Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 306 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РЕЛИГИОЗНЫЕ ФАКТОРЫ И МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ

Печать

Андрей СЕБЕНЦОВ 

- доклад на Международной научно-практической конференции "Социальные функции религии в условиях модернизации общества: XXI век" Москва. 1 марта 2011.

 

Содержание понятия «модернизация», разнообразие возможных толкований, оценки желаемых результатов модернизации нашей страны в соотношении с постмодернистским Западом, ресурсы, которые могут быть в нее вовлечены и исторические перспективы наших усилий – все зыбко, подвижно. Общее согласие находится лишь в одном – модернизация России жизненно необходима, без нее страна теряет возможности отвечать на вызовы времени и уходит с исторической сцены[1]. Однако для решения этой грандиозной задачи необходимо многое уточнить и рассчитать. Чтобы решить даже несложную физическую задачу о движении выпущенного из пушки ядра, студенту необходимо на основе знания физических законов учесть сопротивление воздуха и другие существенные факторы, сформулировать дифференциальное уравнение, определить начальные и граничные условия, проявить умение пользоваться известными методами математики. Намного сложнее с развитием общества. Перечисление направлений и желаемых результатов – необходимая стадия подготовки к движению, но чтобы реально продвинуться к таким результатам и не получить попутно совсем нежелательные, нужна кропотливая работа по изучению факторов, как создающих движение в желаемом направлении, так и уводящих от него. Наша большая, многонациональная и поликультурная страна нуждается в том, чтобы понять себя, осознать свои интересы, обрести движущие силы развития и правильно организовать их приложение. Здесь есть поле для взаимодействия государства (которое не должно никого загонять в счастье железной рукой) и гражданского общества (состояние которого одновременно служит барометром, показывающим достигнутую высоту развития).

Модернизация России, как приоритетная задача государства, была выдвинута Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым в его программной статье[2] «Россия, вперед!», развита в посланиях Президента Федеральному Собранию в 2009[3] и 2010[4] гг. Ключевая мысль «Вместо сумбурных действий, продиктованных ностальгией и предрассудками, будем проводить умную внешнюю и внутреннюю политику, подчиненную сугубо прагматичным целям» - привлекательна. Однако выделение сути из обширных текстов до настоящего времени остается непростой задачей, а содержание целей и путей их достижения - предметом обсуждения. Действующая при президенте Российской Федерации комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России[5] обсуждает важные детали – например, 28 февраля 2011 г. рассматривались проблемы выпуска универсальной электронной карты[6] гражданина. А в общественной дискуссии выявляется, что непросто разобраться даже в том, что такое наша страна - запад или не-запад, самостоятельная цивилизация или культурная периферия запада, «третий Рим» или колосс на глиняных ногах, а без этого не разделить, что относится к предрассудкам, а что годится в качестве основы для умной политики.

Привлекает к себе внимание и явная фигура умолчания: ставя проблему модернизации, Президент России ничего не говорит о роли в ней религии, как существенной общественной силы, пожалуй, самого независимого от государства фактора гражданского общества. Слово «религиозный» употреблено лишь однажды, и то в отрицательной коннотации – «Следование законным интересам и учет мнений всех граждан России, независимо от их национальности, религиозных, политических и иных убеждений, – это обязанность демократического государства». Встречаясь с участниками Архиерейского собора Русской православной церкви 3 февраля 2011 г. Президент отметил роль Церкви в поддержании контактов с соотечественниками - «русским миром», ее социальное служение и сотрудничество с государством в сохранении памятников[7].

Разносторонняя дискуссия, посвященная обсуждению дальнейших путей развития нашей страны, прошла на XVIII ассамблее Совета по внешней и оборонной политике. Ее материалы были опубликованы на страницах газеты «Военно-промышленный курьер» в мае – июне 2010 года и доступны в Интернете[8].

Кратко итог этой дискуссии – наша культура неразрывно связана с западной, является ее частью и наоборот, а дальнейший наш путь развития лежит вместе с Западом. Притом нам не следует стесняться нашей периферийности, а «вместе с Западом» не означает забвения своих интересов. Некоторые выводы из этой дискуссии о месте религиозных объединений в современном развитии отражены в моей статье «Модернизация России и религии», опубликованной в сборнике РАГС «Государство, религия, церковь в России и за рубежом» № 4 / 2010[9].

Вместе с тем, мы видим, что в реальной политике России, и внутренней, и внешней, религиозный фактор не просто присутствует, но участвует самым активным образом, и его влияние на процессы модернизации достойно изучения.

