Регистрация / Вход



ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ СВОБОДЫ СОВЕСТИ В РОССИИ В 2020 ГОДУ – ежегодный доклад ИАЦ «Сова», Москва, 31 марта 2021

Печать

 

...Мы представляем доклад [1], основанный на информации, собранной в ходе мониторинга, который проводит наш Центр. Информация представлена на сайте Центра в разделе «Религия в светском обществе» (www.sova-center.ru/religion), включая ссылки на источники в СМИ и в интернете; в докладе даются ссылки только на источники, не отмеченные на сайте. По событиям предшествующего года[2] даны только необходимые обновления. Нашей задачей не является полное описание всех событий в религиозно-общественной сфере; упоминаемые в докладе события, как правило, служат иллюстрацией к отмечаемым тенденциям.

Проблемы и сюжеты, связанные со злоупотреблением антиэкстремистским законодательством, в основном представлены в отдельном докладе, посвященном этой теме [3].

 

 

Резюме

В 2020 году сохранился государственный курс на дискриминацию религиозных меньшинств.

Уголовное преследование Свидетелей Иеговы за продолжение деятельности экстремистской организации, де-факто – за гарантированное Конституцией право коллективно исповедовать свою религию, продолжилось. Количество вынесенных им приговоров по сравнению с 2019 годом увеличилось с 18 до 25, при этом 13 человек были приговорены к реальным срокам лишения свободы. Возбуждались, хоть и в меньшем количестве, чем годом ранее, новые уголовные дела. Всего с момента запрета централизованной и местных организаций в 2017 году уголовному преследованию подверглись более 400 верующих. Регулярно сообщается о применении к задержанным Свидетелям Иеговы физического насилия.

Уголовному преследованию подверглись представители еще нескольких религиозных организаций – Церкви последнего завета, Саентологической церкви, церкви Летающего макаронного монстра, а также православной общины «непоминающих» в Псковской области. Им были предъявлены разные обвинения, однако количество этих инцидентов и явная избыточность примененных в этих делах мер позволяет усматривать спланированную властями кампанию давления.

Продолжилось и административное преследование верующих и религиозных организаций. Тенденция к сокращению количества административных дел за «незаконное» миссионерство, отмеченная нами годом ранее, к сожалению, не сохранилась, а регулирующие миссионерскую деятельность поправки из «пакета Яровой – Озерова» чаще, чем раньше, применялись к верующим «традиционных религий»: в первом полугодии число подвергшихся наказанию за это правонарушение мусульман превзошло число протестантов. Однако и эту особенность ушедшего года можно рассматривать как часть политики давления на религиозные меньшинства, поскольку преследованию среди мусульман подверглись в основном те организации в Крыму, которые отказались признать юрисдикцию пророссийского Духовного управления мусульман.

Для давления на религиозные организации конструировались новые основания на уровне законодательства. Поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», внесенные в 2020 году и принятые уже в 2021-м, усложнят жизнь всех религиозных объединений. В частности, поправки обязывают священнослужителей и сотрудников религиозных организаций, получивших духовное образование за рубежом и впервые приступающих к религиозной или миссионерской деятельности в России, получать дополнительное профессиональное образование либо в духовных учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию по программам государственно-конфессиональных отношений, либо в федеральных вузах, перечень которых еще не определен. Помимо того, что эта норма откровенно дискриминирует религиозные организации, не имеющие духовных школ в России, нечеткость формулировки оставляет простор для злоупотреблений в ходе правоприменения.

Возможность для злоупотребления в правоприменительной практике оставляет также замена термина «члены» (религиозной группы) на «участники», хотя для христиан значимо понятие «член церкви». Кроме того, вводится запрет на участие в религиозных группах лицам, включенным в перечень Росфинмониторинга, что прямо противоречит конституционному праву на совместное с другими исповедание своей религии.

Религиозным организациям по-прежнему нередко приходится сталкиваться с трудностями при использовании имеющихся зданий, протестантским церквям чаще, чем другим организациям.

Строительство новых храмов, в первую очередь православных, остается источником напряженности в обществе, но уровень этой напряженности не возрос относительно 2019 года. Большая часть связанных со строительством конфликтов, как и годом ранее, происходила в регионах, а причиной недовольства местных жителей по-прежнему служили неудачный выбор участка для возведения храма и нарушения при проведении общественных слушаний либо отказ от них. Власти реже, чем годом ранее, отказывались от строительства под давлением общественности, но и случаев откровенного игнорирования мнения горожан было немного: как правило, удавалось найти компромиссное решение.

Уголовное и административное преследование за «оскорбление религиозных чувств» было еще менее активным, чем год назад. Активность общественных защитников «чувств верующих» на фоне связанных с COVID-19 ограничений также оставалась низкой. Большинство выступлений в защиту этих чувств было инициировано несколькими группами верующих, не первый год активных на этой почве. Как и годом ранее, случаев, когда власти или организаторы культурных событий, к которым у «православных активистов» возникали претензии, безоговорочно шли на уступки, практически не было: чаще всего конфликты разрешались путем компромисса.

Противоэпидемические ограничения существенным образом не повлияли на ситуацию со свободой религии, однако выявили существующие внутренние проблемы религиозных организаций. Еще одним важным моментом стали изменения в отношениях Русской православной церкви с государством: именно в РПЦ голоса против ограничения посещения богослужений мирянами звучали громче всего.

Уровень религиозно мотивированного насилия, как и в предыдущие годы, оставался низким, однако диффамация религиозных меньшинств в масс-медиа, направленная, как и раньше, прежде всего на протестантов и последователей новых религиозных движений, по-прежнему остается серьезной проблемой.

В целом, можно констатировать, что свобода совести в 2020 году еще больше ограничивалась властями, но меньше – негосударственными акторами.  

 

  • Правовое регулирование

22 мая был принят в третьем чтении, а 8 июня подписан президентом закон «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части мер налоговой поддержки в условиях распространения новой коронавирусной инфекции)». Принятые поправки освободили централизованные религиозные организации, наряду с другими некоммерческими организациями, ведущими социальную деятельность, от уплаты налогов и страховых взносов за второй квартал 2020 года в связи с пандемией коронавирусной инфекции.

Наибольший общественный резонанс вызвал подготовленный Минюстом и внесенный в Госдуму в июле проект поправок в закон «О свободе совести и религиозных объединениях», который был принят уже в марте 2021 года. Наряду с упрощающими жизнь религиозных организаций новациями, облегчающими регистрацию, этот закон предусматривает распространение на религиозные группы ряда репрессивных норм, ранее введенных для НКО.

В частности, поправки предполагают невозможность стать руководителем и даже участником религиозной группы иностранному гражданину и лицу без гражданства, в отношении которого принято решение о нежелательности пребывания в РФ; лицу, включенному в перечень экстремистов и террористов Росфинмониторинга или в отношении которого вступило в законную силу решение суда, установившее в его действиях признаки экстремистской деятельности, а также тому, чьи счета были заморожены Межведомственной комиссией по противодействию финансированию терроризма. Таким образом, для этих категорий людей полностью упраздняется конституционное право исповедовать свою религию совместно с другими. Предлагается усложнить порядок уведомления о продолжении деятельности религиозных групп: вместо одного раза в три года, как сейчас, они должны будут подавать такие уведомления ежегодно и при этом указывать сведения в объеме, аналогичном уведомлению о начале деятельности группы.

Кроме того, эти поправки расширяют возможности государству вмешиваться во внутренние дела религиозных организаций. Действующую формулировку о невмешательстве государства, применимую, если деятельность религиозной организации «не противоречит настоящему Федеральному закону», предлагается заменить на «если она не противоречит законодательству Российской Федерации». К тому же устанавливается возможность запрета на выход религиозной организации из состава централизованной организации.

Еще одна поправка предусматривает замену во всем тексте закона термина «члены» (религиозной организации) на «участники». Кроме этого, поправки обязывают священнослужителей, получивших религиозное образование за рубежом, пройти в России переаттестацию и получить дополнительное профессиональное образование. В окончательном варианте, принятом уже в марте 2021 года, это требование было снято для уже действующих в России священнослужителей. Учитывая, что у некоторых религиозных организаций попросту нет духовных учебных заведений в России, это требование выглядит для них откровенно дискриминационным.

Несмотря на то что почти все эти поправки существенно усложняют жизнь религиозных организаций и групп, наиболее оживленную дискуссию вызвали только два последних пункта. Верующие, а также юристы и религиоведы отмечали, что у ряда религиозных организаций нет возможности обучать духовенство и сотрудников своих организаций в России ввиду отсутствия соответствующих духовных школ. Кроме того, поправки не объясняют, кто и каким образом должен проводить переаттестацию священнослужителей. Замена же термина «члены» на «участники» чревата злоупотреблениями в ходе правоприменительной практики, поскольку для верующих важно понятие «член церкви» и они не откажутся от его использования, что может быть истолковано как противоречие уставу.

Широкий общественный резонанс вынудил законодателей пообещать учесть пожелания верующих, по крайней мере в том, что касается переаттестации духовенства. Были проведены консультации с представителями религиозных организаций. Действительно, ко второму чтению, состоявшемуся 22 марта 2021 года, в законопроект были внесены некоторые изменения: священнослужители и религиозный персонал, получившие религиозное образование за рубежом и при этом впервые приступающие к совершению богослужений, миссионерской или преподавательской деятельности в России, должны будут после вступления закона в силу получить «дополнительное профессиональное образование в сфере основ государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации». Те, кто уже занимается религиозной, миссионерской и преподавательской деятельностью и при этом имеет зарубежное религиозное образование, получать дополнительное образование в России не должны. При этом в законе не уточняется, ни кого можно считать впервые приступающим к богослужению, ни какое именно дополнительное образование им следует получать.

В остальном текст законопроекта во втором и третьем чтении был принят без изменений.

Еще один законопроект, подготовленный и внесенный в Госдуму правительством, был принят в первом чтении уже в январе 2021 года: «О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” в части уточнения требований в отношении религиозных организаций и создаваемых ими юридических лиц». Поправки позволяют религиозным организациям и созданным ими юридическим лицам не отчитываться перед Федеральной службой по финансовому мониторингу (Росфинмониторингом) о своих бенефициарных владельцах (получателях прибыли).

Авторы законопроекта полагают, что религиозные организации можно вывести из-под действия норм «антиотмывочного» закона ввиду низкого риска легализации ими преступных доходов.

  • Не получившие (пока) развития проекты

В январе Минюст предложил к обсуждению проект нового Кодекса об административных правонарушениях, включающий в себя и изменения статьи, предусматривающей наказание за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных объединениях. Статью 5.26 действующего кодекса предлагается заменить статьей 6.4 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях».

Тексты обеих статей во многом совпадают, однако новая редакция предполагает смягчение для физических лиц наказания за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него. Вместо сегодняшнего штрафа в размере от 10 до 30 тысяч рублей предлагается штраф от трех до пяти тысяч рублей или предупреждение.

Кроме того, из формулировки действующей статьи «Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение» в новой редакции изъято словосочетание «знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики». Размер штрафа за это деяние в новом варианте не изменился, а количество часов обязательных работ снизилось со 120 до 60 часов. В течение года проект не был внесен в Госдуму.

В январе же Комитет Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений объявил о подготовке поправок, упрощающих надзор за организациями, входящими в юрисдикцию Русской православной церкви и других «традиционных» конфессий. По словам главы комитета Сергея Гаврилова, речь шла «об уменьшении объема и периодичности проверок, а также отчетности, которая направляется религиозными организациями в органы юстиции». В течение года поправки так и не были представлены.

В июне была предпринята очередная попытка поставить под контроль деятельность народных целителей, шаманов и экстрасенсов. С соответствующим предложением к вице-премьеру правительства Татьяне Голиковой обратился депутат Госдумы от «Единой России» Виктор Зубарев. Он предложил «ввести обязательное лицензирование для всех представителей околомедицинского консалтинга». Как и многочисленные предыдущие попытки регулировать данную сферу, эта не увенчалась успехом: предложение так и не было даже оформлено для внесения в Госдуму.

