Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 223 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЕЖЕГОДНЫЙ ДОКЛАД ПО СВОБОДЕ СОВЕСТИ В РФ - ИАЦ Сова, март 2017

Печать

 

 

  • Информационно-аналитический центр «Сова» представляет очередной ежегодный доклад по свободе совести в Российской Федерации1.

 

Доклад основан на информации, собранной в ходе мониторинга, который проводит наш Центр. Собранная информация представлена на сайте Центра в разделе «Религия в светском обществе» (www.sova-center.ru/religion), включая ссылки на источники в СМИ и в интернете. В докладе даются ссылки только на источники, не отмеченные на сайте.

По событиям предшествующего года, описанным в предыдущем докладе2, здесь даны только необходимые обновления. Нашей задачей не является полное описание всех событий в религиозно-общественной сфере; упоминаемые в докладе события, как правило, служат иллюстрацией к отмечаемым тенденциям.

Проблемы и сюжеты, связанные со злоупотреблением антиэкстремистским законодательством, представлены в отдельном докладе, посвященном этой теме3

 

Резюме

Некоторые тенденции, отмеченные нами в предыдущих докладах, в 2016 году получили развитие, вызывающее серьезное беспокойство.

Главным событием года, несомненно, стало принятие и начало применения «антимиссионерских поправок» в составе «антитеррористического пакета» Яровой – Озерова. Поправки создали серьезные затруднения для деятельности многих религиозных организаций и в особенности незарегистрированных религиозных групп. Появление этих поправок стало большим успехом тех сил в государственном аппарате и вне его, которые ставят перед собой цель борьбы с «сектами», то есть с неугодными им религиозными меньшинствами.

На то, что власти намерены и дальше двигаться в этом же направлении, указывает резко возросшее давление на Свидетелей Иеговы, многолетняя государственная кампания против которых в 2016 году продолжилась запретом пяти общин и уже в начале 2017 года пришла к иску о тотальном запрете деятельности Свидетелей в стране. Мы сталкиваемся с фактом религиозным гонений, сравнимым по масштабу с преследованием внутриисламских меньшинств, но без возможности оправдывать гонения угрозой безопасности.

Государственный курс на ужесточение политики в отношении «нетрадиционных» религий и религиозных течений поддерживается средствами массовой информации, сохранившими отмеченную нами ранее «антисектантскую» риторику. Эта тенденция представляется нам очень опасной, поскольку способствует росту ксенофобных настроений в обществе и открывает возможности для новых репрессий.

Сохраняется напряженность вокруг религиозного строительства в разных регионах, чаще всего православных церквей, и основной причиной конфликтов по-прежнему остается неудачный выбор места строительства. И хотя в ряде случаев власти прислушивались к мнению граждан и отменяли или переносили строительство, часто они предпочитали игнорировать протесты. Готовность учитывать мнение общественности чиновники чаще демонстрировали, когда речь шла о мечетях, а не о православных храмах.

Защитники религиозных чувств, убедившись, что могут понести наказание за свои действия, несколько умерили свой энтузиазм: по крайней мере, выступая против «кощунственных» произведений искусства, они обходились без применения силы. Власти по-прежнему периодически одергивают эту категорию активистов, что не мешает им самим активно использовать Уголовный кодекс для защиты религиозных чувств.

В целом, складывается впечатление, что, хотя религия по-прежнему занимает второстепенное, вспомогательное, место в государственном идеологическом конструировании, репрессивные и дискриминационные подходы именно в сферах, связанных с религией, использовались в 2016 году заметно активнее, чем раньше.

 

Правое регулирование

В течение года было принято несколько законодательных актов, затрагивающих деятельность религиозных организаций. Наиболее заметным событием здесь стало принятие Госдумой 24 июня во втором и третьем чтениях антитеррористического пакета законопроектов Ирины Яровой – Виктора Озерова. Именно в этот момент в пакет были неожиданно включены поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединениях», которые вводят понятие «миссионерской деятельности», регулирующие, а по сути существенно ограничивающие миссионерскую деятельность. 29 июня весь пакет был одобрен Советом Федерации, а 7 июля подписан В. Путиным.

В законе понятие «миссионерской деятельности» подразумевает не собственно проповедь, а распространение религиозным объединением (организацией или группой) информации о своем вероучении с целью вовлечения новых участников. Список тех, кто может вести такую деятельность, поправки ограничивают: в случае религиозных организаций беспрепятственно проповедовать разрешено «руководителю религиозной организации, члену ее коллегиального органа и (или) священнослужителю»; остальным же для ведения миссионерской деятельности от имени религиозной организации теперь требуется специальный разрешающий документ от руководства организации. Этот документ, в частности, должен подтверждать «факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц и выданного федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом». Те же требования распространяются и на зарегистрированные религиозные группы, но документ выдает собрание группы. Члены же незарегистрированных религиозных групп фактически вовсе утратили конституционное право распространять свои религиозные убеждения, поскольку по определению не могут представить документ, подтверждающий регистрацию.

Кроме того, ограничен выбор мест, где допустимо проповедовать без специального разрешения: в собственных помещениях и на земельных участках, принадлежащих религиозным объединениям, и на кладбищах. Зато в жилых помещениях миссионерская деятельность вообще запрещена.

Принятие этого закона вызвало широкий общественный резонанс. Учитывая, что антимиссионерские поправки были внесены в «законопроект Яровой» перед вторым чтением неожиданно и в нарушение порядка рассмотрения законопроектов, для их полноценного общественного обсуждения не оставалось времени. В короткий промежуток между их внесением и принятием религиозные организации, юристы и правозащитники пытались донести до разработчиков опасность принятия этих поправок, указывали на невнятные формулировки, допускающие различные интерпретации и, следовательно, могущие привести к злоупотреблениям в правоприменительной практике. Однако поправки, тем не менее, были приняты без существенной корректировки.

На протяжении многих лет попытки законодательного ограничения миссионерской деятельности заканчивались неудачей. В 2015 году были приняты несколько региональных законопроектов о миссионерской деятельности, в мае 2016 года аналогичный законопроект одобрило Законодательное собрание Ямало-Ненецкого автономного округа, но на федеральном уровне подобные инициативы до лета 2016 года отклонялись. На этот раз сторонники ограничения миссионерства смогли добиться своего, верно рассчитав, что все внимание общественности будет сконцентрировано на немалом количестве других скандальных пунктов в данном пакете законопроектов, включая ужесточение контроля за интернетом, и ограничение миссионерства удастся провести практически незамеченным.

Другой принятый в 2016 году законодательный акт упростил использование строений религиозного назначения. Одобренные Госдумой в третьем чтении 18 марта и подписанные президентом 30 марта поправки в Гражданский кодекс и закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» запрещают в отсутствие судебного решения снос самовольных построек религиозного назначения, а также объектов, предназначенных для обслуживания имущества религиозного назначения или образующих с ним единый монастырский, храмовый или любой другой культовый комплекс.

 

Инициативы, не получившие (пока) развития

Региональные парламенты продолжали разработку законов, регламентирующих миссионерскую деятельность на региональном или федеральном уровне. Однако принятие поправок о миссионерской деятельности в рамках «пакета Яровой – Озерова» остановило работу над этими законопроектами.

В течение года предпринимались и другие попытки внести изменения в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Например, по инициативе Народного собрания Республики Ингушетия в Думу были внесены поправки в этот законопроект. Предполагалось изменить ст. 7 («Религиозная группа»), обязав религиозные группы регистрироваться в обязательном порядке и ежегодно подавать уведомления о регистрации и ограничив численность группы десятью членами. В октябре законопроект был снят с рассмотрения.

Эту же статью и ст. 11 этого закона, а также ст. 5.26 КоАП РФ («Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях») предложил изменить депутат Госсобрания Башкортостана Рамзил Ишсарин. Он предложил исключить из закона понятие «представитель религиозной группы», который мог бы заменить руководителя при обращении в орган, ответственный за государственную регистрацию, и ввести штрафные санкции за деятельность религиозной группы без уведомления или за предоставление заведомо ложных сведений о деятельности группы. Закон по-прежнему находится на рассмотрении Госдумы.

Кроме того, Госдума в очередной раз отклонила предложение о запрете на упоминание национальности и религиозной принадлежности террористов в СМИ. В этот раз инициатором такого запрета выступил парламент Чечни.

В ноябре сенатор Елена Мизулина предложила депутатам Государственной Думы усовершенствовать законы о религии и создать рабочую группу по «борьбе с деструктивными общественными объединениями и религиозными сектами» и законодательно закрепить понятие «деструктивная секта». В феврале 2017 года такая группа была создана при Совете Федерации. В ее состав вошли, в частности, несколько «сектоведов» из Российской Ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), включая ее президента Александра Дворкина, представители Русской православной церкви, силовых структур, в том числе ФСБ, и заведующая кафедрой религиоведения Казанского (Приволжского) федерального университета Лариса Астахова, чье экспертное заключение о деятельности Московской церкви саентологии послужило одним из оснований для ликвидации этой организации.