Выше мной были упомянуты характеристики, связанные с религиозной составляющей особенностей России - ее «цивилизационный статус» и геополитическая роль «третьего Рима». Автор теории «конфликта цивилизаций» Сэмюэль Хантингтон разделил мир на 8 цивилизаций, борющихся за первенство, и предрек им столкновение. Нас пока в наибольшей степени касаются грани западной (которую автор теории противопоставил всем остальным), исламской и православной цивилизации (в которой Россия определена им как осевая страна), впереди просматривается грань с китайской.

Эта теория, хотя и не принятая официально, тем не менее, способствовала формированию базовых представлений российской элиты, в том числе по отношению к Русской православной церкви (РПЦ), а особенно она способствовала самооценке РПЦ как двигателя и вдохновителя нашей самобытной цивилизации. Особенности ее сформулированы Всеволодом Чаплиным в статье «Пять постулатов православной цивилизации»[10]. Они включают стремление подчинить приоритеты земного существования надмирным целям, духовной миссии; духовную миссию общества и государства (помощь человеку в спасении, отрицание светскости государства), обязанность государства помогать традиционным религиям; приверженность идеалу единства церкви, народа и власти; соборность; единство личности с народом, отрицание индивидуализма.

Нетрудно заметить симметрию между этими постулатами и принципами строительства социализма. С одной стороны, такое сходство наводит на мысль, что социализм – естественный продукт нашей самобытной православной цивилизации, с учетом перемены знаков. С другой, есть повод насторожиться – способствует ли предлагаемая Церковью новая перемена знаков желаемой модернизации или продолжению бега по ленте Мебиуса, имеющей единственную сторону, уже показавшую свои недостатки.

Интересный анализ хантингтоновского подхода к месту России в межцивилизационных отношениях провел Владимир Можегов в своей статье «Почему Хантингтон ошибся с православной цивилизацией?». Первая часть ее была опубликована в «Русском журнале», а вторую «Русский журнал» опубликовать не решился, однако в Интернете она имеется[11]. Собственно «ошибкой» Можегов считает выделение «православной цивилизации» из европейской, способствующее противопоставлению и провоцирующее конфликт там, где его могло бы не быть. Однако представляется, что если это ошибка, то не только Хантингтона. Ведь в преамбуле федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» православие оказалось отделенным от христианства…

Необходимо отметить лишь один важный момент: положение России на пересечении двух религиозных традиций, православной и исламской, в зоне мощного западного влияния, создает предпосылки конфликтов, о разрешении которых необходимо задумываться. Судьба Даниила Сысоева[12] и многих лояльных традиционному для Российского Кавказа исламу муфтиев, четверо из которых недавно были награждены государственными наградами посмертно[13], показывает болезненность этой темы.

Другое направление связи процессов модернизации и религиозного взгляда на место России в мире  отражено в докладе Ассоциации православных экспертов К. Фролова и К. Логинова «Третий Рим. Суверенная модернизация», опубликованном в октябре 2010 года [14].

Этот доклад ставит вопрос: какова миссия России как государства и уникальной общности народов? Важной задачей модернизации его авторы видят кристаллизацию такой национальной элиты, которая, учтя все уроки русских катастроф, будет прогнозировать и упреждать политические, экономические и социальные проблемы.

Политические взгляды авторов четко проявляются как государственно-охранительные и консервативные при их критике «ультралибералов», которые «предлагают аннулировать итоги реформ 2000-х годов: вернуть выборность губернаторов, провести фактическую экономическую конфедерализацию РФ, раздробить правящую партию, а также радикально ослабить спецслужбы и правоохранительные органы».

Смысл выстраивания и существования такого прочного и устойчивого государства – быть земной силой, препятствующей окончательному вхождению мира во зло и пришествию Антихриста, «удерживающим - Катехоном». В таком государстве должна быть симфония между церковной и государственной властями, пребывающими «нераздельно и неслиянно». Образцом является Византийская империя, второй Рим. Главная задача церкви в этом симбиозе – «давать идеологическое (богословское) обоснование существованию Империи, обладая монополией в идеологической сфере», а государства – «охранять церковь от внешних и политических врагов и предоставить церкви возможности как для развития внутри, так и для миссии за пределами Империи». При этом империя не вмешивается в церковные дела. Но выполняет геополитический проект - вселенскую миссию экспансии православия во всем мире. Россия еще в 15 веке приняла эту миссию, стала Третьим Римом, сохранила ее за собой, что выразилось в победе в Великой отечественной войне в 1945 г. И сохранение этой миссии задает нацеленность дальнейшего развития, важной составной частью которого является симфония. «Церковь становится центром духовной, интеллектуальной и культурной жизни, не посягая при этом на светскую власть, и осуществляет православную миссию».