В ноябре Минюст подготовил очередные, явно продиктованные реалиями пандемии, поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», а также в закон «О некоммерческих организациях». Поправки предусматривают возможность проведения собраний и заседаний органов управления некоммерческих и религиозных организаций по вопросам, не требующим тайного голосования, в режиме онлайн. До внесения этих поправок на рассмотрение в Госдуму дело пока не дошло. Примечательно, что аналогичный законопроект был внесен в Госдуму группой депутатов в апреле, но уже в июле был отозван.

В течение года Конституционный суд (КС) вынес три важных определения, касающихся религиозных организаций, причем все они касались использования помещений для богослужения.

14 января КС вынес определение по жалобе Ассоциации Церкви Иисуса Христа святых последних дней в России (мормонов) на нарушение конституционных прав и свобод ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ и п. 2 ст. 7 и ст. 42 Земельного кодекса РФ. Поводом для жалобы послужило решение суда, оштрафовавшее Ассоциацию за то, что она предоставила принадлежащее ей административное здание в Таганроге для проведения богослужений и использования в качестве юридического адреса местной религиозной организации Церкви Иисуса Христа святых последних дней.

Конституционный суд подтвердил право религиозных организаций проводить богослужения, а также религиозные обряды и церемонии в административных зданиях вне зависимости от того, принадлежит ли здание самой религиозной организации или предоставлено ей собственником. При этом он сослался на собственное определение 2019 года по жалобе Ольги Гламоздиновой, в котором подтвердил право собственника предоставлять свое жилое помещение религиозной организации для проведения богослужений.

17 ноября было вынесено определение по жалобе тверской общины Церкви Божией Матери «Державная», которая оспаривала конституционность п. 1 ст. 2 Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Данный пункт определяет имущество религиозного назначения как «недвижимое имущество (помещения, здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и (или) иные культовые комплексы), построенное для осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведение молитвенных и религиозных собраний, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), в том числе здания для временного проживания паломников, а также движимое имущество религиозного назначения (предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений, предметы, предназначенные для богослужений и иных религиозных целей)».

Жалоба религиозной организации была вызвана отказом властей Твери на основании упомянутого закона передать ей нежилое помещение, которое община по договоренности с властями использовала для проведения богослужений с 1996 по 2011 год. За это время община отремонтировала его, реконструировала, увеличив площадь, в результате чего оно было принято в эксплуатацию как храм Новомучеников российских. Власти не только отказались передать здание, ссылаясь на то, что оно не стало полностью имуществом религиозного назначения – в нем оставались другие помещения, такие, как мастерские и квартальный теплоузел, – но и разорвали новый договор об аренде помещения, а затем и вовсе передали храм в безвозмездное пользование православному приходу храма Лазаря четверодневного Кашинской епархии РПЦ. Оспорить эти действия властей в суде «богородичникам» не удалось.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемый религиозной организацией пункт федерального закона «не соответствует Конституции РФ, ее статьям 19 (ч. 1 и 2), 28 и 55 (ч. 3) в той мере, он не позволяет однозначно решить вопрос о том, распространяется или нет установленный данным законом порядок передачи имущества <…> на помещения в здании, находящемся в муниципальной собственности, реконструированные религиозной организацией с согласия собственника <…>, и создает неопределенность в вопросе о механизме защиты законных интересов религиозной организации после изъятия такого имущества из ее пользования», и предписал федеральному законодателю «принять меры по устранению выявленной неопределенности правового регулирования».

После того, как упомянутая неопределенность будет устранена, тверская община «богородичников» сможет требовать пересмотра ее дела. Однако, отметил Конституционный суд, в случае пересмотра дела переданное РПЦ помещение не может быть возвращено общине, поскольку это «может глубоко задеть чувства верующих, приведет не только к затрагиванию законных интересов религиозной организации, но и к существенному нарушению прав ее членов». Поэтому община церкви Божией Матери «Державная» может рассчитывать только на компенсацию понесенных расходов.

В ноябре же Конституционный суд вынес постановление по жалобе Церкви христиан веры евангельской «Слово жизни» из Долгопрудного, оспаривавшей конституционность ч. 3 ст. 5.26 КоАП РФ («Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой») и п. 8 ст. 8 Федерального закона «О свободе совести» («Наименование религиозной организации должно содержать сведения о ее вероисповедании. Религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении деятельности»).

Суд пришел к выводу, что религиозные организации не должны привлекаться к административной ответственности за отсутствие на фасаде жилого дома, принадлежащего религиозной организации, полного именования организации в том случае, если богослужения совершаются в части жилого дома, а не во всем доме, и если внутри жилого дома при входе в богослужебные помещения есть соответствующие таблички с указанием полного наименования религиозной организации. В случае, если в жилом доме, адрес которого указан в ЕГРЮЛ в качестве адреса религиозной организации, богослужения не проводятся, религиозная организация также не должна привлекаться к ответственности.

Отметим также, что в июле полномочный представитель президента в Конституционном суде представил отзыв на жалобу адвоката Сергея Чугунова, оспаривавшего вышеупомянутый п. 8 ст. 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». По мнению автора жалобы, «норма не конкретизирует, в каком конкретном месте религиозная организация обязана размещать информацию с указанием своего полного наименования», что на практике приводит к многочисленным злоупотреблениям.

Автор отзыва соглашается, что из формулировки закона «с однозначностью не следует, где именно следует размещать информацию с официальным наименованием», есть «как минимум два варианта понимания указанной нормы», что предполагает «определенные риски для общественных интересов», но в то же время имеет «положительные регулятивные аспекты». Таким образом, по мнению полномочного представителя президента в КС, хотя оспариваемая норма позволяет трактовать ее неоднозначно, противоречия Конституции в ней нет, а значит, менять ее не надо. К аналогичному выводу пришли и представители Госдумы и Совета Федерации в КС Марина Беспалова и Андрей Клишас.

Проблемы, связанные со строительством храмов

 

  • Проблемы, касающиеся мест для богослужения

Можно констатировать, что реализация программы строительства модульных храмов в Москве перестала быть источником напряженности и конфликтов. В течение года не было громких конфликтов вокруг строительства храмов. По всей видимости, за предыдущие годы заинтересованные стороны научились находить компромисс и договариваться мирным путем. В других регионах количество конфликтов вокруг строительства существенно не увеличилось, но время от времени они возникали, и, как и в предыдущие годы, чаще всего их причиной был неудачный выбор места для возведения храма.

По-прежнему чаще всего недовольство местных жителей вызывали попытки строительства в парках и скверах. Против строительства храмов в зеленых зонах выступали, в частности, жители Новосибирска, Омска, Бора Нижегородской области, Новокуйбышевска Самарской области, Энгельса Саратовской области, Миасса Челябинской области.

Жители Благовещенска также протестовали против строительства храма в сквере на пересечении улиц Ленина и Чайковского, однако их беспокоила не вырубка деревьев. По мнению протестующих, на этом месте следовало бы восстановить взорванный в 1936 году «Шадринский собор» – Троицкий храм, построенный меценатом Семеном Шадриным. Епархия же планирует построить на этом месте храм в честь Албазинской иконы Божией Матери по новому проекту.

Строительство за пределами парков и скверов также нередко вызывало недовольство, если власти должным образом не согласовывали место для храма с местными жителями, у которых имеются другие планы на эти территории. Одним из самых заметных стал конфликт в Чите, жители которой протестовали против строительства сразу трех храмов. Один из них планируется построить в Ангарской улице, в опасной близости к бактериологической лаборатории. На лесном участке в бывшем военном городке ранее планировалось организовать детский оздоровительный лагерь, но тогда власти отказали, теперь же на этом месте предлагается построить православный комплекс. Строительство храма на третьем участке, в микрорайоне Сосновый бор, также противоречит пожеланиям местных жителей. Кроме того, недовольство горожан вызвало само место проведения общественных слушаний в парке «Березка» – за городом, вдали от обсуждаемых участков: далеко не все желающие имели возможность выбраться так далеко в будний день.

Примечательно, что участвовавший в обсуждении митрополит Читинский и Петровск-Забайкальский Димитрий (Елисеев) откровенно заявил, что не намерен учитывать мнение значительной части горожан. Во время публичных слушаний он сказал: «Простите, но я не собираюсь и не планирую у всего Забайкалья спрашивать, строить мне здесь храм или нет. Ко мне обращаются те люди, которым он нужен, я действую по закону и согласно этому закону я обращаюсь в администрацию – ту или иную» [4].

Реакцией на такое заявление стало обращение противников строительства к мэру с напоминанием, что Чита – многоконфессиональный город, испытывающий нехватку детских садов, школ и поликлиник, и именно на строительстве этих объектов, а не на поддержке епархии, и следовало бы сосредоточиться властям.

В Орловской области в суд обратились жители Сабуровского сельского поселения, чтобы оспорить законность строительства храма на земле сельскохозяйственного назначения. Жители подчеркивали, что выступают против возведения храма на «их» земле. «Вы бы школу новую открыли, интернет провели, сельское хозяйство загибается, а вы храм строите, да еще и незаконно», – прокомментировал ситуацию один из участников публичных слушаний.

Жители поселка Монетный в Березовском Свердловской области протестовали против строительства храма рядом со школой искусств, опасаясь, что дети будут видеть похоронные процессии, а «колокольный звон будет мешать настраивать скрипки».

В некоторых случаях недовольство местных жителей вызывала перспектива уничтожения либо реконструкции или переноса другого объекта из-за строительства храма. Так, жители села Убинское Новосибирской области выступили против переноса памятника павшим во время Второй мировой войны ради строительства на этом месте храма. По их мнению, для храма следовало подобрать другой участок. В Орле же горожане протестовали против возможного восстановления Георгиевского храма на месте кинотеатра «Победа» – памятника архитектуры середины ХХ века. Официального решения о судьбе здания еще нет, однако местных жителей обеспокоили заявления православных активистов о необходимости воссоздания храма на этом месте.

Как и раньше, противники строительства иногда выбирали оригинальные формы, чтобы выразить свою точку зрения. Например, в ходе протестов против строительства храма в петербургском районе Парнас на одном из строительных заборов появилось граффити авторства уличного художника Loketski, который уже поддерживал протестующих подобным образом годом ранее: патриарх Кирилл в образе полковника Сандерса – основателя и символа компании KFC и стилизованные под логотип этой компании буквы RPC.

В ряде случаев стороны приходили к компромиссу. Например, в Костроме власти и епархия, несмотря на то что закладка Покровского храма на улице Свердлова, где многие горожане хотели бы организовать парковку, уже состоялась, выразили готовность учесть пожелания противников строительства и поискать приемлемый для всех вариант. Власти Омска, жители которого протестовали против появления храма в сквере Молодоженов, что должно было повлечь за собой вырубку деревьев и перенос собачьей площадки, в феврале 2021 года все-таки одобрили строительство. Однако вырубку разрешили в меньшем количестве, чем планировалось сначала, а также возложили на епархию обязательства оплатить эту вырубку и высадить новые деревья по окончании строительства.

Разрешились и несколько прошлогодних конфликтов. Так, в Петербурге после протестов горожан Покровский приход отказался от идеи строительства нового храма в Южно-Приморском парке: вместо него решено построить часовню и небольшой церковный дом. Рязанская епархия официально отказалась от строительства храма в парке Морской славы, против которого много лет выступали местные жители.

Однако компромиссных решений, как и случаев, когда бы власти встали на сторону протестующих, было все-таки меньше, чем можно было ожидать после 2019 года и противостояния вокруг строительства храма в Екатеринбурге. По-прежнему нередки случаи, когда региональные власти не прислушиваются к мнению местных жителей и игнорируют аргументы противников строительства. Так, например, в Перми городская комиссия по землепользованию рекомендовала разрешить строительство храма и воскресной школы на берегу реки Мулянки, несмотря на то что местные жители и экологи предлагали оставить зеленую зону вдоль берега реки «для рекреационных целей». А в Ульяновске православному приходу, вопреки мнению горожан, удалось повторно получить разрешение на строительство храма и вырубку деревьев в сквере ДК «УАЗ», хотя 2019 году прокуратура отменила решение мэрии о строительстве храма в этом месте.

Как и в предыдущие годы, конфликты возникали не только вокруг строительства православных храмов, другим религиозным организациям время от времени также приходилось сталкиваться с протестами общественности при возведении культовых сооружений.

