными организациями (см. Решение Европейского суда от 15 января 2009 г. по делу «Фаизов против Российской Федерации» (Faizov v. Russia) по жалобе № 19820/04). Конституция РФ (п. 3 статьи 59) и ФЗ «О свободе совести…» (п. 4 статьи 3) однозначно признают за российскими гражданами право на отказ от военной службы по религиозным убеждениям, и в случае такого отказа военная служба должна быть заменена альтернативной гражданской службой. Российские суды последовательно выступали в защиту права на альтернативную гражданскую службу, в т.ч. в делах, когда речь шла об осуществлении такого права Свидетелями Иеговы (см. вышеуказанное Решение Европейского суда  по делу «Фаизов [против Российской Федерации]» (Faizov [v. Russia])). Следовательно, религиозное наставление об отказе от воинской службы полностью соответствует российскому законодательству, и в ходе судебного процесса по делу Общины не было представлено сведений ни об одном случае незаконного отказа кого-либо из членов Общины-заявителя от альтернативной гражданской службы».

«153. С учетом вышеизложенного Европейский суд приходит к выводу об отсутствии убедительных доказательств того, что Община-заявитель или ее отдельные члены побуждали или были побуждены к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей».

«158. До принятия решения о ликвидации [созданной] Свидетелями Иеговы Общины-заявителя она существовала и законно действовала в Москве более 12 лет ― с 1992 по 2004 год. На протяжении всего периода ее законного существования ни Община–заявитель, ни старейшины, ни отдельные ее члены не были признаны виновными в совершении уголовных или административных преступлений и нарушений гражданских правоотношений. Подобные доказательства не были представлены ни при разбирательстве в национальных судах по делу о ликвидации, ни при рассмотрении дела в Европейском суде. В ходе нескольких проверок, проводившихся в рамках уголовного дела в отношении деятельности Общины-заявителя по жалобам Комитета по спасению молодежи, также не было установлено каких-либо фактов совершения уголовно наказуемых деяний (см. выше п.п. 16―22 настоящего Постановления)».

«160. Европейский суд приходит к выводу, что вмешательство в права заявителей на свободу религии и объединений было необоснованным. Национальные суды не представили «относимых и достаточных» оснований, свидетельствующих о том, что Община-заявитель принуждала к разрушению семьи, нарушала права и свободы своих членов и третьих лиц, склоняла своих последователей к самоубийству и отказу от оказания медицинской помощи, посягала на права родителей, не являющихся Свидетелями Иеговы, и их детей, а также побуждала своих членов к отказу от исполнения установленных законом обязанностей. Санкция, назначенная российскими судами, имела чрезвычайно суровый характер ввиду негибкости национального законодательства и не была соразмерна какой-либо преследуемой легитимной цели. Следовательно, имело место нарушение статьи 9 Европейской конвенции, взятой в совокупности со статьей 11 Европейской конвенции».



Постановление ЕСПЧ по делу «Кузнецов и другие против России» от 11.01.2007 года (том 6 л.д. 151-205).

Выдержки из постановления:

«41.  Заявители также направили жалобу на действия председателя Комиссии г-ну Миронову, Уполномоченному по правам человека в РФ.

42.  1 декабря 2000 г. Уполномоченный по правам человека направил письмо г-ну Устинову, Генеральному прокурору Российской Федерации. Уполномоченный по правам человека строго осудил использование уничижительных слов, таких, как «секта», «тоталитарная секта» и др., в документах, исходящих от государственных чиновников. В части письма, касающейся непосредственно данного вопроса, говорится следующее:

«В частности, широкое распространение… получило письмо помощника Генерального прокурора Е.Г. Чуганова в адрес председателя Комиссии по правам человека при Губернаторе Челябинской области Е.В. Гориной... В нем дана рекомендация использовать в качестве справочного материала о деятельности Свидетелей Иеговы книги А. Дворкина „Введение в сектоведение“ и пособия, подготовленного Миссионерским отделом Московской патриархии [Русской Православной Церкви], „Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера“.

[…]

Упомянутая в письме литература имеет ярко выраженный конфессионально-обличительный характер, выражает мнение одной религиозной организации о другой и всем своим содержанием направлена на доказательство „истинности“ одной и „ложности“ другой религии.

[…]

Положение усугубляется и тем, что письмо Е.Г. Чуганова уже фигурирует и в судебных процессах, где оно рассматривается как официальная позиция Генеральной прокуратуры России. Например, в г. Челябинске при рассмотрении иска местного объединения Свидетелей Иеговы к председателю областной Комиссии по правам человека Е.В. Гориной, последней постоянно делались ссылки на книгу Дворкина, как на рекомендованное Прокуратурой пособие, в котором можно почерпнуть достоверные сведения о деятельности т.н. деструктивных сект, в том числе и объединения Свидетелей Иеговы. Тем самым оправдывалась чрезмерно жесткая линия поведения городских властей в отношении Свидетелей Иеговы, в частности, разгон с помощью милиции молитвенного собрания верующих, проводимого в арендуемом ими на протяжении длительного времени помещении».

«56. Как предусмотрено статьей 9, свобода мысли, совести и религии является одной из тех опор, на которых зиждется «демократическое общество» по смыслу Конвенции. Применительно к религии она является одной из наиболее существенных составляющих отличительного признака верующих и их жизненной концепции, но она также имеет важное значение для атеистов, агностиков, скептиков и тех, кого это не интересует. Без нее не может существовать плюрализм, который является неотъемлемой чертой демократического общества и драгоценным приобретением, завоеванным на протяжении веков. Хотя религиозная свобода является, прежде всего, делом совести отдельного человека, она также подразумевает, inter alia __MCE_ITEM____MCE_ITEM__*, свободу «исповедовать [свою] религию». Существование религиозных убеждений неразрывно связано с тем, чтобы нести свидетельство словом и делом (см. п. 114 постановления по делу «Бессарабская Митрополитская Церковь и другие против Молдовы» по жалобе № 45701/99, ЕСПЧ 2001‑XII, и п. 31 постановления по делу «Коккинакис против Греции» от 25 мая 1993 г., Серия A № 260 ‑A).

57. Далее Суд еще раз обращает внимание на то, что ст. 9 Конвенции гарантирует защиту совершения действий, связанных с богослужением и исполнением обрядов, которые являются характерными чертами исповедания религии или убеждений в общепризнанной форме (см. решение по делу «С. против Соединенного Королевства», № 10358/83, решение Комиссии по правам человека от 15 декабря 1983 г., Решения и отчеты 37, с. 142). Неоспоримым является тот факт, что совместное изучение и обсуждение богослужебных текстов членами религиозной группы Свидетелей Иеговы –– признанная форма исповедания [ими] своей религии при проведении богослужений и обучения. Таким образом, на встречу, которую заявители проводили 16 апреля 2000 г., распространяются гарантии защиты, предусмотренные статьей 9 Конвенции».




Постановление Европейского Суда по правам человека от 25.05.1993 г. по делу «Коккинакис против Греции» (том 6 л.д. 218-301).

Выдержки из постановления:

«… в компетенцию государства не входит вмешательство в этот «конфликт» между обращаемым и вербовщиком. Прежде всего потому, что, поскольку уважение к человеческому достоинству и свободе человека предполагает, что государство обязано согласиться с тем, что в принципе каждый способен определить собственную веру и тем способом, который сочтет наилучшим, то нет оправдания тому, чтобы государство использовало свою власть «для защиты» обращаемого (в каких-то специфических ситуациях это может быть и не так, и государство обязано будет проявить заботу, но такие ситуации не входят в рассматриваемое нами дело). Во-вторых, потому, что даже такой довод как «общественный порядок», не может оправдать применение принудительной власти государства в области, где терпимость требует, чтобы решающими факторами были «свободный спор и обсуждение». И, в-третьих, потому что по Конвенции все религии и верования, в той части, в какой это касается государства, равны.

Данное положение справедливо и для государства, в котором, как в рассматриваемом случае, одна конкретная религия имеет доминирующее положение: как подтверждает история разработки статьи 9 (смотри, например Велу и Эргек, п. 708) тот факт, что одна из религий имеет особое положение по государственному законодательству, не имеет значения для обязательства этого государства по данной статье.

Разрешение государству вмешиваться в «конфликт», таящийся в прозелитизме, путем объявления последнего уголовным преступлением не только противоречит строгому нейтралитету, который государство обязано сохранять в этой области, но и создает опасность дискриминации в случае, когда присутствует одна господствующая религия. Последнее положение наглядно показано в документах, предъявленных суду.

16. В этом контексте, суд предлагает считать одни формы прозелитизма «уместными», а другие «неуместными», и, следовательно, подлежащими объявлению уголовным преступлением (п. 48).

Допускаю, что свободой заниматься прозелитизмом можно злоупотреблять во вред, но принципиальный вопрос состоит в том, оправдывает ли это введение в уголовное законодательство положения, согласно которому государство вообще может наказывать то, что сочтет «неуместным» прозелитизмом. Существует, по крайней мере, две причины, по которым на этот вопрос следует дать отрицательный ответ. Прежде всего, у государства, которое обязано соблюдать строгий нейтралитет в религиозных вопросах, нет необходимого критерия и поэтому оно не должно выступать в качестве арбитра при оценке того или иного религиозного поведения как «уместным» или «неуместным». Отсутствие такого критерия не может быть поправлено (а суд именно это пытается сделать) применением квазинейтрального теста — является или нет прозелитизм в том или ином случае «совместимым с уважением к свободе мысли, совести и религии других». И причиной этого является то, что то самое отсутствие, о котором говорилось выше, предполагает, что у государства нет внутреннего оправдания для придания большей ценности свободе не заниматься обращением, нежели праву заниматься обращением и, соответственно, для введения положения уголовного законодательства, защищающего первое за счет второго. Вторая причина заключается в том, что нарастающая волна религиозной нетерпимости требует от государственных властей в этой области держаться, по возможности, строгих рамок. Однако суд добился совершенно противоположного в попытке установить эти рамки путем обтекаемого определения как «неуместный прозелитизм», значение которого суд даже не попытался раскрыть».

«31. Как начертано в статье 9, свобода мысли, совести и религии является одной из основ «демократического общества» в значении, принятом Конвенцией.  Именно этот ее религиозный параметр является одним из наиболее важных элементов, из которых складывается личность верующих и их мировоззрение, но это же является и ценнейшим достоянием для атеистов, агностиков, скептиков и безразличных.  Плюрализм, неотделимый от демократического общества и который дорогой ценой был завоеван на протяжении веков, основывается на нем.

Религиозная свобода, будучи прежде всего предметом совести каждого человека в отдельности, предусматривает, среди прочего, свободу «исповедовать [свою] религию». Свидетельствование словами и делами неразрывно связано с существованием религиозных убеждений».

В соответствии со статьей 9 свобода исповедовать свою религию не только осуществима в сообществе с другими, «публично» и внутри круга тех, чью веру разделяет человек, но может утверждаться и «индивидуально», «в частном порядке»; более того, она включает в принципе право пытаться убедить своего ближнего, например, через «обучение», без чего «свобода изменения [своей] религии или верования», закрепленная в статье 9, осталась бы мертвой буквой».

«48. Прежде всего, необходимо провести различие между христианским свидетельствованием и неуместным прозелитизмом. Первое соответствует истинному евангелизму, описанному в отчете, составленном в 1956 году под эгидой Всемирного Совета Церквей, как существенная миссия и ответственность каждого христианина и каждой церкви. Последнее представляет искажение или деформацию его. Оно может, как следует из того же доклада, выражаться в деятельности, связанной с предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь или в оказании неуместного давления на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении; оно может даже повлечь за собою использование насилия или промывания мозгов; в более общем плане оно несовместимо с уважением к свободе мысли, совести и религии других».



Постановление Европейского Суда по правам человека от 26.09.1996 года по делу «Мануссакис и другие против Греции» (том 7 л.д. 6-61).


Выдержки из постановления:

«Право на свободу вероисповедания в том виде, в каком оно гарантировано Конвенцией, исключает какую-либо свободу действий со стороны Государства для определения, являются ли легитимными религиозные верования или средства, используемые для выражения таких верований».

«48.      Как явствует из показаний и других многочисленных случаев, перечисленных истцами и не оспариваемых правительст­вом о том, что государственные власти склонялись к использова­нию возможностей, предоставляемых вышеупомянутыми положениями, для выставления жестких или даже запрещающих условий на прак­тику вероисповедания некоторыми не-ортодоксальными движениями, в частности, Свидетелями Иеговы. По общему согласию, Верховный Административный Суд аннулирует за отсутствием оснований любой неоправданный отказ предоставить разрешение, однако широкое прецедентное право в данной сфере, по-видимому, показывает отчетли­вую тенденцию со стороны административных и духовных властей использовать эти положения для ограничения деятельности религии, выходящей за рамки Православной церкви».


Письменные доказательства показывают ключевые моменты, что литература Свидетелей Иеговы не направлена на разжигание вражды и ненависти. Кроме того, у нас есть письменное заключение специалиста Наговицына, мы проходили здесь в ходе судебного следствия по каждой публикации, по каждому выражению, который тоже показывал об отсутствии события. То есть такие высказывания, такие выражения являются обыденными, часто встречающимися, описаны в различной научной, художественной литературе, изучают студенты, в том числе и произведения Льва Толстого и это не направлено на разжигание вражды и ненависти, тем более такими материалами не может быть автобиография.

