Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 139 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



А.Л. МЕЛЬНИКОВ: "ФАКТОР СТАЛИНА И СТАЛИНИЗМА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИИ" -Тбилиси, июнь, 2017

Печать

Андрей МЕЛЬНИКОВ *


melnikov aВ настоящее время в России активно обсуждается проблема оценки сталинского периода истории СССР, и религиозные организации не остаются в стороне от дискуссии.

В первую очередь это касается РПЦ, которая и своей структурой и даже названием обязана тому процессу возрождения Церкви, которое началось после совещания митрополитов со Сталиным в 1943 году. Мнения представителей Московского патриархата разделены. Часть влиятельных духовных лидеров и иерархов однозначно осуждают сталинизм, другие склонны поддерживать диалог со сталинистами, пытаясь выработать консервативный общегражданский консенсус.

Наиболее определенное высказывание патриарха Московского и всея Руси на эту тему прозвучало в ноябре 2015 года на открытии выставки «Православная Русь. Моя история. XX век. 1914-1945. От великих потрясений к Великой Победе»: «Не было сегодня современной России, если бы не было подвига предшествующих поколений, которые в 20-30-е годы не просто пахали землю, хотя и это было важно, создавали промышленность, науку, оборонную мощь страны». И конкретно о Сталине: успехи того или иного государственного руководителя, который стоял у истоков такого рода возрождения, модернизации страны, «нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами». «Там, где проявлялась воля, сила, интеллект, политическая решимость, мы говорим: да, несомненные успехи, как и в случае с победой в Великой Отечественной войне, а там, где были кровь, несправедливость и страдания, мы говорим, что это неприемлемо для нас, людей XXI века».

Что касается «отрицательных» сторон истории XX века, то им патриарх ежегодно посвящает свои выступления в рамках панихиды на Бутовском полигоне по репрессированным священникам и мученикам. Так, 13 мая 2017 года, глава РПЦ сказал: «Сегодня настало время, когда мы должны доказать, что кровь мучеников Бутовских и всех иных не была напрасна. Мы должны открыть глаза всем, в первую очередь нашим соплеменникам, чтобы они поняли, какой путь ведет в бездну, в погибель. Очевидно, что духовное возрождение не могло бы произойти, если бы не подвиг новомучеников, их жертва, их святые молитвы об Отечестве нашем, о народе нашем, о Церкви нашей».

Итак, жертв репрессий патриарх ставит в один ряд с бойцами Красной Армии и тружениками тыла. В этом видится своеобразная попытка «сталинодицеи», есть элемент оправдания: дескать, жертвы не напрасны, они тоже нужны, чтобы у нас были мученики за веру.

Подобный подход, в еще более откровенной форме, демонстрирует епископ Тихон (Шевкунов), иерарх, приближенный к высшей политической власти России. В интервью на «Правмире» 19 мая 2017 года он отвечал на вопросы ведущего научного сотрудника Научно-исследовательского отдела новейшей истории РПЦ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Андрея Кострюкова:

«– Один санкт-петербургский священник, апологет Сталина, на вопрос о новомучениках сказал буквально следующее: «…на крови жертвенников стоит православный мир. Если кто-то из невинно расстрелянных… получил венец мученичества, то это и есть дрожжи, на которых может взойти тесто нашего развития. И это тоже заслуга Сталина». Нет ли у вас опасения, что подобные высказывания людьми нецерковными, но доброжелательно относящимися к православию, будут восприняты как точка зрения Церкви и от Церкви этих людей оттолкнут?

– Для меня такая сталинская апологетика – обыкновенная демагогия. Если принять такую точку зрения, то почему бы не восхвалять убийц Самого Христа: возникновение христианства, по этой логике, – заслуга Каиафы, Анны и Понтия Пилата. Почему не воздвигать тогда памятники Нерону и Декию? Если бы не они, то не было бы и почитаемых нами святых».