Протесты против строительства мечетей тоже чаще всего были вызваны нарушениями при проведении общественных слушаний либо отказом от них, а также желанием видеть на выбранном месте строительства иной объект. Так, власти Саратова по итогам общественных слушаний приняли решение не строить мечеть на перекрестке улиц Новоузенской и Серова, несмотря на то что исторически мечеть располагалась именно здесь, другой мечети в этом районе нет, а участок с 1992 года использовался Духовным управлением мусульман. Большинство противников строительства опасалось увеличения транспортного потока и уровня шума с появлением мечети.

Иногда к вышеупомянутым причинам примешивался и ксенофобный мотив. Например, жители екатеринбургского района Сортировка продолжили протестовать против строительства нового здания мечети «Нур-Усман» взамен снесенного в 2019 году из-за строительства ледовой арены. Помимо недовольства властями, не согласовавшими строительство с жителями района, и опасения ухудшения транспортной ситуации, противники строительства упоминали нежелательность соседства с «другой национальностью».

В Бердске же был организован сбор подписей против строительства мечети на месте бывшей автостоянки, притом что ни чиновники, ни мусульманская община не подтвердили, что в этом месте планируется строительство. По предположению журналистов, антимусульманскую карту попытался разыграть один из кандидатов в законодательное собрание Новосибирской области.

Как и раньше, проблемы со строительством нередко были вызваны тем, что религиозная организация не оформляла документы на культовое сооружение должным образом. Например, в Невинномысске было снесено недостроенное здание, признанное в 2019 году незаконной постройкой; по документам оно значилось как склад, однако мусульманская община собиралась использовать его как мечеть. Община планировала изменить назначение здания после завершения строительства. Власти города подчеркнули, что не возражают против возведения мечети, но документы на нее должны быть оформлены в соответствии с законодательством.

Отметим, что в Казани, несмотря на протесты жителей Авиастроительного района, не желавших соседства мечети «Рахматулла» с детским садом и школой, мусульманской общине удалось через суд добиться разрешения на строительство.

Кроме того, в Новокузнецке местные жители протестовали против возможного открытия протестантской церкви в здании кинотеатра «Сибирь». Протестующие подчеркивали, что ничего не имеют против протестантской церкви, но не в этом помещении.

  • Проблемы с использованием уже имеющихся зданий

Как и раньше, религиозные организации нередко сталкивались с трудностями при использовании имеющихся у них зданий. Чаще всего проблемы с использованием культовых помещений возникали у протестантских церквей.

Воронежскому евангелическо-лютеранскому приходу св. Марии Магдалины не удалось оспорить решение суда 2019 года о расторжении договора об использовании здания кирхи.

В течение года калужская евангельская церковь «Слово жизни» пыталась оспорить решение Калужского районного суда 2019 года о запрете использовать для богослужений здание храма Христа Спасителя, однако ей это не удалось. В марте Калужский областной суд частично отменил требование разрушить часть здания для приведения его в соответствие с техпаспортом 2000 года, но подтвердил запрет на использование храма. В июле кассационный суд оставил это решение без изменения. Богослужения верующие проводили на улице.

Нам известно несколько попыток снести протестантские молитвенные дома в нескольких регионах. В частности, в Архангельске начался снос молитвенного дома баптистов, решение о демонтаже которого суд принял еще в 2017 году, признав часть здания незаконной постройкой, поскольку она была сооружена на участке, принадлежащем гаражно-строительному кооперативу. Здание представляет собой жилой дом, в котором проживает семья пресвитера Алексея Степанова и предоставляет одно из помещений для проведения богослужений. Собственники участка, которые изначально не возражали против строительства, затем обратились в суд с требованием снести расположенную на их территории часть дома. Однако это поставило под угрозу сохранность всего здания, поэтому семья пресвитера не выполнила решение суда. Судебные приставы арестовали и изъяли имущество семьи и попытались снести дом, несмотря на то что в нем проживали несовершеннолетние. На защиту здания и семьи пресвитера встали верующие, попытавшиеся не допустить приставов к зданию. Степанов через суд попытался оспорить действия приставов и отложить демонтаж до весны. В декабре исполнительное производство в отношении семьи пресвитера было приостановлено. Здание на момент написания доклада не демонтировано.

Администрация Новороссийска потребовала через суд снести жилой дом в поселке Верхнебаканский, в одной из комнат которого ранее проводила богослужения группа баптистов. Богослужения в помещении не проводились с лета 2019 года, так как суд запретил эксплуатацию дома и земельного участка в религиозных целях, но дом использовался для проживания. Община же, не сумев найти другое помещение, собиралась на богослужения в лесу. В сентябре адвокат Владимир Ряховский обсуждал ситуацию с властями города, и глава администрации города заверил, что решение будет найдено.

В Южно-Сахалинске мэрия через суд добивалась сноса пристройки к зданию церкви пятидесятников «Новое поколение», однако суд пришел к выводу, что у религиозной организации нельзя отчуждать этот объект, и запретил Росреестру переоформлять право собственности на здание.

Кроме того, Новосибирске церковь евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) «Рассвет» была вынуждена обратиться в суд с иском к мэрии, чтобы согласовать реконструкцию жилого дома, в котором проводятся богослужения. Мэрия же полагает, что церковь использует земельный участок не по назначению. Результат рассмотрения иска мы не знаем.

В Бийске церковь ЕХБ также обратилась в арбитражный суд с иском к мэрии, требуя признать собственность на построенный общиной молитвенный дом, который с 2005 года не удается ввести в эксплуатацию из-за того, что его площадь де-факто оказалась меньше, чем заявленная в документах. Был ли иск рассмотрен, нам тоже неизвестно.

Отметим также, что, несмотря на вынесенное в 2019 году определение Конституционного суда по жалобе Ольги Гламоздиновой, подтвердившее право граждан на проведение богослужений, религиозных обрядов и церемоний в жилых помещениях, в 2020 году возникали случаи привлечения верующих к ответственности именно за это. Например, жительница Туринска Свердловской области была оштрафована на 10 тысяч рублей по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ («Использование земельного участка не по целевому назначению») за то, что религиозная группа ХВЕ на основании заключенного договора проводила в ее доме богослужения. Оспорить штраф не удалось.

Другие религиозные организации тоже периодически сталкивались с подобными трудностями.

В течение года суды разных регионов продолжали изымать имущество у общин Свидетелей Иеговы. Сделки о передаче имущества зарубежным общинам, заключенные до того, как организации были запрещены, были признаны недействительными, в частности, в Тавде Свердловской области, Минусинске Красноярского края.

В некоторых случаях используемые религиозными организациями здания были снесены как незаконные постройки. Так, например, произошло с принадлежавшим Российской древлеправославной кафолической церкви (старопоморцев-федосеевцев) зданием на Преображенском рынке в Москве. Оно было признано самовольной постройкой еще в 2013 году.

Сноса мусульманского молельного дома добивалась администрация села Орловка Буденновского района Ставропольского края. Власти считают построенное на частном участке здание незаконной постройкой, поскольку капитальное строительство на этом участке запрещено. По словам имама Шамсудина Курамагомедова, община подготовила документы, чтобы узаконить строение. Вопрос о судьбе молельного дома решался в суде, однако итог процесса нам неизвестен.

Продолжился многолетний конфликт между буддистской общиной «Шедруб Линг» и компанией «Евраз» по поводу пребывания буддийского монастыря на горе Качканар, попавшей в зону разработки месторождения руды. В сентябре была достигнута договоренность о том, что монастырь останется доступен для паломников, которые смогут посещать обитель по установленному графику. Однако уже в декабре община разорвала это соглашение, заявив, что администрация и «Евраз» не прислушиваются к их мнению, а в феврале объявила о готовности не жить в монастыре постоянно, а только посещать его три дня в неделю. При этом верующие начали сбор подписей за сохранение монастыря, упрекнув остальные договаривающиеся стороны в том, что мораторий на разрушение монастыря рассчитан всего на три года, а пока здания разрушаются в отсутствие монахов из-за того, что большую часть недели выключено отопление, и призвали власти и «Евраз» вновь пересмотреть условия соглашения.

Кроме того, в Орловской области в июне был перепахан луг, на протяжении долгого времени использовавшийся языческой общиной для празднования Купалы. Языческая община обвиняет в случившемся местные власти.

  • Положительные решения

Нам известно очень мало случаев, когда религиозным организациям удавалось через суд отстоять свои права на использование помещений, но такие случаи отмечены. Например, в Омске приход Армянской апостольской церкви «Сурб Хач» («Святой Крест») выиграл суд по иску к департаменту имущественных отношений Омска, который изменил назначение арендуемых религиозной организацией земельных участков и повысил арендную плату. Суд признал действия чиновников незаконными, поскольку «разрешенное использование земельного участка должно соответствовать его фактическому использованию», и отменил распоряжение департамента об изменении назначения участков.

Конфликты вокруг передачи имущества религиозным организациям

Как и раньше, религиозным организациям в разных регионах передавалось недвижимое имущество, и в большинстве случаев эта передача не сопровождалась конфликтами.

Чаще всего имущество передавалось Русской православной церкви. Например, в Москве ей среди прочего были переданы храм Вознесения («Малое Вознесение») на Большой Никитской с домами причта, Благовещенской церкви в Федосьине, храм Воскресения Словущего в Даниловской слободе, храм Владимирской иконы Божией Матери в Куркине (все переданные храмы считаются памятниками культурного наследия). В Крыму православной общине передали относящийся к природному заповеднику земельный участок, на котором ранее располагался Космодамианский монастырь Алушты.

Другим религиозным организациям имущество реже, но тоже передавалось. Например, в Саратове Русской православной старообрядческой церкви было передано здание бывшей Казанской (Горинской) церкви, чего церковь добивалась несколько лет. Годом ранее власти передали это здание православной гимназии, но теперь изменили свое решение.

В Казани староверам-поморцам после нескольких лет обращений к властям разного уровня, вплоть до В. Путина, удалось добиться передачи здания Прилуцкого молельного дома, конфискованного в 1937 году и использовавшегося яхт-клубом и лодочной станцией.

В Калининграде длившийся много лет конфликт между мусульманской общиной и городскими властями завершился тем, что чиновники предоставили общине в безвозмездное пользование на 49 лет здание на набережной, в котором планируется организовать культурный центр.

Иногда, чтобы получить имущество, религиозным организациям приходилось обращаться в суд. В Москве Русская православная церковь через суд оспорила отказ городских властей передать ей один подъезд здания в Малом Путинковском переулке, где с 1960-х годов располагается редакция журнала «Новый мир», а также часть шестиэтажного жилого дома на Сретенке, который, по данным истца, строился в 1905 году как двухэтажный дом причта. Правда, церковь согласилась не выселять журнал из занимаемых помещений до истечения срока договора о безвозмездном использовании.

У некоторых религиозных организаций и через суд не получилось добиться передачи желаемого имущества. Так, кировский католический приход Пресвятого сердца Иисуса вновь не смог получить здание Александровского костела, использующегося филармонией. В июне Арбитражный суд области отказал в передаче здания, в ноябре второй апелляционный арбитражный суд подтвердил это решение, но в процессе рассмотрения жалобы рекомендовал правительству области заключить мировое соглашение с общиной. Приход продолжает обжаловать вердикты предыдущих инстанций.

Центральному духовному управлению мусульман Ростовской области не удалось даже через суд получить земельный участок на Красноармейской улице в Ростове-на-Дону, на котором до 1978 года стояла мечеть. Суд не усмотрел правовых оснований для передачи, поскольку здание мечети не сохранилось, а участок с 2010 года принадлежит городу.

В ряде случаев не удавалось в полной мере учесть интересы тех, чье имущество передавалось религиозным организациям, и, как и раньше, чаще всего конфликты возникали, когда речь шла о передаче имущества, используемого учреждениями культуры.

Петербургская епархия вновь предъявила претензии на комплекс зданий Александро-Невской лавры, и, по всей видимости, на сей раз попытка получить желаемое окажется успешной. В начале декабря В. Путин в ходе встречи с министром культуры Ольгой Любимовой заявил, что объекты лавры, на которые претендует церковь, «надо бы вернуть».

