Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 228 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



С.С. КУЛОВ: "АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ" - Тбилиси, июнь, 2017

Печать

 

Станислав КУЛОВ *

 

kulov st

Попытки ввести в законодательство РФ положения, регулирующие миссионерскую деятельность, предпринимались неоднократно. Это были и региональные инициативы, и отдельные инициативы депутатов Государственной думы, Министерства юстиции РФ. Однако отрицательные заключения профильного комитета Госдумы и Правительства РФ, мнение экспертного сообщества, представителей религиозных объединений, не позволяли им возыметь успех. Но ситуация изменилась после того, как 20 июля вступили в силу поправки, регулирующие миссионерскую деятельность, которые были внесены как часть антитеррористического пакета, так называемого "пакета Яровой", не через профильный Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, а через Комитет по безопасности и противодействию коррупции.

В ряд нормативно-правовых актов были внесены изменения, в том числе в федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – Закон), была добавлена глава «Миссионерская деятельность». Эти изменения стали причиной беспокойства для верующих различных конфессий. Перед рассмотрением наиболее актуальных проблем правоприменения, следует еще раз обратить внимание на содержание этих новых норм.

Во-первых, каждый верующий, говорящий о Боге вне культового здания от имени религиозного объединения, должен иметь при себе документ от объединения. В смысле Закона личная проповедь не является «миссионерской деятельностью», и, безусловно, сохраняются конституционные гарантии на личное исповедание веры и распространение убеждений, поскольку «миссионерской» можно назвать проповедь совершаемую от имени религиозного объединения.

Определение миссионерства в Законе не касается исповедания и распространения веры отдельными гражданами, как лично, по отдельности, так и совместно. Подобная позиция была подтверждена также и Главным правовым управлением Администрации Президента РФ (ответ на запрос верующих был получен еще в июле 2016 года).

С нашей точки зрения, для того чтобы определить является ли деятельность миссионерской необходима совокупность всех перечисленных в дефиниции признаков а именно, деятельность религиозного объединения (уполномоченных лиц религиозного объединения), направленная на распространение информации о вероучении, среди лиц, не являющихся последователями, с целью вовлечения их в члены, последователи, осуществляемая публично. Как показывает практика, правоприменитель считает миссионерской деятельностью все, что содержит хотя бы один из признаков, что с нашей точки зрения ошибочно.

Во-вторых, религиозные группы, которые уведомили о своем существовании, также должны выдавать документы своим миссионерам. Но в реальности полиция и суды, несмотря на то, что в законе отсутствует прямая обязанностьрелигиозной группы уведомлять о начале своей деятельности, а также отсутствует ответственность за неуведомление, стали требовать, чтобы любые группы уведомляли о своем существовании.

С нашей точки зрения, очевидно, что религиозная группа становится таковой только после того, как она уведомила органы юстиции о своем существовании (по своему желанию). После этого группа может принять решение общим собранием, что она кому-либо выдает документ на ведение миссионерской деятельности. Просто несколько верующих в доме или в квартире не являются «религиозной группой», а, следовательно, не могут и не имеют права по закону выдать никакого документа на миссионерство.

Субъектом миссионерской деятельности не может являться собрание верующих граждан, не уведомивших органы власти о том, что они религиозная группа. К ним не может применяться Закон Яровой в части контроля миссионерской деятельности. В противном случае, даже двое граждан, встретившихся за чашкой кофе и заговоривших о Боге, уже должны подавать уведомление о своей «религиозной деятельности».

В Законе о свободе совести четко обозначено, что на ведение миссионерской деятельности полномочия должны давать организации и группы (подразумевается, что это группы, подавшие уведомление, у которых есть общее собрание, руководящие органы). Отдельно регулируется проповедь иностранных граждан, которые могут заниматься миссионерством от имени организации, которая их приглашает.

Вместе с указанными поправками, были внесены дополнительные положения в статью 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных объединениях» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Так, частью 3 была введена ответственность за нарушение правил маркировки издаваемой и распространяемой в рамках миссионерской деятельности, а также осуществления деятельности религиозной организации без указания полного наименования (штраф от 30 – 50 тыс. руб.).Частью4 предусмотрена ответственность за осуществление миссионерской деятельности с нарушением законодательства о свободе совести (штраф на физических лиц от 5-50 тыс. руб., на юридических лиц от 100 тыс. – 1млн.руб.). Часть 5 вводит ответственность для иностранных граждан, совершивших нарушение предусмотренное частью 4(штраф от 30-50 тыс. руб., с административным выдворением за пределы РФ).