 

Проблемы, касающиеся мест для богослужения

Проблемы, связанные со строительством храмов

Как и годом раньше, проблемы со строительством храмов чаще всего возникали у православных и мусульман. В случае с православными трудности, как и прежде, были обусловлены неудачным выбором места строительства, что ущемляет интересы местных жителей.

По-прежнему сложной остается ситуация в Москве, где реализация поддерживаемой городским правительством программы строительства православных храмов «шаговой доступности» сопровождается конфликтами.

Наиболее острым оставался конфликт вокруг строительства храма в парке «Торфянка». Несмотря на судебное решение об отмене строительства в парке и начало возведения храма на другом участке, сторонники строительства пытались добиться возобновления строительства на территории «Торфянки», регулярно проводили «молитвенные стояния», а их противники пытались им помешать. Доходило до физических столкновений между противоборствующими сторонами. В феврале люди в масках избили пытавшихся помешать разгрузке стройматериалов местных жителей и распылили перцовый газ. В апреле активисты движения «Сорок сороков» вновь напали на защитников парка, пострадали экоактивист Сергей Макаркин, жительница района и заступившийся за нее помощник депутата Госдумы от КПРФ Александра Потапова Владислав Кузнецов. Сторонники строительства сообщили о нападении на настоятеля храма, строительство которого было перенесено из «Торфянки», священника Олега Шалимова, однако предоставленные ими видеоматериалы факт нападения не подтвердили. В июле на так и не демонтированную строительную площадку неизвестные бросили бутылки с зажигательной смесью. Потасовка произошла и при попытке установить забор вокруг стройплощадки, причем о полученных телесных повреждениях сообщили и защитники парка, и православные активисты.

Похоже, что власти, несмотря на судебное решение о переносе строительства, приняли сторону православных активистов. Во всяком случае, именно защитников парка, протестующих против продолжающейся в парке активности сторонников строительства, в течение года неоднократно задерживали после их акций. В августе двое защитников парка были оштрафованы за мелкое хулиганство после жалоб православных активистов на то, что им мешали проводить молебен. В ноябре в отношении нескольких активистов было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 148 УК РФ («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих»).

Протесты против строительства храмов в скверах и парках продолжались и в других районах Москвы, как, например, в Нагатино-Садовниках, Тушине или Лефортове. В некоторых случаях также доходило до физического противостояния. Один из сторонников строительства храма на берегу Химкинского водохранилища, находясь в состоянии алкогольного опьянения, избил защитника парка и сломал ему позвоночник. В парке у Головинских прудов представитель движения «Сорок сороков», когда на стройплощадку был привезен каркас будущего храма, выбил телефон из рук пожилой местной жительницы, пытавшейся снимать процесс монтажа.

Конфликты вокруг строительства православных храмов отмечались и в других регионах. Против строительства церковных объектов на территории зеленых зон протестовали жители Брянска, Волгограда, Воронежа, Иркутска, Обнинска, Омска, Ростова-на-Дону, Саратова. В подмосковном Пушкино местные жители выступили против строительства православной часовни на территории футбольного поля в Новой Деревне. Жители Тольятти продолжили протестовать против появления православного подворья и воскресной школы на месте спортивной площадки: в июне они демонтировали часть церковного забора и красной краской написали на оставшейся его части: «Линия президента – развитие массового дворового спорта». Жители квартала «Балтийская жемчужина» в Петербурге выступили против строительства православного храма на берегу Матисова канала, посчитав, что на этом месте следует построить детский сад или школу.

В некоторых случаях местные власти поддерживали протестующих. Так, депутаты городской думы Читы проголосовали против строительства храма в парке МЖК, поддержав жителей, с 2015 года выступавших против застройки парка. В связи с протестами горожан было отменено и строительство храма в парке Чуковского в Ростове-на-Дону. Администрация Северского сельского поселения Краснодарского края под давлением общественности расторгла договор о предоставлении православному приходу земельного участка, на котором местные жители рассчитывали построить школу.

В других регионах чиновники предпочли игнорировать мнение граждан и поддержали строительство. Например, губернатор Свердловской области подтвердил, что к 300-летию Екатеринбурга будет построен храм святой Екатерины, против восстановления которого горожане выступают с 2010 года. Под давлением общественности место строительства несколько раз переносили: теперь предполагается возвести храм на набережной реки Исеть, что нарушит исторический облик находящегося поблизости архитектурного памятника – спортивного комплекса «Динамо», построенного в 1934 году в стиле конструктивизма.

В Новороссийске, где продолжались протесты против строительства Морского собора возле Суджукской лагуны, краевое Управление государственной охраны объектов культурного наследия обратилось в суд с иском к епархии, поскольку строительство велось сразу в двух охранных зонах, а у епархии не было всех необходимых разрешительных документов. Строительство было временно приостановлено, но затем епархия получила полный пакет разрешительной документации, и возведение двухэтажного храма с духовно-просветительским центром возобновилось.

А в Челябинске студентке Екатерине Омельченко, организовавшей сбор подписей против строительства часовни в сквере перед Южноуральским государственным университетом, прокуратура вынесла предостережение о недопустимости нарушения ст. 5.26 КоАП РФ («Нарушение законодательства о свободе совести»), ч. 1 статьи УК РФ 148 («Оскорбление чувств верующих») и ст. 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Жители различных регионов протестовали и против строительства мечетей, однако в этих случаях градозащитный мотив если и звучал, то был далеко не главным: появление мечетей протестующие связывали в первую очередь с ростом числа мигрантов и опасностью терроризма. Так было, например, в Волжском Волгоградской области, жители которого, инициировав сбор подписей против мечети, упомянули о возможной вырубке деревьев, но акцентировали внимание все же на создании «благоприятной среды для развития и появления в городе радикально настроенных элементов и исламского терроризма». 

Возможная «криминальная активность мигрантов» беспокоила и протестующих против мечетей жителей Хабаровска и Перми. Последним удалось добиться даже приостановки строительства мечети, однако затем оно все же возобновилось, несмотря на продолжающиеся протесты. Участок для строительства, несмотря на протесты, был выделен и мусульманам Хабаровска.

Против строительства мечети выступали также омичи, опасающиеся громких призывов на молитву и ухудшения дорожной и экологической ситуации в случае наплыва верующих, и самарцы, не желающие расставаться ради мечети со своими гаражами и сараями, но готовые пожертвовать ими ради спортивного комплекса с бассейном.

В Уфе общественность при поддержке православной епархии высказалась против строительства мусульманского центра «Муслим-сити» при мечети «Ар-Рахим», ссылаясь на угрозу сохранности находящихся по соседству памятников старины. В итоге власти Уфы направили проект на доработку, а его авторы изменилиназвание на«Межконфессиональный квартал Мира и согласия».

Нам известно о трудностях со строительством еще у одной религиозной организации: после протестов общественности администрация Братска Иркутской области отменила разрешение на строительство церкви евангельских христиан и реабилитационного центра в парке микрорайона «Южный Падун». Местные жители не желали соседствовать с реабилитационным центром для страдающих алкогольной и наркотической зависимостью.

 

Проблемы с использованием уже имеющихся зданий

Трудности с использованием действующих культовых зданий, как и годом ранее, чаще всего возникали у мусульман, а также у не относящихся к юрисдикции РПЦ православных. Отметим, что сохраняется тенденция, отмеченная нами два года назад: у протестантских организаций проблем с использованием богослужебных зданий стало существенно меньше.

Мусульманской общине Уренгоя Ямало-Ненецкого АО не удалось добиться восстановления работы мечети после вынесенного в 2014 году запрета на эксплуатацию здания. Тогда суд удовлетворил иск прокуратуры, выявившей нарушения пожарной безопасности и требований градостроительного законодательства. В 2016 году община попыталась изменить способ исполнения судебного решения, утверждая, что выявленные нарушения устранены. Однако суд отказал в удовлетворении заявления.

В поселке Подберезово Орловский областной районный и областной суды признали построенный местным жителем мусульманский молельный дом самовольной постройкой и постановили снести его. Этому предшествовала жалоба недовольных соседством с молельным домом жителей поселка в прокуратуру.

Снести мечеть потребовала и администрация села Белозерье в Мордовии, известного не прекращающимся уже третий год конфликтом, вызванным «проблемой хиджабов». Власти настаивают на сносе мечети, несмотря на то что у общины имеется право собственности на построенное в 2013 году здание.

Два решения о сносе храмов были вынесены в отношении «альтернативных» православных церквей. Власти Пензы объявили о сносе недостроенного храма монашеской общины Церкви истинно-православных христиан Греции. А городской суд Ногинска удовлетворил иск районной администрации, требовавшей снести Троицкий храм, находящийся в юрисдикции Киевского патриархата. Несмотря на то что храм действует с начала 1990-х, суд признал, что на данном земельном участке он был возведен незаконно. Мосгорсуд подтвердил это решение.