Теперь что касается письменных доказательств общий вывод: все они показывают, что нет события преступления, нет разжигания вражды и ненависти. Это  хорошо видно в решении Европейского суда по общине Свидетелей Иеговы города Москвы. Никакой противоправной деятельности ни члены, ни сама община в лице ее руководителей не совершали. Действия Местной религиозной организации города Горно-Алтайск, в том числе и Калистратова ничем не отличаются от общины Свидетелей Иеговы в городе Москве, та же литература, таким же образом проходят богослужения.  Европейский суд указал, что не просто мало каких-то доказательств, а такие доказательства отсутствуют, нет самих противоправных деяний. Европейский суд в этом решении указал, что запрет религии – это слишком чрезвычайная мера. Еще более чрезвычайной мерой является привлечение лица к уголовной ответственности.


Кроме того, в этом разделе хорошо было бы просмотреть приобщенные прослушивание телефонных переговоров и контроль корреспонденции в отношении Александра Калистратова. Если допустить, что у Калистратова была цель на разжигание вражды и ненависти, то каким-то образом это проявлялось бы. Это было бы зафиксировано и в его телефонных разговорах с соверующими и в корреспонденции. Но мы видим, что никаких данных нет. Он не говорил: «Идите специально к православным, идите специально к католикам, то  и то говорите». Участие в каких-то массовых мероприятиях именно с такой ненавистью, с чувством вражды. Наоборот, если смотреть, то многие здесь подтвердили, что основная цель, которую пытался донести Калистратов – это любовь к людям. Это побуждает его рассказывать людям о своей религии и стараться нести им какую-то литературу, чтобы развивать терпимость, любовь, доброту. Если брать по корреспонденции, то в отношении Управленческого центра Свидетелей Иеговы Калистратов только получал указания, что такая то, именно литература признана экстремисткой. Это решение обжаловано в Европейский суд по правам человека. Здесь нет никакого разжигания религиозной вражды и ненависти, но эти публикации не могут быть использованы. Они не ввозятся на территорию Российской Федерации. Эти списки были вывешены в Зале Царства, в месте поклонения здесь в Горно-Алтайске.


Примечателен разговор с Чейныш из Онгудая


Распечатки телефонных переговоров Калистратова А.В. с Чейнеш.

Сводка № 3 за 23 марта 2009 года. АВ связывается с Чейнеш:

«…Далее АВ подчеркивает, что в решении суда говориться о запрете на распространение литературы, однако иметь ее дома разрешено, поэтому правовых оснований для конфискации журналов в этом случае нет» (том 11 л.д. 210).

Сводка № 2 за 22 марта 2009 года. АВ звонит предположительно Чейнеш:

 «…В ходе разговора АВ неоднократно подчеркивает, что данную литературу запретили распространять местной религиозной организации, а на граждан РФ, не являющихся членами этой организации, согласно Конституции РФ, никто такого запрета не налагал… АВ рекомендует ссылаться на то, что Ч. Не является членом организации, это личная литература Ч. Однако запрещенные журналы АВ все-таки советует на время «прибрать подальше» (том 11 л.д. 211).


В отношении  доказательства обвинения


Заключение Осадчего, Араевой, Яницкого  от 04.05. 2009 года положенного в основу обвинения.

Поддерживаю моего коллегу защитника М.И. Одинцова о не научности данного заключения.

В основу положены принцип не принятый ни в одном научном сообществе, не описанный ни в одном научном труде по лингвистике, религиоведении и психологии о пределе допустимости в религиозной литературе (недопустимости сопоставления, сравнения в религиозной тематике, заведомой вражде, если о другой религии не говорится хорошо).

Это заключение находится в противоречии с современными научными данными и экспертными заключениями выполненными на научной основе.

Анализ заключения на основании допроса специалистов лингвиста, религиоведа и психолингвиста.


Допрос Обелюнас Н.В.


Защитник Чимиров А.Ю.: Есть ли какие-то разработки, типовые вопросы, которые ориентируют эксперта?

Специалист Обелюнас Н.В.: Обычно они есть вот в методичках. Они есть в методичке, вот в «Памятке по спорным делам защиты чести и достоинства», которая принадлежит ГЛЭДИС. И в принципе, вот у меня методичка есть, они типовые обычно.

Защитник Чимиров А.Ю.: … Однако, здесь, «предел допустимости пропаганды превосходства в религиозной литературе преодолевается в том случае, когда авторы и проповедники формулируют прямые или косвенные сравнения, выделено «сравнения своей религии и других религий». Иными словами, пропаганда превосходства своей религии — неотъемлемая часть любого религиозного учения, но», здесь говорится, «пропаганда неполноценности иных религий недопустима, и является основой для возбуждения религиозной вражды и ненависти». Вот откуда? В каких лингвистических учебниках, или еще где-то прописано для лингвистов, такие понятия как: «предел допустимости пропаганды».

Специалист Обелюнас Н.В.: Я в литературе подобного метода не встречала никогда. Я могу сказать на основе своего научного опыта, что его в принципе нет. И вот это принцип, если говорить полностью о всей экспертизе, он в принципе положен в основу всей экспертизы, в данном случае. На мой взгляд, наверное, предел допустимости пропаганды превосходства в данном случае относится к компетенции суда и юридической стороне, нежели к компетенции лингвиста. И еще, такого рода элемент, является недопустимой и наказанной по закону пропагандой превосходства, опять-таки, компетенция юридическая, а дальше предложение пошло: в отличие от национальной тематики, религиозная тематика допускает некоторые элементы пропаганды превосходства и так далее. Это уже относится к компетенции религиоведа, который может делать какие-то заключения полностью, относящееся к религиозной литературе.

Защитник Чимиров А.Ю.: Такая интересная заключительная мысль: «таким образом, в религиозные тексты, содержащие сравнение или параллель, отрицательно характеризующие иные религии — это возбуждение розни». То есть параллели, сравнения, сопоставления — они как-то недопустимы, это рознь возбуждает?

Специалист Обелюнас Н.В.: Это может быть признаком превосходства одной религии над другой, если мы говорим об отдельном тексте. Но говорить о том, что они возбуждают рознь, это в компетенции суда. Если суд посчитает, что признаки превосходства, которые в тексте, где происходит сравнение двух религий. Это не в компетенции лингвиста.

Защитник Чимиров А.Ю.: Контекстуального?

Специалист Обелюнас Н.В.: А контекстуального анализа здесь нет, ни по содержанию экспертизы, когда я ее читала, этого нет. Соответственно, зачем его указывать, если он не применялся.

Защитник Чимиров А.Ю.: И при анализе вы применение этого метода не обнаружили?

Специалист Обелюнас Н.В.: Нет. То есть он, может быть, где-то отдельно применяется, когда рассматривается брошюра, например, какая-либо, и идет сначала ее первоначальный анализ в целом, как произведения. Но здесь я практически этого не встречала, потому что практически во всех исследованиях каких-либо текстов, здесь как говорится, с места в карьер сразу, то есть сразу начинается либо цитирование какое-то, потом комментарий идет эксперта. Какого-то контекстуального анализа здесь практически нет.

Защитник Чимиров А.Ю.: По изложенным методике и методам. Допустим, первое: брошюра «Свидетели Иеговы. Кто они? Во что они верят?», страница 39. Здесь приводится отрывок, задаются вопросы, и говорится «внешне корректные фразы». То есть я как понимаю, что фраза выражена корректно.

Специалист Обелюнас Н.В.: Внешне, да.

Защитник Чимиров В.Л.: «Побуждает избирать мерилом всех религий Священное Писание - Библию».

Специалист Обелюнас Н.В.: Но это говорится о внутренней интенции текста, то есть внешне фразу мы понимаем именно таким образом, то есть как максимально корректную, которая не оскорбляет ничье достоинство.

Защитник Чимиров А.Ю.: Почему делается вывод такой после этого, здесь упор делается на Библию. «Можно основывать на Библии свои учения» и потом делается вывод: «ясно, что избирая Библию мерилом истины, читатель вынужден будет признать неправильным и неверными такие религии, как, например, иудаизм, ислам, буддизм». Вправе ли эксперт-лингвист, когда утверждает, что если человек избирает мерилом Библию… Я понимаю, что на основании этого были найдены отрицательные оценки. «Внешне корректная фраза». Я так даже понимаю, по пределу допустимости это не вписывается.

Специалист Обелюнас Н.В.: Давайте не будем про предел допустимости в данном случае. Я не буду про предел допустимости, потому что я считаю этот метод ненаучным. Но в данном случае, если исходить из моего культурологического опыта, то мне всегда казалось, что в иудаизме, в исламе, по крайней мере, все их священные тексты тоже имеют в основе Библию, только называют они ее по-другому. Это как бы моя субъективная точка зрения. Исходя из этой цитаты, в цитате не говорится ни про какие религии, не называются конкретные, просто религии, которые не основаны на Священном Писании. Здесь не называются конкретные религии какие-то.

Допрос специалиста Наговицина.

Защитник Женков В.Ю.: В связи с этим у меня ходатайство о предъявлении для ознакомления специалисту данных заключений, которые находятся в уголовном деле. Может быть, для начала Кемеровское, и в связи с этой экспертизой будут вопросы. Том 9, лист дела 23-81.

Защитник Женков В.Ю.: Посмотрите, пожалуйста, на листах дела с 23 по 81 есть экспертиза и та ли это экспертиза, с которой вы знакомы?

Специалист Наговицын А.Е.: Да, это именно та экспертиза.

Специалист Наговицын А.Е.: … В психолингвистическом документе обнаруживается явно недостаточная обоснованность. В разделе исследовательская часть, задача которой обеспечить обоснованность выводов, как это предусмотрено методическими рекомендациями по проведению экспертизы Генпрокуратуры Российской Федерации, не приведены результаты ни одного инструментального научного исследования по тем методам, которые упомянуты в методическом разделе. Дело в чем? Что, во-первых, как они построили теоретическую часть? Я уже говорил о том, что существуют различные научные школы и взгляд на тот или иной психологический факт в этих школах могут быть разные. Например, такие ведущие специалисты по психолинвистике как Концевая и Зимняя – в общем-то сходясь во взглядах на тексты в некоторых моментах там специально, но идет жестокая борьба, скажем так. Полное несогласие друг с другом. В данном тексте приведены все авторы подряд, вне зависимости от того, что их концепции психолингвистические, во многих вещах могут не совпадать. Просто это какой-то странно непонятный винегрет. Непонятно с каких психологических позиций вообще выступали данные специалисты.

