Регистрация / Вход

Последнее на форуме

  • Нет сообщений для показа

Сейчас на сайте

Сейчас 444 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРОВАЛ ПАТРИАРХА

Печать

Антон СВИРИДОВ

 

kir zaslonНе так часто теперь предстоятель РПЦ МП имеет возможность совершать зарубежные визиты. Во-первых, чрезмерное внешнеполитическое усердие Кирилла выглядело бы контрастом на фонее более чем скромных достижений политического руководства России, которое после 2014-го пребывает в серьезной дипломатической изоляции. Во-вторых, Кирилла пока никто не освобождал от причастности к путинской элите во всеми вытекающими отсюда преимуществами и рисками. Один из этих рисков – статус «малорукопожатного» в большинстве западных столиц, где в свое время неплохо знали Кирилла еще в должности «министра иностранных дел» РПЦ МП.

Будучи заложницей политического руководства России, Московская патриархия последние 25 лет последовательно утрачивала свои позиции в православном мире, лишившись почти всех Церквей-сателлитов, перешедших под опеку «проамериканского» Константинопольского патриархата. Дошло даже до «переучреждения» Константинополем автокефалий Польской и Чехо-Словацкой Церквей, полученных ими в свое время от Московской патриархии. И если в 90-е такая утрата позиций была связана с распадом социалистического блока и вступлением бывших стран-членов Варшавского договора в НАТО и Евросоюз, то в последние годы – с глобальной политической изоляцией России в результате нарушения ее руководством утвердившихся после Второй мировой войны принципов международного права, самым вопиющим проявлением которого стала кампания «Крымнаш», приведшая к изменению государственных границ в Европе с прямым нарушением международных обязательств РФ.

Часто аналитики, объясняя случившееся, оперируют понятием «фантомная боль», связывая ее с глубинным психологическим комплексом народа России, возникшим в результате распада империи, которая, собственно, этот народ и создала. Народ, утративший политическую идентичность, испытывает боль, будучи не в состоянии понять, кто он. Вероятно, к этим чувствам, активно эксплуатируемым современной российской пропагандой, обращался в Софии и Патриарх Кирилл. Ведь столь неожижанный его эмоциональный всплеск трудно признать адекватной реакцией на слова болгарского президента. Очевидно, Кирилл отрабатывал некую «домашнюю заготовку», заранее решив выразить русскую имперскую обиду на «предательство» болгарских властей, но хорошего повода не нашел, поэтому высказался некстати и перед самым отлетом. Посудите сами – вот слова болгарского президента Румена Радева, которые так «возмутили» Патриарха: «Это память о братском порыве русского общества, который доказал, что православные болгары не одиноки. Мы его не забудем. Мы не забудем слова из манифеста императора Александра II, объявляющего войну Османской империи… На полях сражений русско-турецкой освободительной войны погибли воины многих народов: русские, румыны, финляндцы, украинцы, белорусы, поляки, литовцы, сербы и черногорцы. Для всех них Болгария – последний дом, и их мы чтим как своих героев». А вот реакция Кирилла на эти слова: «Россия не посмотрела на Европу. Движимая своей любовью, ослабленная и не имеющая никакой политической поддержки в мире, начала борьбу… Не Польша, не Литва – Россия! Мне трудно было слышать все эти ссылки на участие других стран в освобождении. Ни польский, ни литовский сеймы не принимали участие в решении о начале войны с Османской империей. Надеюсь, СМИ нас слышат и передадут мое разочарование». (Ради экономии места умолчим здесь о причинах, по которым польский и литовский сеймы при всем желании не могли принять решения о начале войны с Османской империи. Все более-менее помнят, кто и каким способом прекратил само существование этих сеймов в конце XVIII века.)

В пользу версии о «домашней заготовке» свидетельствует и надрывно-восторженная реакция одного из пиарщиков Патриарха – Александра Щипкова, вероятно, к этой заготовке причастного. Намекая на особую «крутизну» Кирилла на фоне Путина, Щипков пафосно восклицает: «Я горжусь русским Патриархом. Прямо всему миру он заявил о предательстве болгарской элитой нашей общей истории… Болгария предала нас дважды: в 1941-ом и в 1991–ом годах… Патриарх говорил твёрдо и уверенно. Говорил с позиции правды и силы (выделение наше – А.С.). Говорил от лица русских. Говорил как человек, который осознаёт историческую ответственность за свои слова и поступки на том посту, который определил ему Господь. Поступок Святейшего Патриарха Московского и всея Руси у русского человека вызывает прилив гордости за своё Отечество. Это вам не заклеенное скотчем имя Родины на спортивных сумках. Это открытый бой». Пожалуй, для христианской оценки сказанного достаточно слов «я горжусь… с позиции силы… прилив гордости…». А для политической оценки – сравнения с олимпийской «трусостью», решение о которой было принято «на самом верху»…

Очевидно, что Патриарху Кириллу не важен был формальный повод, ему важно было послать сигнал (прежде всего, внутрь России), что он различает и – более того – противопоставляет народ Болгарии, который остается «братушками», и официальное руководство Болгарии, «продавшееся» Западу и братающееся с такими же «предателями» - бывшими россйискими колониями Польшей, Финляндией, Латвией, Украиной, Беларусью, Молдовой и прочими, имже несть числа.

После такого демарша очень трудно будет говорить о «миротворческой» роли главы Московского патриархата в международных (и межнациональных) делах. Относительно независимой позиции, благородной роли третейского судьи он предпочел обиженное ворчание носителя фантомных имперских болей и страхов в унисон с официальной кремлевской риторикой. Можно сказать, что в таком духе его воспитал и сформировал еще опыт «служения» в советских условиях полного подчинения Церкви партии и правительству. Но если тогдашнее раболепство можно объяснить и в какой-то мере оправдать страхом, то нынешнее – уже вполне добровольный нравстваенный выбор. Тот выбор, который ограничивает пребывание Кирилла на патриаршем престоле историческими рамками существования путинского режима, который вступает в фазу «последнего срока».

После своего болгарского демарша Патриарх Кирилл еще больше сольется с путинской элитой в глазах зарубежного православного и неправославного общества, а значит каждый очередной зарубежный визит будет даваться ему со все большим трудом и стоить все больших средств. В среднесрочной перспективе это чревато потерей для РПЦ МП и тех небольших международных позиций (в той же Болгарии и Сербии), которые она как-то смогла себе вернуть за последние 5-6 лет.

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Будем глубоко признательны всем, кто сочтет возможным
поддержать ресурс "Центра ReligioPolis"

Yandex-money   41001509902740
WebMoney R161193202836
 Rambler's Top100