Однако ранее Шевкунов высказывался по отношению к Сталину более толерантно. В 2012 году: «Как политик, как государственный деятель Сталин был гением, который смог скрутить Интернационал. Он был одержим властью, просто бесноватый ею. Сталин проявил себя талантливым, хитрым, мудрым, но никто не должен забывать, что он сделал с Церковью и народом – переломил им хребет ради власти. Когда мы начинаем романтизировать его, это не правильно. В 48-м году Сталин подписал указал о том, чтобы не открывать больше церкви, потому что решил, что Бог должен быть один – сам Сталин» (http: //le-eparchy. ru/node/1369). Тихон пишет книгу, и одним из героев ее должен стать Сталин. Вот как об этом рассказывал в 2013 году сам епископ-писатель:

«Один из персонажей в книге – Сталин, который сегодня во многом действительно находится в эпицентре осмысления русской истории, и уйти от этого нельзя. Он как одно из воплощений того трагического пути, по которому устремилась Россия». Напомним, что приведенное выше высказывание патриарха Кирилла прозвучало на открытии выставки в рамках проекта, который курирует Тихон Шевкунов.

В ближайшем окружении патриарха высказываются мнения, с большей однозначностью осуждающие сталинизм. В основном они звучат из уст митрополита Илариона (Алфеева). Вот фрагмент из доклада Алфеева на Всемирном саммите в защиту гонимых христиан, который проходит 10-13 мая 2017 года в Вашингтоне:

«В этом году в России и других странах «постсоветского пространства» мы вспоминаем столетие октябрьской революции 1917 года, которая положила начало эпохе жестоких гонений на Русскую православную церковь. Власть в лице Ленина и Сталина инициировала беспрецедентные по масштабам репрессии собственного народа, жертвами которых стали десятки миллионов людей. Церковь подверглась почти тотальному разгрому: архиереев и священников расстреливали без суда и следствия, храмы взрывали, монастыри и духовные школы закрывали». Ранее Иларион называл Сталина «чудовищем, духовным уродом».

В октябре 2016 года свое мнение о сталинизме высказал духовник патриарха Кирилла схиархимандрит Илий (Ноздрин):

«Кем он был? Бандит Коба, который грабил инкассаторов. За что он сидел? За грабеж, за злодеяния. Бандит, одним словом. Мог ли он положительную роль играть в войне? Если что-то и было с его стороны, то это необдуманные приказы». Отвечая на популярный тезис «Сталин выиграл Великую Отечественную войну», Ноздрин вспомнил об огромном количестве жертв, которых можно было бы избежать, если вести наступление иначе, чем это делал генералиссимус: «Остались воспоминания немцев, что они чуть с ума не сходили, в упор расстреливая наши войска. Людей гнали вперед, а сзади шли заградотряды. Один штурм Сапун-горы в Севастополе чего стоит – сколько там наших дивизий полегло. Кровь текла рекой. По-другому можно было вести наступление, чтобы не было таких жертв, но Сталин не привык жалеть людей». Духовник патриарха считает, что в войне русским помог выиграть Бог, а не Сталин: «Господь дал нам Победу. Но никакой не Сталин, бандит этот! Сколько русских душ они вместе с Ульяновым погубили! Скольких они лишили жизни только на Колыме, на Соловках, на севере, на юге. За что? За что расстреливали совершенно невинных людей?»

Таким образом, РПЦ оказывается в ситуации идеологической раздвоенности, с одной стороны, широко используя в имиджевых целях тему репрессированных священнослужителей, а с другой – поддерживая свое реноме важной «государственнической» силы в России. Отметим, что нюансы в высказываниях иерархов про Сталина во многом объясняются их функционалом в аппарате Церкви. Иларион «работает» на внешнюю аудиторию, возглавляя Отдел внешних церковных связей, а Тихон олицетворяет «патриотическую», «державную» линию РПЦ, рассчитанную на внутреннюю аудиторию. Возможно, в этом присутствует элемент конкуренции двух иерархов.

Условные «тихоновцы» получают поддержку от влиятельных общественных и политических активистов. Все знают позицию писателя Александра Проханова и историю с его иконой «Богоматерь Державная», где Богородица осеняет покровом Сталина. Среди деятелей этого направления в последнее время активно проявляет себя депутат Госдумы Павел Дорохин.

В одном из самых шикарных конференц-залов московской гостиницы «Националь», из окон которого открывается вид на Манежную площадь и Кремль, 5 марта с.г. собрались те, кто генерирует идеологический сплав из сталинизма и той разновидности политического православия, которая ориентирована прежде всего на противодействие «внешним и внутренним врагам» Руси советской и постсоветской. Поводом для собрания стала презентация переиздания книги «Сталин и Церковь глазами современников» депутата Госдумы от КПРФ Павла Дорохина. Этот народный избранник известен тем, что 4 мая 2016 года вручил георгиевскую ленточку папе Римскому Франциску. Недавно он также назвал Э. Макрона «антихристом».