Уже в конце декабря Комитет по имущественным отношениям Санкт-Петербурга подобрал несколько помещений для Музея городской скульптуры, располагавшегося на втором этаже Благовещенского храма лавры. Окончательная передача бывших помещений музея церкви произошла уже в марте 2021 года. Однако первый этаж этого храма, где расположена усыпальница, комитет передавать церкви пока отказывается, поскольку «надгробные памятники не являются предметами внутреннего убранства культовых зданий и не предназначены для богослужебных целей; места погребения по закону могут быть только государственными или муниципальными» [5]. В декабре же началась подготовка к передаче церкви помещений киновии Александро-Невской лавры – для этого потребуется расселить семь квартир, расположенных на ее территории.

Кроме того, Петербургская епархия обратилась к властям с просьбой о передаче ей ризницы Спаса на Крови, в которой находится Музей камня.

В Воронежской области был начат процесс передачи РПЦ пещерного комплекса с храмом Сицилийской Божией Матери, которые являются главным объектом музея-заповедника «Дивногорье». По мнению сотрудников музея, передача пещерного комплекса потребует перестройки структуры музея-заповедника и поставит под угрозу само его существование, а отсутствие наблюдения специалистов ухудшит состояние пещер. После обращения музейщиков к губернатору области Александру Гусеву с просьбой остановить процесс передачи департамент имущественных и земельных отношений Воронежской области приостановил этот процесс для организации обсуждения с участием всех заинтересованных сторон.

Ростовские власти передали Русской православной церкви здание театра кукол, против чего несколько лет протестовали местные жители. Однако епархия заверила, что не будет настаивать на выселении театра, пока ему не подберут новое здание.

Поводом для конфликта становились претензии церкви и на имущество других организаций. Например, в Петербурге продолжился конфликт вокруг передачи РПЦ здания лыжной спортивной школы олимпийского резерва. Спасо-Парголовский приход обратился в суд с иском к Комитету имущественных отношений, который не обеспечил выселение школы, несмотря на то что здание было передано еще в 2019 году. В сентябре 2020 года власти выделили приходу новый участок для строительства, но религиозная организация продолжила настаивать на передаче ей здания спортшколы.

Рязанская епархия заявила права на здание школы № 6 с углубленным изучением французского языка в центре Рязани. После нескольких лет неудачных попыток договориться с властями епархия обратилась в суд, требуя передать ей здание. При этом митрополит Рязанский и Михайловский Марк (Головков) сравнил образовательное учреждение с незаконно вселившимися в чужой дом гастарбайтерами: «Представляете, вот вы построили, например, дом, прожили в нем три года. Оставили, например, какие-то гастарбайтеры вселились, и стали там жить, и прожили там больше трех лет, больше вас. И что? Вы что, будете всерьез воспринимать то, что они, соответственно, должны там оставаться?» [6]

На момент написания этого доклада судебный процесс продолжался, а епархия так и не представила архивные документы, подтверждающие, что здание является имуществом религиозного назначения.

 

Дискриминация по признаку отношения к религии

 

  • Уголовное преследование

Репрессии по отношению к Свидетелям Иеговы, централизованная и все местные организации которых были запрещены как экстремистские в 2017 году, продолжились. В течение года Свидетелям Иеговы было вынесено не менее 25 приговоров (в 2019 – восемь) по ст.ст. 2822 («Организация и участие в деятельности экстремистской организации») и 2823 УК РФ («Финансирование экстремистской деятельности»), по которым к ответственности были привлечены как минимум 46 человек. Из них 13 человек были приговорены к реальному лишению свободы от одного года до 11 лет (максимальный срок был назначен жителю Ростова-на-Дону не только за участие в деятельности экстремистской организации, но и за насилие над несовершеннолетним), 27 – к условным срокам от двух до восьми лет и шестеро – к штрафам от 300 до 500 тысяч рублей. Все эти приговоры мы считаем вынесенными неправомерно, так как де-факто они выносились за продолжение исповедования религии.

Как один из самых жестоких можно упомянуть приговор Артему Герасимову, который в марте по ч. 1 ст. 2822 был приговорен к штрафу в размере 400 тысяч рублей, но в результате апелляции штраф в июне был заменен на шесть лет колонии.

По состоянию на середину февраля 2021 года в колониях и СИЗО находилось не менее 48 человек. Всего же, по данным самих Свидетелей Иеговы на январь 2021 года, с момента запрета по уголовным делам было осуждено 59 человек: 12 женщин и 47 мужчин, от 23 до 74 лет.

В течение года в разных регионах в отношении Свидетелей Иеговы возбуждались новые уголовные дела, хоть и в меньшем количестве, чем годом ранее [7]. Обыски по этим делам, как и прежде, сопровождались многочисленными нарушениями, в том числе применением физического насилия к верующим со стороны сотрудников правоохранительных органов. Жалобы на избиение при задержании поступили, в частности, из Читы, где верующего Вадима Куценко избивали, душили и били электрическим током в полицейском автомобиле, а несовершеннолетнего Александра Карпова избили до крови на глазах матери и сестры, а также из Москвы, где одного из верующих ударили прикладом автомата.

Сообщения о пытках поступали и из оренбургской колонии ИК-1, где были избиты пятеро верующих, у одному из них, Феликса Махаммадиева, сломали ребро и повредили легкое и почку.

Упомянутое избиение Карпова – не единственный случай, когда во время обысков пострадали несовершеннолетние. Например, в Волчанске Свердловской области двух детей верующих держали раздетыми в коридоре, а в Георгиевске полицейские в отсутствие родителей допросили шестиклассника.

Ситуация со Свидетелями Иеговы стала предметом обеспокоенности международного сообщества: в марте Постоянный совет ОБСЕ призвал прекратить преследования Свидетелей Иеговы и «снять все обвинения с лиц, которые были необоснованно подвергнуты преследованию или привлечены к ответственности за осуществление прав человека» [8].

Не можем не упомянуть штраф в четыре тысячи рублей, назначенный адвокату Станиславу Кулову, главному редактору сетевого издания «Религия и право». В июне мировой суд судебного участка № 100 Москвы признал его виновным по ч. 2 ст. 13.15 КоАП («Распространение информации об организации, признанной экстремистской, без указания на ее запрет») за публикацию анонса презентации годового доклада центра «Сова» о свободе совести. В тексте анонса в качестве одной из главных тенденций года упоминалось «усиление репрессий в отношении Свидетелей Иеговы». В октябре 2020 года Замоскворецкий районный суд Москвы подтвердил это решение.

Помимо Свидетелей Иеговы, уголовному преследованию подвергались и другие верующие, причем не только последователи новых религиозных движений. Обвинения им были предъявлены разные, однако, как нам кажется, можно говорить о спланированном государственном давлении на религиозные меньшинства.

В октябре Красноярский краевой суд начал рассмотрение иска прокуратуры о ликвидации Церкви последнего завета. Руководителям церкви Сергею Торопу (Виссариону), Вадиму Редькину и Владимиру Ведерникову было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 239 УК («Создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а равно руководство таким объединением») и пп. «а», «б» ч. 3 ст. 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью организованной группой в отношении двух и более лиц»). По версии следствия, все они в период с 1991 года по 22 сентября 2020 года «в целях извлечения дохода от религиозной деятельности привлекали денежные средства граждан, а также применяли к ним психологическое насилие, в результате длительного воздействия которого части последователей религиозной организации причинен тяжкий вред здоровью»[9]. То есть фактически все обвинение основано на том, что двое членов общины после ухода из нее получили психиатрические диагнозы.

Для задержания лидеров организации были использованы четыре вертолета с полицейскими. У членов общины были проведены обыски. Все трое руководителей были сразу же помещены под стражу, и срок их пребывания под стражей несколько раз продлевался.

В феврале 2021 года один из задержанных, Ведерников, пожаловался на пытки в СИЗО. В феврале 2021 года Арбитражный суд Красноярского края по иску Рослесхоза изъял у общины земельный участок в Курагинском районе, расторгнув договор об использовании: строительство жилых домов на участке суд счел нецелевым использованием. В Псковской области дело по ч. 1 ст. 239 УК было возбуждено против лидера общины «непоминающих» (православных, которые на литургии не поминают патриарха Московского и всея Руси Кирилла) Сергия (Эдуарда Агеева), который более трех месяцев провел в СИЗО и в конце октября был выпущен под подписку о невыезде.

По данным следствия, «насаждаемое Агеевым учение формирует негативное восприятие внешнего мира, беспомощность перед ним, неспособность противостоять злу, находясь вне изоляции общины Агеева, отождествляет государство со вселенским злом, индуцирует вину и вырабатывает диссоциативность для подавления сомнения и критического мышления»[10]. В самой же общине полагают, что дело против их лидера было инспирировано представителями Русской православной церкви, с которыми у Агеева случались конфликты, а информацию об общине следствию передали бывшие насельники обители, изгнанные из общины за пьянство.

В Нижнем Новгороде настоятелю храма Летающего макаронного монстра Михаилу Иосилевичу было предъявлено обвинение по ст. 2841 УК РФ («Участие в деятельности нежелательной организации»). Поводом послужило предоставление помещения организации «Голос» для проведения семинаров для наблюдателей на выборах. Это было расценено как сотрудничество с объявленной нежелательной организацией «Открытая Россия» «в целях посягательства на основы конституционного строя». В январе 2021 года Иосилевич по решению суда был заключен под стражу.

В течение года продолжалось начавшееся еще в 2018 году следствие по делу саентологов в Санкт-Петербурге. Выпущенный было из СИЗО под ограничение определенных действий глава общины Иван Мацицкий был снова взят под стражу в марте 2021 года.

  • Ограничение миссионерской деятельности

Продолжилось преследование верующих за «незаконное» миссионерство. Судя по данным Верховного суда РФ за первое полугодие 2020 года (статистика за второе полугодие на момент написания доклада еще не была опубликована), отмеченная нами годом ранее тенденция к сокращению количества дел по ст. 5.26 КоАП РФ («Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях») не получила продолжения: в течение первых шести месяцев 2020 года количество рассмотренных дел возросло по сравнению с аналогичным периодом 2019 года: 201 против 174. Наказанию за «незаконное» миссионерство за первые полгода подверглись 132 лица, из них 90 физических, 39 юридических и три должностных (в первом полугодии 2019 – 102 лица).

Штрафы оставались наиболее часто используемой формой наказания по этой статье: за первые шесть месяцев привлеченным к ответственности за «незаконное» миссионерство штраф назначался в 101 случае, в пяти случаях были вынесены предупреждения, в 26 – назначались обязательные работы. В качестве дополнительного наказания в пяти случаях назначалась конфискация, в двух – выдворение из страны.

Общая сумма штрафов по вступившим в силу постановлениям за первое полугодие тоже немного выросла и составила 1 581 000 рублей (в 2019 году за тот же период – 1 452 000 рублей).

Другим отличием стало более частое, чем годом ранее, применение упомянутой статьи к верующим «традиционных религий», но чаще, похоже – к тем, кто не входит в состав основных религиозных организаций этих религий. По данным агентства Forum 18, к середине года число мусульман, осужденных за «незаконное» миссионерство, превысило число протестантов.

Значительная часть дел против мусульман была рассмотрена в Крыму, где местные власти использовали «антимиссионерские» поправки для давления на тех верующих, кто не пожелал войти в состав Духовного управления мусульман Крыма после включения региона в состав России.

Например, в Симферополе на пять тысяч рублей по ч. 4 ст. 5.26 КоАП («Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях») был оштрафован имам Расим Дервишев, в вину которому вменялось проведение пятничной проповеди и совершение намаза в мечети, не присоединившейся к ДУМ Крыма. На ту же сумму и по той же статье были оштрафованы имамы Юсуф Аширов (в Алуште) и Абляким Галиев (в Судаке). Их правонарушения также состояли в проведении намазов или религиозных обрядов без присоединения к ДУМ Крыма.

Добавим, что применение поправок из «пакета Яровой – Озерова» было не единственным методом побуждения крымских мусульман присоединиться к предпочтительному для властей ДУМ: имама Дилявера Халилова за аналогичное вышеупомянутым деяние – организацию пятничной молитвы в мечети села Заветное Советского района оштрафовали на 30 тысяч рублей по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ («Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о его проведении»).