С проблемами при использовании действующих храмовых зданий сталкивались и другие организации. В Нижегородской области судебные приставы снесли строения центра ведической культуры «Дивья лока» в деревне Чухломка Ветлужского района. Таким образом было исполнено решение Ветлужского районного суда от 17 сентября 2015 года о признании части монастырских построек незаконными.

Управление Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области весь год добивалось сноса буддийского монастыря «Шад Тчуп Линг» под Качканаром, расположенного в санитарной зоне горно-обогатительного комбината. Решение о сносе суд принял еще в 2014 году, однако исполнение этого решения откладывалось, дата сноса переносилась, и монастырь по-прежнему действует на том же месте. Но решение о сносе не отменено, и в ноябре региональный Департамент лесного хозяйства сообщил о намерении объявить конкурс и найти подрядчика, который займется сносом.

Примечательно, что православную часовню, которую признали незаконной постройкой, чиновники потребовали не снести, а лишь оформить право собственности на нее. Соответствующий иск Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга подал к Городской многопрофильной больнице № 2, в 2013 году построившей часовню на своей территории без разрешения властей.

А у Российской православной автономной церкви (РПАЦ) продолжили отбирать имущество, еще оставшееся у нее после изъятий предыдущих лет. В ноябре Арбитражный суд Ярославской области удовлетворил иск Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом РФ о расторжении договора с местной религиозной организацией РПАЦ о передаче ей в пользование храма XVII века во имя Владимирской иконы Божией Матери на Божедомке в Ярославле.

 

Положительные решения

Некоторым организациям удалось отстоять свое право на молитвенное здание. Власти Перми, ранее отказывавшиеся согласовывать документы на участок для строительства иудейского культурного центра с синагогой, несмотря на протесты националистов, пересмотрели свое решение и все-таки выделили еврейской общине города участок в безвозмездное пользование на десять лет.

Иудейской общине Сочи через суд удалось восстановить право аренды участка для строительства синагоги. Городская администрация пыталась аннулировать заключенный в 2008 году договор об аренде, ссылаясь на то, что участок расположен на курортной территории, однако Арбитражный суд Краснодарского края встал на сторону общины.

Мусульманская община Екатеринбурга «Азербайджан» через суд добилась разрешения на строительство мечети и продления договора об аренде земельного участка, который пыталась расторгнуть мэрия.

Арбитражный суд Тульской области признал право собственности Церкви адвентистов седьмого дня на здание дома молитвы в городе Липки. Поскольку еще в 2007 году эта религиозная организация была ликвидирована за непредставление отчетов, у дома молитвы формально не было собственника, поэтому электросетевая компания в 2014 году отрезала здание от электричества. Вновь зарегистрированной церкви удалось в суде доказать, что де-факто она не прекращала своего существования и поддерживала здание в надлежащем состоянии. Суд согласился восстановить право собственности на здание.

 

Защита религиозных чувств

Защита сверху

В 2016 году мы впервые столкнулись с заметным количеством приговоров по так называемому закону о защите религиозных чувств – измененной в 2013 году формулировке ч. 1 ст. 148 УК РФ («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих»). Также по этой статье было возбуждено несколько новых дел. И большинство дел по этой статье мы считаем неправомерными4.

В Оренбурге по этой статье был осужден преподаватель Оренбургского государственного медицинского университета Сергей Лазаров за рассуждения об одной древней иконе. Суд приговорил его к штрафу в 35 тысяч рублей, но освободил от наказания в связи с истечением срока давности. Оспорить приговор не удалось. В Екатеринбурге «магистр вуду» Антон Симаков отправился на принудительное лечение за обряд, направленный на власти Украины, поскольку он использовал среди прочего предметы, используемые в православной церкви при отпевании. Жители города Сосновка Кировской области Константин Казанцев и Рустем Шайдуллин были приговорены к обязательным работам по 230 часов каждый за то, что осенью 2015 года повесили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест.

Конечно, за оскорбление религиозных чувств привлекали и по ст. 282 УК, как это делалось до изменения ст. 148. Так, активист Максим Кормелицкий, опубликовавший на своей странице во «ВКонтакте» фотографию купающихся в крещенской проруби людей с оскорбительным комментарием, был по ч. 1 ст. 282 УК приговорен к году колонии-поселения.

Иногда применялись обе эти статьи УК одновременно. В Кирове таким образом 16-летний подросток, в 2015 году опубликовавший некие фотографии с комментариями, в которых экспертиза усмотрела оскорбление религиозных чувств и оправдание насильственных действий по отношению к верующим, был приговорен к 120 часам обязательных работ.

Громким оказалось дело дагестанского спортсмена Саида Османова. Приехав на соревнования в столицу Калмыкии, он зашел в буддийский храм, помочился там и ударил ногой в нос статую Будды, а видео с записью акта вандализма опубликовал в интернете. Этот поступок вызвал возмущение местных жителей. Несмотря на то что спортсмен извинился, в отношении него было возбуждено уголовное дело, и Элистинский городской суд приговорил его по ч. 2 ст. 148 и ч. 1 ст. 282 УК к лишению свободы сроком на два года условно с испытательным сроком в один год.

Другое широко известное дело по ч. 1 ст. 148 УК – ставропольского блогера Виктора Краснова – началось еще в 2015 году и тянулось более года. В октябре 2014 года Краснов оставил несколько грубых, в том числе антисемитских, комментариев в сообществе «Подслушано в Ставрополе», в частности, выразил негативное отношение к цитатам из Библии и заявил, что «Боха нет!». Уже в феврале 2017 года мировой суд Промышленного района Ставрополя прекратил дело в связи с истечением срока давности.

В течение 2016 года было возбуждено несколько новых дел об оскорблении религиозных чувств. Самое известное – против екатеринбургского видеоблогера и атеиста Руслана Соколовского, по ч. 1 ст. 282 и ч. 2 ст. 148 УК. Соколовский обвиняется в публикации нескольких видеороликов с оскорбительными для верующих высказываниями, в том числе сюжета о ловле покемонов в православном храме.

В Туве в ноябре было возбуждено дело по ч. 2 ст. 148 УК в связи с размещением в социальной сети фотографии девушки на фоне буддийского молитвенного барабана, расположенного по площади города Кызыла. По версии следствия, девушка забросила ногу на барабан. Однако на опубликованной Следственным комитетом по Республике Тыва фотографии видно, что девушка задевает барабан не ногой, а рукой.

В отношении жителя Ростова-на-Дону в сентябре было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 148 УК за публикацию в соцсети изображения, видеоролика и стихотворения, по мнению следствия, оскорбляющих христианство.

Кроме того, в отношении орловского пенсионера Андрея Неврова в декабре было возбуждено дело по ч. 2 ст. 5.26 КоАП («Умышленное публичное осквернение предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики») за то, что во время публичной акции, направленной против губернатора, он принес на площадь макет гроба с надписью «Ум, честь, совесть Потомского» и крестом на крышке. Суд счел, что в действиях Неврова отсутствует состав административного правонарушения, поскольку они не подпадают под определение осквернения. 

Отметим также, что в марте Мосгорсуд оставил в силе вынесенное в сентябре 2015 года решение Таганского районного суда Москвы о правомерности предупреждения Роскомнадзора, вынесенного изданию «Сиб.фм» за публикацию изображения мужчин с головами Христа, Пушкина и Путина (композиция группы «Синие носы»). Суд решил, что в изображении содержатся «художественные средства уничижительного характера по отношению к каким-либо значимым религиозным деятелям, а также имеются выразительные средства, оскорбляющие или унижающие достоинство представителей религиозных конфессий и объединений (или религиозной группы)».

 

Защита снизу

Активность общественных защитников религиозных чувств немного снизилась по сравнению с 2015 годом. Вероятно, в качестве сдерживающего фактора выступило наказание погромщикам выставки в московском «Манеже»: в дополнение к административному наказанию в 2015 году власти довели до суда уголовное дело по ст. ч. 1 ст. 243 («Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия или культурных ценностей») в отношении погромщиков. Признанное потерпевшей стороной правительство Москвы подало к одной из участниц погрома, активистке «Божьей воли» Людмиле Есипенко гражданский иск на сумму 1 169 802 рубля за порчу экспонатов. Во время следствия Л. Есипенко была задержана и помещена под арест. В сентябре дело было прекращено ввиду отсутствия состава преступления, однако возможность подпасть под уголовное преследование, по всей видимости, несколько остудила энтузиазм борцов с «кощунственными» концертами, постановками и выставками. Впрочем, хоть и менее активно, они продолжали протестовать против различных культурных мероприятий и иногда добивались их отмены или цензуры.

Как и прежде, мишенью защитников религиозных чувств часто становились рок-концерты. В Краснодаре и Екатеринбурге по требованию православных были отменены концерты «сатанинских» групп – австрийской «Belphegor» и американской «Nile», а в Москве – концерт группы «Батюшка». Уфимские православные выступали против концерта британской группы «Cradle Of Filth».

Нападкам защитников религиозных чувств подвергались не только концерты, но и выставки, театральные постановки и другие культурные события. Например, в Омске областной Департамент культуры отменил спектакль Лицейского театра «Хоровод», поставленный польским режиссером Петром Шальши по одноименной пьесе австрийского драматурга Артура Шницлера. Глава департамента, объясняя свое решение, заявил, что не хочет «повторения «Тангейзера». По словам сотрудников театра, отмене спектакля предшествовало письмо из Омской епархии. В любом случае, отсылка к новосибирской истории 2015 года, когда по требованию РПЦ не только была снята с репертуара опера, но и заменено руководство театра, показательна и свидетельствует о том, что некоторые чиновники усвоили урок и согласны идти на уступки защитникам чувств верующих.

Омск оказался довольно чувствительным к требованиям этих активистов: здесь же после протестов православной общественности был отменен спектакль «Иисус Христос – суперзвезда» петербургского театра «Рок-опера», который должен был быть показан в Музыкальном театре. С требованием отменить спектакль в городскую администрацию обратились представители движения «Семья, любовь, Отечество». После этого в защиту рок-оперы высказался глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда. Позднее власти Омска сообщили, что причиной отмены спектакля послужили не протесты верующих, а нераспроданные билеты. Однако организаторы протестов, похоже, приняли сигнал из патриархии к сведению: во время гастролей театра «Рок-опера» в Краснодаре 30 декабря 2016 года председатель тамошнего «Православного союза» Роман Плюта призвал возмущенных «кощунственной» постановкой не устраивать акций протеста, чтобы не привлекать к спектаклю излишнего внимания.

Интересно, что наиболее громкие протесты православных в 2016 году были связаны с еще не вышедшим в прокат фильмом Алексея Учителя «Матильда», повествующем о романе Николая II и балерины Матильды Кшесинской. Глава «Православной миссии по возрождению духовный ценностей русского народа» Игорь Смыков пожаловался в Генпрокуратуру на трейлер к фильму, на основании которого обвинил режиссера в клевете на «царя-мученика», возбуждении ненависти и оскорблении религиозных чувств. Не благословила своим прихожанам смотреть этот фильм Екатеринодарская епархия, мотивируя свою позицию наличием в фильме «сомнительных с нравственной позиции трактовок, а также прямых исторических и биографических искажений в отношении прославленных в лике святых за мужественное исповедничество императора Николая II и Августейшей семьи». История получила продолжение уже в 2017 году, когда организация «Христианское государство — Святая Русь» разослала директорам кинотеатров письма с требованием не допустить выхода «Матильды» на экран, угрожая в противном случае прибегнуть к «радикальнейшим методам борьбы», а к требованиям запретить фильм присоединилась депутат Госдумы, бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская.

Кроме того, по традиции в разных регионах православные выступали против празднования «чуждых традиционным российским ценностям» праздников – Хэллоуина и дня св. Валентина. В частности, не праздновать Хэллоуин призвала паству Петербургская митрополия. Вятский юрист Ярослав Михайлов и вовсе обратился в прокуратуру с предложением проверить законность празднования и запретить этот праздник на территории России. Православный правозащитный аналитический центр попросил министра образования Ольгу Васильеву отреагировать на празднование Хэллоуина в детских садах. А в Краснодаре активисты православного общества «Гимена» в знак протеста против празднования дня св. Валентина вывесили на Мосту поцелуев баннер «Ты целуешь ее, а Иуда целует нас всех».

Нередко в борьбе с неугодными культурными событиями борцы с «кощунственными» произведениями и постановками ссылались не только на оскорбленные чувства, но апеллировали и к другим угрозам общественной безопасности, и в большинстве случаев такая тактика оказывалась успешной. Так, московский Центр фотографии имени братьев Люмьер закрыл выставку американского фотографа Джока Стёрджеса «Без смущения», вызвавшую недовольство сенатора Мизулиной, детского омбудсмена Анны Кузнецовой и православных активистов, усмотревших в экспонатах пропаганду педофилии.

В Новосибирске представители Русской православной церкви добились отмены квеста «Ад Данте» по мотивам «Божественной комедии» Данте Алигьери в соседствующем с крематорием Музее мировой погребальной культуры, пожаловавшись в прокуратуру на «осквернение мест захоронения» (ст. 244 УК). В Новосибирске же по решению суда на 40 тысяч рублей был оштрафован организатор концертов группы «Ленинград». Примечательно, что во время концерта полиция не зафиксировала нарушения порядка, однако после концерта руководитель новосибирского отделения «Народного собора» Юрий Задоя обратился в управление Министерства культуры РФ по Сибирскому федеральному округу с жалобой на звучавшую на концерте нецензурную лексику.

На оскорбленные чувства жаловались не только православные. Мусульманскую общественность возмутил клип певицы Резеды Ганиуллиной, в котором певица в полупрозрачной одежде снялась во дворе Белой мечети в Болгаре. Следственный комитет по Татарстану пообещал провести проверку на предмет оскорбления религиозных чувств, но дело удалось уладить миром: певица удалила из соцсетей свой видеоролик и принесла извинения тем, кто счел его оскорбительным.

А жительница Улан-Удэ Валерия Санжиева сумела организовать кампанию против «Будда-баров» в разных регионах страны, требуя не использовать имя Будды в названии и атрибуты буддизма – в развлекательных заведениях. В ноябре «Будда Бар» (Buddha Bar) в Красноярске был оштрафован на 30 тысяч рублей за оскорбление чувств буддистов Калмыкии, Тувы и Бурятии. Кроме того, увеселительное заведение получило из прокуратуры предписание изменить название и убрать из интерьера изображения Будды. В Кемеровской области прокуратура тоже сочла, чтоисполнение танцев и распитие спиртных напитков на фоне статуи Будды может оскорбить буддистов, а установка статуи Будды в общедоступном заведении нарушает закон о рекламе и Конституцию.

Далеко не все жалобы ревнителей религиозных чувств вызывали желаемую реакцию. Более того, в ряде случаев чиновники, ответственные за проведение вызвавших возмущение культурных мероприятий, прямо выражали свое несогласие с позицией борцов с «кощунством». Так, например, главе миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерею Евгению Соколову, возмутившемуся открывшейся в первый день Великого поста в городском Музее изобразительного искусства выставкой «Линия Любви. Эротизм в творчестве великих мастеров XX века» и пригрозившему ее организаторам «жестким прещением» на Страшном суде, министр культуры области Вероника Яничек напомнила о конституционном праве на доступ к культурным ценностям. Выставка продолжила работу.

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть, несмотря на требование группы православных активистов, отказался отменять первомайскую «Монстрацию». «Наша задача сделать так, чтобы все – в соответствии с Конституцией – были в равных правах», – заявил мэр.

Отметим, что противодействовать защитникам религиозных чувств пытались не только чиновники, но и представители общественности. В Новосибирске, где православные активисты неоднократно срывали концерты и спектакли, не говоря уже об истории с «Тангейзером», несколько человек организовали одиночные пикеты, призывая власти перестать поддерживать председателя новосибирского отделения православного общественного движения «Народный собор» Юрия Задою, неоднократно выступавшего организатором акций в защиту чувств верующих.

 

Покровительство властей по отношению к некоторым религиозным организациям

Как и раньше, власти время от времени оказывали некоторым религиозным организациям финансовую поддержку. Из федерального и регионального бюджетов деньги выделялись в первую очередь на реставрацию и поддержание религиозных объектов, большая часть из которых является памятниками культуры. Средства на эти цели выделялись, в частности, в Москве, Петербурге, Казани, Майкопе, Новгороде, Вологодской области. Один из наиболее крупных траншей – 314,5 миллионов рублей на противоаварийные и ремонтно-реставрационные работы в более чем 20 монастырях и патриарших подворьях в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2012–2018 годы)». Как и прежде, большинство объектов, на которые выделялись бюджетные деньги, были православными, но и мусульманские объекты реставрировались за бюджетный счет. Например, на реставрацию молельного зала Соборной мечети в Петербурге власти города выделили 40,6 миллионов рублей.

Помимо финансирования реставрации храмов, бюджетные средства выделялись религиозным организациям и на другие цели. Несколько религиозных организаций, среди которых не только православные, получили президентские гранты, причем не только на социальную работу, но и на решение внутренних задач организации. Например, организации «Криница» на открытие общедоступной электронной библиотеки сохраненных старообрядцами книжных памятников древнерусской культуры и искусства было выделено 6,5 миллионов рублей. Межрегиональная благотворительная общественная организация «Возрождение святынь Громовского Старообрядческого кладбища и древнерусской культуры» получила 6 миллионов рублей на подготовку уставщиков, регентов, преподавателей воскресных школ Русской православной старообрядческой церкви.

Центр православных молодежных программ во имя святого Георгия Победоносца и Духовное управление мусульман Москвы и Центрального региона получили по 4 миллионов рублей: первые – на проведение образовательных и культурно-просветительских мероприятий по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений, вторые – на «противодействие псевдоисламскому радикализму» в соцсетях. Российской ассоциации защиты религиозной свободы было выделено 4,5 миллионов рублей для подготовки доклада о ситуации со свободой религии в России «в противовес необъективным докладам Государственного департамента США и иностранных неправительственных организаций». Два прихода РПЦ выиграли гранты на ведение социальной деятельности: челябинский приход «Утоли моя печали» – на помощь бездомным, сельский приход «Утоли моя печали» в Тюменской области – на работу с пожилыми и инвалидами.

Кроме того, власти Петербурга выделили 450 тысяч рублей на просветительские мероприятия для мусульман. Эти средства были предназначены на организацию встреч прихожан двух городских мечетей с представителями власти и правоохранительных органов, лекций о законодательстве и борьбе с экстремизмом и посещение Музея истории религии.

Власти Башкирии решили профинансировать из республиканского бюджета банкет по случаю визита патриарха: региональный Государственный комитет по торговле и защите прав потребителей объявил конкурс для подготовки банкета на 60 человек на сумму 264 тысяч рублей.

Передачу имущества по-прежнему можно рассматривать как форму поддержки религиозных организаций, в первую очередь РПЦ, хотя имущество передавалось и другим организациям. Например, администрация Ростова-на-Дону объявила о передаче Федерации еврейских общин России бывшего здания хоральной синагоги, занятого кожно-венерологическим диспансером. Для медицинского учреждения будет построено новое здание, под которое уже выделен земельный участок. Конгрессу еврейских религиозных общин и организаций в России было передано здание синагоги в Орле. Для действовавшего там автодорожного техникума также будет построено новое помещение.

Как и в 2015 году, случаев передачи было немного, и в основном они не сопровождались конфликтами. В случае если передаваемые здания были заняты другими учреждениями, им предоставлялись иные помещения, как в упомянутых примерах или как в случае с передачей Тамбовской епархии комплекса Богородице-Знаменского Сухотинского монастыря, где располагался психоневрологический интернат.

Однако были и исключения. Жители Ростова-на-Дону протестовали против решения о передаче в собственность епархии здания детского театра кукол. Здание находившегося на месте театра храма принадлежало греческой общине, под его восстановление в начале 2000-х уже был выделен другой участок, и храм уже почти достроен, но епархия стала претендовать и на здание театра. В начале 2017 года стало известно, что власти вопреки мнению горожан рассматривают вопрос о выселении театра на окраину города. А жители Сарова Нижегородской области протестовали против передачи Дивеевскому монастырю здания детской поликлиники.

Получить желаемое имущество получалось не у всех религиозных организаций. Московские католики после трех лет безуспешных попыток вернуть храм Петра и Павла в Милютинском переулке обратились в суд. На момент написания доклада судебный процесс не закончился. Несмотря на то что католическая община Смоленска с 1991 года добивалась передачи ей бывшего здания костела, власти Смоленска приняли решение открыть в нем филиал Московской государственной академической филармонии.

Проблемы с получением имущества могли иногда возникать и у РПЦ. Министерство имущественных отношений Омской области отказалось передавать в собственность Исильскульской епархии кафедральный собор Новомучеников и исповедников российских с прилегающим участком. Отказ был вызван тем, что площадь запрашиваемого участка значительно превышает площадь расположенных на нем строений, а в таких случаях, в соответствии с Земельным кодексом, претендент должен обосновать необходимость именно такой площади. Епархия этого сделать не смогла, а передача храма без земли невозможна.

Напряженной остается ситуация вокруг музейных объектов, на которые претендуют религиозные организации, в первую очередь РПЦ. Конфликтных ситуаций, пожалуй, стало меньше, но, скорее всего, это объясняется тем, что сотрудники музеев, убедившись в предыдущие годы, что власти в большинстве случаев готовы пожертвовать интересами учреждений культуры в пользу религиозных организаций, предпочитают не идти на открытый конфликт, чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями.

К примеру, Владимиро-Суздальский музей-заповедник, много лет выступавший против передачи РПЦ здания Георгиевского собора в Гусе-Хрустальном, где расположен Музей хрусталя, заявил, что допускает теперь такую передачу. По словам генерального директора музея Игоря Конышева, здание собора не подходит для экспонирования крупнейшей в России коллекции хрусталя, и музею требуется другое, отвечающее современным требованиям. Окончательное решение о передаче пока не принято.

Вологодской епархии были переданы два музейных объекта – собор Рождества Пресвятой Богородицы и Благовещенский храм в Устюжне. В обоих храмах расположены экспозиции Устюженского краеведческого музея, хотя в дни больших православных праздников проводятся богослужения. Передача состоялась, хотя новые помещения для музейных экспозиций еще не найдены.

Желание РПЦ получить какие-либо значимые объекты несколько раз становилось причиной конфликтных ситуаций. Оренбургская епархия потребовала передать ей бывшее здание семинарии на ул. Челюскинцев. С 1990-х здание совместно использовалось епархией, кадетским корпусом и Музеем авиации и космонавтики, но теперь епархия настаивает на передаче ей всего здания. Предложенное властями новое здание музею не подошло, другого помещения у музея нет.

Епархия Москвы заявила свои претензии на палаты Аверкия Кириллова –особняк XVIIвека, в котором до недавнего времени находился Российский институт культурологии. Против возможной передачи выступила научная общественность, обратившаяся к патриарху с призывом отказаться от этой идеи.

Получил развитие конфликт вокруг Исаакиевского музея в Петербурге, на который претендует Санкт-Петербургская митрополия. Получив отказ в 2015 году, сторонники передачи попытались оспорить его в суде и обратились с просьбой о содействии в передаче к Дмитрию Медведеву. Ситуация обострилась уже в начале 2017 года, когда возможность передачи Исаакия вызвала массовые протестные акции и судебные разбирательства.

Тем не менее, нам известно несколько случаев, когда музеям удавалось отстоять свои интересы в конфликте с религиозными организациями. Так, сотрудники Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника сумели оспорить в суде решение о передаче Донской митрополии здания Атаманского дворца. Арбитражный суд, а вслед за ним и 15-й апелляционный суд Ростовской области признали незаконным постановление Министерства имущества Ростовской области о передаче здания и оставили Атаманский дворец в ведении музея. 

Росимущество отклонило заявку РПЦ на владение зданием Никольской единоверческой церкви, в которой расположен Музей Арктики и Антарктики. Ранее Росимущество уже отказывало единоверческой общине, претендовавшей на этот храм, теперь получить здание попыталась Санкт-Петербургская епархия, но тоже потерпела неудачу.

Мусульманам Ставрополя не удалось получить в собственность бывшее здание мечети, в котором расположен Ставропольский государственный историко-культурный и природно-географический музей-заповедник им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве. Правда, в данном случае, по всей видимости, следует говорить не о защите интересов музея, а об опасениях чиновников, что местные жители будут недовольны соседством с действующей мечетью.

Отметим и другие формы покровительства. Уже по традиции власти нескольких регионов объявляли выходные по случаю религиозных праздников. Так, 5 июля, когда мусульмане отмечали Уразу-байрам, и 12 сентября – Курбан-байрам, были объявлены нерабочими в Адыгее, Татарстане, Башкортостане, Дагестане и других регионах. В Калмыкии дополнительный выходной был объявлен 23 мая – день рождения Будды. В ряде регионов, в частности Краснодарском и Ставропольском краях, Брянской и Кемеровской областях, нерабочей была объявлена Радоница, 10 мая.

Мэр Пятигорска Лев Травнев отказался согласовать строительство крематория, мотивировав это решение своими религиозными взглядами. «Я верующий человек, поэтому у нас кремации не будет», –заявил он. Телеканал «Ставрополье», комментируя ситуацию, сообщил, что предложение о строительстве крематория «расходится не только с мнением городских властей, но и с позицией православной церкви»

В городе Рассказово Тамбовской области начальница загса Л. Протасова пыталась отговорить молодоженов регистрировать брак в страстную субботу, а когда это не удалось, объявила, что бракосочетание пройдет без музыкального сопровождения, поскольку работники загса «не собираются грешить» из-за этой пары. Будущие супруги пожаловались на действия чиновницы в городскую администрацию, откуда сообщили, что с чиновницей проведена беседа «о повышении корректности при приеме граждан», и пообещали, что бракосочетание состоится в выбранный молодоженами день и«с наличием всей соответствующей атрибутики (музыкальное сопровождение, торжественно убранство зала и т. д.)».

Нельзя не отметить, что факты необоснованной поддержки властями религиозных организаций в ущерб другим время от времени вызывают протесты. Например, жителей Омска возмутил факт выделения бюджетных средств на восстановление Воскресенского собора. Горожане требовали, чтобы эти деньги были направлены на строительство дорог в регионе, выплату зарплат и поддержание социально незащищенных граждан.
Жители Новосибирска обратились в мэрию с просьбой запретить перекрытие движения транспорта по случаю проведения крестных ходов, поскольку это приводит к появлению автомобильных пробок и затрудняет передвижение по городу для большей части населения. Кроме того, полагают авторы документа, скопление людей может вызвать давку, что угрожает безопасности горожан. В обращении подчеркивается, что «Новосибирск — светский город и проведение в самом центре религиозных культов раздражает значительную часть населения».

 

Дискриминация религиозных организаций и граждан по признаку отношения к религии

Ликвидация религиозных организаций и отказы в регистрации

В 2016 году шесть религиозных организаций были ликвидированы в рамках антиэкстремистского законодательства. Пять общин Свидетелей Иеговы были ликвидированы как экстремистские – в Биробиджане, Белгороде, Орле, Старом Осколе и Элисте5. Еще одна организация была ликвидирована как террористическая: Верховный суд РФ по требованию Генпрокуратуры запретил на территории России деятельность «Аум Синрикё»6.

Две организации были ликвидированы в Башкирии. В Уфе суд запретил деятельность организации «Орда», посчитав, что практикуемое ее последователями лечение освященной водой, молитвами и ударами плетью посягает на личность и права граждан. Те же претензии послужили основанием для запрета на территории республики организации «Наследие предков». Отметим, что обе эти организации, как уже не раз устанавливали суды, тождественны запрещенной в Казахстане организации «Ата жолы» («Путь предков») и запрещались в разных российских регионах, в том числе и в Башкирии. Более того, челябинское отделение «Орды» включено в Федеральный список экстремистских организаций. Но башкирские запреты были приняты без апелляции к антиэкстремистскому законодательству.

Саентологической церкви Москвы не удалось оспорить решение Мосгорсуда 2015 года о ликвидации: Верховный суд в июне подтвердил это решение, а Конституционный суд не стал рассматривать жалобу религиозной организации. Таким образом, российская судебная система пришла к окончательному выводу, что саентология не является религией, и теперь остается ждать мнения Европейского суда по правам человека.

 

Ограничения миссионерской деятельности

Попытки ограничивать публичную религиозную проповедь предпринимались всегда, но ситуация качественно изменилась после того, как 20 июля вступили в силу описанные выше поправки, регулирующие миссионерскую деятельность. Вопреки предположениям, что эти поправки призваны противодействовать экстремизму, в первую очередь – распространению радикальных исламских течений, в действительности они стали использоваться только в отношении протестантских организаций и новых религиозных движений, ранее не замеченных в экстремистской деятельности. Меньше чем за полгода действия этих поправок в 2016 году отмечено несколько десятков случаев привлечения к административной ответственности в соответствии с новой редакцией ст. 5.26 КоАП РФ: как правило, в качестве наказания назначались штрафы на сумму от 5 до 50 тысяч рублей. Разнообразие деяний, квалифицированных за это время судами как незаконная миссионерская деятельность, и абсурдность обвинений подтверждают опасения критиков «пакета Яровой», что трактовать поправки можно будет как угодно.

Несколько раз штрафы назначались членам незарегистрированных религиозных групп именно потому, что они вели свою деятельность, не имея документов, подтверждающих их религиозную принадлежность. Так было, например, в Твери, где за это оштрафовали гражданина Республики Гана Эбенезера Туа, лидера группы христиан веры евангельской (пятидесятников) «Посольство Христа», или в Орле, где к штрафу был приговорен гражданин США Дональд Оссерваарде, баптист, проводивший в своем доме встречи по изучению Библии.

В Марий Эл как незаконное миссионерство было расценено выступление пастора церкви пятидесятников «Новое поколение» Александра Якимова на сельском празднике на фоне баннера «С праздником, моя деревня», на котором было указано название церкви. А семинар для страдающих алкогольной и наркотической зависимостью, который провел в помещении еврейской мессианской общины «Новая надежда» в Петербурге архиепископ украинской Реформаторской православной церкви Христа Спасителя Сергий Журавлев, был воспринят судом как попытка «склонить еврейскую общину перейти в православие». В обоих случаях священнослужители были также оштрафованы.

Однако наиболее абсурдным выглядит решение властей Ноябрьска ликвидировать детскую площадку для детей прихожан при молельном доме евангельских христиан-баптистов. Проверяющих из прокуратуры, МЧС, городской администрации и еще нескольких учреждений обеспокоил тот факт, что, находясь на площадке, дети прихожан могли слышать проповеди и молитвы и иметь доступ к религиозной литературе. Пастор этой церкви Алексей Телеус был за это оштрафован.

Еще одно примечательное решение в ноябре принял Кировский районный суд Астрахани, признавший лидера незарегистрированной общины астраханских саентологов виновной в незаконном миссионерстве и приговоривший к штрафу за «проповедь» учения Рона Хаббарда в шатре возле торгового центра в рамках «Волжского тура доброй воли». Коллизия заключается в том, что, признав деятельность саентологов миссионерством, суд фактически признал саентологию религией, тогда как решение 2015 года о ликвидации Московской церкви саентологии основывалось в том числе на заключении, что ее деятельность не является религиозной.

И, конечно, нельзя не упомянуть декабрьское решение мирового суда Ленинского района Владивостока, оштрафовавшего местную организацию «Армии спасения» на 30 тысяч рублей за отсутствие указания полного названия религиозной организации на распространяемой ей литературе. Не маркированную должным образом литературу, включая экземпляры Библии на русском (в синодальном переводе) и английском языках, суд постановил конфисковать и уничтожить путем сожжения. Это решение вызвало столь громкий резонанс, что в январе 2017 года районный суд отменил часть решения, касающуюся сожжения.

А против тверской общины кришнаитов дело о незаконном миссионерстве в октябре возбуждали дважды: первый раз – после шествия кришнаитов по городу, второй – в связи с предстоявшим концертом «Мантра-йога», за три дня до начала акции и при наличии у представителя общины необходимых для ведения миссионерской деятельности документов.

 

Иные формы дискриминации

Как и в предыдущие несколько лет, наибольшему давлению подвергались Свидетели Иеговы.

Помимо преследования последователей этой организации в рамках антиэкстремистского законодательства, сотрудники правоохранительных органов, как и раньше, регулярно задерживали верующих во время проповеднического служения. Это происходило в разных регионах, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, Кабардино-Балкарии, Мордовии, Татарстане, Удмуртии, Московской, Ленинградской, Белгородской, Владимирской, Волгоградской, Ивановской, Кировской, Нижегородской, Оренбургской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Свердловской областях. Некоторых задержанных доставляли в отделение, проводили личный досмотр, могли отобрать литературу, принудительно дактилоскопировать.

Несколько раз проповедников штрафовали по ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Например, в мае в башкирском городе Учалы Свидетель Иеговы Рустем Набиуллин был оштрафован за то, что стоял возле торгового центра у стенда с религиозной литературой, давая возможность желающим с ней ознакомиться. Суд первой инстанции назначил сумму штрафа 15 тысяч рублей, но Верховный суд республики снизил ее до 10 тысяч. По этой же статье Шилкинский районный суд Забайкальского края оштрафовал на 20 тысяч рублей местную организацию Свидетелей Иеговы за проведение собрания в актовом зале районного культурно-досугового центра. 

В богослужебных зданиях и жилищах Свидетелей Иеговы регулярно проводились обыски, как правило, сопровождавшиеся многочисленными процессуальными нарушениями и срывами богослужений. В частности, обыски проходили в Московской, Ленинградской, Самарской областях, Башкирии, Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае, Воронеже, Кисловодске, Набережных Челнах, Новосибирске, Пензе, Петрозаводске, Петропавловске-Камчатском (здесь силовики еще и разбили окно), Саранске, Смоленске, Снежногорске Мурманской области, Сочи, Сыктывкаре, Туле.

Кроме того, карельская таможня в июле задержала партию литературы Свидетелей Иеговы: около сотни книг и брошюр на русском, финском, арабском и других языках, а также несколько компакт-дисков с надписями на финском. Таможенная служба объяснила задержание тем, что партия содержала запрещенную литературу, однако изъяты были и разрешенные к распространению издания. В отношении ввозившего эту литературу гражданина Финляндии было возбуждено административное дело по ч. 1 ст. 16.2 КоАП («Недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию»).

Отметим, что Сахалинская и Архангельская областные думы выступили с призывом запретить деятельность Свидетелей Иеговы на всей территории России. К сожалению, их призыву вняло Министерство юстиции РФ, уже в марте 2017 года обратившееся в Верховный суд РФ с иском о ликвидации Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России, и оснований предполагать, что суд отклонит этот иск, к сожалению, нет.

Помимо Свидетелей Иеговы, дискриминации часто подвергались представители других новых религиозных движений, а также протестантских церквей.

Случаев «антисектантской» риторики со стороны чиновников нам известно меньше, чем в 2015 году, но они были. Например, заместитель начальника регионального управления ФСБ России по Тюменской области и начальник Службы по Ханты-Мансийскому АО – Югре Максим Баранов в ходе июньского заседания Межведомственной комиссии ХМАО–Югры по противодействию экстремистской деятельности выразил беспокойство по поводу деятельности протестантских организаций на территории региона. «Идеологию» и деятельность «нетрадиционных» религиозных организаций он связал с угрозами безопасности страны. Среди внушающих опасение организаций были упомянуты действующие в регионе церковь христиан полного Евангелия «Голос Веры», церковь евангельских христиан-баптистов, церковь христиан веры евангельской, «Свидетели Иеговы», церковь «Голос истины», церкви христиан-адвентистов Седьмого дня, полноевангельская церковь Живого Бога Иисуса Христа и Церковь саентологии. Особое беспокойство у представителя ФСБ вызывала активная проповедническая и социальная деятельность этих организаций, а также попытки евангелизации коренных народов Севера.

Разумеется, деятельности религиозных организаций препятствовали не только при помощи риторики. В Забайкальском крае в отношении пастора пятидесятнической церкви «Спасение» было возбуждено дело по ч. 1 ст. 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Прокуратура сочла нарушением тот факт, что в уведомлении о проведении организованного церковью «Фестиваля мира и надежды» не были указаны цели мероприятия. Пастору было вынесено предостережение о недопустимости нарушения законодательства о противодействии экстремистской деятельности, согласовавшему проведение и.о. руководителя местной администрации – представление с требованием устранить допущенные нарушения законодательства и привлечь виновных должностных лиц к ответственности, а сам фестиваль оказался сорван. По этой же статье за проведение религиозного шествия Таганрогский городской суд оштрафовал на 10 тысяч рублей члена местной кришнаитской общины Игоря Гайворонского.

Нам известно несколько случаев, когда религиозные организации привлекались к ответственности за нарушение законодательства о персональных данных. В частности, прокурорское предупреждение онедопустимости нарушения этого закона и закона о свободе совести было вынесено местной религиозной организации Церкви Иисуса Христа святых последних дней (мормонов) в Омске. В Набережных Челнах в рамках дела по ч. 1 ст. 137 УК («Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ») даже прошли обыски в офисе Церкви саентологии и в жилищах последователей этой церкви. В ноябре дело было прекращено за отсутствием состава правонарушения.

А во владивостокской мормонской общине обыск был проведен на основании анонимного звонка с сообщением о хранении в помещении церкви материалов порнографического характера.

По-прежнему много было случаев преследования иностранных проповедников. Из Петербурга был депортирован глава благотворительного фонда «Открытое сердце» и пастор евангельской церкви Павел Дудченко, гражданин Украины, проживавший в России больше десяти лет. УФМС отказало ему в выдаче вида на жительство и аннулировало выданное ранее разрешение на временное проживание, ссылаясь на то, что П. Дудченко в своих проповедях якобы выступал за насильственное изменение основ конституционного строя РФ.

Из Самары были выдворены шестеро граждан США, последователей Церкви Иисуса Христа святых последних дней (мормонов). Суд счел нарушением постановку на миграционный учет не по месту жительства, а по адресу религиозной организации, хотя это не запрещено законом.

Верховный суд подтвердил два запрета на въезд в Россию, вынесенные в 2015 году: ламе Шивалхи Ринпоче и пастору баптистской церкви «Краеугольный камень» Шей Билли Фаунтейну, гражданину США.

А на пятидесятников Уитни Александра и Давида Козана – граждан США, путешествовавших по России вместе с несовершеннолетней дочерью одного из них, в Калуге был наложен штраф – по три тысячи рублей на каждого: представители правоохранительных органов сочли, что их туристическая виза не давала им права участвовать в богослужении местной церкви «Слово Жизни».  

Поправки, предусмотренные «пакетом Яровой», и изменения закона о свободе совести от 2015 года, наложившие на религиозные группы новые обязанности, осложнили положение незарегистрированных религиозных групп. По всей видимости, сам факт существования религиозного объединения в такой форме может вскоре стать поводом для преследования. Во всяком случае, в 2016 году такие факты уже были. В Чернышевском районе Забайкальского края в отношении руководителя религиозной группы евангельских христиан-баптистов прокуратура возбудила дело по ст. 19.7 КоАП РФ («Непредставление сведений») за то, что группа не уведомила Минюст о начале своей деятельности. А в Воронеже за отсутствие регистрации была приостановлена деятельность Объединения церквей евангельских христиан-баптистов Воронежской области.

Давление испытывали и мусульмане. По-прежнему нередки были случаи полицейского произвола по отношению к ним. Сотрудники правоохранительных органов периодически проводили массовые проверки в мечетях, в ходе которых верующих могли задерживать, доставлять в отделения, фотографировать, снимать отпечатки пальцев. Такие проверки проходили в Элисте, Саранске и некоторых других городах. В Москве были задержаны 13 девушек в мусульманских платках, работающие в магазине мусульманской одежды.

Было отмечено несколько случаев дискриминации мусульманок, носящих платки. Например, в июле сотрудники охраны МГИМО отказались впускать в институт абитуриентку в мусульманском платке, а в Тамбове школьницу в платке не пустили в здание школы. Девочка была переведена на домашнее обучение.

В конце года обострился конфликт в селе Белозерье в Мордовии, о котором мы упоминали в предыдущих докладах. Дирекция сельской школы ввела новые правила внутреннего распорядка, предусматривающие санкции за ношение в стенах школы религиозной одежды. Перед этим школу посетила комиссияиз представителей Министерства образования и местной администрации в сопровождении полиции, предложившая учительницам-мусульманкам снять платки или уволиться. В январе 2017 учителя обратились в суд с жалобой на действия директора.

 

В ряде случаев верующим и религиозным организациям удалось защититься от дискриминации.

Нескольким обвиняемым в незаконном миссионерстве удалось отстоять свои права, в том числе в суде. В Черкесске было прекращено дело в отношении кришнаита Вадима Сибирева, обвинявшегося по ст. 5.26 КоАП за то, что подарил двум прохожим религиозную литературу. Суд не усмотрел в его действиях состава правонарушения.

Активисты «Православного правозащитного аналитического центра» добились задержания нескольких верующих разных протестантских деноминаций, раздававших Новый Завет в подмосковных электричках, и пытались возбудить в отношении них дела по ст. 213 УК РФ («Хулиганство») и по ч. 4 ст. 5.26 КоАП. Однако Линейное управление МВД РФ отказалось возбуждать дела, также не усмотрев в действиях верующих ничего противозаконного.

Новосергиевский районный суд Оренбургской области оправдал пастора баптистской церкви села Сузаново Александра Демкина, обвинявшегося по ч. 2 ст. 20.2 КоАП за проведение детского праздника во дворе молельного дома.

Магаданский городской суд прекратил дело кришнаитов Владимира Герасименко и Олега Кима, обвинявшихся по ч. 5 этой же статьи за участие в молитвенном собрании без подачи соответствующего уведомления. При этом организатора этого мероприятия Николая Крюкова тот же суд все-таки признал виновным.

В ноябре в Калининграде за отсутствием состава правонарушения были прекращены четыре административных дела, возбужденные в связи с «незаконным миссионерством» Свидетелей Иеговы. При этом суд подчеркнул, что «закон “О свободе совести” не содержит запрета на распространение личного религиозного опыта и общение на религиозные темы», и постановил, что «деятельность верующих, которые просто хотели реализовать свое право на распространение своих религиозных взглядов, не содержит совокупности признаков миссионерской деятельности».

Выборгский районный суд удовлетворил иск Ассоциации евангельских христиан «Гедеон» к Выборгской таможне, задержавшей на границе с Финляндией крупную партию Нового Завета и Псалтири и потребовавшей провести экспертизу задержанных книг, чтобы убедиться, что они не экстремистские. Действия таможни суд признал незаконными, но книги к тому времени пролежали много месяцев на таможне, пришли в негодность и уже вернулись в Финляндию.

 

Недостаточность защиты от диффамации и нападений

Уровень религиозно мотивированного насилия остался примерно таким же, что и в 2015 году: нам известно о не менее чем 21 пострадавшем против 23 годом ранее.

Большинство пострадавших, как и в 2015 году – Свидетели Иеговы, нападения на которых совершаются чаще всего при обходе квартир во время их проповеднического служения. Такие нападения были зафиксированы, в частности, в Москве, Петербурге, Ростове-на-Дону, Чите, Копейске Челябинской области, селе Степанцево Владимирской области, поселке Володарский Оренбургской области. Как правило, результатом таких избиений становились легкие телесные повреждения, но иногда верующие получали и более серьезные травмы. Например, 76-летняя жительница Читы, избитая во время служения на улице жильцом одного из соседних домов, была госпитализирована с переломом шейки бедра.

Кроме того, в Александрове Владимирской области в результате нападения двух вооруженных ножом хулиганов пострадали верующие христиан веры евангельской (пятидесятников) «Эммануил». Одного из прихожан избили так, что потребовалось обращение в травмпункт, другому угрожали ножом. При этом нападавшие кричали, что они «исконно православные» и намерены «искоренить всяческих сектантов», оскорбляли верующих, заставляли их стоять с поднятыми руками и выкрикивали фашистское приветствие.

Число актов вандализма на религиозной почве по сравнению с 2015 годом сократилось тоже незначительно: не менее 30 против 33. Самая большая группа пострадавших объектов – православные: 10 (в 2015 году – 9), пять из них – поклонные кресты. Один из поваленных крестов, в селе Бердовка Кемеровской области, уже страдал от рук вандалов годом ранее. В двух случаях православные объекты были подожжены. Один из этих случаев, поджог здания «Зимней гостиницы» на Валааме, мог стать следствием конфликта между местными жителями и монастырем, выселившим жильцов из этого здания, чтобы использовать его как гостиницу для паломников.

На втором месте объекты Свидетелей Иеговы – 9 (в 2015 году – 11). По отношению к ним чаще случались опасные виды вандализма: помимо поджога в городе Рощино Приморского края, зафиксированы подброс самодельного взрывного устройства (тоже в Приморском крае, в городе Артем) и обстрел Зала Царства в городе Хор Хабаровского края. Кроме того, в Зеленокумске Ставропольского края неизвестные разбили в здании окна прямо во время богослужения. Во всех этих случаях никто из верующих не пострадал.

Количество пострадавших от вандализма иудейских объектов осталось таким же, как и годом ранее – 5, из них один поджог (строящейся синагоги в Архангельске, которая в 2015 году подвергалась обстрелу). Еще один объект тоже подвергся нападению не в первый раз: еврейское кладбище на Литовском валу в Калининграде, где были обнаружены ксенофобные надписи, уже становилось объектов вандализма в 2007 и 2008 годах.

Пострадавших от вандалов мусульманских объектов нам известно меньше, чем в 2015 году – 4 против 7. Два инцидента произошли в Крыму и Севастополе. Ивановская мечеть, на которой вандалы оставили нацистские граффити, также подверглась нападению уже не в первый раз.

Кроме того, пострадали два буддийских объекта: в Элисте приехавший на соревнования спортсмен ударил статую Будды и помочился на нее, за что, как мы упоминали выше, был осужден по двум статьям УК, а в Петербурге вандалы исписали нецензурными и ксенофобными надписями ограду дацана.

Федеральные и региональные СМИ продолжали периодически публиковать диффамационные материалы о религиозных организациях. Большинство таких публикаций, как и раньше, были направлены против НРД и протестантских церквей и транслировали популярные тезисы об опасности «сектантов». Например, астраханский выпуск программы «Вести» в октябре обнародовал сюжет, приуроченный к организованному Саентологической церковью «Волжскому туру доброй воли», под заголовком «Десант саентологов», в котором содержались оскорбительные высказывания в адрес последователей этой организации. В программе «Патрульная служба» тверского телеканала «Тверской проспект» вышел в эфир сюжет, посвященный местной организации Общества сознания Кришны, в котором сотрудник кафедры теологии Тверского государственного университета обвинил кришнаитов в мошенничестве.

Некоторые телеканалы время от времени повторяют популярный «антисектантский» фильм «Ловцы душ», изобилующий оскорбительными высказываниями и различными необоснованными обвинениями в адрес последователей многих религиозных организаций. А калужский телеканал «Ника» сопроводил демонстрацию снятого несколько лет назад фильма обсуждением в студии, участники которого продублировали многие из прозвучавших в фильме утверждений.

Авторы таких материалов по-прежнему привлекают в качестве эксперта главного российского борца с «сектами» Александра Дворкина или его последователей, а газета «Известия» и вовсе опубликовала большое интервью с ним о необходимости «антисектантского» закона. При этом интервью не сопровождалось ни редакционным комментарием, ни комментарием кого-либо из религиоведов.

Верующие обычно выражают протест против подобных материалов, но снизить их количество пока не удается. Российский союз евангельских христиан-баптистов расценил как «разжигание межрелигиозной розни, дискредитацию известной российской евангельской конфессии, сеющую недоверие и подозрительность в обществе», февральский репортаж «Пятого канала» «Агенты в рясах», в котором высланный из России пастор Шей Билли Фаунтейн был обвинен в шпионаже в пользу США.

К этому же телеканалу были претензии и у Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормонов). Эта церковь отследила еще несколько некорректных материалов о себе в разных изданиях и обратилась к журналистам с призывом более тщательно проверять материалы, перечислив наиболее популярные клише, используемые журналистами при упоминании мормонов, и объяснив, почему они не соответствуют действительности.

Интересно, что воронежская редакция «Комсомольской правды» значительно опередила Минюст с иском о ликвидации Управленческого центра Свидетелей Иеговы, «запретив» эту религиозную организацию на всей территории России еще в августе. В беседе с читателем, указавшим на эту ошибку, журналистка сослалась на некий список религиозных организаций, спущенным холдингом своим дочерним представительствам, где эта организация фигурировала именно как запрещенная. Однако статью журналистка после этого исправила, вообще убрав упоминание Свидетелей Иеговы.

Антимусульманских публикаций нам известно намного меньше. В тех случаях, когда такие материалы появлялись, мусульмане также старались на них реагировать. Например, интернет-издание RusFact.com было вынуждено опровергнуть опубликованную им и возмутившую мусульман новость о задержании в мечети вербовщиков ИГИЛ, которая была проиллюстрирована фотографией Московской соборной мечети. Редакция принесла извинения мусульманам и сообщила, что данная мечеть не имеет отношения к этим событиям.

Естественно, что какая-то часть общества под влиянием подобных публикаций готова выступать против «опасных» религиозных организаций. В нескольких регионах проходили «антисектантские» акции, направленные в первую очередь против Свидетелей Иеговы, правда, небольшие по численности. Одним из наиболее крупных – около 50 человек – был мартовский митинг перед Залом Царства в Архангельске. Участники акции, требовавшие запрета организации, держали плакаты «Чемодан – вокзал – Бруклин», «Поморье – территория без сект», «В Таганроге, Ростове, Москве, Белгороде, Самаре иеговистов запретили. Чем Архангельск хуже?», «Не оставляйте секте свою жизнь», «Библейский Бог есть Любовь, бог Свидетелей Иеговы несет смерть», «Нет религиозному экстремизму в Архангельской области». Акция нашла отражение в «антисектантском» сюжете региональной программы «Вести. События недели».

Упомянутому выше нападению на пожилую женщину в Чите тоже предшествовала акция протеста против Свидетелей Иеговы.

В апреле сотрудники Информационно-апологетического центра Кемеровской епархии призывали жителей Кузбасса игнорировать как «псевдохристианскую» акцию «Пасхальная ленточка», проводимую уже несколько лет по всей России протестантскими церквями. Представители епархии утверждали, что таким образом устроители акции «будут пытаться заманивать людей на свои собрания, просить у них “пожертвования”, а также распространять сектантскую информацию под видом проповеди о Христе».

 

Примечания

1 При реализации проекта использовались средства, предоставленные в рамках проекта EIDHR/2014/348-053 «Противодействие всем формам дискриминации по признаку религии и убеждений в Российской Федерации», финансируемого Европейским Союзом, представленным Европейской Комиссией.

30 декабря 2016 г. РОО Центр «Сова» был принудительно внесен Минюстом в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Мы не согласны с этим решением и обжалуем его.

2 Сибирёва Ольга. Проблемы реализации свободы совести в России в 2015 году // Ксенофобия, свобода совести и антиэкстремизм в России в 2015 году. М.: Центр «Сова». 2015. С. 73–106 (доступно также: http://www.sova-center.ru/religion/publications/2016/03/d34099/).

3 Кравченко Мария. Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2016 году // Центр «Сова». 2017. 23 марта (http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2017/03/d36651/).

4 Упоминаемые ниже дела Лазарова, Симакова, Казанцева и Шайдуллина, Кормелицкого описаны в: Кравченко М. Указ. соч.

5 См. подробнее в: Кравченко М. Указ. соч.

6 К сожалению, неизвестны никакие подробности этого запрета. Также нам не удалось найти религиоведов, изучавших жизнь российской общины «Аум Синрикё» в 2000-е годы, и есть сомнения, что такие исследования были вообще. Таким образом, трудно сказать, насколько был правомерен сам запрет.

Источник: ИАЦ «Сова»

 Rambler's Top100