Стоит обратить внимание на низкий уровень правовой и религиоведческой культурысотрудников полиции, прокурорских работников, мировых и федеральных судей, а также значительной части российского общества, что еще более усугубляет проблемуреализации Закона.

Так в Калуге, судья, не зная специфики пятидесятнического богослужения, вынес, с нашей точки зрения, неправосудное решение, и оштрафовал двух граждан США, за поздравление на годовщину основания церкви, вменив им нарушение целей пребыванияпо туристическим визам. По мнению судьи, они не имели проповедовать в церкви, однако, это является обычной практикой у протестантов-пятидесятников, когда участвующие в богослужении свидетельствуют о своем личном духовном опыте всей общине, декламируют стихи, читают Библейские тексты.

Явное незнание конституционных гарантий стало причиной разбирательства в отношении двух верующих граждан, проповедовавших в электричках Ярославского направления, и раздававших карманные Евангелия, издаваемые миссией «Гедеон». 7 октября 2016 года в Москве сотрудники полиции задержали их, подозревая их в незаконном миссионерстве. То, что верующие осуществляли именно миссионерскую деятельность, полицейские решили доказать на основании фотографий в социальных сетях, на которых один из задержанных, посещает разные церкви, в том числе и миссию «Гедеон». На основании этого сотрудниками полиции был сделан вывод, что он действовал от имени данной организации. Однако адвокатам удалось доказать, что они действовали от себя лично и не представляли никакой религиозной организации. Производство по делу было прекращено.

Неправильное толкование норм Закона о свободе совести привело к тому, что судья в Крыму, оштрафовал организатора шествия кришнаитов.В пункте 2 статьи 24.1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» перечислены места, где миссионерская деятельность осуществляется беспрепятственно. Это храмы, кладбища, места паломничества и т.д. Прокуратура и суд заняли позицию, будто во всех иных местах, в том числе на улице, это делать нельзя. Но если внимательно читать закон, то вывод получается совершенно другой: во всех остальных местах миссионерская деятельность осуществляться может, но в соответствии с установленными правилами.

Ключевое правило заключается в том, что гражданин, ведущий миссионерскую деятельность, должен иметь полномочия от религиозной организации, либо религиозной группы, от имени которой он осуществляет миссионерство. Закон прямо запрещает миссионерскую деятельность в жилых помещениях, и то с оговоркой, разрешающей таковую в рамках богослужений и религиозных обрядов (ч.2 ст.16 Закона о свободе совести).Места, перечисленные в законе, и определенные как беспрепятственные, позволяют осуществлять миссионерскую деятельность без наличия полномочий (кроме иностранных граждан, по отношению к которым действуют специальные нормы статьи 24.2). Именно эти доводы и привела в суде сторона защиты.

Суд очень удивился. Но не поддался. И счел эти доводы… противоречащими законодательству. Организатора все-таки признали виновным. Судья настояла, что «пунктами 2–4 статьи 24.1 Закона №125-ФЗ императивно определены места, в которых возможно осуществление миссионерской деятельности, среди которых улица не указана». Статья 24.2, которая устанавливает порядок осуществления миссионерской деятельности вне мест, где таковая осуществляется беспрепятственно, видимо даже не была прочитана.

Подобным решением мировой судья фактически запретил на территории Крыма любые религиозные шествия в общественных местах. Под угрозой оказалась такая древняя традиция, православных христиан, как крестный ход. Как известно, шествие совершается не только вокруг храма, но и по улицам города, села, деревни, от одной церкви к другой и пр. Ведь перед законом все равны.

В Екатеринбурге мировым судом был оштрафован Дед Мороз, за согласованное с властями шествие со снегурочками в предновогодние дни, ему вменили осуществление миссионерской деятельности, причем у Деда Мороза полномочия от религиозного объединения,все таки,имелись. Шествие было согласовано. С музыкальными инструментами, песнями и танцами они прошлись по улицам города и были тепло приняты горожанами.

Однако сопровождавшие акцию сотрудники Центра МВД по противодействию экстремизму заметили, что несколько женщин предлагают прохожим за пожертвования приобрести брошюры религиозного содержания. Правоохранители увидели в этом незаконную миссионерскую деятельность.

Несмотря на то, что у самого гражданина бывшего в облике Деда Мороза были полномочия, а собственно миссионерская деятельность осуществлялась рядом с ним, правоохранители посчитали, что организатор должен был пресечь эти действия. Жалоба на решение мирового суда, поданная гражданином (Дедом Морозом), была удовлетворена районным судом, решение суда первой инстанции было отменено.

Порой для обоснования своей позиции суды прибегают к сомнительным методам. В мотивировочной части одного из решений по делу об административном правонарушении судья, приводит определение слова «миссионер» из словаря Ожегова, не используя при этом данное законом определение, а поскольку закон не вписывается в логику решения, судья вынуждена его отбросить и обратиться к неправовым источникам, дающим иное определение данной дефиниции.

Очень часто полицейские не то, что не знают разницы между протестантскими течениями, например, баптистами и адвентистами, но не отличают в принципе протестанта от католика. У многих есть некое представление о православном обряде, а все что кроме этого - от лукавого. Известны случаи, когда внарушение установленной законом процедуры органы исполнительной власти отказывают религиозной организации в регистрации иностранных граждан по месту пребывания без справки от Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. В этой связи крайне важно повышать уровень не только правовой, но и религиоведческой культуры правоприменителей.

Иногда правоприменители готовы идти на провокации правонарушений в целях формирования статистики. Так, участнику одной из религиозных организаций, позвонил якобы духовно ищущий человек, интересующийся особенностями и вероучением данного религиозного объединения, сообщил, что по телефону не совсем удобно говорить об этом, предложил встретиться дома у верующего, на что последний радостно согласился. Но домой к верующему, в поисках духовной истины, «ищущий гражданин» пришел не один, а с сотрудниками полиции. Далее был составлен протокол и верующий оштрафован за незаконную миссионерскую деятельность в жилом помещении.

В качестве следующей проблемы, представляется возможным выделить, избирательноеправоприменение. Вопреки предположениям, что антимиссионерские поправки призваны противодействовать экстремизму, в первую очередь – распространению радикальных исламских течений, в действительности они стали использоваться преимущественно в отношении протестантских организаций, а также новых религиозных движений.

Возможно, пока преждевременно говорить о дискриминационном характере реализации упомянутых выше поправок. Но примечательно, что за полгода действия этих поправок в 2016 году по официальной статистике Судебного департамента Верховного Суда РФ было открыто 91 производство по административным правонарушениям по ст. 5.26 КРФоАП: как правило, в качестве наказания назначались штрафы на сумму от 5 до 50 тысяч рублей. Преимущественно лица, привлекаемые к административной ответственности - представители протестантских религиозных объединений, но также к ответственности были привлечены представители Свидетелей Иеговы, общества сознания Кришны и некоторых других религиозных объединений. В то же время не было ни одного дела в отношении представителей исламской или православной конфессий, если не считать дело в отношении Сергея Журавлева, архиепископа украинской Реформаторской православной церкви Христа Спасителя, который проводил семинар для страдающих алкогольной и наркотической зависимостью, в помещении еврейской мессианской общины «Новая надежда» в Петербурге, что было воспринято судом как попытка «склонить еврейскую общину перейти в православие».

Еще одной важной проблемой является ошибочная юридическая квалификация. Разнообразие деяний, квалифицированных за это время судами как незаконная миссионерская деятельность, и абсурдность обвинений подтверждают опасения критиков «пакета Яровой», что трактовать поправки можно будет как угодно. Несколько раз штрафы назначались членам незарегистрированных религиозных групп именно потому, что они вели свою деятельность, не имея документов, подтверждающих их религиозную принадлежность.

Например, как в случае с баптистом гражданином США, имеющим вид на жительство в РФ, Дональдом Оссервааде, проживавшем в г.Орле, который проводил изучение Библии со своими единоверцами в своем жилом доме. В Орле органы юстиции сообщили суду, что никакой религиозной группы во главе или с участием Оссервааде не существует. Только на этом основании уже можно было ставить точку. Баптист не является субъектом правонарушения. Более того, даже в приглашениях на свою библейскую группу Дональд писал, что он является частным лицом, просто баптистом-проповедником. Но суд оштрафовал его на 40 тысяч рублей. Постановление было обжаловано в областной суд, однако, оно было оставлено без изменения. Дальнейшие обжалования председателю областного суда и в Верховный суд РФ также результата не принесли. Конституционный суд при вынесении определения по жалобе американца, предпочел не заметить вообще сути жалобы. Защитники Оссеваардевынуждены были подать жалобу в Европейский суд по правам человека.

Другой вопиющий пример - дело африканцев, выходцев из Ганы, которые обучаются в Твери. Студенты - протестанты пятидесятнического направления - собирались на молитву и богослужения в комнате общежития, за что были оштрафованы.Органы юстиции также предоставили суду сведения о том, что такой религиозной группы, уведомившей о своем существовании нет. Более того, как иностранные граждане, временно пребывавшие для обучения в России, африканцы даже не имели права создать религиозную группу. А значит, даже если бы студенты захотели, не смогли бы получить документ о том, что они являются миссионерами.

Неправильная юридическая квалификация действий студента из Ганы в другом деле стала причиной того что в Твери, был оштрафован, лидера группы христиан веры евангельской, все его миссионерство заключалось в том, что он подал руку девушке, выходившей из баптистерия.

В Республике Марий Эл как незаконное миссионерство было расценено выступление пастора евангельской церкви «Новое поколение» Александра Якимова на сельском празднике на фоне баннера «С праздником, моя деревня», на котором было указано название церкви. При этом в самом выступлении не было никаких призывов посетить церковь, а само выступление носило социально-бытовой характер.

Однако наиболее абсурдным выглядит решение властей Ноябрьска ликвидировать детскую площадку для детей прихожан при молитвенном доме евангельских христиан-баптистов. Проверяющих из прокуратуры, МЧС, городской администрации и еще нескольких учреждений обеспокоил тот факт, что, находясь на площадке, дети прихожан могли слышать проповеди и молитвы и иметь доступ к религиозной литературе. Пастор этой церкви Алексей Телеус был за это оштрафован.

Нельзя не упомянуть решение мирового суда Ленинского района Владивостока, оштрафовавшего местную организацию «Армии спасения» на 30 тысяч рублей за отсутствие указания полного названия религиозной организации на лежавшей в ее офисе литературе. По мнению проверяющих и судьи вся литература в религиозной организации должна быть промаркирована, и здесь незамеченными остаются нормы, устанавливающие обязанность, маркировать только издаваемую религиозной организацией литературу и распространяемую в рамках миссионерской деятельности. Не маркированную должным образом литературу, включая экземпляры Библии на русском (в синодальном переводе) и английском языках, суд постановил конфисковать и уничтожить путем сожжения. Это решение вызвало столь громкий резонанс, что 30 декабря районный суд отменил часть решения, касающуюся сожжения литературы.

Академическую лекцию, молодого ученого, выпускника аспирантуры, имеющего ряд научных публикаций по философии, неверно квалифицировали как миссионерскую деятельность. Речь идет о так называемом «деле йога», производство по которому было возбуждено, несмотря на то, что протокол об административном правонарушении содержал ряд грубейших нарушений. Петербуржец Дмитрий Угай, интересы которого представлял адвокат Анатолий Пчелинцев, все же смог в суде отстоять правду, дело было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Отмеченные выше проблемы, являются наиболее заметными и распространенными, на самом деле проблем в реализации законодательства о миссионерской деятельности гораздо больше. Однако, анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что «закон Яровой» в части миссионерской деятельности является излишним, он не только не решил какие-то проблемы, но наоборот породил их, что выразилось в массовом нарушении прав верующих. Стоит также отметить, что Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека в своем заключении на «закон Яровой» в части регулирования миссионерской деятельности указал, что в этой части закон даже не подлежит правке и должен быть отменен. Выше упомянуты лишь некоторые случаи из правоприменительной практики, на самом деле таких случаев уже более 150, что существенным образом ущемляет конституционные права граждан и их социальное самочувствие.

 

* Станислав Сергеевич КУЛОВ — юрист-международник, руководитель департамента международно-правового сотрудничества Славянского правового центра (СПЦ).

 

Материалы Международной конференции «Религия и наследие советского государства: 250летняя ретроспектива», Тбилиси, 2-4 июня 2017 года

 Rambler's Top100