Привлечение мусульман к ответственности за «незаконное» миссионерство происходило и в других регионах. Например, в Приморском крае по ч. 3 ст. 5.26 КоАП («Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой») была оштрафована на 30 тысяч рублей религиозная организация мусульман «Ислам» села Камень-Рыболов Ханкайского района. В Сочи иностранного гражданина за создание молельной комнаты для строителей оштрафовали на 50 тысяч рублей по ч. 5 ст. 26 КоАП РФ («Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, совершенное иностранным гражданином»).

В Евпатории суд оштрафовал на 30 тысяч рублей синагогу мессианских евреев «Хава Нагила», признав виновной по ч. 3 ст. 5.26 КоАП, поскольку на странице синагоги «ВКонтакте» не было указано полное наименование религиозной организации.

Впервые «антимиссионерские» поправки были применены к православной организации. В Кургане по этой же статье и на ту же сумму был оштрафован не входящий в юрисдикцию Русской православной церкви приход в честь Святой Троицы.

Протестантские церкви и представители новых религиозных движений, как и раньше, подвергались преследованию за «незаконную» миссионерскую деятельность. В частности, за неуведомление Минюста о начале деятельности религиозной группы руководитель религиозной группы евангельских христиан-баптистов в Троицке Челябинской области был оштрафован на пять тысяч рублей, а пастор анапской церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) «Дерево Жизни Анапа» – на 35 тысяч. Оба были признаны виновными по ч. 4 ст. 5.26 КоАП. По этой же статье был привлечен к ответственности руководитель группы ХВЕ из Кемеровской области за неуведомление о начале деятельности группы. По ч. 3 ст. 5.26 КоАП церковь христиан веры евангельской «Церковь св. Павла г. Феодосии» была оштрафована на 30 тысяч рублей, а церкви евангельских христиан-баптистов в Ялте было вынесено предупреждение.

Кроме того, в ноябре житель Сочи Сергей Балданов был оштрафован на 10 тысяч рублей по ч. 4 ст. 5.26 КоАП за занятия гимнастикой по системе Фалуньгун, во время которых он, по словам одного из свидетелей, «цитировал Учителя из книги», что было расценено сначала УФСБ, а затем и судом как агитация вступать в объединение «Фалунь Дафа».

Как и ранее, в ходе применения поправок Яровой – Озерова имели место многочисленные нарушения. Например, в Бурятии гражданин Германии Валерий Зуккау был оштрафован по ч. 5 ст. 5.26 КоАП («Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях иностранным гражданином») за беседу с людьми, не являющимися баптистами. При этом Зуккау не призывал их присоединиться к баптистской церкви, а его собеседники сами выразили желание посетить богослужение. А житель Брянской области, инвалид второй группы Д. Бердников был оштрафован на пять тысяч рублей по ч. 4. ст. 5.26 КоАП за создание религиозной группы без уведомления соответствующих органов, притом что он не был организатором группы, а просто посещал воскресные богослужения в доме одного из единоверцев по его приглашению вместе с другими верующими.

Однако дальше всех пошли власти Твери, оштрафовавшие на 100 тысяч рублей за «незаконное» миссионерство гражданина Азербайджана, представлявшего общественную организацию культурного просвещения «Единство», которая вообще не является религиозной. Тем не менее его тоже признали виновным по ч. 4 ст.5.26 КоАП.

  • Другие формы дискриминации

В течение года неоднократно отмечались факты полицейского вмешательства в деятельность религиозных организаций и срывы богослужений. Например, в Орехове-Зуеве Московской области сотрудники полиции и ФСБ сорвали протестантское богослужение и провели обыск в помещении Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников). У присутствовавших на богослужении были изъяты паспорта, а самих верующих отвезли в отделение полиции для допроса. В отделении, по словам задержанных, им угрожали подбросить наркотики или экстремистскую литературу.

В Нижнем Новгороде представители силовых структур под предлогом предотвращения нарушения правил пребывания в России иностранных граждан провели проверку документов мусульман на территории Соборной мечети, что вызвало возмущение верующих: некоторые из них расценили такие действия как оскорбление религиозных чувств.

Впервые за много лет поступила жалоба на невозможность исповедовать свою религию заключенным-иудеям: отбывающий срок в колонии-поселении № 7 в Орловской области фигурант «Московского дела» Данил Беглец сообщил, что администрация колонии заставляет заключенных-иудеев работать в шаббат. После просьбы семерых заключенных перенести смену на другой день администрация натравила на них других заключенных, которые стали унижать отказывающихся работать.

Вскоре после того, как эта жалоба была обнародована, Беглец решением суда был освобожден условно-досрочно. Чтобы предоставить оставшимся шести заключенным-иудеям возможность соблюдать шаббат, потребовалось вмешательство Федерации еврейских общин России (ФЕОР).

Кроме того, настоятелю храма Летающего макаронного монстра Михаилу Иосилевичу не удалось добиться права сфотографироваться на загранпаспорт с дуршлагом на голове, как положено священнослужителям этого религиозного течения. Советский районный суд Нижнего Новгорода отказался удовлетворить иск к региональному МВД. В МВД полагают, что даже факт принадлежности истца к церкви Летающего макаронного монстра не делает кухонную утварь головным убором. К тому же суд принял во внимание, что, согласно учению этой церкви, верующие, нарушившие запрет появляться перед посторонними без головного убора, могут получить прощение, обратившись в церковь.

Продолжилось давление на духовные учебные заведения, в первую очередь протестантские, но не только. В феврале арбитражный суд Москвы по иску Рособрнадзора аннулировал лицензию на образовательную деятельность Московской богословской семинария евангельских христиан-баптистов, но уже в мае семинария учредила дочернюю организацию и получила новую лицензию на нее. Продолжились проверки протестантских семинарий и в регионах. Например, в декабре Рособрнадзор выдал Тюменской библейской семинарии христиан веры евангельской предписание устранить ряд нарушений, среди которых отсутствие организованного питания учащихся и условий для их занятия спортом и оздоровления, притом что очные занятия в семинарии не проводятся с 2018 года – сначала из-за переаттестации, затем из-за противоэпидемических ограничений. Самым же абсурдным оказалось требование принять нормативные акты, регламентирующие отношения учебного заведения с родителями (законными представителями) несовершеннолетних учащихся, хотя ни одного несовершеннолетнего среди студентов семинарии нет. Поскольку устранить эти нарушения семинария, разумеется, не могла, в марте 2021 года на ректора семинарии Евгения Шестакова был составлен протокол по ч. 1 ст. 19.5 КоАП («Невыполнение в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор, об устранении нарушений законодательства»), а прием в семинарию был приостановлен.

Кроме того, было приостановлено действие лицензий на образовательную деятельность Теологической семинарии Евангелическо-лютеранской церкви в Санкт-Петербурге и Московского исламского института. По словам проректора последнего Тимура Фахретдинова, предписания об устранении выявленных нарушений вузу были вынесены в марте и июне 2019 года. Претензии Рособрнадзора относились к отсутствию санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии здания санитарным нормам, а также отсутствию научных работников для реализации образовательных программ по направлению «Теология». Эти нарушения были устранены, об исполнении предписаний вуз уведомил Рособрнадзор. Единственное нарушение, которое вуз не успел устранить, было создание условий для пребывания людей с ограниченными возможностями. Рособрнадзор заочно вынес третье предписание об устранении нарушений, основываясь на результатах проверки годичной давности, и приостановил лицензию.

  • Положительные решения

Время от времени религиозным организациям удавалось отстоять свои права, в том числе в судебном порядке.

Например, Церкви Иисуса Христа святых последних дней в Ростовской области удалось в третьей инстанции обжаловать штраф в 400 тысяч рублей, назначенный в октябре 2019 года по ч. 2 ст. 18.9 КоАП РФ («Непринятие приглашающей стороной установленных мер по обеспечению соблюдения приглашенным иностранным гражданином режима пребывания в РФ»), поводом для которого послужила высылка из России в марте 2019 года гражданина США Дэвида Гаага, прибывшего по приглашению церкви. Арбитражный суд Северо-Кавказского федерального округа признал незаконным и отменил постановление УМВД о наложении штрафа, поскольку в протоколе о правонарушении не было указано, какие именно законодательно предусмотренные меры должна была принять церковь, а также отсутствовала ссылка на нормативный акт, который она нарушила.

Епископу Российской церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) Эдуарду Грабовенко удалось добиться закрытия дела по ч. 4 ст. 5.26 КоАП. Причиной обвинения послужил видеоролик воскресной школы церкви «Новый завет», выпущенный общиной перед Пасхой. Это был видеоурок, в котором учительница, рассказывая о страданиях Христа, уколола железным гвоздем куклу Сережу, чтобы продемонстрировать, как больно было Спасителю. Ролик вызвал возмущение среди пользователей соцсетей. Полиция обратилась в суд с иском не к религиозной организации, а лично к Грабовенко, который не занимался ни созданием ролика, ни его публикацией. В августе мировой суд закрыл дело, не усмотрев состава правонарушения.

16 декабря 2020 года Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ отменила определения судов трех предыдущих инстанций о признании законным отказа Федеральной службы исполнения наказаний от заключения соглашения о взаимодействии с Российским объединенным Союзом христиан веры евангельской (пятидесятников) (РОСХВЕ).

РОСХВЕ, интересы которого представляли адвокаты Славянского правового центра Владимир Ряховский и Сергей Чугунов, обжаловал решение Замоскворецкого районного суда Москвы, апелляционное определение Московского городского суда и определение второго кассационного суда общей юрисдикции. ФСИН в течение нескольких лет под разными предлогами отказывался заключать соглашение с пятидесятниками. Верховный суд указал на дискриминационный характер таких отказов и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Во всех известных нам конфликтах вокруг ношения мусульманками платков в учебных заведениях удалось найти приемлемое решение без вмешательства суда. Так, в июле студентка Свердловского областного медицинского колледжа обратилась в Духовное управление мусульман Татарстана с жалобой на действующий в ее учебном заведении запрет на ношение платка. Как только эта жалоба была предана гласности, руководство колледжа заявило, что информация не соответствует действительности и запрета на хиджабы, как и других форм дискриминации по национальному и религиозному признакам, не существует, но учащимся необходимо носить медицинский халат и шапочку.

В ноябре родители одной из учениц седьмого класса средней школы поселка Столбище Лаишевского района Татарстана обратились в прокуратуру и районное управление образования с жалобой на директора и учителей школы, запретивших девочке приходить в школу в платке. Сразу после жалобы родителей директор извинилась перед девочкой и ее семьей и разрешила «нарушить распорядок» и продолжить посещение школы в платке. Жалобу родители отозвали.

Дойти до суда, отстаивая свое право посещать занятия в платке, пришлось только студентке Омского медицинского колледжа Алине Наврузовой. Кировский районный суд отказался удовлетворить ее иск к администрации учебного заведения, и Наврузова попыталась обжаловать это решение в областном суде. Однако еще до рассмотрения жалобы руководство колледжа разрешило студенткам носить платки при условии, что они будут белого цвета.

 

  • Религиозные организации в условиях пандемии COVID-19

Пандемия коронавирусной инфекции и принимаемые властями противоэпидемические меры не могли не затронуть религиозные организации. На ситуацию со свободой религии эпидемия и меры по борьбе с ней кардинальным образом не повлияли, однако религиозным организациям, как и всему обществу, пришлось приспосабливаться к непривычной ситуации и в новых условиях выстраивать отношения с собственными прихожанами, с властями и с остальной частью общества.

Весной, когда начали вводить противоэпидемические меры, власти в разных регионах рекомендовали религиозным организациям соблюдать санитарные предосторожности, ограничить число присутствующих на богослужениях либо вовсе закрыть храмы для прихожан и организовать трансляцию богослужений. Поскольку некоторые из этих ограничений требовали изменения порядка богослужения (например, использование одноразовой посуды в церковных таинствах), большинство религиозных организаций восприняло их негативно, расценив как вмешательство государства в их внутреннюю жизнь.

