Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 339 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОПРОСА О ФУНКЦИОНИРОВАНИИ НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Печать
 

Елена ВАСИЛЬЕВА


- - доклад на Международной научно-практической конференции "Социальные функции религии в условиях модернизации общества: XXI век" Москва. 1 марта 2011


Вопросу о функциях новых религиозных движений (НРД) обычно уделяется центральное место в дискуссиях о нетрадиционной религиозности. Являются ли НРД «религиями кризиса» с хорошими дальнейшими перспективами?[i] Или они дестабилизируют социальную систему, привнося в нее только хаос? Являются ли они значимыми для общества или несущественны для него?

Подобного рода вопросы поднимались уже с 1960-х гг. в исследованиях западных религиоведов. Я бы хотела остановиться на трех функциях НРД, которые более всего привлекают к себе внимание, это интегрирующая, дезинтегрирующая и трансформирующая функции.

Нередко можно встретить положительные оценки роли НРД в обществе. При этом НРД предписывается, главным образом, интегрирующая функция.

Еще в 1961 г. американский социолог Бентон Джонсон высказал идею о том, что маргинальные религиозные объединения, такие, например, как Движение святости, выступают в качестве агентов социализации низшего класса, приобщая его к доминирующим ценностям общества[ii].

Эту идею в конце 1970-х гг. развивали Томас Роббинс и Дик Энтони[iii], которые, в частности, высказали гипотезу о том, что НРД могут способствовать примирению девиантов с доминирующими институтами общества и приспособлению к ним отчужденной молодежи, а потому НРД выполняют такие латентные функции как поддержание структуры и регулирование напряженных отношений в социальной системе. 

Роббинс, Энтони и Кэртис выделяют 4 способа, прибегая к которым эти движения вносят свой вклад в социальную стабилизацию и поддержание статуса кво[iv].

Первый способ – «установочная социализация» (adjustive socialisation). Во многих НРД наблюдаются тенденции социализировать новообращенцев, прививая им нормы, навыки и установки, которые способствуют их социальному росту и адаптации к обычной институциональной среде. Например, культ Мехер Баба, согласно исследованиям Роббинса, способствовал реабилитации наркоманов. На территории современной России  активную реабилитационную деятельность в этом направлении ведет, например, неопятидесятническая церковь «Новое поколение»[v].

Второй способ – «комбинирование» (combination). Многие НРД  сочетают или объединяют в своих вероучениях и символических системах традиционные ценности с ценностями и ориентациями иных культур. Тем самым устраняется разрыв между культурами, и действия первоначально «отчужденных» девиантов приходят в соответствие с преобладающими социальными ожиданиями. 

Третий способ – «компенсация» (compensation). Она заключается в том, что НРД восполняют потребность людей, особенно молодежи, быть в коллективе и удовлетворяют другие эмоциональные потребности. В результате члены этих движений становятся более приспособленными к широкому обществу: они больше не испытывают потребности  избегать доминирующих институциональных структур; бюрократические инструментальные роли уже не воспринимаются и не переживаются ими как репрессивные и бесчеловечные.  

Четвертый способ – «изменение направления» (redirection).  НРД «канализируют» или «перенаправляют» протест и выражение отчуждения в такие области, которые не вовлечены в открытый конфликт с властями или не угрожают серьезно статусу кво.  

По словам известного английского социолога религии Джеффри Нельсона, действительно, в западных обществах в 1960-х – начале 1970-х гг. большинство девиантов, вовлеченных в НРД, в конечном итоге, снова влились в широкое общество[vi]. Однако Нельсон сомневается, что этот факт следует трактовать как результат социализации, полученной в НРД. Ведь эти движения не только препятствовали употреблению наркотиков и поощряли трудовые качества своих приверженцев, но они также постоянно насаждали ценности, не соответствовавшие доминирующей культуре. Например, людей приобщали к коллективным ценностям, которые явно противостояли индивидуализму западного общества. А прибыль от трудовой деятельности, к которой  стимулировали своих членов такие движения как Церковь Объединения или Общество Сознания Кришны, получала сама организация.

Другая точка зрения заключается в том, что рост НРД является результатом того, что в современном секулярном обществе аномия сменила нормативное согласие, и начался дезинтегративный процесс.