Презентация состоялась в день, когда совпали церковный праздник Торжества православия и годовщина смерти Сталина, о чем не преминули сообщить участники мероприятия. Многие из них пришли в «Националь» прямо с церемонии возложения цветов к бюсту советского вождя у кремлевской стены. «Отсюда видно место, где мы помянули руководителя советского государства», – так начал свое выступление Дорохин, указав на панорамное окно. Депутат-коммунист сообщил, что в день Торжества православия Русская церковь «возглашает уникальный чин анафематствования еретиков, раскольников и масонов». «Именно против таких врагов боролся Сталин», – продолжил Дорохин. Суть концепции Дорохина состоит в том, что Сталин таил в себе веру под маской большевика, а в ходе Великой Отечественной войны открыто вернулся к «истинам православия».

Интересно, что под удар «дорохинцев» попали, не будучи названными, весьма влиятельные иерархи и духовные авторитеты РПЦ. «От представителей Церкви мы слышим пещерную антисоветчину, рассчитанную на молодежь», – сказал автор книги. Согласно его рассуждениям, раз патриархи Сергий (Страгородский) и Алексий I (Симанский) прославляли Сталина в своих здравицах и заявлениях, то эти мнения, согласно принципу «канонической преемственности», должны воспринять нынешние лидеры РПЦ, а раз их мнение идет вразрез с предшественниками, оно попадает в разряд то ли еретических, то ли раскольнических. Тем самым он определяет как «еретиков» Алфеева и Ноздрина.

Кроме РПЦ, тема сталинского наследия затрагивает еврейские организации России, которые пытаются отмежеваться от представления о широком участии евреев в карательных органах СССР (фильм Парфенова «Русские евреи», ч. 2), активно разрабатывая тему репрессированных раввинов, прежде всего, в выставочном пространстве. В Еврейском музее и центре толерантности в Москве прошла выставка, посвященная репрессированному в 1938 году раввину Медалье. Интересно, что Медалье был раввином Московской хоральной синагоги, и конкуренция за «право» на прославление его памяти ФЕОР оспаривает у КЕРООР, который базируется в Хоральной синагоги. 5 июня с.г. состоялось открытие зала «Послевоенный период: от Катастрофы к возрождению» в постоянной экспозиции Еврейского музея. Экспозиция состоит из девяти тематических разделов, среди которых «Безродные космополиты», «Соломон Михоэлс», «Разгром Еврейского Антифашистского комитета», «Врачи отравители», «Лубянка», «Конец эпохи страха».

Тему сталинских репрессий, наряду с патриотической ролью мусульман во время Великой Отечественной войны, также активно разрабатывают в исламских объединениях страны. Здесь мы совершенно не видим никакой апологетики Сталина, акцент делается на патриотизме мусульман. Вот, например, высказывание главы Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина: «Только лидер, имеющий священный сан, может призвать к джихаду. Не Сталин призвал мусульман против немецких захватчиков и фашизма – мусульман призвал муфтий». Гайнутдин имеет в виду муфтия Расули Габдуррахмана, который возглавил патриотическую деятельность советских мусульман в годы войны.

В одной из публикаций в мусульманской печати мы читаем: «Несмотря на большие заслуги мусульман в деле борьбы с фашизмом, Сталин продолжал испытывать к ним недоверие и неприязнь. Когда нужно было «приструнить» страну, заставить народ беспрекословно подчиняться злой воле вождя и после приближавшейся победы над гитлеризмом, плеть вновь обрушилась в первую очередь на мусульман. Незаконным репрессиям подверглись не отдельные граждане, а целые народы, для которых Ислам был традиционной религией».

Тема отношения к сталинизму имеет не сугубо академическое значение, но определяет политические и идеологические ориентиры для религиозных организаций современной России.

 

* Андрей Львович МЕЛЬНИКОВ – кандидат филологических наук, ответственный редактор «НГ-религий», приложения к «Независимой газете».

 

Материалы Международной конференции «Религия и наследие советского государства: 250летняя ретроспектива», Тбилиси, 2-4 июня 2017 года

 Rambler's Top100