Следующий момент очень важный, как я считаю. Во второй части идет цитатный метод, что недопустимо вообще для экспертизы. Почему? Потому что приводится некая цитата, выдранная из контекста. Я для уважаемого суда могу маленький пример привести? Чтоб всем присутствующим было понятно. Вот фраза: «бей жидов, спасай Россию» - сама по себе отвратительна. Но если у меня контекст звучит следующим образом, что в 1918 году среди мясников и колбасников Петербурга и Москвы созрело Черносотенное движение, которое ввело своим лозунгом «бей жидов, спасай Россию» - это движение совершало еврейские погромы, нападения на людей иной национальности, не только евреев и они были осуждены всей Российской общественностью. В этом контексте фраза «бей жидов, спасай Россию» ни в коей мере не является отрицательной. В данном случае цитирование, то что использовали данные эксперты, ну мягко говоря, это недобросовестно. Собственно, ладно я воздержусь от эмоциональных оценок, но мне это было крайне не приятно, что ученые вот таким образом делают. И абсолютно обойдены методы, каким получен этот результат. Они заявляют целый ряд методов в первой части, причем методы достаточно уважаемые, но каким конкретно методом получен их вывод, остается просто загадкой. Я пытался некоторые высказывания всеми имеющимися в науке методами прийти к их выводу – у меня ничего не получилось. Более того используя, метод контент-анализа – это сравнительный метод, то есть как бы, извините, просто иногда научную терминологию надо изъяснять. Контент-анализ сам по себе нельзя использовать. Дело в том, что его только в совокупности с интент-анализом. Интент-анализ – это выделение в некой фразе основной мысли. То есть если мы берем в начале интент-анализ. Разбиваем весь текст на вот эти мысли базовые. Берем слова, употребляемые в каждом таком отрывке. И проводим подсчет положительных понятий и отрицательных понятий. То положительных понятий в книгах Свидетелей Иеговы, таких как: «Бог, небо, добро, благо, доброта, помощь» - их в 3 целых 63 сотых  раза больше, чем отрицательных, таких как: «Сатана, апокалипсис, смерть, болезни, и так далее, война». Поэтому любой читатель, хочет он того или нет, согласен он с текстом или нет, у него не может не появиться эмоционально положительного отношения или настроения. То есть он ни в коей мере не может быть настроен агрессивно к кому бы то ни было. В силу того, что просто само настроение ему делают положительным в силу такой вот частотности. Для этого, собственно и метод. Более того, по своему лично разработанному ритмо-фонетическому методу – он дает математическую возможность оценки текста, причем любого текста, даже если я не знаю язык данного текста. Строятся специальные графики математические и в основном тексты дают положительную эмоциональную характеристику. Но там уже это по работам Журавлева я использовал, но у меня отдельное идет дальнейшее развитие методов Журавлев – это академик из Новосибирска. Сейчас проживает в Соединенных Штатах. Что берется? Первое – звуки слов, первый звук в слове, он несет, скажем так, в 4 раза большую смысловую нагрузку эмоциональную, чем любая другая буква в слове. При таком подсчете и построении графиков есть возможность посмотреть эмоциональную и когнитивную направленность того или иного текста и человек тут ничего сделать не может, потому что это чисто математика. Это график и просто сухой подсчет. Здесь мнение эксперта не влияет никак. Математика – это вот такая точная наука. Отсутствует анализ ключевых для подобной экспертизы психологических параметров. Дело вот в чем. Если в первой части они еще делают какую-то попытку что-то поговорить о психологии, то они по непонятной для меня причине в данной экспертизе опускают важнейшую характеристику для подобной оценки. Эта оценка агрессивности и соотношения методов убеждения и принуждения. Совершенно понятно, что если мы не оценили текст на его агрессивность, мы не можем говорить о его каком-то агрессивном воздействии. Такой оценки вообще нет и понятие никак не рассматривается. Более того, в любом тексте религиозном или гражданском обязательно должен быть подсчет фраз, убеждающих и принуждающих, то есть директивных: когда я говорю «иди туда, выполняй это» - это обязательно и убеждающе. Оценка, которая была проведена вот мной, показывает, что принуждающие моменты есть. Но они в 90 случаях из 100 связаны с чем? «Мой руки перед едой», «не оскорбляй родителей», и так далее, то есть касаются общечеловеческих ценностей, которые являются бесспорными для представителей любой конфессии. Потому что грязными руками кушать – это можно и заболеть. Оскорблять родителей, я думаю, представителю любой конфессии неуместно. Кем бы он ни был, хоть шаманом. Понимаете? Извините, пожалуйста. На основе метода контент-анализа нами был исследован текст, я уже об этом говорил, «Свидетели Иеговы кто они? Во что верят?». Вот положительных слов (истина, правда и так далее) составили в сумме 272, в негативном ряду 72. То есть эти 3 целых 67 сотых, о которых я говорил. При интент-анализе брошюры «Что от нас требует Бог?», выбранные с учетом смысловой нагрузки название, выявлено, что в отношении как к правильным моделям поведения, угодным Богу, тоже говорил, так и пагубным, выдерживается баланс императивных и нейтральных словесных конструкций. Немножко поясню уважаемому суду и присутствующим. Нейтральная конструкция – это от третьего лица, императивная – это от второго или  первого. В работах, например, Таранова, это теперь украинский ученый, он занимается манипуляциями в первую очередь. Как основной манипуляционный принцип, один из принципов является изложение от первого лица или передача информации как будто она случилась со мной. Второго плана с кем-то из моих близких и так далее. А третья, нейтральной называется, когда где-то, кто-то и так далее И третий является наиболее толерантным. Потому что, когда мы говорим о чем-то в третьем лице – это для нашего респондента, то есть слушателя, не является ни обязательным, ни директивным. То есть хочу - слушаю, хочу - не слушаю, хочу - принимаю рассказ о каком-то там Васе, Пете, Тане, хочу - не принимаю. Когда я говорю, что я сам Вася, Петя или Таня и со мной что-то этакое было, лично говорю, совершаю такую коммуникацию. Она по сути, даже не являясь директивной, в определенной мере манипуляционная. Вот эта вещь тоже не учтена к сожалению. У Свидетелей Иеговы, в общем-то, этот баланс нормальный, то есть для любого текста как такового. Более того, при анализе современных литературных текстов, там как раз переход в директивную форму очень часто бывает. Но, тем не менее это все издается.

Защитник Женков В.Ю.: Скажите, пожалуйста, я хочу просто для себя моменты коротко уяснить. В этом заключении, которое сейчас вы обсуждали Кемеровского госуниверситета, религиоведческая часть отсутствует вообще, правильно?

Специалист Наговицын А.Е.: Да, его просто нет.

Защитник Женков В.Ю.: Религиовед участвовал, судя из этой экспертизы? В проведении этой экспертизы значится, что участвовал религиовед?

Специалист Наговицын А.Е.: Нет.

Защитник Женков В.Ю.: Не значится. Правильно ли я вас понял, что в лингвистической части есть начало, то есть описание и есть вывод, но отсутствует средняя часть. Почему вы пришли к такому выводу?

Специалист Наговицын А.Е.: Дело в том, что там вся экспертиза цитатным способом. Приводится некая цитата и выводятся суждения, что это экстремистская литература. Причем на чем основано данное суждение, остается загадкой, по-моему, даже для эксперта.

Защитник Женков В.Ю.: То есть не описан ход их рассуждений?

Специалист Наговицын А.Е.: Ничего не описано. Цитаты и не известно откуда взявшиеся вывод. Более того, если в первой части они называют ряд методов, которые должны бы применять, то они даже умудрились в экспертизе, что делает ее абсолютно невалидной, и ненаучной, даже не указывать методы. Ладно ход событий – это не правильно, но они даже метод не указывают. То есть откуда взят вывод, это ни откуда не проистекает. Я специалист, но если мы берем обыденное сознание обычного человека, то любой человек нормальный, прочитавший эту экспертизу решит, что это или глупая шутка, или какой-то бред.

Защитник Женков В.Ю.: Скажите, пожалуйста, в этой экспертизе эксперты высказали свое мнение по коммуникативной направленности текстов. Скажите, пожалуйста, какие есть научные методы, которыми можно определить эту коммуникативную направленность? И коммуникативная направленность – это смысловая направленность или что-то другое?

Специалист Наговицын А.Е.: Коммуникативная направленность – это направленность на коммуникацию, на общение устное или письменное. Определяется в первую очередь, если говорим о тексте, потому что здесь есть устная коммуникация, есть письменная коммуникация. Есть коммуникация - новый вид – СМИ, то есть телевидение. Это еще один вид коммуникации. Если мы говорим о письменной коммуникации, то здесь контент-анализ, но обязательно с использованием интент-анализа. Потому что мы должны понимать основные интенты, то есть мысли того или иного отрывка, а потом уже что-то считать. Разработанный мной и признанный научным сообществом, ритмо-фонетический анализ, семантический анализ, семантико-логический анализ, сравнительный анализ и еще десятка два разных анализов, но менее значимых. Я пожалею я окружающих.

Защитник Женков В.Ю.: Можно ли по одной статье из журнала определить коммуникативную направленность всего журнала?

Специалист Наговицын А.Е.: Да, если эта статья базовая. Например, если я беру «Вокруг света» и в базовой статье написано, что данный журнал посвящен, например, описанию Тасмании, то я и ожидаю соответственно, что во всех остальных статьях будет что-то о Тасмании.

Защитник Женков В.Ю.: Скажите, пожалуйста, можно ли по одному абзацу из журнала определить коммуникативную направленность всего журнала?

Специалист Наговицын А.Е.: Здесь правило текста существует. Если абзац выдран из середины статьи, то нет. Дело в том, что любая статья строится следующим образом. Есть правило просто такое. Первое – несколько строк, то есть интенция, указывает общую направленность статьи, и есть подводящяя итоги, интенция в конце статьи. Если мы берем не просто случайно выдранную фразу, а берем интенцию целиком, и она находится в начале или в конце статьи, то да. В любом другом случае – нет. Это просто правила анализа подобных текстов, но это относится только к статье, но не к книге. Это принципиально.

Защитник Женков В.Ю.: Скажите, пожалуйста, в таком случае эксперт должен был в заключении описать из каких статей состоит журнал, какая тематика, какая статья является базовой, чтобы определить коммуникативную направленность?

Специалист Наговицын А.Е.: Естественно должен. Это его прямая и служебная обязанность.

Защитник Женков В.Ю.: В этой экспертизе было так описано?

Специалист Наговицын А.Е.: Нет.


Защитник Женков В.Ю.: Скажите, отсутствие религиоведа при проведении данной экспертизы?

Специалист Наговицын А.Е.: Отсутствие религиоведа при проведении данной экспертизы делает ее абсолютно невалидной. То есть в принципе-то ей пользоваться-то нельзя.

Защитник Женков В.Ю.: То есть оно могло привести к неверным выводам?

Специалист Наговицын А.Е.: Так оно и привело именно по этому. То есть эта экспертиза экспертизой не является. Это потраченные государственные деньги и время. Именно поэтому я и приехал. У меня было чем заняться поверьте.

Защитник Чимиров А.Ю.: Поясните по психологии и религиоведению. Вот когда определенный текст, религиозный текст дают на исследование психологу или религиоведу, цели и задачи исследования по выявлению именно негативных оценок каких-то враждебных. Что делает психолог и религиовед?

Специалист Наговицын А.Е.: Любая такая экспертиза должна начинаться с религиоведческой части. Во-первых, должно быть заключение религиоведа, является ли данный текст религиозной или гражданской направленности, связан ли он с прямым цитированием или пересказом Священного Писания или же это просто популяризация тех или иных мнений. Только после такого заключения, только после оценки текста религиоведом, психолог должен рассматривать текст не как просто текст, а именно с этих позиций. Дело в том, что специфика любых специальных текстов, куда входят коммерческие тексты, рекламные тексты, политические тексты, программные и выборные тексты, в том числе любые религиозные тексты, они имеют свою специфику, учитывающую то, что говорится о чем-то исключительном, например, о каком-то товаре, или исключительных особенностях и достоинствах того или иного кандидата, или того или иного учения. Это общая направленность такого вида специальных текстов вообще. И этот текст должен быть вначале атрибуцирован. Только с этих позиций может приступать психолог. Если он специальный текст начинает разбирать как гражданский, скажем так, или литературный, то он может попасть, мягко говоря, в ловушку, поставленную самому себе. То есть объективность его выводов будет как бы очень сомнительна.

Защитник Чимиров А.Ю.: Скажите, пожалуйста, по такого рода делам, чаще всего комплексная экспертиза проводится с участием нескольких специалистов или достаточно лингвиста или только психолога?

Специалист Наговицын А.Е.: Дело в том, что просто лингвист, вообще-то лингвист вообще не нужен, если честно. Дело в том, что те или иные обороты и особенности текста, если у нас хороший лингвистический психолог или психолог-лингвист или психолингвист, что обычно говорят, этого как правило достаточно. Дело вот в чем, любой религиозный текст, в отличие от обычного текста, имеет целый ряд специальных оборотов. Когда мы оцениваем просто с лингвистических позиций этот текст, мы естественно придем к выводу, что текст специальной направленности и директивности. Дело в том, что любой религиозный текст он и направлен на проповедь данного учения, абсолютно любой текст. Но это не свойственно обычному тексту, поэтому частотность подобных оборотов, слов и понятий в любом специальном тексте будет выше. И лингвисты опять же, волей или неволей, являясь специалистом скажет, что это выше. Но он не может быть никаким другим. Поэтому по моему мнению, я опять же не настаиваю перед судом, над ним, это не моя компетенция, по моему личному мнению достаточно психолингвиста и религиоведа, в том случае, если это грамотные специалисты конечно.

Защитник Чимиров А.Ю.: А есть специальная такая наука психолингвистика?

Специалист Наговицын А.Е.: Да, конечно, и не один десяток лет.

Защитник Чимиров А.Ю.: А что специалист по психолингвистике он знания и лингвистические и в психологии имеет?

Специалист Наговицын А.Е.: Естественно, а иначе как? Да, маленькая тонкость, если лингвист подчас по формальному частотному признаку оценивает тот или иной текст, то психолингвист принципиально отличается от того, что он эти обороты, слова или интенции, выражения отдельные рассматривает с точки зрения психологического воздействия, что для нас и важно.  Дело в том, что какая по большому счету разница, какие обороты и где наставлены. Я могу написать если бы, то бы и так далее, этих «бы» будет много.  С точки зрения лингвистики это как бы плохо, но с точки зрения воздействия это убъет воздействие. Только психолингвист может сказать, воздействует оно или нет. Например, приведу, чтоб совсем было понятно, повторение чего-то усиливает воздействие. Например, баба яга индонезийских сказок называется «индо йора йора», то есть «баба яга страшная, страшная». Когда мы хотим что-то усилить, мы говорим «сильно, сильно», или «большой, пребольшой». Это способ психолингвистический, известный в общем-то всему фольклору, всей мировой литературе.    

Защитник Чимиров А.Ю.: А какой-то инструментарий, что используется при исследовании именно текстов, чтобы уйти от каких-то субъективных точек зрения?