Однако публично против введенных ограничений выступили только православные организации, причем как на низовом уровне, так и на официальном. В частности, единодушное возмущение православных вызвало опубликованное 26 марта постановление правительства Санкт-Петербурга о дополнительных мерах по противодействию распространения коронавирусной инфекции, в котором прямо упоминался запрет на посещение «храмов и других религиозных учреждений, за исключением служителей и персонала». Для сравнения: в аналогичном постановлении московского правительства та же мера предлагалась лишь как рекомендация. Правовое управление Московского Патриархата объявило требование правительства Санкт-Петербурга нарушением права на свободу совести и вероисповедания, поскольку это право может быть ограничено только федеральным законом. Движение «Сорок сороков» призвало православных не подчиняться этому постановлению и заявило о готовности помогать желающим попасть в храмы, а также выступить в роли координатора действий тех, кто хочет «искать возможность совершать Литургии на улице, в лесах».

Резкие высказывания в адрес светских властей допустили несколько архиереев. В частности, митрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин) сравнил действия чиновников, ограничивших доступ в храмы, с гонениями советского времени, а епископ Русской православной старообрядческой церкви Евфимий (Дубинов) публично призвал игнорировать распоряжения властей и приходить молиться в храмы, «чтобы язва отошла». Сыктывкарская епархия РПЦ и вовсе пригрозила судебным иском, чтобы оспорить законность распоряжения республиканского Роспотребнадзора, запретившего проведение религиозными организациями массовых мероприятий на время эпидемии.

Стоит отметить, что ряд введенных властями ограничений сочли избыточными и неправомерными не только религиозные организации, но и некоторые светские эксперты. Так, Экспертный совет Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений в опубликованном 20 апреля заключении указал, что богослужения не относятся ни к культурным, ни к досуговым, ни к спортивным мероприятиям, а следовательно, действие нормативных актов, запрещающих посещение массовых мероприятий, не должно распространяться на богослужения. А фактический запрет на посещение храмов, хоть и названный «временным приостановлением», «не может быть установлен органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

Похожую оценку дал действиям властей и президентский Совет по правам человека. В его докладе от 8 июля как ограничение права на свободу совести и вероисповедания рассматриваются не только распоряжения региональных властей о запрете или ограничении посещения храмов для верующих, но и предписания главных санитарных врачей ряда субъектов федераций использовать для причастия одноразовые ложки. Такие предписания, говорится в докладе, «грубо нарушают конституционный принцип невмешательства государства в деятельность религиозных объединений, посягая, тем самым, на автономию религиозных объединений в вопросах внутриконфессиональных правил совершения религиозных обрядов»[11].

Действия чиновников и полиции, контролировавших соблюдение религиозными организациями противоэпидемических предписаний, далеко не всегда были последовательными. Во многих храмах, несмотря на введенные ограничения, ночные пасхальные богослужения прошли с участием прихожан, которых полиция беспрепятственно пропускала в храмы. В то же время ряд религиозных организаций были привлечены к административной ответственности за допуск прихожан.

Например, за присутствие мирян на пасхальной службе в Оренбургской области по ч. 2 ст. 6.3 КоАП («Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения») на 15 тысяч рублей был оштрафован епископ Орский Ириней (Тафуни), а Михаило-Архангельский приход в деревне Береговая Кемеровской области – на 100 тысяч.

В Петербурге бывший священник Тихвинской епархии Артемий Скрипкин за проведение на Пасху крестного хода с участием 15 человек был оштрафован на 10 тысяч рублей по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП («Организация не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, если массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах повлекли нарушение общественного порядка или санитарных норм»).

Присутствие мирян на богослужениях – не единственное, за что верующие и религиозные организации подвергались наказанию, и правомерность этого наказания далеко не всегда была очевидна. Известно, что владелец торговой точки на Сенном рынке в Петербурге Киемиддин Саидов был оштрафован на тысячу рублей по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ («Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности») за раздачу продуктов нуждающимся в Рамадан.

В Москве полицейские задержали певчую храма Богоявления в Китай-городе, шедшую на службу, несмотря на то что духовенству и сотрудникам религиозных организаций посещение храмов было официально разрешено, а певчая предъявила удостоверение работника храма. Один из сотрудников полиции в ответ на это заявил, что его не интересуют внутренние документы религиозных организаций, а «храм не входит в список объектов, которым разрешена деятельность в условиях карантина». Настоятель этого храма в связи с инцидентом получил уведомление о недопустимости нарушения режима самоизоляции.

Но в целом можно констатировать, что в течение весны-лета религиозным организациям и властям удалось достичь компромисса, выработать приемлемые формы деятельности религиозных организаций в условиях противоэпидемических ограничений и найти баланс между свободой религии и общественной безопасностью. Подтверждением этого может служить тот факт, что введение необходимых ограничений во время «второй волны» обошлось без громких протестов со стороны религиозных организаций.

Интересно, что жизнь в условиях карантина отразилась на внутреннем укладе религиозных организаций и выявила их внутренние противоречия. В первую очередь, это касается Русской православной церкви, поскольку верующие именно этой организации открыто протестовали против вводимых ограничений и эти выступления оказались направлены не только против светских властей, но де-факто и против позиции патриарха Кирилла. В марте он, солидаризируясь со светскими властями, призвал паству молиться дома и не посещать храмовые богослужения, а в апреле издал распоряжение об ответственности духовенства за несоблюдение противоэпидемических мер вплоть до привлечения к церковному суду.

Однако эта однозначно высказанная позиция не остановила недовольных православных, и некоторые из них продолжили публично оппонировать патриарху. Наиболее радикальным образом это сделал духовник Среднеуральского женского монастыря схиигумен Сергий (Романов). 25 апреля в своей проповеди, видеозапись которой была широко распространена, он прямо призвал верующих игнорировать распоряжения светских властей и священноначалия о соблюдении противоэпидемических мер и прийти в храмы. Вскоре после этого епархия запретила о. Сергию проповедовать публично. Поскольку этот запрет он игнорировал, 26 мая ему было запрещено совершать богослужения, а 3 июля церковный суд Екатеринбургской епархии лишил его сана. В сентябре сана были лишены еще восемь сподвижников о. Сергия, а самого его епархиальный суд отлучил от Церкви. Более того, епархия через суд стала добиваться оформления права собственности на построенный о. Сергием комплекс Среднеуральского монастыря.

Поскольку о. Сергий – заметная фигура в оппозиционном патриархии царебожническом движении и сыграл важную роль в восстановлении монастыря св. Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме, его проповедь привлекла внимание СМИ и правоохранительных органов. 7 июля мировой суд Верхнепышминского судебного района оштрафовал о. Сергия на 90 тысяч рублей по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ («Распространение в СМИ, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений») – за «фейки о коронавирусе», содержащиеся в упомянутой проповеди. Учитывая, что эта проповедь носила еще и отчетливо антисемитский характер, вскоре бывший священник был признан виновным еще и по ст. 20.3.1 КоАП («Возбуждение ненависти») и оштрафован на 18 тысяч рублей. Позднее к административной ответственности был привлечен и его ближайший помощник Всеволод Могучев, публиковавший на своем YouTube-канале проповеди запрещенного схиигумена.

В декабре, после появления видеозаписи одной из проповедей экс-священника, в которой он призывал своих сторонников «умереть за Россию», ОМОН и Росгвардия провели обыск на территории Среднеуральского монастыря, задержали о. Сергия и доставили его в Москву. Позднее против него были возбуждены три уголовных дела: по ч. 3 ст. 148 («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий»), ст. 330 УК РФ («Самоуправство») и ч. 3 ст. 1101 УК РФ («Склонение к совершению самоубийства»), сам бывший священник был помещен под арест, срок которого уже несколько раз продлевался.

Резюмируя эту часть доклада, можно сказать, что принятые противоэпидемические меры на сегодняшний день сами по себе не ограничивают свободу совести и вероисповедания. Однако в случае злоупотреблений в ходе правоприменительной практики, что мы уже не раз наблюдали, эти ограничения могут стать еще одним репрессивным инструментом, который можно использовать для ограничения различных свобод, в том числе и свободы совести.

В качестве примера такого злоупотребления можно упомянуть ноябрьский рейд по протестантским общинам, который полицейские и сотрудники прокуратуры провели в Брянске на предмет проверки соблюдения противоэпидемических мер. Помимо избирательности такой проверки (ведь организации других конфессий рейд не охватил), привлекает внимание ее формат: проверяющих сопровождали журналисты, то есть это была показательная акция, направленная против протестантских церквей.

 

Защита чувств верующих

 

  • Защита сверху

Как и годом ранее, уголовное преследование за оскорбление религиозных чувств велось неактивно.

В течение года нам стал известен один приговор по ч. 1 ст. 148 УК («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих»). Он был вынесен жителю Воронежа, которого Коминтерновский районный суд признал виновным не только по этой статье, но и по п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК («Распространение детской порнографии в интернете»). Обвинение по ст. 148 связаны с публикацией на его странице во «ВКонтакте» некоего изображения «обнаженных святых».

Было завершено расследование еще двух дел об оскорблении религиозных чувств. По одному из них, в отношении читинца, обвиняемого по ч. 2 ст. 148 («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений») за публикацию видеоролика, на котором автор ролика прикуривает в кафедральном соборе от церковной свечи, обвинительный приговор был вынесен уже в 2021 году. Суд назначил молодому человеку 120 часов обязательных работ. Другое дело – жителя Киселевска Кемеровской области, обвиняемого по ч. 1 той же статьи за комментарий, оскорбительный по отношению к мусульманам и исламу, – было передано в суд, но чем он завершился, нам неизвестно.

Новых дел по этой статье было возбуждено немного. В Орловской области в отношении жителя Верховского района было заведено дело по ч. 1 ст. 148 за публикацию некоего комментария. А военно-следственный отдел Калининградского гарнизона возбудил по той же статье дело в отношении двух военнослужащих Балтийского флота, которые помыли обувь в источнике калининградской часовни. Один из обвиняемых принес верующим извинения, пояснив, что не имел злого умысла, просто «не думал, что это такая серьезная вода».

Известен и случай привлечения к административной ответственности за оскорбление религиозных чувств. Житель Сургута был оштрафован на 30 тысяч рублей по ч. 2 ст. 5.26 КоАП («Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной символики и атрибутики») за публикацию во «ВКонтакте» «около десяти изображений, так или иначе связанных с религиозной тематикой», большинство которых имели сатирический характер. Как и раньше, большинство дел и приговоров за оскорбление религиозных чувств мы считаем неправомерными[12].

 

  • Защита снизу

Как и раньше, верующие из разных религиозных организаций, чаще других – православные, в течение года периодически заявляли об оскорблении своих религиозных чувств. Однако случаи использования силовых методов защиты оскорбленных чувств нам неизвестны, и даже публичных акций протеста почти не было, вероятно, из-за карантинных ограничений.

Единственным исключением стала несогласованная акция протеста против карикатур на пророка Мухаммада в журнале Charlie Hebdo и политики Франции в целом, проведенная в октябре группой мусульман у посольства Франции в Москве. Несколько десятков человек держали плакаты, выкрикивали лозунги против Эмманюэля Макрона и кричали «Аллаху Акбар». В феврале 2021 года на одного из участников этой акции было заведено дело по ст. 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Часто верующие ограничивались публичным заявлением о том, что то или иное событие оскорбляет их чувства, но не предпринимали других действий, чтобы добиться наказания виновных. Например, в Москве оскорбленные православные были возмущены появлением в московском метрополитене видеороликов о необходимости соблюдения противоэпидемических мер со слоганом «Молитва делу не поможет?». Обсуждавшие этот ролик в соцсетях призывали привлечь московский метрополитен к уголовной ответственности, однако дальше обсуждения дело не пошло.

В мае мусульмане Махачкалы сочли оскорбительной трансляцию военных песен с минаретов. По инициативе регионального МЧС в целях оповещения о чрезвычайных ситуациях на различных объектах, включая минареты, были установлены громкоговорители, через которые по случаю Дня Победы решено было транслировать военные песни. Власти не учли, что часть громкоговорителей расположена на религиозных объектах, и не согласовали свои действия с Духовным управлением мусульман. В МЧС признали свою ошибку и отметили, что во время богослужений песни все-таки не звучали.