В структурно-функциональном анализе, например, увеличение неинституциональной религиозной активности трактуется как раскол нормативной подсистемы, который является первой стадией дезинтеграции системы в целом[vii].

Часто цитируемой работой, в которой на примере раннего христианства доказывается, что рост новых религий связан с дезинтегративным процессом, является многотомная работа Эдуарда Гиббона «Закат и падение Римской Империи» (1776/1788)[viii], в которой утверждается, что по мере своего роста христианство подтачивало традиционные ценности римской цивилизации.

Наконец, третья позиция, в которой главная роль отводится потенциально трансформирующей функции НРД, представлена взглядами Джеффри Нельсона. Он утверждает, что «новые религиозные движения, по-видимому, являются больше продуктом дезинтегративного процесса в обществе в целом, нежели источником дезинтеграции, но, поскольку НРД появляются из нее, или являются реакцией на дезинтеграцию, их можно рассматривать как движения, имеющие потенциал, чтобы преобразовать общество»[ix].  По его мнению, основание для любого преобразования общества – будь то социальное или экономическое – связано, в первую очередь, с изменением ценностей и верований. Именно эту миссию призваны осуществить НРД.

Нельсон пишет, что «выживание человечества, может быть, зависит от способности людей создать религию, которая может действовать как идеологическая основа для мирового сообщества, религию, которая может объединить человечество и интегрировать планетарную цивилизацию. Если же мы утратим желание и волю вернуться к истокам религиозного творчества, то мы, возможно, не только разрушим человеческий род, но вместе с ним и Землю»[x].

Однако у Нельсона есть и другая важная мысль: мы не можем ожидать, что все новые религии будут выполнять одни и те же функции. Некоторые из них могут осуществлять интегрирующую функцию, другие - дезинтегрирующую, тогда как наиболее многообещающими являются трансформирующие движения. Они должны в некоторой степени также быть дезинтегрирующими, поскольку они подтачивают существующую систему, но также они должны быть позитивными в той части своей программы, которая направлена на замену этой системы новым образом жизни. Функции этого типа движений изменяются со временем от дезинтегрирующих через трансформирующие к интегрирующим. Христианство является классическим примером такого рода движения.

Нельсон пишет, что НРД не только изменяют свои функции с течением времени, но их функции могут также различаться в разных обществах.

Таким образом, функции отдельных религиозных движений варьируют в пространстве и времени, будучи связанными со структурой социальной системы, в которой существуют эти движения.

Многообразие взаимоотношений основных функций НРД Нельсон сводит к нескольким типам:

Некоторые движения могут иметь либо а) интегрирующие, либо б) дезинтегрирующие, либо в) трансформирующие последствия в определенный момент истории.

Некоторые движения могут быть социально несущественными.

Некоторые движения могут быть дезинтегрирующими в одном отношении, трансформирующими в другом отношении и также иметь интегрирующие последствия.

Движения могут переходить через ряд стадий развития от интегрирующей до дезинтегрирующей, или наоборот.

Движения, которые были чрезвычайно значимыми в какой-то период времени, могут стать несущественными, а социально несущественные движения могут стать чрезвычайно значимыми вследствие либо изменений в самом движении, либо изменений в окружающем обществе.

Движения, которые являются очень значимыми в каком-то одном обществе, могут быть несущественными в другом современном обществе.

Действительно, НРД слишком многочисленны и многообразны в своих программах деятельности, и в то же время еще слишком молоды, чтобы  давать однозначную оценку этому феномену и навешивать ярлык на все НРД в целом. При изучении функций НРД необходимо отдавать приоритет историческому подходу. А попытки интерпретировать деятельность всех НРД исключительно либо в негативном или алармистском, либо, напротив, в апологетическом ключе не могут претендовать на статус серьезного научного исследования.

Заслуживает внимания и еще один аспект функционирования НРД. Направление деятельности и развитие НРД в условиях свободной религиозной конкуренции во многом обусловлены наличием свободных идейных, культовых, социально-религиозных и религиозно-организационных ниш (лакун). И не всегда эти ниши оказываются свободными только потому, что они принципиально не могут быть востребованы в институциональной религии России, в православии. Сегодня они нередко оказываются свободными исключительно  в силу дисфункции институтов православия. Например, только в очень немногих православных приходах можно встретить кружки по изучению Библии. В основном эта деятельность является прерогативой протестантских конфессий, где изучение Библии относится к обязательной деятельности религиозной организации. В результате люди, движимые потребностью лучше понять основы своей веры под руководством опытного наставника, направляются в протестантские общины – сначала параллельно с посещением «своего», православного, храма, а затем и вовсе укореняются в протестантизме. Или другой пример: в православных храмах почти нет или вообще нет скамей. До 6 века они были[xi], затем Церковь от них отказалась, мотивируя это святоотеческим мнением Тертуллиана: «Непристойно вообще сидеть в присутствии и пред лицом того, кого боишься и почитаешь, а тем более нечестиво сидеть пред лицом Бога живого, которому предстоят и Ангелы со страхом и трепетом». Однако в результате людям с больными ногами приходится идти на нелегкий компромисс: либо каждый раз рисковать обострением варикозной болезни, либо нарушать традицию (в Москве  пожилые люди иногда приносят с собой раскладные табуреты), либо не в состоянии выстаивать службу до конца. Отказывая людям в свободном выборе альтернативного поклонения, православная церковь предоставляет тем самым эту нишу другим конфессиям. Еще одна полусвободная в православии ниша это молодежное служение: из 376 православных храмов Москвы[xii] только в 46 есть молодежные организации[xiii]; это чуть больше 12 %. И, наконец, «больной вопрос», уже не раз обсуждавшийся в Русской православной церкви – это церковно-славянский язык богослужений, часто препятствующий пониманию смысла литургии. Все эти высвобождаемые православной церковью ниши не результат соборных постановлений, но являются исключительно следствием церковной политики и, кажется, уже не во всех случаях оправдывающей себя практики. Между тем, эти и другие лакуны заполняются многообразными альтернативными формами религиозного служения, благодаря богатому творчеству нетрадиционных религий.  Так не лучше ли Русской православной церкви решить сначала свои внутренние проблемы, чем  устраивать «антисектантский» прессинг, попирая права человека на свободу религиозного выбора?

 

Автор: Елена Николаевна ВАСИЛЬЕВА - кандидат философских наук, доцент, Институт туризма и гостеприимства (Россия, Москва) 



[1] Мнение И.Я. Кантерова См.: В Московском центре Карнеги состоялась дискуссия о новых религиозных движениях http://www.religio.ru/news/18138.html

[2] Johnson, B. Do Holiness sects socialize in dominant values? / Benton Johnson // Social Forces. – 1961. - V. 39. - № 4. – Р. 309-316.

[3] Robbins, T. New Religious Movements, Integration, Disintegration, Transformation /Thomas Robbins & Dick Anthony // Annual Review of the Social Science of Religion. – 1978. - Vol. 2. – P. 1-27.

Youth Culture Religious Movements: Evaluating the Integrative Hypothesis /Thomas
[4]Robbins, Dick Anthony, Thomas Curtis // The Sociological Quarterly. – 1975. - Vol. 16, № 1/ - P. 48-64. http://www.prem-rawat-bio.org/academic/robbins_1975.html

[5] Новосибирская церковь "Новое Поколение" получила от администрации области грант на проведение социальной программы http://jesuschrist.ru/news/2007/05/30/13049, Конференция  "Духовная и медицинская помощь в преодолении пороков табакокурения, пьянства и наркозависимости». Материалыhttp://www.narkotiki.ru/christianity_6790.html
[6] Nelson, G. Cults, New Religions and Religious Creativity /Geoffrey K. Nelson. – London: Routledge & Kegan Paul, 1987. – P. 175.

[7] Tiryakian, E. Toward the Sociology of Esoteric Culture /Edgar Tiryakian // American Journal of Sociology. – 1972. – Vol. 78. – P. 491-512.

[8] Гиббон, Э. Закат и падение Римской империи: В 7 т. - М.: Терра - Книжный клуб, 2008. - 2192 с.

[9] Nelson, G. - Ibid. - Р. 182.

[101] Nelson, G. - Ibid. - P. 185.

[11] Почему не принято сидеть при богослужениях? http://pravkniga.ru/intlibs.html?id=1875

[12] Православный календарь. Храмы Москвы. Общий список. http://days.pravoslavie.ru/Hram/HramyMoskvy.htm

[13] Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне. Православные молодежные организации г. Москвы http://www.ioannp.ru/molodezh/168675

 Rambler's Top100