Специалист Наговицын А.Е.: Полностью уйти от субъективных невозможно. Здесь, когда мы используем контент-анализ, нам волей или неволей, если мы хотим использовать несколько направлений этого анализа. Первое направление, когда мы берем частотность положительных, отрицательных слов, то есть выясняем как текст воздействует на респондентов. Но если мы берем интенциальный анализ, то есть идеи, заложенные по этому тексту. А интенции — это некое выражение. То постольку, поскольку любое слово или понятие, или символ представляют из себя некое пространство значений, то здесь мы можем говорить только о наиболее употребимых значениях. Например, слово опоссум, в любом обыденном понимании, это зверек. Но в Америке существует ругательство, «ты как опоссум». Частотность употребления этого значения в России равна нулю. Может быть одна тысячная, тех кто знает. Но такое значение тоже есть. 

В решении Ростовского областного суда от 11 сентября 2009 года не указано, что публикации Свидетелей Иеговы направлены на разжигание вражды и ненависти.

Аналогично и заключение от 15 июля 2009 года полученное в рамках данного дела не устанавливает направленность текстов на вражду и ненависть. Кроме того, данное заключение надлежащим образом не заверено, оригинал не представлен.

Стоит отметить, что в любом случае эти заключения не имеет доказательной силы, так как в нарушении статьи 6 Конвенции и действующего уголовно-процессуального законодательства не допрошены лица их производившие.



Отсутствие события преступления на основании свидетельских показаний.



Мы здесь допросили порядка 70 свидетелей. Если мы вернемся к примеру с паровозом, то мы рассмотрим, что ни в действиях свидетелей, как и в действиях Калистратова нет события преступления, правовой механизм в действие не приводится, паровоз так и стоит на месте.

Во-первых, все свидетели говорят о том, что Калистратов им литературу, включенную в список, не передавал.  Таких доказательств, представлено не было. За исключением эпизода с Кандараковым. Сами свидетели не видят преступления. Кроме того, большая часть допрошенных свидетелей исповедуют религию Свидетелей Иеговы, следовательно их действия никак не отличаются от действий Калистратова. То есть они сами заказывают религиозную литературу, получают, изучают ее, посещают богослужения Свидетелей Иеговы. И как видим, ни следователь, ни государственный обвинитель в их действиях не усматривают события преступления. То есть, если в отношении свидетелей правовой механизм не включается,  ничего не заводится, можно сказать в отношении них паровоз стоит, то почему тогда в отношении Калистратова усматривается событие преступления и в чем оно выражается? То есть получается, что любое лицо, исповедующее религию Свидетелей Иеговы Иванов, Петров, Сидоров, произвольно можно выхватить, главное собрать информацию, что он является Свидетелем Иеговы, он читает такую литературу, он ее заказывает, он сдает отчет и можно тогда считать, что он совершает действия направленные на возбуждение вражды и ненависти. Мы видим, такое не происходит.

В отношении показаний свидетелей хочется выделить в особенности тех, кто не разделяет убеждений Свидетелей Иеговы, обычные люди, читали литературу Свидетелей Иеговы, либо знакомы со Свидетелями Иеговы, но не усматривают здесь события. То есть любому лицу должно быть понятно, он берет Уголовный кодекс: здесь есть кража, мошенничество, еще что-то. Но для обычных людей, которые читают литературу Свидетелей Иеговы, отсутствует событие преступления. Возьмем для примера, показания женщины, которая раньше была Свидетелем Иеговы, а сейчас исповедует православную религию. Есть с ее стороны вражда и ненависть к гражданину Калистратову? Либо она испытывает ненависть к Свидетелем Иеговы, к православию? Она так долго ходила, изучала, должны же быть какие-то последствия. Но этого нет.

Здесь были допрошены два священника представители русской православной церкви. Чем их действия отличаются аналогично от действий Калистратова? Они так же верят, что их религия истинная, другие ложные. Они здесь негативно отзывались о религии Свидетелей Иеговы, в их ответах присутствовали негативные оценки. Называли даже ее сектой, либо использовали выражения «деструктивная», «нехристианская». Все это оценочные суждения. Кроме того, даже одному из священников был задан вопрос: «Как вы считаете, спасутся только православные?». Он привел известное изречение: «Не знаю, спасутся ли католики, не знаю, спасутся ли баптисты, но если бы он оставил православную веру, то точно бы,  не спасся». Он считает, православные не должны оставлять свою религию и если они ее оставляют, то не спасутся. Таким образом, у нас не возникает сомнений или  мы не бежим сразу с  заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении данного священника, потому что все понимают, что здесь нет события преступления, и правовой механизм здесь не включается.

Кроме того, были допрошены Кандарков и Тарпаков. С их стороны были более серьезные выражения, действия, содержащие агрессивные выпады и задевающие и даже оскорбительные. Но в отношении них мы даже попросили не то, что к уголовной ответственности за нарушение порядка в зале судебного заседания в адрес стороны защиты подвергнуть административному штрафу. Но суд не стал этого делать, он тем более не усматривает событие преступления. Ни государственный обвинитель, ни сторона защиты, ни суд. То есть если мы в их действиях не усматриваем события преступления, как тогда есть событие в действиях Калистратова, о котором многие говорят, что он мухи не обидит.

В отношении свидетельских показаний возьмем наиболее яркие случаи и высказывания.

(Смотри приложение по свидетелям с их показаниями).

 Общий вывод по свидетелям: отсутствуют данные, что в них каким-либо образом пытался возбудить вражду и ненависть Калистратов, что он им передавал литературу, включенную в список экстремистских материалов и в их действиях, аналогичных действиям Калистратова отсутствует событие преступления.



4.


Попытка обвинителя криминализации обычной деятельности Свидетелей Иеговы и А. Калистратова


Являются ли действия, которые доказано, что совершал Калистратов и сторона защиты не оспаривает эти действия – являются ли эти действия преступными? Действия,  ответственность за которые предусмотрена частью 1 статьи 282, ответственность за разжигание вражды и ненависти.

 Прокуратура нам пытается представить картину, что именно эти все действия в совокупности способствовали совершению преступления, они являлись такой реализацией. Если заключить, что только Калистратов получает литературу Свидетелей Иеговы, только Калистратов ее заказывает, Калистратов контролирует членов собрания, Калистратов ведет всю отчетность, собирает эти отчеты, тогда не нужно ничего  доказывать, если все делает Калистратов. Все что происходит в Республике Алтай, все это происходит через Калистратова. Но действительно ли это так? Что мы увидели в ходе судебного следствия?

Во-первых, давайте мы разберемся, какие действия являются криминализированными и почему прокуратура пытается их криминализировать, показать, что именно это преступление, хотя это обычная деятельность Свидетелей Иеговы.

1) Посещение и участие в богослужениях Свидетелей Иеговы в Зале Царства по улице Трактовая, 35. Мы не отрицаем и Калистратов говорит, что он посещал и участвовал в богослужениях Свидетелей Иеговы. Но является ли это преступлением? Нет. Только ли это особенность Горно-Алтайска? Нет, такие же богослужения указаны и в деле по Кузнецову Европейского суда по правам человека и это указано в решении Европейского суда по правам человека. Это право закреплено в статье 9 Европейской Конвенции.

2) Приемка, погрузка, разгрузка литературы Свидетелей Иеговы. Является ли эта деятельность преступной, и занимался ли этим только Калистратов? Ответ – нет, не является ни преступной, ни криминализированной. И конечно, все это не производил один Калистратов. Никаких фактов доказанных так же не имеется. Здесь у нас были допрошены несколько старейшин, других мужчин, которые являются служебными помощниками или просто исповедуют религию Свидетелей Иеговы, они так же участвуют в погрузке, разгрузке литературы.

3) Ведение отчетов. Является ли это преступлением? Только ли Калистратов ведет отчеты, сдает отчеты. Нет, все свидетели, которых мы здесь допрашивали, которые исповедуют религию Свидетелей Иеговы, они так же сдают отчеты, отправляют эти отчеты. Они знают, что этот отчет потом включается во всемирный отчет Свидетелей Иеговы, который уже на протяжении десятков лет собирается, ничего криминального в этом не имеется.

4) Поездки в Майму, Каракокшу и Онгудай. Доказано ли то, что такого-то числа в такое-то время Калистратов ездил туда, цель его была возбуждение вражды и ненависти, он вез туда литературу, разжигающую вражду и ненависть. Единственное есть записка Калистратова, что он ездил в Онгудай и потратил столько на бензин. Но в Онгудай ездят и другие верующие и другие Свидетелей Иеговы. И из Онгудая ездят и в другие места Свидетелей Иеговы. Ничего преступного в этом нет. Поэтому явно не доказано, что в Онгудае Калистратов совершал действия, направленные на разжигание вражды и ненависти.

 В отношении заказа литературы, только один заказ за все время и то с фамилией Василенко.

Если А. Калистратов как пытаются нам представить - это супер дилер, через него проходит вся литература, должны быть следы такого распространения. Он не готовился специально ни к уголовному делу, ни обыску. Если обратиться к карточке А. Калистратова, то там должны проходить огромные цифры по распространению, а потом цифры должны изменится, если А. Калистратов пытался избежать уголовной ответственности. Однако таких фактов мы не видим.   

Поэтому во всей этой картине видно, что прокуратура пытается криминализировать нормальную, обычную религиозную деятельность Свидетелей Иеговы, которой они занимаются по всей Российской Федерации, по всему миру. Это их религиозная жизнь, выражение своего мнения, реализация своего права на свободу вероисповедания, которое государство должно охранять и защищать, а не криминализировать. Мы же здесь видим, что эту всю деятельность государственный обвинитель и следователь пытаются назвать преступлением.


5.


Эпизод с А.А. Кандараковым


Ключевой момент, который пытаются вменить Калистратову – это эпизод с Кандараковым. Позиция обвинения сводиться к следующему: Калистратов явно понимая и осознавая, что литература Свидетелей Иеговы разжигает религиозную вражду и ненависть, намеренно принес Канадаркову две брошюры «Что от нас требует Бог?» 1996 года издания. Сделал он это примерно в период с 15 по 31 декабря 2009 года. Обвинение считает, что это подтверждается показаниями Кандаракова, изъятыми брошюрами. Но давайте подробнее остановимся и разберем этот эпизод.

Почему Калистратов никак не мог это сделать? Чем это опровергается? Какие есть объективные данные, на которые не мог повлиять ни государственный обвинитель, ни Свидетели Иеговы, ни Калистратов, ни Канадарков.

Брошюра 1996 года издания. Оказывается, она была переиздана в 2003 году и, конечно, в 2004, 2005, мог быть какой-то запас брошюр 1996 года. Этот запас никак не мог быть до 2009 года.

 Кроме того, здесь на судебном следствии выяснилось,  что никак не могли специально Свидетели Иеговы сделать из-за Калистратова или Канадаркова или из-за Горно-Алтайска. Просто с 2008 года эта брошюра «Что от нас требует Бог?» даже 2003 года издания, она уже больше не используется. Даже если бы хотел Калистратов принести такую брошюру, то это было не логично, никак не связано с деятельностью Свидетелей Иеговы. Эта брошюра уже больше не заказывалась, не привозилась, не поступала, не распространялась, и Калистратов Канадаракову не приносил эту брошюру и не мог принеси эту брошюру.

Следует отметить, что обыск, который был проведен у Александра Калистратова, был для него неожиданным. Он к нему не готовился, ничего не прятал, все у него было открыто и изъята литература. У него была изъята единственная брошюра «Что от нас требует Бог?»  из его личной библиотеки, брошюра 1996 года. То есть 15 июня за 6 месяцев до событий с Кандарковым,  единственная брошюра, находящаяся у Калистратова, была изъята, принести ее Канадаракову в декабре месяце  2009 года он никак не мог. Нигде не припрятывал и специально потом не раздавал.

Следующим аргументом является то что, сам Калистратов поддерживал такую связь с Кандараковым порядка 5-ти лет. Брошюра «Что от нас требует Бог?», она обычно, как мы слышали из показаний свидетелей, она прокладывает путь или знакомит интересующееся лицо, которое хочет больше узнать о Свидетелях Иеговы с их вероучениями. То есть является таким началом, первичным ознакомлением. Как выразился Ярослав Сивульский, что это своего рода букварь. Но через 5 лет предлагать эту брошюру Кандаракову, как у нас выразился свидетель Сивульский, все равно, что десятикласснику давать букварь. Это тоже не разумно и иррационально.

Свидетель Канадарков показал у нас, что он изучал, было у него несколько встреч с господином Лобановым. И так же к нему приходили женщины, предлагали литературу Свидетелей Иеговы, не только Калистратов и он не исключал, что могли, и женщины и кто-то другой оставить ему эту брошюру. Он это заявил на судебном следствии. Он пояснял, что он не записывает, что к нему просто приходят люди, беседуют, пьют чай, у него не как на самолете стоят самописцы, которые записывают высоту, скорость полета, показания приборов и так далее. То есть он этого ничего не ведет.

Свидетели Скородулина и Лобанов показали, что Скородулина дала брошюру господину Кандаракову, эти события происходили в 2004-2005 году. Потом Лобанов приходил и  изучал по этой брошюре с господином Кандараковым основные учения Библии. После чего он уехал, и такое изучение продолжил сам Александр Калистратов.

Почему господин Канадарков на следствии дал именно такие показания?

Здесь нет ничего удивительного. Во-первых, почему Канадарков говорил, что и там у него нет противоречий и здесь у него нет противоречий. Когда у него был обыск, его очень просили вспомнить, кто ему приносил, когда приносил эти брошюры. Он уже тогда заявлял, что не помнит, не записывает. Ему снова предлагали и  настаивали, чтобы он вспомнил. Он несколько раз допрашивался следователем. Причем допросы были почему-то 18 июня, потом 19 июня и даже был сделана видеозапись этого допроса. Следователь показывает ему брошюры и говорит: «Вот эти брошюры приносил вам господин Калистратов? Ассоциации  господина Кандаркова, что брошюры ему приносит Калистратов, он мало кого помнит, потому что кто ему еще приносил. Хотя здесь на судебном следствии выяснилось, что другие тоже ему приносили. Кроме того, он видит новую брошюру, примерно такую. Он же не подозревает следователя, что тот что-то изменил, подменил и так далее. Он показывает: «Такую брошюру?». Примерно, похоже: «Да, такая». Название говорит ему «Что требует Бог?» - совпадает с протоколом изъятия, брошюра новая. Он помнит, что к нему приходил Калистратов в декабре 2009 года, это у него как-то отложилось в памяти. Он подтверждает, что: «Да, приходил в декабре 2009 года». И брошюры новые, не читал еще, то есть, может быть, он прочитывает, пролистывает, а эти даже еще не успел прочитать. Ему такие новые брошюры показывает следователь, но он показывает не те брошюры, которые в коробке № 5 находились, а именно новые брошюры, вообще даже не тронутые. Он говорит: «Да, вот эти брошюры приносил мне Калистратов». Если бы ему, возможно, показали брошюры, которые в коробке № 5, что они такие все промасленные, пролистанные. Даже у понятых отразилось в памяти, они без сомнений сказали, что брошюры были использованные. Мы здесь их внимательно посмотрели: на них настолько жирные пятна и потожировые следы, может быть, что-то даже ставили, или может быть, когда чай пили, клали на стол, что-то пропиталось, какие-то остатки пищи на столе могли быть или еще что-то. Было явно видно, что брошюры  использованные. Поэтому у господина Кандаракова не было никаких противоречий. Он думал и предполагал, что это не противоречие в показаниях, а несовершенство нашей человеческой памяти: новые брошюры ему показывают, да, в декабре к нему приходил Калистратов, мог оставить, он не считал, что как-то наговаривает. Здесь в ходе судебного следствия многое прояснилось и выяснилось.

Еще такой немаловажный фактор, кажущееся противоречие, почему свидетель Скродулина так хорошо запомнила Канадакова, а Кандараков ее вообще не помнит и заявил, что первый раз в жизни видит. Почему Канадарков не смог указать на нее, а Скородулина так хорошо запомнила господина Канадаркова, хотя более старше в возрасте, не могла вспомнить точно, где находится дом, но запомнила отдельные такие особенности господина Кандаракова, как фамилию, лицо его, кресты, брата невропатолога.

Во-первых, для Скородулиной Зинаиды, которая только стала Свидетелем Иеговы, можно сказать, что впервые пошла в служение – рассказывать другим людям. Для нее это было запоминающееся событие, тем более, когда человек интересуется. Не секрет, что в большинстве случаев люди как-то равнодушно относятся, либо даже отказываются обсуждать что-то, а здесь человек, который откликнулся и заинтересовался. Более того, даже согласился изучать Библию, взял брошюру, захотел почитать ее.

Во-вторых, у Скородулиной Зинаиды определенные проблемы со здоровьем, она хорошо запомнила невропатолога, к которому ходила на лечение. Когда Кандараков представился и назвал свою фамилию, то ее заинтерсовало, не является ли он братом невропатолога.  Для нее это было запоминающееся событие. Для Канадаракова это не настолько был запоминающийся случай. Интересно, что недавно по телевидению показывали такой сюжет, если нас что-то сильно интересует, связано с какими-то сильными эмоциональными переживаниями, то мы это хорошо запоминаем. Допустим, можно спросить себя, мы летели в самолете в отпуск, может быть, отсюда из Горно-Алтайска до Москвы, это часа 4 полета. Можем ли мы вспомнить налицо через пару месяцев тех, кто с нами летел, может быть даже сидел рядом? Сказать, видели ли мы раньше этого человека или вообще первый раз видим, запомнился он нам, хотя может быть, хотя мы с ним 4 часа в самолете провели? Бывает трудно. Я по себе могу сказать, что сложно бывает запомнить.

Для наглядности, по телевидению НТВ был сюжет с Ксенией Собчак. Решили поставить такой эксперимент, что всех, с кем она сталкивается в течение дня, с кем разговаривает, представляется – просто их фотографировать. А потом перед ней разложили эти фотографии и показывали, кого она узнает. В большинстве своем, это люди, которых она видела буквально несколько дней назад. Те, кто сидел в приемной на студии «Серебряный дождь», кто вешал ей микрофон в студии, девушку, которую она каждый день видит, но даже ее не могла опознать. Для нее это были лица, которые она первый раз видит, так же как для господина Кандракова. Хотя исключать, что он ее вообще не видел, это не возможно, потому что сам господин Кандарков говорил, что он порядка 5-ти раз был в Зале Царства Свидетелей Иеговы. То есть, если эти богослужения проходят в среднем по 2 часа и господин Кандарков приходил, значит, в течение 10 часов за все это время был. Там человек 50-60 приходят. Зинаида Скородулина является Свидетелем Иеговы, так же посещает богослужения и она сказала, что видела Канадаркова, как тогда, когда давала ему брошюры так и потом узнала его в Зале Царства. Понятно, что он ее в Зале Царства видел, только не запомнил.

Кого хорошо видел и запомнил господин Канадарков,  это Лобанова Андрея. Почему, по каким особенностям? Потому что Лобанов Андрей сам тоже служил в армии  и Кандараков был военным летчиком. Возможно, у них интересы или место службы совпадало. Лобанов Андрей служил в Афганистане, Кандараков, как он говорит, защищал небо России. У них были какие-то общие интересы, возможно, знакомые, какие-то интересы по службе, вот это так запомнилось Кандаркову Алексею. Андрей Лобанов говорит, что тоже хорошо запомнил Канадараков и он помнит, что до 2008 года обычной практикой было, что с человеком который желает или интересуется Библией, проводится изучение по брошюре «Что от нас требует Бог?». В 2004-2005 году как раз такое изучение Лобанов и проводил с Кандараковым. Поэтому эти брошюры были оставлены именно в тот период, но никак не в декабре 2009 года.

Как выяснилось в зале судебного заседания: Канадаракову было сложно описать эту брошюру.

Вся литература, которая была у Кандаракова,  это была не маленькая пачка и сам господин Канадараков это подтверждает. Понятые говорят, что пачка сантиметров 40. Провели такой эксперимент, поставили эту пачку 40 сантиметров, чтобы посмотреть, сколько это литературы. Взяли примерно такие же брошюры. И оказалось, что это больше, чем 300 экземпляров. Попробуйте запомнить в этой пачке 300 экземпляров: какое это наименование, когда,  как, кто вам их приносил? Если кто-то выписывает, допустим, «Бюллетень Верховного суда» и примерно 300 журналов, нам приносит его почтальон, то вспомним ли мы из середины пачки или где-то в конце пачки, кто нам, когда приносил этот журнал? Наверное, нет.

В точности описать? Может быть, «Бюллетень Верховного суда», это просто, но как, допустим, выглядят, разноплановые журналы или брошюры. Поэтому для Канадаракова сложно было здесь в зале судебного заседания описать, какая это брошюра. Я полностью уверен, хотя  суд не дал полностью реализовать это, но если провести опознание, узнать, какие именно журналы, брошюры были изъяты у Кандаракова, то я уверен, что господину Канадаракову было бы очень сложно среди аналогичных брошюр опознать именно эти брошюры. Тем более он ее описывал здесь по толщине, по виду, совсем по другому, даже другого формата. Примерно, как Уголовно-процессуальный кодекс по толщине и размеру.

В отношении эпизода с господином Канадараковым стоит отметить, что во время обыска его опрашивали, кто принес, зачем принес, когда, вспомните и потом его просили вспомнить. Интересно, что в расшифровке телефонных переговоров в разговоре Кандракова с Калистратовым, на который он никак не мог на него повлиять – Кандараков и говорит Калистратову, что: «Я не могу вспомнить, не знаю, кто приносил. Я им объясняю, что ко мне приходят, мы пьем чай, мы просто беседуем». Он не мог назвать, кто и что ему приносит. Мы не исключаем, что следователь ставил какие-то наводящие вопросы, но на тот период он не мог вспомнить, кто ему приносил эту литературу. У нас прокурор все время задает такой вопрос: «А вы когда лучше помнили?». Когда лучше помнил господин Канадараков, во время обыска в апреле месяце, тогда в апреле он не мог вспомнить. Почему-то у него происходит просветление в памяти спустя более 6 месяцев, после обыска, спустя более 4-5 лет, когда с ним в реальности изучали по данной брошюре и оставляли ее. Только в июне после событий, он начинает почему-то говорить, что: «Да, Калистратов мне приносил». Мы уже выясняли события, почему  мог так сказать господин Кандараков. Но если он во время обыска не помнит, во время телефонных разговоров с Калистратовым не помнит, кто ему приносил, почему потом-то он вдруг вспомнил? Вот это наталкивает на размышления: чего пытался следователь добиться от господина Кандаракова? Кроме того, понятые показали, что речь шла о нескольких людях, когда спрашивали Канадаракова, кто приносил, зачем приносил?  Именно Калистратова господин Кандараков никак не называл.

Таким образом, анализируя все эти собранные доказательства, мы приходим к однозначному выводу о том, что в этот период 15 декабря по 31 декабря 2009 года  Калистратов не мог никак передать две брошюры «Что от нас требует Бог?» 1996 года издания.

 Эти брошюры были  использованные, потрепанные, по этим брошюрам ранее господин Лобанов изучал с Кандараковым.

 Свидетель Скородулина показала, что в 2004-2005 году она давала брошюры господину Кандаракову. Таким образом,  брошюра «Что от нас требует Бог?» 1996 года издания никак  не могла попасть господину Канадаракову в декабре 2009 года.


Хотелось бы обратить внимание суда на способы доказывания.

По определенной категории дел законодатель, правоприменители, судебная практика исходят из того, что обстоятельства могут быть установлены только определенными средствами доказывания. Например, в гражданском праве  и в гражданском процессе передача денег, вещи, не может быть доказана на основании свидетельских показаний. Не от того, что свидетели плохие или не предупреждаются об уголовной ответственности. Просто десятилетиями и столетиями выработалась практика, что свидетельские показания в таких делах ненадежны, свидетель может искренне заблуждаться и о количестве денег, их номинала,  комплектации товара, наименования, количества, времени передачи. Еще  более жестко это необходимо учитывать в уголовном процессе, так как последствия более значительные. Например, взять категорию дел с передачей денег, понятно, что по займу возбуждать дело не будут, так как это гражданско-правовые отношения, но что касается взятки или коммерческого подкупа. Ни один следователь не возбудит дело либо оно не дойдет до суда основанное на свидетельских показаниях. Тем более, что часть 3 и 4 статьи 290 УК РФ подпадают под юрисдикцию суда присяжных. Как обычно  происходит возбуждение дела: лицо, у которого вымогают взятку или намекают на нее обращается в правоохранительные органы, проводятся ОРМ с участием этого лица, если ОРМ удалось возбуждают дело, нет результатов ОРМ, нет и дела.

Самая распространенная у нас проблема и с которой, мы может быть сталкивались или сталкиваемся это проблема взяток в ГИБДД. Рассмотрим на примере этой категории.

Однажды мне пришлось в силу профессиональной деятельности провести в приемной Управления собственной безопасности МВД порядка четырех часов, каждые 15-20 минут шли люди заявители с этой проблемой. Говорили  у меня и номер машины записан  и чуть ли ни номера купюр. По таким заявлениям никаких дел не возбуждается, это по принципу ваше слово против его слова.

Поэтому по таким делам и проводятся ОРМ с четкой фиксацией передачи денег, на это обращается внимание и в Постановлении   Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Это мы видим и по телевизору, новости, «Чрезвычайное происшествие», оперативные съемки МВД и ФСБ.

Если говорить о криминалистической тактике по передаче денег, вещей, в качестве подкупа или взятки, то как это описано в рекомендациях, учебниках по криминалистике, то следователь уже в рамках возбужденного уголовного дела проводит следующую тактику и действия:


Допросы свидетелей, подозреваемого;


Очная ставка;


Предъявление предмета (взятки) для опознания;


Назначение и проведение криминалистических экспертиз: в первую очередь  дактилоскопической потожировых следов (на предмете, купюрах и т.д.),  трасологической (по линиям разделения упаковочного материала) и другие;


Учебник под редакцией Е.П. Ищенко «Криминалистика. Курс лекций» Москва 2007 год, стр. 377-378.


Что касается нашего дела, то мы видим, следователь ни очных ставок не провел, ни предъявление предмета для опознания, ни тем более экспертизы по брошюрам, а есть ли там отпечатки потожировых следов А. Калистратова, если и есть, то какова их давность. Я понимаю, когда суд не видит необходимости, что бремя доказывания ложится на обвинение, но когда следователь этого не делает мне это не понятно.


Таким образом, на свидетельских показаниях А. Кандаракова, даже если бы он точно указывал на время, описал бы брошюры и кто ему их принес строить обвинение нельзя.


Стоить также отметить, что А. Кандараков вел себя наиболее естественно и искренне, когда не допрашивался ни следователем, ни прокурором, ни адвокатами, а именно во время его телефонных переговоров с А. Калистратовым, где здесь указание на название публикаций или их описание, которые были изъяты в ходе обыска, где что А. Калистратов извиняется, что принес именно экстремистскую литературу, где разговор о том, что это было в декабре месяце 2009 года, ничего этого нет, главная мысль и посыл этого разговора, что обстоятельства кто принес, когда принес пытались выяснить в ходе обыска, но Кандараков ясно и присутствии понятых заявлял, что он этого вспомнить не может.

Знал ли следователь об этом, заявлял ли ему А. Кандараков, да как минимум два раза во время обыска и во время телефонного разговора со следователем, однако это не находит своего отражения в протоколе допроса А.Кандаракова.


Есть еще один метод анализа, это доказывание от противного.


Делаем такое допущение, хотя это абсолютно не доказано, но допустим, да в период с 15 по 31 декабря 2009 года А. Калистратовым были переданы две брошюры «Что от нас требует Бог?» 1996 года издания господину А. Кандаракову.

Задача как для студентов со следующими данными: субъект А передает Б. литературу (две брошюры не СМИ). Вопрос, есть ли здесь преступление по ч.1 ст.282 УК РФ и объясните?

Ответ нет.

Статья 282 требует для события преступления о том, чтобы это было совершено с помощью средства массовой информации, то есть широко известно, либо публично.  Брошюра не является средством массовой информации, не было сделано это публично. Публичность требует как минимум несколько человек слушающих, большой аудитории. Не просто какие-то переговоры на кухне одного человека с другим человеком. То есть должна быть публичность. Здесь в зале отрытого судебного заседания, это публично. Разговоры между Калистратовым и Канадарковым это не публично. Таким образом, если брать даже этот эпизод, то событие преступления отсутствует.


Субъективная сторона по эпизоду с А. Кандараковым.


Если у А. Калистратова имелся умысел на разжигание вражды и ненависти, то почему А. Кандараков после 4-5 лет подержания дружеских отношений с А.Калистратовым не развил ненависть или вражду к православию, другим религиям? Он сам в суде продемонстрировал два креста, во время допроса Скородулиной. Не обращался с заявлениями в правоохранительные органы, что литература Свидетелей Иеговы разжигает вражду и ненависть.



6.

Нарушение Европейской конвенции.

Мы считаем, что права нашего подсудимого были нарушены даже путем того, что он был привлечен к уголовной ответственности и в ходе предварительного следствия. Какие нарушения особенно яркие и хотелось бы выделить.

Во-первых, нарушение статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство». Можем сказать, что здесь судебное следствие было проведено  достаточно полно, но считаем, что были некоторые нарушения: не была проведена экспертиза не только по литературе, но и по потожировым следам, не были реализованы многие права нашего подзащитного. Но первое, на что хотелось бы обратить внимание, что в статье 6 требует, чтобы любому лицу, которое обвиняется в каком-либо уголовном преступлении или даже подозревается в каком-либо преступлении, были незамедлительно объявлены суть обвинения и были разъяснены его права. Вот здесь показано, что фактически с ноября 2008 года все действия были направлены против Калистратова, собирались сведения относительно его, формировалось дело против него. Но обвинение ему не было понятно и предъявлено. То есть здесь правоприменитель в лице, как следственного комитета, так и оперативных работников действовал не на превенцию, ни на то, чтобы что-то предотвратить, а именно на то, чтобы был человек Калистратов и был собран материал на него. И если он будет совершать какие-то дальнейшие действия, то именно это криминализировать, это подбить под преступление. Поэтому мы считаем, здесь явное нарушение статьи 6 Европейской конвенции.

Кроме того, многие кто участвовал в судебном процессе, свидетели, которые были допрошены, некоторые были допрошены с адвокатом, многие не были допрошены с адвокатом, хоть и настаивали на реализации этих прав. Сам адвокат Виктор Женков описывал, что был такой эпизод, когда он настаивал, что у него заключено соглашение с лицами, исповедующими религию Свидетелей Иеговы, проходящими по данному делу, и он хотел бы оказывать правовую помощь. Он не видел здесь никакого противоречия из показаний свидетелей и показаний Калистратова, но следователь не давал это реализовывать. Даже был такой случай, что следователь поехал к свидетелю. Свидетель просила, чтобы присутствовал адвокат Женков, чтобы следственные действия были отложены, адвокат Женков даже переговорил по телефону  со следователем, но это реализовано не было. Поэтому мы считаем, что допущены нарушения статьи 6 Европейской конвенции.

Нарушение статьи 6 Европейской конвенции так же допущено в том, что были проведены многие действия в отношении Калистратова, как прослушивание телефонных переговоров, проверка его корреспонденции, возможно, слежка вопреки требованию закона о том, что это допускается только по тяжким преступлениям. Было понятно, что расследовалось дело по части 1 статьи 282 УК РФ. Конституционный суд разъяснил по делу Черновой, что если на протяжении даже длительного времени становиться ясно, что это не преступление и не тяжкое преступление, то оперативно-розыскные мероприятии должны быть прекращены. А лицо, чьи права затронуты, имеет право ознакомиться с этими материалами, которые были собраны против него. Мы видим здесь, что было предъявлено обвинение по не тяжкой статье и оперативные мероприятии в отношении Калистратова и других Свидетелей Иеговы проводились.Безусловно, это нарушение статьи 6 Европейской конвенции.

Что касается так же вмешательства в частную жизнь, то это находится под охраной статьи 8 Конвенции. Мы считаем, что так же прослушивание телефонных переговоров и проверка корреспонденции, обыск у Калистратова, это нарушение статьи 8 Конвенции.

Главным образом нарушена статья 9 Европейской конвенции «Право на свободу вероисповедания», то есть Калистратов лишен возможности нормально исповедовать свою религию. Дело «Кокинакис против Греции», решение ЕСПЧ по Московской Общине Свидетелей Иеговы.

По «Делу Армии спасения» Европейский суд подчеркивал, что право свободно исповедовать свою религию касается, что свобода исповедовать свою религию не было связано  с чрезмерным беспокойством. Сейчас Калистратов фактически находится под таким прессингом. Он все время должен думать, являются его действия преступными, не преступными. Не может нормально пользоваться литературой Свидетелей Иеговы, исповедовать свою религию, делиться своими убеждениями. Мы знаем, что он и так уже пострадал из-за своих религиозных убеждений, он был лишен работы по специальности.

И мы считаем, что здесь есть нарушение статьи 10 Европейской конвенции это право на свободу получения информации, свободу делиться этой информацией, выражать свое мнение, убеждение. И все это в совокупности со статьей 14 Европейской конвенции, которая запрещает дискриминирующий подход. То есть, почему именно такой подход применим по отношению к Свидетелям Иеговы, к Александру Калистратову, но не к представителям других религий, к тем же представителям русской православной церкви и так далее. Их деятельность ничем  не отличается от деятельности Свидетелей Иеговы. Даже, как подчеркивал Европейской суд в своем решении, может быть даже более шокирующим, может быть, как обрезание, посты и так далее.

Стоит также отметить и нарушение ст. 4 Протокола №7 запрет на повторное осуждение.

«Никто не должен быть повторно судимым или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно - процессуальными нормами этого государства».

Решение Головинского суда от 26 марта 2004 года устанавливающее нет разжигания вражды и ненависти.

Вменяют отказ от прохождения военной службы, как разжигание вражды и ненависти. Однако сам А.Калистратов был оправдан 5 мая 2000 года по части 1 статье 328  УК РФ «Уклонение от прохождения воинской службы».



Прецеденты и практика Европейского суда, относящиеся к данному делу:


В отношении провокации: ст. 6 Европейской Конвенции


В отношении так называемых доказательств получения распространения (Труш и Суслова)


Аллан против Соединенного Королевства

Allan - United Kingdom (N 48539/99)


Таким образом, Европейскому Суду не было представлено убедительных доказательств того, что использование записей разговоров заявителя с Г. и его посетителем в ходе разбирательства его дела по первой инстанции противоречило требованию справедливости, предусмотренному Статьей 6 Конвенции. Однако тот факт, что X. использовался для получения доказательств, поднимает более сложный вопрос. Право человека хранить молчание, в принципе, служит для защиты свободы выбора подозреваемого - давать показания или хранить молчание во время допроса в полиции. Следовательно, это право действительно подорвано, если власти государства используют уловки для получения признания или подобных инкриминирующих заявлений.

В настоящем деле признания, якобы сделанные X., не были спонтанными и самопроизвольными, а были получены при настойчивых расспросах X., который при подстрекательстве полиции проводил их при обстоятельствах, которые могли рассматриваться как функционально равнозначные допросу, проводившемуся без соблюдения процессуальных гарантий, присущих формальному полицейскому допросу. Несмотря на то, что не было установлено существования между заявителем и X. особых отношений, а также в связи с тем, что не было приведено доказательств оказания прямого насилия в отношении заявителя, последний подвергался психологическому давлению, которое нарушает добровольную природу признания. В данных обстоятельствах информация, добытая благодаря использованию X., может рассматриваться как полученная вопреки воле обвиняемого, а принятие ее во внимание в ходе разбирательства дела нарушило право заявителя хранить молчание и привилегию против самообвинения.






ДЕЛО "ВАНЬЯН (VANYAN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 53203/99)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


(Страсбург, 15 декабря 2005 года)


40. Учитывая обстоятельства дела, Европейский Суд не может согласиться с утверждением властей Российской Федерации о том, что измененный приговор заявителю был основан лишь на доказательствах, которые не были получены в результате действий сотрудников милиции. Однако еще большее значение имеет тот факт, что ничто в решении президиума Московского городского суда не предполагало, что он рассматривал вопрос о провокации со стороны сотрудников милиции по делу заявителя, а также вопрос о том, затрагивала ли эта провокация справедливость процесса и в какой степени.


46. Конвенция не запрещает ссылку на информацию, полученную от анонимных информаторов, на стадии предварительного расследования и когда этого требует характер преступления. Другое дело - последующее использование их показаний судом в качестве основания для признания виновным. Внедрение тайных агентов должно быть ограничено и обеспечено соответствующими гарантиями, даже в случаях борьбы с оборотом наркотических веществ. Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в статье 6 Конвенции, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических веществ не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Тейшейра де Кастро против Португалии", р. 1463 - 1464, § 35 - 36).

47. Если преступление было предположительно спровоцировано действиями тайных агентов и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия уже не являются деятельностью тайного агента и представляют собой подстрекательство к совершению преступления. Подобное вмешательство и использование его результатов в уголовном процессе могут привести к тому, что будет непоправимо подорван принцип справедливости судебного разбирательства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Тейшейра де Кастро против Португалии", р. 1463 - 1464, § 38 - 39).


49. […] Простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, судя по всему, не было проверено судом, не может приниматься во внимание. Милиция не ограничилась пассивным расследованием преступной деятельности заявителя. Ничто не предполагало, что преступление было бы совершено без вмешательства О.З. Поэтому Европейский Суд сделал вывод, что милиция спровоцировала приобретение наркотиков по просьбе О.З. Обвинение заявителя в приобретении и хранении героина, совершенных группой лиц, в части, касающейся приобретения наркотиков для О.З., было основано, главным образом, на доказательствах, полученных в ходе милицейской операции, в том числе на показаниях О.З. и сотрудников милиции Е.Ф. и М.Б. Таким образом, вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательств при рассмотрении уголовного дела против заявителя непоправимо подрывало справедливость судебного разбирательства.

50. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.



Нарушение пункта 1 и попункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции


Допрос в  Араевой, Осадчего и Яницкого (делавших экспертизу по договору с прокуратурой)


Обязательный допрос непосредственно в зале суда


ДЕЛО "ШАРКУНОВ И МЕЗЕНЦЕВ (SHARKUNOV AND MEZENTSEV)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 75330/01)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


(Страсбург, 10 июня 2010 года)


113. Европейский Суд напоминает, что использование в качестве доказательств показаний, полученных на стадии дознания и судебного следствия <*>, само по себе не является несовместимым с пунктом 1 и подпунктом "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции, при условии, что права защиты при этом соблюдаются. В качестве общего правила они требуют, чтобы обвиняемый имел адекватную возможность допроса свидетеля, показывающего против него, или на то, чтобы свидетель был допрошен, при получении этих показаний или впоследствии (см. Постановление Европейского Суда от 23 апреля 1997 г. по делу "Ван Мехелен и другие против Нидерландов" (Van Mechelen and Others v. Netherlands), § 51, Reports 1997-III; Постановление Европейского Суда от 15 июня 1992 г. по делу "Люди против Швейцарии" (Ludi v. Switzerland), § 49, Series A, N 238). Действительно, при определенных обстоятельствах использование показаний, полученных на стадии следствия, может являться необходимым. Если подсудимый имел адекватную и надлежащую возможность оспаривать показания, которые дают против него свидетели, использование их показаний в качестве доказательств не является несовместимым с пунктом 1 и подпунктом "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции (см., например, Постановление Европейского Суда от 1 марта 2007 г. по делу "Белевицкий против Российской Федерации" (Belevitskiy v. Russia), жалоба N 72967/01, § 117 <**>).


114. Однако если обвинительный приговор основан исключительно или в решающей степени на показаниях, данных лицом, которое обвиняемый не имел возможности допросить или оно не было допрошено на той или иной стадии разбирательства, права защиты ограничены в степени, не совместимой с гарантиями, предусмотренными статьей 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 24 ноября 1986 г. по делу "Унтерпертингер против Австрии" (Unterpertinger v. Austria), § 31-33, Series A, N 110; Постановление Европейского Суда от 20 сентября 1993 г. по делу "Саиди против Франции" (Saidi v. France), § 43 - 44, Series A, N 261-C; Постановление Европейского Суда по делу "Лука против Италии" (Luca v. Italy), жалоба N 33354/96, § 40, ECHR 2001-II; и Постановление Европейского Суда по делу "Солаков против бывшей югославской республики Македонии" (Solakov v. former Yugoslav Republic of Macedonia), жалоба N 47023/99, § 57, ECHR 2001-X). Европейский Суд также напоминает, что если невозможность допроса свидетелей объясняется их неявкой или отсутствием по каким-либо причинам, власти должны принять разумные меры для обеспечения их присутствия (см. Постановление Европейского Суда от 8 июня 2006 г. по делу "Бонев против Болгарии" (Bonev v. Bulgaria), жалоба N 60018/00, § 43).



Балсите-Лидейкиене против Литвы

(Balsyte-Lideikiene v. Lithuania)

(N 72596/01)



По поводу соблюдения требований подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Общий характер правового положения, примененного в деле заявительницы, в совокупности с устрашающей и карательной целью наложенной санкции является достаточным для того, чтобы сделать вывод об уголовно-правовой природе данного правонарушения. Национальные суды привлекли экспертов для подготовки политологических, библиографических, психологических и исторических заключений, имевших целью установить, разжигала ли национальную рознь спорная публикация. Признавая заявительницу виновной, суды широко цитировали экспертные заключения, которые играли ключевую роль в возбужденном против нее разбирательстве. Однако ей не была предоставлена возможность допросить экспертов с целью оспаривания достоверности их заключений. Таким образом, отказ в удовлетворении ее ходатайства о допросе экспертов в открытом судебном заседании не отвечал требованиям статьи 6 Конвенции.


УПК РФ исходит из того, что настолько важным является допрос и непосредственно судом, что не может быть даже судебного поручения.




Прослушивание телефонных переговоров и ОРД в отношении А. Калистратова и других Свидетелей Иеговы


Нарушение ст. 8 Конвенции


Иордаки и другие против Молдавии

(Iordachi and Others v. Moldova)

(N 25198/02)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 10 февраля 2009 года

(вынесено IV Секцией)

с одобрения государства-ответчика генеральный прокурор угрожал преследованием любому адвокату, причиняющему вред репутации Молдавии путем обращения в международные органы защиты прав человека (см. Постановление Европейского Суда от 23 октября 2007 г. по делу "Колибаба против Молдавии" (Colibaba v. Moldova), "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 101) <*>


(b) "Предусмотрено законом". Вопрос в настоящем деле заключается в том, удовлетворяло ли национальное законодательство требованию предсказуемости. Что касается первоначальной стадии процедуры прослушивания телефона (получения разрешения), то несмотря на поправки 2003 г., законодательство не было ясным и подробным, в частности, в нем не определялись характер преступлений, в связи с которыми допускается перехват, или категории лиц, чьи переговоры могут быть перехвачены, в дополнение к подозреваемым и обвиняемым нормы включали любое лицо, причастное к преступлению. Кроме того, закон не препятствовал органам преследования ходатайствовать о новом разрешении на прослушивание по истечении первоначального шестимесячного срока, а также законодательство не определяло с достаточной ясностью, при каких обстоятельствах и в отношении кого такое разрешение могло быть дано по неуголовным делам. В отношении второй стадии (собственно прослушивания) полномочия судьи являлись неоправданно ограниченными, поскольку закон не содержал положений, обязывающих знакомить его с результатами надзора, и не требовал от него проверки соблюдения действующего законодательства. Представляется, что контрольные полномочия возлагались на органы преследования. Кроме того, процедура прослушивания и гарантии, по-видимому, относились только к текущим уголовным разбирательствам, но не к другим делам. Отсутствовали четкие правила фильтрации, хранения и уничтожения собранных данных. Наконец, не устанавливалась процедура, регулирующая деятельность парламентской специальной комиссии, осуществлявшей общий контроль за системой прослушивания и обеспечивавшей тайну контактов адвокатов с их клиентами. С учетом того, что молдавские суды удовлетворяли практически все ходатайства, поступавшие от органов преследования в 2007 г., Европейский Суд заключает, что судьи не задумывались об обосновании разрешений на негласное прослушивание, и система допускала злоупотребления. Следует сделать вывод о том, что законодательство не обеспечивало достаточной защиты против злоупотреблений государственными полномочиями, и условие о том, что вмешательство должно быть предусмотрено законом, не было достигнуто.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

БОЛЬШАЯ ПАЛАТА

ДЕЛО "БЫКОВ (BYKOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <**>

(Жалоба N 4378/02)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 10 марта 2009 года)


76. Европейский Суд напоминает, что фраза "предусмотрено законом" не только требует соответствия национальному законодательству, но также затрагивает качество закона, требуя от него соответствия принципу верховенства права. В контексте негласного контроля со стороны публичных органов, в данном случае органов внутренних дел, законодательство страны должно предусматривать гарантии от произвольного вмешательства в права лица, гарантированные статьей 8 Конвенции. Кроме того, закон должен быть сформулирован в достаточно ясных выражениях, чтобы давать адекватное представление об обстоятельствах и условиях, при которых публичные органы вправе прибегнуть к таким негласным операциям (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хан против Соединенного Королевства" (Khan v. United Kingdom), жалоба N 35394/97, § 26, ECHR 2000-V).

78. Европейский Суд последовательно указывал, что относительно прослушивания сообщений для целей полицейского расследования "закон должен быть сформулирован достаточно ясно, чтобы давать гражданам адекватное представление об обстоятельствах и условиях, при которых публичные органы вправе прибегнуть к этому тайному и потенциально опасному вмешательству в право на уважение личной жизни и корреспонденции" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мэлоун против Соединенного Королевства" (Malone v. United Kingdom) от 2 августа 1984 г., Series A, N 82, § 67). В частности, для соответствия требованию "качества закона" закон, наделяющий дискреционными полномочиями, должен указать пределы такого усмотрения, хотя подробные процедуры и условия, требующие соблюдения, не обязательно должны включаться в состав материального права. Степень точности, требуемая от "закона", в связи с этим зависит от конкретного объекта. Поскольку практическая реализация мер негласного контроля сообщений не подлежит контролю заинтересованных лиц или общества в целом, предоставление органам исполнительной власти или суду правовой дискреции, выражающейся в неограниченных полномочиях, противоречило бы верховенству права. Следовательно, закон должен с достаточной ясностью указывать объем такой дискреции, передаваемой компетентным органам, и способ ее использования, чтобы обеспечить лицу адекватную защиту от произвольного вмешательства (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу "Ювиг против Франции" (Huvig v. France) от 24 апреля 1990 г., Series A, N 176-B, § 29 и 32; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Аманн против Швейцарии" (Amann v. Switzerland), жалоба N 27798/95, § 56, ECHR 2000-II; и Постановление Европейского Суда по делу "Валенсуэла Контрерас против Испании" (Valenzuela Contreras v. Spain) от 30 июля 1998 г., § 46, Reports of Judgments and Decisions 1998-V).

79. По мнению Европейского Суда, эти принципы в равной степени применимы к использованию радиопередающего устройства, которое с учетом природы и степени вмешательства фактически идентично прослушиванию телефонных разговоров.

80. В настоящем деле заявитель пользовался весьма незначительными гарантиями, если они вообще имелись, в процедуре организации и реализации прослушивания его разговора с В. Так, правовая дискреция властей при организации прослушивания не была ограничена никакими условиями, объем и способ его исполнения не были определены; иные конкретные гарантии отсутствовали. С учетом отсутствия конкретных норм, обеспечивающих гарантии, Европейский Суд не убежден, что, как утверждали власти Российской Федерации, возможность возбуждения заявителем судебного разбирательства с целью признания "оперативного эксперимента" незаконным и исключения его результатов в качестве незаконно полученных доказательств отвечала вышеизложенным требованиям.

81. Отсюда следует, что в отсутствие конкретных и подробных правил использование этой техники контроля в качестве части "оперативного эксперимента" не сопровождалось адекватными гарантиями против различных возможных злоупотреблений. Соответственно, ее использование допускало произвол и было несовместимо с требованием законности.

82. Европейский Суд пришел к выводу, что вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни не было "предусмотрено законом", как того требует пункт 2 статьи 8 Конвенции. С учетом этого вывода Европейскому Суду не требуется определять, было ли вмешательство "необходимо в демократическом обществе" для одной из целей, перечисленных в пункте 2 статьи 8 Конвенции. Не является необходимым и установление того, представляла ли собой негласная операция вмешательство в право заявителя на уважение его жилища.

83. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.







Ст. 10 Конвенции


Действительная нетерпимость и вражда


Фере против Бельгии

(Feret v. Belgium)

(N 15615/07)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 16 июля 2009 года


Политические высказывания, которые возбуждают ненависть, основанную на религиозных, этнических или культурных предрассудках, представляют угрозу для общего мира и политической стабильности в демократических государствах. Положение заявителя как члена парламента не могло рассматриваться как смягчающее обстоятельство. Для политиков, высказывающихся публично, крайне важно избегать комментариев, которые могут стимулировать нетерпимость.



Шечич против Хорватии

(Secic v. Croatia)

(N 40116/02)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 31 мая 2007 года

(вынесено I Секцией)

Заявитель, цыган по национальности, подвергся нападению двух неустановленных лиц при сборе металлолома в Загребе в апреле 1999 года. Они избили его досками, выкрикивая оскорбления националистического характера, в то время как двое других лиц следили за обстановкой. Вскоре после этого прибыла полиция, допросила очевидцев и предприняла попытку разыскать нападавших. У заявителя были сломаны несколько ребер, позднее ему поставили диагноз посттравматического стрессового расстройства. В июле 1999 года его адвокат подала заявление о возбуждении уголовного дела.



Мнимая вражда, отсутствие уголовно-наказуемого деяния


 Валлаури против Италии

(Lombardi Vallauri v. Italy)

(N 39128/05)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 20 октября 2009 года

(вынесено II Секцией)



Когда должность была объявлена на 1998/99 учебный год, заявитель претендовал на нее. Конгрегация католического образования, учреждение Ватикана, сообщила ректору университета, что некоторые взгляды заявителя «находились в прямом противоречии с католическим учением» и что «в интересах истины и благополучия студентов и университета» заявитель больше не должен преподавать в нем.


В итоге интерес университета в осуществлении обучения на основе католического учения не должен был нарушать само существо процессуальных гарантий, предоставленных заявителю статьей 10 Конвенции. Вмешательство в его право на свободу выражения мнения не было необходимым в демократическом обществе.



Агенауэр против Франции

(Haguenauer v. France)

(N 34050/05)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 22 апреля 2010 года

(вынесено V Секцией)

В 2002 году заявительница, будучи заместителем мэра, участвовала в уличной демонстрации по поводу вручения ордена Почетного легиона президенту городского университета. Демонстранты вменяли ему в вину снисходительное отношение к расистским и ревизионистским <*> высказываниям, допускавшимся профессорами университета. Один из профессоров обратился к манифестантам, заявив им, что их утверждения являются шокирующими, и что он гордится тем, что он еврей, и гордится принадлежностью к данному университету. Заявительница, сама являясь представительницей иудаистской конфессии, возразила: «Вы являетесь позором общества»

В данном деле статья 10 Конвенции требует высокого уровня защиты права на свободу выражения мнения по двум основаниям: с одной стороны, высказывания, допущенные заявительницей, не выходят за рамки вопросов, представляющих всеобщий интерес (борьба с расизмом и ревизионизмом), и являются составной частью публичных дебатов высокой важности (отношение администрации университета к профессорам, обвиненным в связи с тезисами, которые они защищали); с другой стороны, заявительница высказывалась в качестве выборного лица, поэтому ее высказывания имели форму политических или воинствующих выражений.

Наконец, высказывания заявительницы необходимо рассматривать в контексте полемики, которая бушевала в университете и даже достигла национального уровня, о чем свидетельствует создание министром государственного образования комиссии историков, которая в своем докладе определила проблему как имеющую общественную значимость.


Следовательно, осуждение заявительницы за оскорбление государственного служащего не отвечает критерию соразмерности с точки зрения необходимости в демократическом обществе.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).