Челябинские казаки, посчитавшие оскорбительным клип Сергея Шнурова «i_$uss», даже пришли к зданию Центра международной торговли, когда там проходила встреча артиста и лидера Партии роста Бориса Титова с членами партии, чтобы выяснить, не является ли Шнуров антихристом. Попасть непосредственно на встречу казаки не смогли, поскольку не были включены в списки приглашенных, а прорываться силой не стали.

По крайней мере дважды возмущение верующих было направлено на заведения общественного питания. Екатеринбургские казаки сочли оскорблением чувств верующих появление в городе кафе под названием «Гастробар соблазнов “Бесы”». Атаман казачьей станицы Горный Щит Олег Сененко упрекнул регистрирующие органы в том, что они допустили использование такого названия, подталкивая верующих к радикальной реакции: «Само государство провоцирует конфликт. Туда же могут полететь коктейли Молотова, страшные вещи могут произойти. Очень много православных фанатиков, они могут просто поджечь»[13]. К счастью, желающих воплотить предсказание атамана не нашлось.

В Петербурге движение «Сорок сороков» возмутилось интерьером открывшегося в Петербурге кафе «GODS», который православные активисты сочли богохульным: «Терновый венец на фасаде, обрамляющий раздетую тётку, неоновый крест, который несёт голый античный мужик с надписью «грех найдёт тебя», с ангельскими крыльями оголённая полуженщина/полумужчина над барной стойкой, мальчики-бармены в виде западных священников… – это не фильм ужасов. Это сегодня в Питере открылось богохульное кафе под названием “GOD”» (название представители движения указали неверно – Ред.)[14]. Возмущение «Сорока сороков» разделил депутат Госдумы Виталий Милонов, призвавший закрыть кафе, но на момент написания доклада оно продолжало работать.

Кроме того, «Сорок сороков» организовало сбор подписей с требованием лишить российского гражданства телеведущего Ивана Урганта, в программе которого «Вечерний Ургант» 7 января был показан коллаж, изображающий рождение актера Николаса Кейджа, – младенец Кейдж в яслях в окружении режиссеров Никиты Михалкова, Квентина Тарантино и Стивена Спилберга, который православные расценили как глумление над Христом. Ведущий в шутливой форме принес извинения, попросив авторов петиции «отозвать свои проклятия», и напомнил, что его шоу – развлекательное, а тема религии не должна быть табуированной.

Некоторые жаловавшиеся на оскорбление религиозных чувств обращались в различные властные инстанции, но далеко не всегда получали желаемую реакцию.

В Северной Осетии адвокат Руслан Калоев просил прокуратуру проверить на предмет «оскорбления чувств приверженцев традиционной осетинской веры, ислама и христианства» выставку работ скульптора Владимира Соскиева в селе Ногкау, однако в защиту выставки высказались многие жители республики, включая руководителя Северо-Кавказского филиала ГМИИ имени А. С. Пушкина Галу Тебиеву.

В апреле глава комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить вышедший на телеканале «Россия 1» телесериал «Зулейха открывает глаза» на наличие признаков оскорбления религиозных чувств, а также потребовал от Министерства культуры «прекратить финансирование фильмов, очерняющих историю страны, раскалывающих общество и оскорбляющих верующих, в том числе руководителей религиозных организаций». Поводом для обращения послужило возмущение мусульман, предположивших, что одна из «неприличных» сцен фильма была снята в мечети. Депутата же возмутило, что в фильме в качестве имен репрессированных были упомянуты имена современных муфтиев.

В министерстве заявили, что не финансировали съемки сериала, о реакции прокуратуры неизвестно. Создатели же фильма пояснили, что не желали оскорбить верующих, а исполнитель одной из главных ролей Сергей Маковецкий напомнил, что «кроме всего прочего, это только кино».

Уже упоминавшееся движение «Сорок сороков» заказало лингвокультурологическую и искусствоведческую экспертизу, чтобы оценить, оскорбляет ли чувства верующих обивка сидений общественного транспорта в Москве, на которой среди городского пейзажа изображены купола церквей с крестами. Эксперт Татьяна Троицкая пришла к заключению, что при использовании этой обивки «возникает каждодневная ситуация, при которой изображение креста оказывается попираемо, так как оно находится на сиденье кресла пассажирского транспорта». Это заключение было направлено в правительство Москвы, реакции оттуда пока не последовало.

В некоторых случаях жаловавшимся на оскорбление религиозных чувств удавалось добиться положительной реакции властей или устроителей культурных событий, вызвавших недовольство. Так, на пользовательницу одной из соцсетей, опубликовавшую видеоролик, в котором она танцует на фоне мечети Кул-Шариф в Казани, вызвавший возмущение мусульман, был составлен протокол по ст. 20.6 («Невыполнение требований норм и правил по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций»). Танцовщица принесла извинения, сообщив, что не имела умысла оскорбить мусульман.

После возмущения жителей Апатитов тем, что в ходе городского празднования Масленицы были сожжены чучела, каркасы которых имели форму крестов, администрация города принесла извинения тем, кто счел себя оскорбленными, а организаторов праздника предупредила о недопустимости подобных «нарушений». Правда, какую форму должен иметь каркас чучела, чтобы никого не оскорбить, в администрации не уточнили.

Организаторы фестиваля «Стрит-арт» в Красноярске, реагируя на жалобы верующих горожан, усмотревших в граффити Ивана Четверикова с разноцветной женщиной с младенцем и нимбами над ними, оскорбление Богоматери, попросили художника закрасить нимбы.

Рэперы Особов и Slim после того, как движение «Зов народа» обратилось в прокуратуру с просьбой возбудить против них дело по ст. 148 УК, сами удалили из соцсетей свой клип «С легким паром». По мнению заявителей, клип, в котором фигурирует священник «на заднем сиденье дорогого автомобиля в кругу дам легкого поведения», с пачкой денег и пистолетом, «дискредитирует имя РПЦ, оскорбляет чувства верующих и подрывает уровень доверия к церкви».

Примечательно, что несколько раз оскорбленные верующие жаловались на действия Русской православной церкви. В частности, недовольство пользователей соцсетей вызвало сожжение деревянной колокольни Крестовоздвиженской церкви XIX века в селе Окишино Лысковского района Нижегородской области. Инициатором сожжения стала епархия, и ей пришлось объяснять возмущенной общественности свои действия. В епархии сослались на трудное финансовое положение, из-за чего колокольню решили не реставрировать, а разобрать и сжечь, предварительно согласовав все с местными жителями, властями и пожарным надзором. Пресс-секретарь Лысковской епархии Роман Киянов объяснил, что такой способ уничтожения колокольни был выбран именно для того, чтобы не допустить попрания святыни. Тем не менее, многие сочли действия епархии кощунством.

Широкое общественное обсуждение вызвало появление на стенах построенного в подмосковном парке «Патриот» храма Воскресения Христова, задумывавшегося как главный храм Вооруженных сил РФ, мозаики с изображением ряда действующих и умерших политических деятелей, включая Владимира Путина и Сталина.

Многие верующие, среди которых были известные общественные деятели, обратились к патриарху с открытым письмом, в котором говорилось, что «само появление портрета И.В. Сталина в храме Божием, во вполне позитивном и прославляющем контексте, будет тяжелым соблазном для множества верующих в России и других странах. Сталин был вождем политической партии, исповедовавшей воинствующее безбожие и развернувшей массовые антицерковные репрессии. В годы его правления – и с его несомненного соизволения – были преданы мучениям и смерти множество ни в чем не повинных людей, в том числе – архиереи, священники и миряне Русской православной церкви, а большинство храмов и монастырей были либо уничтожены, либо закрыты. Многие из жертв сталинских гонений были канонизированы и почитаются как новомученики и исповедники Церкви Русской. Следовательно, появление портрета Сталина в православном храме было бы проявлением грубого пренебрежения к православным христианам, засвидетельствовавшим свою верность Христу и претерпевшими за Него тяжелые мучения и смерть»[15].

После многочисленных дискуссий изображение Сталина, так же как и изображение Путина, заявившего, что давать оценку его работе, помещая его изображение в церкви еще рано, накануне освящения храма были убраны.

 

Недостаточность защиты от нападений и диффамации

 

  • Насилие и вандализм

Как и годом ранее, нам неизвестны акты насилия, совершенные на религиозной почве.

В течение года было несколько инцидентов, в которых пострадали священнослужители и сотрудники религиозных организаций, но их причиной были конфликты не на религиозной почве. Например, в Буйнакске после избиения в результате бытового конфликта скончался председатель еврейской общины города Изгиягу Пашаев. В селе Константиново Сергиево-Посадского района Московской области протоиерея Михаила Лупу избили подростки, которым он сделал замечание за слишком громкую музыку. В Москве мужчина проник в алтарь храма свт. Николая на Бакунинской улице и легко ранил двух алтарников. Предположительно, нападавший находился под воздействием алкоголя или наркотиков. В Новосибирске вооруженный ножом хулиган также попытался проникнуть в храм, но его задержали сотрудники Росгвардии. В данном случае имелись сомнения в психическом здоровье нападавшего.

Уровень религиозно мотивированного вандализма вновь немного снизился. Чаще других атаке вандалов подвергались православные объекты, но таких случаев нам все равно известно меньше, чем годом ранее (восемь против 11 в 2019 году).

Три из этих инцидентов – поджоги. В Республике Алтай была подожжена Михайловская часовня, виновным в поджоге был признан местный шаман Сергей Тузовский. В селе Узян в Башкирии неизвестные подожгли поклонный крест. Непосредственно акту вандализма предшествовало появление в YouTube видеоролика местной активистки Рамили Саитовой с призывом созвать народный сход (йыйын), на котором среди прочих следовало рассмотреть вопрос о «сносе всех крестов на Урале», а незадолго до этого один из местных жителей пытался оспорить законность установки этого креста. В Петербурге вандал с помощью бутылки с зажигательной смесью попытался поджечь Петропавловский храм в поселке Веселый Красногвардейского района. Попытка оказалась неудачной: храм не пострадал, поджигатель был задержан.

В остальных случаях вандалы оставляли на православных объектах граффити. В Воронеже вандал нарисовал свастику на надгробиях рядом с храмом пророка Самуила и попытался напасть на сфотографировавшую его прохожую. В Сарове Нижегородской области неизвестные оставили на здании церкви надпись «Бога нет». В Петербурге вандал написал на стене Благовещенской церкви на 8-й линии Васильевского острова «Бога нет, есть только деньги» и «COVID-19 – наш новый Исус». В Вологде двое вандалов нарисовали свастику на постаменте памятника Ленину и оставили некие «запрещенные символы» на здании Владимирской часовни. В поселке Умба Мурманской области две девушки нанесли на стену храма оскорбительные надписи и изображения и закрасили икону над входом в храм.

На иудейские объекты вандалы нападали трижды (в 2019 году – пять раз), в одном случае это был поджог, еще в двух – поломки. В Архангельске в апреле неизвестные подожгли здание еврейского культурного центра и синагоги «Звезда Севера», пострадал вход в здание, было разбито стекло и закоптился тамбур. Ранее эта синагога уже подвергалась нападению вандалов – в 2015 и 2016 году. В Петербурге вандалы повредили 30 надгробий на еврейском участке кладбища Памяти жертв 9 января. В Москве пьяный хулиган, выкрикивая антисемитские лозунги, попытался проникнуть в помещение иудейской общины «Шамир», а не преуспев, сбросил с крыльца ханукию, сорвал табличку с названием организации, выломал почтовый ящик и сбил номер со служебного автомобиля раввина.

Нападений на языческие объекты нам известно тоже три (в 2019 – ни одного). В Аскизском районе Хакасии была сожжена ритуальная коновязь хакасов (сарчын). В Кабардино-Балкарии, у дороги Кисловодск – Джилы-су, вандалы повалили группу из трех мегалитических сооружений – менгиров. А в Калужской области было разрушено организованное Союзом славянских общин славянской родной веры капище и повалено изваяние.

Минимум дважды от рук вандалов пострадали мусульманские объекты: в Электрогорске Московской области вандалы сбили плитку с цитатой из Корана со здания мусульманского культурного центра, а в Сургуте разгромили около десяти могил на мусульманском кладбище.