Президент России в своих выступлениях в качестве задач модернизации и принципов новой политической стратегии в основном выдвигает развитие современных технологий производства и коммуникаций, а Церковь, поддерживая необходимость модернизации, видит цели иного характера. Выступления в поддержку модернизации и со стороны патриарха Московского и всея Руси Кирилла, и Всемирного русского народного собора означают не единство целей, а частичное совпадение интересов.

То есть, как в официальных структурах РПЦ, так и в кругу верующих, складываются вполне определенные представления о том, к чему должна привести модернизация, которые не учитываются в официально выдвигаемых «доктринальных» постановках проблем модернизации  общества, но последовательно проводятся РПЦ в жизнь.

Вместе с тем, есть и сфера, в которой у государства и религии имеется повод для сотрудничества. Религия является естественным носителем морали. Для достижения целей модернизации общества и государства, сформулированных в программных выступлениях Президента России, необходимо распространение в обществе моральных принципов, обеспечивающих активную жизненную позицию, готовность к честному труду и ведению бизнеса. Если промышленному развитию Запада в свое время способствовало распространение «протестантской этики», то можно вспомнить о той роли, которую сыграла православная этика в бурном развитии России на рубеже 19 – 20 веков. Представляется, что богословская проработка вопросов этики труда, предпринимательства, социальной ответственности бизнеса и других тем, поднимавшихся РПЦ для общественной дискуссии в последнее десятилетие[15], и содействие их распространению вполне может быть существенным фактором модернизации России. Отмечу, что и здесь в православной среде не только формируется понимание, но идет процесс осмысления и возвращения в общественную жизнь наработок и византийской, и русской богословской мысли.

Необходимо отметить, что кроме православия, в России действуют десятки других религий, для которых православные концепции цивилизационной роли религии, симфонии с государством, глобальной роли Катехона не могут служить фактором, вдохновляющим на участие в модернизации. А некоторые их собственные стремления (скажем, к построению всемирного халифата или хотя бы исламского государства с шариатской правовой системой) впрямую расходятся с формулируемыми государством. Но часть неправославных религий прочно связана с культурой народов России (ислам, буддизм), либо охватывают заметные социальные группы, отличающиеся активностью (протестантизм), уже только поэтому они являются неотъемлемой частью российского общества. Немало религиозных объединений носят международный характер, их руководящие центры находятся за рубежом. Может быть, эта мысль спорна, но наличие взаимопроникающих религиозных связей между «осевыми» странами различных цивилизаций могут способствовать снижению конфликтности между ними – если не оставлять эти отношения без внимания и не воплощать стереотип слона в посудной лавке, как это получается с признанием материалов религиозного содержания экстремистскими. И государству необходимо находить со всем религиозным разнообразием общий язык, способствовать вовлечению религиозных общностей с положительной мотивацией в модернизацию России, работать с их лидерами. Вместо этого порой складывается впечатление, что государство вступает с ними в конфликт, занимая православную позицию, быть может, не вполне осознанно. Еще раз приходится вспоминать, что легитимны только те действия государства и его должностных лиц, которые соответствуют букве и духу Конституции и законам, и модернизацию надо начинать с этого.


Автор: Андрей Евгеньевич СЕБЕНЦОВ - кандидат философских наук, государственный советник Российской Федерации 1 класса, консультант Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования.



[1]Наиболее яркая подборка фактов, свидетельствующих о такой перспективе, содержится в материале http://www.rf-agency.ru/acn/stat_ru

[2]10 сентября 2009 года //  http://kremlin.ru/news/5413

[3]12 ноября 2009 года. Москва  // http://www.kremlin.ru/transcripts/5979

[4]30 ноября 2010 года  // http://www.kremlin.ru/transcripts/9637/work

[5]Указ Президента РФ от 20 мая 2009 г. № 579 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России»

[7]Новостная лента  / Москва, 3 февраля 2011 /  РИА Новости

[8] Военно-промышленный курьер. 2010. №№ 17–25 // http://www.vpk-news.ru/archive/

[10]«Политический класс». 2001. № 2 (26) // http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=12283

[15]См. например, материалы всемирных русских народных соборов http://www.vrns.ru/syezd/index.php?PHPSESSID=02b59e309e4a75d2480e0f6cc3157414

 Rambler's Top100