Жиниевски против Франции

(Giniewski – France)

(N 64016/00)


По материалам Постановления

Европейского Суда по правам человека

от 31 января 2006 года

(вынесено II Секцией)


Заявитель, журналист, историк и социолог, опубликовал статью в ежедневной газете, с отзывом об энциклике папы Иоанна Павла II «Величие истины». Объединение граждан, именующее себя «Всеобщим альянсом против расизма и за уважение к французским и христианским ценностям», подало против заявителя иск о диффамации, указав, что статья является клеветой на христианское сообщество. Суды удовлетворили гражданский иск, заявленный этим объединением, сделав вывод, что некоторые отрывки в статье наносили ущерб чести и достоинству христиан вообще и католиков, в частности.


Хотя статья, написанная заявителем, содержала критику папской энциклики, а тем самым и позиции папы Римского, содержавшийся в статье анализ не мог быть распространен на все сообщество христиан, состоящее из различных направлений, из которых несколько вообще отвергают папскую власть. Заявитель пытался развить аргумент относительно сферы действия определенного догмата католицизма и его возможной связи с истоками Холокоста в Европе. При этом он внес свой вклад, который по определению открыт для обсуждения, в широкие и продолжающиеся дебаты, не разжигая полемики, которая была бы неуместна или оторвана от реалий современной мысли. Рассматривая пагубные последствия конкретного догмата церкви, статья внесла свой вклад в обсуждение различных возможных причин, стоявших за истреблением евреев в Европе, а этот вопрос является в демократическом обществе вопросом несомненной общественной значимости.


В этой связи Европейский Суд считает чрезвычайно важным, чтобы в демократическом обществе дебаты по поводу причин деяний особой тяжести, приравнивающихся к преступлениям против человечности, могли бы проходить свободно. Статья, фигурирующая по делу, кроме того, не была «необоснованно оскорбительной» или бранной и не возбуждала религиозную вражду или ненависть. Не ставила она и под сомнение каким-либо образом точно установленные исторические факты.


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (вынесено единогласно).




Клейн против Словакии

(Klein v. Slovakia)

(N 72208/01)


В еженедельном журнале была опубликована статья заявителя, в которой он критиковал архиепископа Словакии, предложившего запретить прокат фильма по причине его кощунственного и богохульного характера. Статья содержала резкие выражения с сексуальным подтекстом. Заявитель также намекал на то, что при бывшем коммунистическом режиме архиепископ якобы сотрудничал с тайной полицией. Наконец, он призывал верующих покинуть католическую церковь, если они считают себя порядочными людьми, и назвал представителя церкви «людоедом». По заявлению двух ассоциаций в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело, он был признан виновным в клевете по мотивам национальной, расовой, религиозной вражды и приговорен к штрафу или лишению свободы сроком на один месяц.


Вопреки решениям судов Словакии Европейский Суд не убежден в том, что заявитель в своей статье дискредитировал и оскорбил католиков, даже если некоторые из них могли быть задеты критикой в отношении архиепископа и выраженным заявителем недоумением относительно причин того, что порядочные люди не покидают католическую церковь.


Ст. 9 Конвенции


Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Лейла Шахин [против Турции]» (Leyla Şahin [v. Turkey])


104. Европейский Суд напомнил, что закрепленная в статье 9 Конвенции свобода мысли, совести и религии является одной из основных ценностей «демократического общества» по смыслу Конвенции. Эта свобода в своем религиозном аспекте является одним из основных элементов, определяющих самосознание верующих и их восприятие жизни, но она также представляет ценность и для атеистов, агностиков, скептиков и неверующих. Плюрализм, неотделимый от демократического общества, завоевывался дорогой ценой в течение веков и зависит от него. Эта свобода включает, inter alia, свободу придерживаться религиозных верований или не придерживаться их, а также свободу исповедовать или не исповедовать свою религию (см., среди прочих источников, Постановление Европейского Суда по делу «Коккинакис против Греции» (Kokkinakis v. Greece) от 25 мая 1993 г., Series A, N 260-A, p. 17, § 3; и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Бускарини и другие против Сан-Марино» (Buscarini and Others v. San Marino), жалоба N 24645/94, § 34, ECHR 1999-I).

105. Свобода религии является, прежде всего, делом совести каждого человека и предполагает, inter alia, свободу исповедовать свою религию как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении. Статья 9 перечисляет различные формы, которые может принимать исповедание религии или убеждений, именно: богослужение, обучение, отправление религиозных и культовых обрядов (см., mutatis mutandis, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Ча'аре Шалом Ве Цедек против Франции» (Cha'are Shalom Ve Tsedek v. France), жалоба N 27417/95, § 73, ECHR 2000-VII).

Статья 9 Конвенции не защищает любое действие, мотивированное или вдохновленное религией или убеждениями (см., среди прочих источников, Постановление Европейского Суда по делу «Калач против Турции» (Kalac v. Turkey) от 1 июля 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-IV, p. 1209, § 27; Решение Европейской Комиссии по делу «Эрроусмит против Соединенного Королевства» (Arrowsmith v. The United Kingdom) от 12 октября 1978 г., жалоба N 7050/75, Decisions and Reports (DR) 19, p. 5; Решение Европейской Комиссии по делу «С. Против Соединенного Королевства» (C. V. United Kingdom) от 15 декабря 1983 г., жалоба N 10358/83, DR 37, p. 142; и Решение Европейского Суда по делу «Тепели и другие против Турции» (Tepeli and Others v. Turkey) от 11 сентября 2001 г., жалоба N 31876/96).

106. В демократических обществах, население которых исповедует несколько религий, может возникнуть необходимость в ограничении свободы исповедания религии или убеждений, чтобы примирить интересы различных групп и обеспечить уважение убеждений каждого человека (упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Коккинакис против Греции», р. 18, § 33). Это вытекает из пункта 2 статьи 9 Конвенции и государственной обязанности по статье 1 Конвенции обеспечивать каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в Конвенции.

107. Европейский Суд часто подчеркивал роль государства как нейтрального и беспристрастного организатора исповедания различных религий, веры и убеждений, и отмечал, что эта роль государства ведет к общественному порядку, религиозной гармонии и терпимости в демократическом обществе. Европейский Суд также считал, что обязанность государства быть нейтральным и беспристрастным не соответствует присвоению государством полномочий по оценке законности религиозных убеждений или способов выражения этих убеждений (см. Постановление Европейского Суда по делу «Мануссакис и другие против Греции» (Manoussakis and Others v. Greece) от 26 сентября 1996 г., Reports 1996-IV, p. 1365, § 47; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «асан и Чауч против Болгарии» (Hassan and Tchaouch v. Bulgaria), жалоба N 30985/96, § 78, ECHR 2000 XI; упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Партия Благоденствия”.





ОБЗОР

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2010 ГОДА



В постановлении по делу «Романенко и другие против Российской Федерации» от 8 октября 2009 г. Европейский Суд констатировал нарушение статьи 10 Конвенции в связи с вмешательством в право на свободу выражения мнения учредителей еженедельной газеты.

Обстоятельства дела: «… три заявителя были соответчиками по делу о защите чести и достоинства в связи с двумя публикациями в газете, учредителями которой они являлись. Российские суды признали их виновными в предполагаемой клевете и предписали им выплатить истцам», которыми являлись по первому иску государственный орган, по второму – руководитель Управления этого органа, «… компенсацию за ущерб».

Позиция Европейского Суда: «… свобода выражения мнения представляет собой один из основных принципов демократического общества и является одним из основных условий его развития…. это применимо не только к «информации» или «идеям», которые воспринимаются благосклонно или рассматриваются в качестве безобидных или нейтральных, но и к тем, которые раздражают, шокируют или вызывают беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и свободомыслия, без которого не существует «демократического общества».

«…предоставление информации по темам, относящимся к использованию общих ресурсов, является сутью обязанности средств информации и права общественности на получение информации».




ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. N 21-Г10-2



Это, по мнению суда, свидетельствовало о наличии в действиях Общественной организации признака экстремистской деятельности, предусмотренного абзацем 11 пункта 1 статьи 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Однако суд не учел, что статьей 10 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод предусмотрено право каждого свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информация и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

При этом Европейский Суд по правам человека исходит из того, что свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство.

Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества» (п. 42 судебного решения Европейского Суда по правам человека по делу «Кастеллс (Castells) против Испании»).

По мнению Европейского Суда по правам человека, лицо, вышедшее на политическую арену, неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны… большей части общества и, следовательно, оно должно проявлять большую степень терпимости (п. 37 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Красуля (Krasulya) против Российской Федерации").

Вопрос о возможности применения соответствующих правовых позиций Европейского Суда по правам человека при рассмотрении данного дела и вынесении судебного постановления Верховным Судом Кабардино-Балкарской Республики разрешен не был, что привело к неоправданно суровой оценке деятельности Общественной организации как экстремистской.

Нельзя признать убедительным и довод суда первой инстанции о том, что подтверждением направленности на возбуждение национальной розни является вступивший в законную силу приговор мирового судьи судебного участка N 3 г. Нальчика от 20 мая 2009 года, которым Гуртуев О.Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 129 Уголовного кодекса Российской Федерации за распространение клеветы.



Поэтому считаем, что обвинение А.Калистратова в совершении преступления по ч.1 ст. 282 УК РФ нарушает ст.6, 8, 9, 10 совместно со ст. 14, ст.4 Протокола №7  Конвенции о защите прав и основных свобод


7.


Заключительная часть


Итак, что касается общих выводов по данному делу. Конечно, мы считаем, что Александр Калистратов не совершал никакие преступления. В его действиях отсутствует событие преступления.

Важно бы отметить следующее. Вот это дело здесь по Горно-Алтайску оно действительно очень значимое. За всю историю паровоз действительно стоял, правовой механизм бездействовал. Не было еще таких фактов, чтобы Свидетели Иеговы привлекались к уголовной ответственности за разжигание религиозной вражды и ненависти и дело доходило до суда. Думаю, для любого нормального, обыденного человека понятно, что верить, что твоя религия истинная – это право и за это нельзя осуждать.  Сейчас перед судом стоит не простая задача: будет ли дан этому паровозу ход, закрутиться ли весь этот правовой механизм. Хотелось снова вернуться к известной басне Крылова «Волк и ягненок».


У сильного всегда бессильный виноват:

Тому в Истории мы тьму примеров слышим,

Но мы Истории не пишем;

А вот о том как в Баснях говорят.

Ягнёнок в жаркий день зашел к ручью напиться;

И надобно ж беде случиться,

Что около тех мест голодный рыскал Волк.

Ягнёнка видит он, на добычу стремится;

Но, делу дать хотя законный вид и толк,

Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом

Здесь чистое мутить питьё

Моё

С песком и с илом?

За дерзость такову

Я голову с тебя сорву». —

«Когда светлейший Волк позволит,

Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью

От Светлости его шагов я на сто пью;

И гневаться напрасно он изволит:

Питья мутить ему никак я не могу». —

«Поэтому я лгу!

Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете!

Да помнится, что ты ещё в запрошлом лете

Мне здесь же как-то нагрубил:

Я этого, приятель, не забыл!» —

«Помилуй, мне еще и отроду нет году», —

Ягненок говорит. «Так это был твой брат». —

«Нет братьев у меня». — «Taк это кум иль сват

И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.

Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,

Вы все мне зла хотите

И, если можете, то мне всегда вредите,

Но я с тобой за их разведаюсь грехи». —

«Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать,

Досуг мне разбирать вины твои, щенок!

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». —

Сказал и в тёмный лес Ягнёнка поволок.


 Всегда большинство как-то обвиняем меньшинство, что оно провоцирует. В этой басне интересен сюжет тем, что когда волк пытается придать этому законную процессуальную форму, и обвиняем ягненка в том, что он мутит воду. Ягненок не бежит со всей прыти в лес, не убегает со страху. Он дает разумные ответы и, казалось бы, волк даже приперт аргументами к стене. Он говорит: «Как я могу мутить воду, если я от тебя на сто шагов дальше стою». Это крайне не разумно. С одной стороны волк как бы соглашается и с другой нет, главная причина, что это означает ложь волка, надуманность обвинений. Другие обвинения предъявляет волк, что: «Ты здесь меня еще помниться в прошлом году так оскорблял, говорил какие-то нелепые вещи в мой адрес». На что ягненок отвечает: «Мне и году нет отроду, я не мог в прошлом году этого делать». «Значит, это кто-то с твоего племени, с твоего рода». Видим, что хотя в басне Крылова, это все печально заканчивается, что волк теряет терпение и уносит ягненка в лес. Но хотелось бы, чтобы в отношении нашего подсудимого не было именно так.  Хотелось бы подчеркнуть, что у суда будет возможность все это оценить, вынести именно взвешенный приговор о том, что в действиях Александра Калистратова отсутствует событие преступления.


Включена в речь в прениях таблица по анализу вещественных доказательств (формат А3 на 24 страницах)

Показания свидетелей (краткий обзор и анализ)



Адвокат, защитник по делу

А.Ю. Чимиров


17 марта 2011 года



 

__MCE_ITEM____MCE_ITEM__*Примечание переводчика: inter alia (лат.) — между прочим, в числе других.

 

 Rambler's Top100