Еще как минимум в одном случае пострадало принадлежащее протестантам здание: в Петербурге неизвестный бросил в окно баптистской церкви подожженные банки с горючей жидкостью. Окно было разбито, но возгорания не произошло.

 

  • Недостаточность защиты религиозных меньшинств

Как и прежде, в масс-медиа нередко появлялись диффамационные материалы о религиозных организациях, объектами которых чаще всего становились протестантские церкви и новые религиозные движения. Эти материалы публиковали как региональные, так и федеральные СМИ, а количество таких публикаций, по-видимому, увеличилось.

Всплеску «антисектантских» публикаций отчасти способствовала эпидемия коронавирусной инфекции. В апреле брянские СМИ, а вслед за ними и ряд федеральных, включая телеканал «Россия 1», сообщили о вспышке заболевания среди прихожан брянской церкви христиан веры евангельской «Пробуждение». Верующих фактически обвинили в намеренном заражении окружающих, при этом многие СМИ неверно указали конфессиональную принадлежность заболевших: некоторые назвали их баптистами. Среди тех, кто транслировал эту информацию, перепутав две деноминации, оказался и губернатор Брянской области Александр Богомаз.

Лидеры российских протестантов были вынуждены публично выразить возмущение диффамацией. Пастор брянской церкви «Пробуждение» Михаил Бирюков обратился к общественности с призывом остановить клевету в отношении его церкви. Он рассказал, что после появления этих публикаций он сам и его прихожане стали получать угрозы. Старший пресвитер Российского союза евангельских христиан-баптистов по Брянской области Евгений Воронин публично объяснил, что распространяемая информация не соответствует действительности и на момент появления этих публикаций COVID-19 не был подтвержден ни у кого среди брянских баптистов. Председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов Петр Мицкевич направил обращения В. Путину, А. Богомазу, руководству Первого канала и губернатору Санкт-Петербурга Александру Беглову с просьбой защитить верующих от диффамации. Он связал упомянутую выше попытку поджога баптистской церкви в Петербурге с несправедливыми обвинениями баптистов в СМИ. По его словам, «в условиях существующей сложной социальной обстановки, распространение неточной информации возбуждает ненависть и религиозную нетерпимость в обществе»[16].

Поводом для появления в СМИ диффамационных по отношению к протестантским организациям материалов становилась не только эпидемия. Октябрьский пожар в доме, принадлежавшем центру социальной помощи «Рассвет» в Калининграде, в результате которого погибли три человека, вызвал волну «антисектантских» публикаций в регионе, поскольку учредителем центра является церковь христиан веры евангельской «Дом жизни». Например, издание «Новые колеса» выдало полный набор «антисектантских» клише: пятидесятников именуют «просто сектой», в качестве экспертного мнения цитируют Александра Дворкина, обвиняют руководителей церкви в использовании «рабского труда» подопечных «Рассвета», а возгорание с гибелью людей описывают фразой: «Секта открыто вербует адептов, а они отправляются прямиком в морг»[17].

Омское областное телевидение в декабре продемонстрировало сюжет под заголовком «Омич зарезал парня и скрывался от правосудия в религиозном объединении баптистов», хотя, как следует из сюжета, преступник не имел никакого отношения к баптистской церкви, просто после совершения преступления поехал в созданный баптистами реабилитационный центр, куда ему давно рекомендовали обратиться родственники, для лечения от алкоголизма.

Столкнуться с диффамацией пришлось и Церкви Иисуса Христа святых последних дней. В мае сайт URA.ru, сообщая о задержании в Кургане за нарушение режима самоизоляции двух иностранных граждан, упомянул, что они являются «мормонами», и на этом основании обвинил их в сборе информации об умерших россиянах и передаче этих сведений зарубежным спецслужбам. Представители религиозной организации потребовали опровергнуть недостоверную информацию, объяснив, что задержанные действительно являются иностранными гражданами и членами церкви, но они не занимались сбором информации об умерших, а были задержаны при походе в магазин за продуктами. Добавим, что местное издание «Вечерний курьер», также опубликовавшее информацию о задержанных миссионерах, пошло еще дальше и причислило их к «масонской секте».

НТВ, рассказывая об обысках у лидера Церкви летающего макаронного монстра Михаила Иосилевича, назвал организацию «сомнительным движением», ее лидера – «настоятелем сомнительного храма», а в качестве «обличительных» подробностей упомянули принадлежащие Иосилевичу «просторную трешку в самом центре Нижнего Новгорода» и «паспорт гражданина Израиля».

В региональных СМИ периодически появлялись и антимусульманские публикации. Например, ГТРК, как минимум, двух регионов посвятили свои сюжеты «разоблачению» связей некоторых мусульман с турецким религиозным движением «Сулейманджи». После появления такого сюжета на телеканале «Марий Эл» два его героя, бывшие имамы двух мечетей Звениговского района Рафаэль Сафин и Фарит Шагеев обратились с жалобой в прокуратуру. Авторы сюжета обвинили их в приверженности джамаату «Сулейманджи», связях с «Хизб ут-Тахрир» и «Братьями-мусульманами» и намерении «построить халифат в светском государстве». Имамы сочли подобные обвинения клеветой и оскорблением их религиозных чувств, а сам сюжет – причиной их отстранения от должности имамов[18].

Астраханский ГТРК «Лотос» обвинил в связях с «Сулейманджи» и «сектантстве» 32-летнего гражданина Турции, привлеченного к ответственности за «незаконное» миссионерство.

Как и в предыдущие годы, некоторым религиозным организациям удавалось добиться общественного осуждения диффамационных материалов. Так, Московская саентологическая церковь добилась решения Общественной коллегии по жалобам на прессу на расследование Эдуарда Петрова от 2018 года «Формула успешного обмана», повторно показанное на телеканале «Россия 24» в январе 2020 года. По мнению коллегии, данный материал является не журналистским расследованием, а пропагандистской атакой с использованием манипулятивных приемов. И, как считают члены коллегии, этот материал, хоть и «не разжигает межрелигиозную рознь, так как не “сталкивает лбами” разные религии», однако способствует возбуждению недоверия, подозрительности, неприязни по отношению к саентологам.

Еще одно решение Общественная коллегия по жалобам на прессу вынесла по жалобе Свидетеля Иеговы Андрея Кривошеева на публикацию «Интерфакса» от 17 июня 2020 года «В Генпрокуратуре связали увеличение выявленных экстремистских преступлений в РФ со “Свидетелями Иеговы”». Заявитель полагал, что отмеченная «Интерфаксом» связь роста числа экстремистских преступлений с деятельностью Свидетелей Иеговы содержит «недостоверные сведения о запрещенной в России религиозной организации и формирует у читателя негативный образ о последователях этого учения». В данном случае коллегия сочла, что публикация не является тенденциозной и не содержит признаков оскорбления религиозных чувств, а в ходе подготовки и редактирования этого материала не была нарушена профессиональная журналистская этика. Однако коллегия напомнила, что журналистам, специализирующимся на освещении деятельности религиозных организаций, следует «проявлять особую щепетильность при освещении ими любых аспектов реализации свободы совести».

Как и годом ранее, «антисектантская» деятельность общественных активистов была низкой, заметных акций в течение года не было.

Нам известны единичные случаи общественных выступлений против приверженцев других религий. Например, жители московского района Новогиреево вызвали полицию, увидев, как пять курьеров «Яндекс. Еды» и Delivery club совершают намаз на пустыре за «Макдоналдсом». Прибывшие по вызову полицейские, к счастью, не усмотрели в факте совершения намаза состава правонарушения.

А две жительницы Великого Новгорода расценили установку в одном из городских дворов статуи Перуна, вырезанной местным мастером из упавшей березы, как «превращение двора в языческое капище» и довели свое возмущение до различных инстанций – от комитета городской администрации по управлению городским хозяйством до прокуратуры. Ни одна из организованных по просьбе жалобщиц проверок не выявила нарушений при установке статуи, а местные жители подтвердили, что поддерживают такое украшение двора.

________________________________________________________________________ 



[1] Наша работа по этой тематике поддерживается Нидерландами и Европейским союзом. 30 декабря 2016 г. РОО Центр «Сова» была принудительно внесена Минюстом в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Мы не согласны с этим решением и обжалуем его. Автор доклада – один из учредителей Центра «Сова».

[2] Сибирёва О. Проблемы реализации свободы совести в России в 2019 году // Центр «Сова». 2020. 5 марта (https://www.sova-center.ru/religion/publications/2020/03/d42165/).

[3] Кравченко Мария. Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2020 году // Центр «Сова». 2021. 4 марта (https://www.sova-center.ru/misuse/publications/2021/03/d43764/).

[4] Владыка Димитрий: я не собираюсь у всего Забайкалья спрашивать, строить мне здесь храм или нет // Zab.ru. 2020. 12 сентября (https://zab.ru/news/132111_vladyka_dimitrij_ya_ne_sobirayus_u_vsego_zabajkalya_sprashivat_stroit_mne_zdes_hram_ili_net).

[5] Благовещенская церковь Александро-Невской лавры, где находится музей, не будет полностью передаваться РПЦ – Смольный // Интерфакс-религия. 2020. 15 декабря (http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=76340).

[6] «Имеем на это полное право». Как церковь забирает здания учреждений образования и в каких регионах их не отдают // 7х7. 2020. 20 ноября (https://7x7-journal.ru/articles/2020/11/20/kak-cerkov-v-regionah-zabiraet-zdaniya-u-shkolnikov-i-studentov).

[7] Подробнее см.: Кравченко М. Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2020 году // Центр «Сова». 2021. 4 марта (https://www.sova-center.ru/misuse/publications/2021/03/d43764/).

[8] EU Statement on the situation of Jehovah’s Witnesses in the Russian Federation and allegations of torture and ill-treatment // Свидетели Иеговы в России. 2020. 12 марта (https://jw-russia.org/docs/18/2020-03-13_Statement_by_the_EU_at_the_OSCE_Permanent_Council.pdf).

[9] В Красноярском крае задержаны участники религиозного объединения // Официальный сайт Следственного комитета РФ. 2020. 22 сентября (https://sledcom.ru/news/item/1501517/).

[10] «Это и есть место спасения». Савицкая Л. ФСБ борется с псковскими «Непоминающими» // Север.Реалии. 2020. 16 октября (https://www.severreal.org/a/30893299.html).

[11] Доклад Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека: «Уроки эпидемии с точки зрения соблюдения прав и свобод человека и гражданина» // Официальный сайт СПЧ. 2020. 17 июля (http://president-sovet.ru/documents/read/687/).

[12] Подробнее см.: Кравченко М. «Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в 2020 году».

[13] Казаки пригрозили бару в Екатеринбурге коктейлями Молотова // ANews.2020. 21 сентября (https://www.anews.com/p/134814908-kazaki-prigrozili-baru-v-ekaterinburge-koktejlyami-molotova/).

[14] «Это не фильм ужасов»: активисты ополчились на «богохульное» кафе на Рубинштейна // 78.ru. 2020. 25 февраля (https://78.ru/news/2020-02-25/eto_ne_film_uzhasov_aktivisti_opolchilis_na_bogohulnoe_kafe_na_rubinshteina).

[15] Клерикалы и монархисты просят патриарха убрать Сталина из храма // НГ-Религии. 2020. 3 мая (http://www.ng.ru/faith/2020-05-03/100_hram03052020.html).

[16] Обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину // Сайт Российского союза евангельских христиан-баптистов. 2020. 9 апреля (https://baptist.org.ru/news/main/view/article/1546296?fbclid=IwAR0tnF43coG1GullWtfFXVPudecUjum7sRLLk60tFKGGoseNTC2OJ5J5vUA).

[17] Рамирес О. Торговля людьми в Калининграде. Глава города Андрей Кропоткин крышует рабовладельцев // Новые Колеса. 2020. 29 октября (https://www.rudnikov.com/criminal/torgovlja-ljudmi-v-kaliningrade-glava-goroda-andrej-kropotkin-kryshuet-rabovladelcev/).

[18] Подробнее см.: Джамал К. Имамов двух мечетей сняли с должностей по «закону Яровой» и обвинили в приверженности к «Сулейманджилар» // Idel.Реалии. 2020. 3 марта (https://www.idelreal.org/a/30464551.html).

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал